Архив рубрики: Удивительное рядом, и не очень

Луна и США

(Новогодний тост во славу американцев)

 

Леонович Владимир

 

Ежегодно журнал The Economist, который принадлежит Ротшильдам, публикует обложку-ребус, предсказывающую события следующего года. Что же, по мнению издания, ждет нас в 2019-м?  См. рис. 1.

Рисунок 1. Обложка журнала The Economist

Разгадывание смысла этих изображений – увлекательное занятие, требующее соответствующей эрудиции. Оставим это развлечение читателям. Отметим лишь одно предсказание: США в 2019 году посетят Луну – и это будет величайшим достижением человечества.

Почему — будет? Спросят некоторые читатели. Ведь уже была программа Апполон.

Может, и была. Только это надо доказать. И доказательства должны быть убедительными. Однако в отчетах НАСА обнаружилась одна несуразность. Сначала – одна, затем – больше, и больше. И вот уже сформировалась стройная и убедительная картина правительственной фальсификации. В дела науки вмешалась политика. И в этом Ротшильдам можно доверять. Американцы еще не были на Луне.

Сегодня 31 декабря 2018 года, и к настоящему времени опубликовано огромное количество так называемого компромата. Не будем повторять его. Напомним только один факт, с которого, возможно, всё началось. Это отражение третьего актера-космонавта в выпуклом стекле шлема.

Конечно, трудно возразить на предъявленное объяснение, что это якобы шутка Олдрина.

Нашел время и место для шутки. Вы верите, что Олдрин был причастен к обработке пленок, и смог осуществить эту сложнейшую операцию? Значит, вы никогда не будете Шерлоком Холмсом, даже в мечтах.

Ну, а теперь настало время расширить круг доказательств факта отсутствия американцев на Луне.

Представьте себя руководителем проекта полета на Луну. Это же какая ответственность – первый контакт человека с Луной . И пусть космонавты очень умные люди (хотя мнимая шутка Олдрина ставит это под сомнение), но как не составить программу первого выхода, прописанную  до мельчайших подробностей.

Однако всё свидетельствует, что такой программы не было, т.к. она была не нужна, по причине отсутствия людей на луне.

Луна – это очень необычное место.

Во-первых, это вакуум. Много вакуума. Сколько хочешь. Даже страшно.

Вы будете резвиться на ровере только для того, чтобы продемонстрировать его возможности на Луне? В ряд ли. Вот, на Земле – это можно.

Выхлопной газ из сопла двигателя в вакууме не смешивается с отсутствующим воздухом. Газ из сопла летит вниз практически по прямой, и без потери скорости, с любой высоты приземляющегося модуля. Ну, как не снять эту пыльную мизансцену? Сняли, но очень  неубедительно. И вся пыль на месте посадки осталась. Это в Голливуде. Но ведь посадка на Луну была; только в автоматическом режиме. И там выметенный круг хорошо виден.

Фото 1. Место посадки Апполона-16. Снимок с космического аппарата LRO

Без труда прогнозируется следующая особенность Луны. В какую бы точку Луны, обращенной к Земле, ни приземлились космонавты, они всегда будут видеть Землю, висящую в небе как часы на стене. Это такой лунный сервис – часы в небе. И что самое интересное – эти часы идут и показывают точное время. Земля вращается со скоростью один оборот за земные сутки. А фаза освещенности Земли изменяется со скорость один полный цикл за 28 земных суток (почти), что равно одним лунным суткам.

Во всем перечисленном нет ничего непонятного. Но всё это так непривычно! что не обратить на это внимания совершенно невозможно (если космонавты не полные истуканы). Однако ни одна лунная экспедиция об этом даже не обмолвилась. Вывод только один – космонавты ничего этого не видели.

Однако в некоторых отчетах есть слова о красоте восхода Земли (Земли, которая в небе неподвижна). Это, конечно, кто-то переусердствовал в придании правдоподобности. Сейчас в отчетах появилось корректирующее дополнение, из которого следует, что восход Земли космонавты наблюдали, находясь на лунной орбите.

Теперь обратим внимание на фотографию №2, якобы сделанную Армстронгом на Луне. По фазе освещенности Земли можно определить, что Солнце находится прямо над головой снимающего, и чуть сзади. Однако тень от модуля Игл падает вправо и почти перпендикулярно линии съемки. Фальсификация кадра очевидна. А зачем она нужна? Только для создания ложной достоверности. Но эрудиции не хватило.

Голливуд утомился — и делает ляпы.

Но утомление Голливуда не только в ошибочной вклейке Луны. Приглядитесь к лунному модулю. Его сопло покрашено в серо-голубой, девственный заводской цвет, как будто оно еще не работало при посадке (а оно и не работало).

Фото 2. Вид на Землю с Луны, 1969 год   (Миссия Аполлон-11)

Фото 3.  Снято экипажем корабля «Аполлон-17». Дата: 7 декабря 1972 года.

Цитата из отчета НАСА, «Экипаж космического корабля «Аполлон-17» сделал эту фотографию (см. фото 3) под названием «The Blue Marble» («синий марбл») во время последнего пилотируемого полёта к Луне. Это один из самых распространяемых снимков всех времён. Он снят на расстоянии примерно в 29 тыс. км от поверхности Земли. В верхней левой части изображения видна Африка, а в нижней – Антарктида».

Вот такой официальный комментарий. Как сообщают американские комментаторы, авторство этого фото утеряно. (Странная потеря.)

А теперь  вспомним. Апполн-17 в момент съемки находился между Землей и Луной. На Луне в это время, на стороне, обращенной к Земле, был  день (ну, чтобы светло было во время высадки). А это означает, что Солнце по отношению к Луне находилось где-то сзади  Земли, т.е. в таком же положении, как и для Аполлона-17. Пассажиры Аполлона-17 могли в этой ситуации снять только освещенный земной серп. А тут — полная освещенность, как будто Солнце точно за спиной фотографа. Но если так, то это означало бы, что на месте посадки была полночь. Напомним, что лунные сутки длятся 28 земных суток, Т.е. ночь длиться 7 земных дней, см. рис 2.

Таким образом, представленная фотография Земли снята не с Аполлона-17, а с КА, который летал фотографировать обратную сторону Луны.

Теперь становится понятной потеря авторства. Авторов-то среди экспедиции Аполлона-17 просто не было.

 

Спрашивается, зачем эта рискованная и явная ложь?

Получается, чтобы доказать, что космонавты были на кораблях Апполон.

Рисунок 2.  Схема полета Апполона-11

А я-то думал, что они на самом деле летали к Луне, только не садились на неё. А теперь мне явно врут, чтобы я поверил, что на Аполло были экипажи.

Нужно отдать должное уважение руководству НАСА. Оно решилось на голливудскую фальсификацию, чтобы не подвергать риску  жизни своих космонавтов. Дело в том, что уровень космической техники в то время еще не мог обеспечить требуемой надежности.

Читатель может ознакомиться с отчетом об аварийном  полете Аполлона-13. Полагаю, что на Аполлоне-13 тоже не было космонавтов, но Голливуд взял передышку в натурных съемках, воспользовавшись аварийным сценарием полета, взятом из первых тренировочных полетов, во время одного из которых и произошла эта аварийная ситуация, реально.

Ну, и последнее. Внимательный наблюдатель заметит некоторые странности в движениях космонавтов, демонстрирующих свою деятельность на Луне.

Подскажