Гармония многоликая

  Леонович Владимир

Понятие гармония имеет множество определений, и в своем высшем статусе является философской категорией.

Википедия.

«Гармо́ния — согласование разнородных и даже противоположных (конфликтных) элементов, в эстетике — слаженность целого, рождающаяся от сочетания противоположных по качеству сущностей».

«В философии гармония — категория, отражающая закономерный характер развития действительности, внутреннюю и внешнюю согласованность, цельность и соразмерность содержания и формы».

Большая советская энциклопедия.

«Гармония — соразмерность частей и целого, слияние различных компонентов объекта в единое органическое целое. В гармонии получают внешнее выявление внутренняя упорядоченность и мера бытия. В древнегреческой философии гармония означала организованность Вселенной, космоса, противостоящую хаосу».

В латинской науке определение гармонии впервые регистрируется в «Арифметике» Боэция (ок. 500 г.):

«Всё, что состоит из противоположностей, связано некой гармонией и сложено с её помощью, ведь гармония — это единение многого и согласие разногласного».

А вот определение современного практикующего специалиста.

«Гармония — это понятие, применяемое во многих отраслях и означающее согласованность, слаженность и сочетаемость, применимо относительно разнородных или противоположных понятий или явлений (погодных и ландшафтных, моделей личностного взаимодействия и прочее), целой конструкции чего-то целостного, состоящего из частей (применимо как для характеристики человека, так и музыки, неживых предметов)».

Автор: практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед».

Читая и перечитывая множество определений гармонии, невольно приходишь к выводу, что все авторы пытаются определить нечто общее, но у них это плохо получается. Почти все определения, несмотря на их схожесть, явно отличаются и несут печать узкой специализации интересов авторов. И самое главное, создается впечатление, что во всех определениях не хватает чего-то существенного, что, собственно, и объединяет их.

Ни один автор, начиная от самых древних, не отмечает, что гармоничное единение конфликтных качеств и элементов приводит к рождению совершенно нового качества, признаков которого не присутствует ни в одном элементе гармоничной системы.

Авторы несомненно знают об этом свойстве гармоничных систем, но осознанно не хотят связывать его с гармонией. Их больше занимает свойство перехода количества в качество, чем рождение нового качества из суммы заданных качеств. Похоже, что все авторы нивелируют природу под деятельность человека, для которого совершенно естественно изобретать гармоничные системы, соответствующие специализированным потребностям и соответствующим опущенным определениям гармонии, такими как гармония паровоза, самолета, любого музыкального инструмента или насекомого.

В повседневной жизни каждый человек постоянно решает практические задачи на поиск оптимальной гармонии, например, в конструкции плуга или арбалета и комплекта стрел к нему. Небрежное решение насущной проблемы ставит жизнь изобретателя под угрозу.

Получается, что гармония может быть достаточной, и может быть недостаточной. Гармоничность одной функциональной системы может быть больше или меньше по сравнению с гармоничностью другой аналогичной системы.

Из этого следует, что гармония может иметь количественный параметр. Гармония может иметь количественную оценку, но никто еще не предложил количественную шкалу гармоничности. И это не связано с нежеланием мыслителей. Это определяется свойством самой гармонии, и её установившимся статусом в нашей жизни.

Оглянемся, весь технический прогресс фактически определяется постоянным ростом гармоничности орудий труда, применяемых в процессе всё более гармонично организованного производства. Но разве кто-нибудь слышал призыв к борьбе за повышение гармоничности производства. Нет, идет постоянная борьба за повышение производительности труда.

Закрадывается странная мысль, а может производительность труда и есть скрытая количественная мера гармонии общества.

Такая точка зрения и такая оценка склоняет исследователя к выводу, что одним из свойств гармонии является влияние на эволюционирующие природные системы в плане создания всё более гармоничных систем, и их вариаций. В таком случае, это и будет свойством, называемым современными исследователями самоорганизацией материи.

Чем больше человечество узнает о функциональной микроструктуре материи, тем больше оно убеждается в сложности этой структуры, сложность которой явно не меньше сложности устройства макромира, собранного практически из трех элементарных частиц, и доступного для нашего непосредственного исследования.

На этом месте уместно задать себе вопрос: если мы исследуем гармонию мира, то что является непосредственным объектом нашего исследования? Гармония, конечно, будет ответом. Но оглянемся мысленно: вот камень, вот дерево, вот лужа, а вот река и облако над нею. Где же носители гармонии, или хотя бы её критерии?

В природе есть всё, включая и лужу, и реку. Но природа об этом ничего не знает. Однако лужа никуда не течет, а река течет в море. Откуда вода знает, что ей надо делать: течь в море, или испаряться из лужи? Вода ничего не знает о себе, но поведение воды таково, как будто она всё знает. Вот, это «знание» и есть гармония, мог бы сказать заурядный преподаватель – и был бы отчасти прав.

В природе нет элементов гармонии, с целевой направленностью на прогрессивную эволюцию. Но природа гармонична, как  результат эволюции самой природы, реализуемой материей. И значит мы можем предположить, что материя в своем движении гармонична.

Заметил ли читатель — только что была озвучена крамольная мысль: материя изначально гармонична.

В таком случае получается, что носитель гармонии есть, и его стоит поискать.

Но нигде в природе не записана программа поведения воды в многообразии ситуаций, реализуемых эволюцией планет. Однако такая программа есть в ДНК человека, а он является наивысшим достижением эволюции живого вещества, т.е. результатом проявления гармонии.

В природе нет конечного образа гармонии, как заданной цели эволюции. Но природа гармонична, как  результат эволюции вещества, собранного из гармоничной материи.

Еще раз повторим. Наблюдаемая гармония мира создана и поддерживается гармоничным устройством собственно гармоничной материи.

Но материя мира представлена монолитом, собранным повторением всего одного элемента [1]. И этот элемент конечен. Перед нами — метаморфоза диалектического перехода высшего ранга: перехода количества в качество. Всё разнообразие мира заложено в устройстве универсального материального кванта. Заложено, но собственно миром не является. Какая-то сила должна привести материю в гармоничное движение, в результате которого сформировалась Вселенная, и возник человек.

Не конкретное устройство мира и человека заложено в универсальный квант, но заложены: тенденция и стремление.

Когда Ленин писал о неисчерпаемости электрона, он рассматривал электрон как квант материи.

Гармоничность материи начинается с её неизбывной подвижности.

Подвижностью материи реализует ограниченное количество фундаментальных физических законов, которые при своей реализации не имеют погрешности.

Закон, не имеющий погрешности, — это философское положение, гарантирующее количественную сохранность Вселенной и сохранность во времени.

Механистический мир макрокосмоса, в силу законов им управляющих, не способен существовать вечно. Энтропия и диссипация непременно приведут его к гравитационному коллапсу, который будет концом данного механистического устройства части Вселенной, но не будет концом мира.

Но, если будет следующее начало, значит, было и предшествующее начало.

Большой Взрыв?

Вовсе нет. Большой Взрыв – это вздор, это первоапрельская шутка Стивена Хокинга. Шутка, на которой ушлые кукловоды решили заработать. И у них получилось.

Макрокосмос Вселенной сомкнется когда-то в гравитационном коллапсе, который сбросит значение энтропии с предельного максимума в очередной минимум, и запустит эволюцию вещества в очередной раз, в очередном цикле.

Но не всё начнется с нуля. Не всё вещество будет захвачено гравитационным коллапсом. Гармония человека – это достижение многих циклов.

Кстати, явных циклов может не быть вовсе, если гравитационный коллапс будет реализовываться перманентно, когда звезды будут поштучно и поочередно падать в центральные тела галактик, а те (т.е. ЦТГ) будут периодически штамповать новые звезды.

Хокинг,- или его команда,- додумались до этого, но было поздно: Большой Взрыв уже во всю работал на Золотого Тельца. Вот вопль отчаяния Хокинга:

«… сейчас почти все считают, что Вселенная возникла в особой точке большого взрыва. По иронии судьбы мои представления изменились, и теперь я пытаюсь убедить физиков в том, что на самом деле при зарождении Вселенной никакой особой точки не было». [Стивен Хокинг, «Краткая история времени…», стр. 29].

Желая исправить одну свою ошибку, Стивен Хокинг не меняет философию – и вследствие этого тут же совершает другую ошибку.

Хокинг и Эйнштейн единомышленники в вопросе об идентичности безразмерной математической (геометрической) точки и точки физической. Нельзя сказать, что философы современности безразличны к этой вопиющей проблеме. Но дискуссия ведется вяло и от случая к случаю, а самое главное, оппоненты с обеих сторон явно не понимают важность проблемы, определяющей философский водораздел несовместимости моделей пространства, построенных на разных определениях физической точки.

Модели, которые строятся, опираясь на точку зрения Эйнштейна и Хокинга, обречены воплощать самые невероятные нелепости самовлюбленных авторов.

Изучив доступную нам историю эволюции жизни на Земле, мы однозначно можем утверждать, что природа, реализуя свои фундаментальные законы, будет создавать и создавать всё более совершенные жизнеспособные системы, которые, как мы только что договорились о скрытой количественной шкале, будут всё гармоничнее и гармоничнее.

Это похоже на мистику, но именно так и происходит.

Всё достаточно просто, если спокойно подумать.

Эволюционирующие системы по определению являются изменчивыми. В результате этого свойства возникают всё новые и новые системы со случайным разбросом показателей гармоничности. Неудачные образцы с отрицательным отклонением будут отбраковываться природой по методу Дарвина. Таким образом, наиболее гармоничные системы выживают, а недостаточно гармоничные системы гибнут. Этот принцип, который надежно обеспечивает прогрессивное развитие природы, называется в математике методом проб и ошибок, и реализуется в природе без вмешательства интеллекта высшего разума.

 Анализ множества определений, данных понятию гармония разными авторами в разное время, демонстрирует различное понимание сути понятия; и в то же время обнаруживает некоторое единство авторов. Это единство,- смутное отчасти,- позволяет составить о гармонии некоторое, более конкретное мнение, с которым, надеюсь, согласились бы все авторы.

Во-первых, гармония – это системная характеристика, предполагающая открытость всех систем, за исключением Вселенной, которая является самодостаточной в своей предполагаемой замкнутости.

Во-вторых, гармония диалектична, объединяя, как противоположные, так и согласные сущности. В результате гармонического объединения рождаются новые, иногда неожиданные свойства и качества.

К этим двум основным характеристикам можно добавить несколько менее существенных характеристик.

Гармония как бы противится арифметизации. В результате, в условиях чрезмерного преувеличения роли математики в науке, гармония исподволь была выдавлена из состава научных дисциплин.

Тем не менее, гармония не отрицает количественных оценок категорически, т.к. допускает количественные сравнения.

Кроме не преодоленных пока математических трудностей современные мыслители, и мыслители прошлого, не смогли предложить действенного критерия гармоничности. Заметно, как все определения гармонии вместо предложения критерия склоняются в стену неограниченного перечисления – и останавливаются на этом. Причем, современные определения являются более туманными и расплывчатыми в сравнении с определениями древности.

Ни одно из определений гармонии не связывает её с характеристикой живучести. А это ключ к новой, продуктивной системе классификации живой материи.

Гармония – мера совместимости системы с условиями существования. Для сложных саморазвивающихся систем это определение трансформируется в принцип и критерий живучести систем.

Таким образом, получается, что гармоничность системы является функцией и мерой жизнеспособности системы в данных условиях и обстоятельствах. С учетом этого нашего дополнения можно утверждать, что Вселенная, если она существует вечно – безмерно гармонична. А человек – достаточно гармоничен в земных условиях.

Спектр способностей человека, обеспечивающий ему достаточный уровень гармоничности, соответственно велик, но он не является раз и навсегда заданным. Человек может развивать свои, уже имеющиеся способности, и формировать новые.

Практика бурных философских дискуссий прошлого привела общество к согласию в вопросе о критерии истинности. Все согласились, что критерием истины является практика.

В результате этого согласия, на некотором этапе, победу одержал материализм. Однако победа не была тотальной. Победа была одержана в демократическом формате, т.е. большинством голосов. Противники материализма лишь затаились, до поры, до времени.

На протяжении философских дискуссий основным оружием спорящих была аргументация, обращавшаяся к гармонии в плане оптимальности принимаемых решений.

Принцип оптимальности в мышлении был (и есть) таким естественным, и таким привычным, что его как объект философии никто не воспринимал. А сам принцип, относясь к гармонии, как её часть, всё же собственно гармонией не являлся. Принцип оптимальности вошел в определение гармонии под ширмой «соразмерности частей».

Так или иначе, но гармония, естественно живущая в философии как инструмент, не была воспринята философами как базовая категория. На фоне борьбы философских концепций за свой высший статус, можно сказать, что гармонии был отведен самый низкий статус. В состав критериев материализма гармония даже не вошла.

Представьте, что оценка нового учения производится на основании влияния этого учения на все предыдущие научные представления, признанные земным сообществом. Трудно представить? Но ведь, интуитивно, все так и должно быть. Почему же научное сообщество так не поступает? Ответ простой: современное научное сообщество не способно к какому-либо действию без руководящего указания Академии Наук. Анализ же действующих сил в АН приводит к необходимости анализа, так называемого, человеческого фактора. А это уже очень далеко от физической науки.

Распределив науку по специализированным разделам в угоду нашему удобству, и нашим выгодам, выражающимся в повышении качества исследований и повышении производительности труда, мы непроизвольно упрощаем модель исследуемой системы. При этом мы рискуем исказить постоянно корректируемую модель мира на столько, что упустим из неё нечто важное, или привнесем в неё нечто чуждое и ложное. Мы рискуем выхолостить из нашей модели мира цементирующую связь, ощущаемую нами как гармонию.

Чтобы  этого не случилось, и произведенные разделительные мероприятия не сказались на полноте и адекватности модели мира, необходимо анализировать следствия, возникающие в результате произведенного разделения, упрощающего наш анализ. Этот учет должен входить, по определению, в обязанности философии, а конкретнее, в её несуществующий пока раздел, должный заниматься изучением гармонии мира.

Если вдуматься в назначение данной, пока не реализованной, миссии, то явно обнаруживается надзорная функция философии, призванная максимально компенсировать возможные искажения истины, возникающие в предлагаемых моделях мира из-за вносимых искажений, вызываемых разделением процесса познания по разрозненным, узко специализирующимся наукам. Каждая из наук должна удовлетворять требованиям всеобщей согласованности обобщенной модели мира, проявляемой в формате гармонии, в частности, в отсутствии внутренних противоречий.

Определяя названную миссию, мы исходим из утверждения (постулата), что в реальном  мире парадоксов нет, и быть не может, к тому же всё происходящее имеет причину и следствие, т.е. следуем наставлению Цицерона: «Нет ничего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины».

Разделение труда для повышения его производительности неизбежно приводит к возникновению производственных (в самом широком смысле) конфликтов на почве так называемого человеческого фактора. Вот для разрешения (устранения) таких конфликтов и должна существовать надзорная функция философии, опирающаяся на всеобщую гармонию Вселенной.

Реализация функции надзора требует от специалистов, которые призваны её осуществлять, комплексного знания всех наук без исключения.

В древности эту функцию осуществляли ученые-энциклопедисты, которых тогда называли философами.

Поставленная задача, в настоящий момент, видится практически непосильной. Но это обманчивое впечатление, которое возникает благодаря искусственно создаваемой неразберихе в организации современной науки. Чтобы сделать эту задачу посильной, необходимо чтобы в рамках каждой науки в обязательном порядке формировалось описательное обобщение (квинтэссенция) достигнутого уровня, изложенное в доступных терминах (качественное описание), без обращения к сложному символьному аппарату. Это выверенное и утвержденное обобщение и должно являться источником исходных данных для формирования философской всеобъемлющей модели мира. Кроме того, краткое изложение данного обобщения должно быть обязательным для изучения (ознакомления) в средней школе.

Человек — существо общественное. Только в обществе человек может максимально реализовать свои способности – и быть счастлив этим обстоятельством.

Формат общества, создаваемый человеком, естественным образом подчиняется требованиям и принципам гармонии, т.к. в борьбе общественных формаций побеждает наиболее гармонично устроенное общество.

Элементарный анализ и исторический опыт показывают, что максимальной реализации своих возможностей общество достигает при максимальной специализации функций каждого человека как элемента общественного устройства. И тут возникает естественное, временное противоречие: пока идет борьба общественных формаций, общество требует от своих членов максимальной специализации общественных функций, а это противоречит представлению о счастье для каждого.

Жизнь показывает, что счастье это состояние и ощущение личности самоё себя, как гармоничного элемента природы и общества. Отсюда единство гармонии личности, гармонии семьи, гармонии общества.

Мерилом этого достижения, по мнению автора, должна бы выступать гармония. Но этого пока, в силу сложившихся обстоятельств, не случилось. Гармония, как основной инструмент исследования мира, человечеством не рассматривается.

Мир признан научным сообществом гармоничным. На этом всё и остановилось. А гармоничность мира должна использоваться как критерий истины, параллельно и опережая критерий проверки практикой.

Однако гармония, и как объект изучения, и как инструмент познания, сложившимся статусом отодвинута в долгий ящик, да еще и обесценена подменой своей истинной, всеобъемлющей сути сутью одной, или нескольких, своих частностей в образе эстетической красоты,  музыкальной гармонии и пр.

Исходя из общих соображений, и имея в виду еще неизученную нами часть Вселенной, а она огромна, человека нельзя рассматривать наивысшим достижением природного творчества. Однако это достижение все-таки так велико, что человечество интуитивно осознает свое величие в плане своей физико-биологической реализации.

Однако наше представление о своем устройстве так смутно, что человечество не сформировало даже план изучения этой проблемы. Всё решают энтузиасты.

 

Величайшей философской тайной остается происхождение материи.

Всякая сложная проблема, а неразрешимая в особенности, должна быть точно адресована. В противном случае под темное крыло неразрешимых проблем могут попасть вполне разрешимые проблемы, что вызывет эффект научных завалов и искусственно созданной неразберихи.

В работе [1] продемонстрировано, что гармоничное устройство Вселенной немыслимо  без обоюдно гармоничного и сложного устройства квантовой составляющей материи. Официальная наука, находящаяся под гнетом учения ТО, меланхолично твердит, что квантовые принципы не совместимы с учением Эйнштейна. Но на этом заявлении всё и кончается. Официальная наука бросила жалобный клич: теоретики должны найти математический вариант примирения ТО и КТП. А пока академики ни найдут это решение, в науке процветает зыбкая компилятивная парадигма, являющаяся носителем множества знамен дисгармонии. В итоге, оба лидирующих философских направления: и ТО, и КТП — нашпигованы неразрешимыми парадоксами.

Почему гармония, как инструмент познания, находится в постоянном упадке?

Это происходит в результате подспудного влияния человеческого фактора.

Стоит только применить гармонию в качестве инструмента, как тут же выяснится несостоятельность двух, якобы фундаментальных, учений: Квантовой теории поля и Теории относительности.

КТП пытается построить Вселенную из чистой энергии, свернутой и упакованной хитроумным способом; а ТО, без объяснений и доказательств, строит Вселенную из безразмерных (т.е. безликих) материальных точек, имеющих всего два параметра – массу и относительную скорость.

Относительность – это вспомогательный, вторичный инструмент познания. Всякая попытка возвести относительность в ранг фундаментальности, приводит её в полную инструментальную непригодность. Получается, что всякая материальная точка имеет одновременно неограниченный спектр скоростей, конкретизируемый в нужный момент по воле всесильного наблюдателя. Мистический абсурд.

ТО – это изощренное (и недоброкачественное) учение о трех объектах: одном наблюдателе и двух материальных точках. Всякая попытка расширить область применения учения, приводит к катастрофическим последствиям для учения.

Желающим возразить, ссылаясь на уравнения Гильберта, которые называются уравнениями Эйнштейна, напомним, что эти уравнения имеют всего три решения для двух шарообразных тел, которые сводятся к задаче о движении двух точек в пустом пространстве. Все попытки применить эти решения на практике к космическим аппаратам приводили к недопустимым ошибкам в прогнозировании траекторий КА.

Причина очевидна – в ТО попран приоритет практики. Измеренная практически скорость гравитации, и равная на момент публикации ТО – СХ, где Х >7, постулирована Эйнштейном равной скорости света, т.е. Х = 1.

 

Источники информации

Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

 

Одна мысль про “Гармония многоликая”

  1. Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Симметрия как общий принцип гармонии в молекулах, кристаллах, живой природе имеет глубокий смысл. Изучение ее проявлений и закономерностей играет важную роль в физике, химии, биологии, математике. С помощью симметрии человек веками пытался объяснить или создать порядок, красоту и совершенство. В повседневной жизни мы тоже постоянно сталкиваемся с мотивами симметрии. Орнаменты, мозаика, декоративные узоры восхищают нас симметричным расположением рисунка. Господствует симметрия и в гравюрах знаменитого голландского художника Эшера, в том числе шахматных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *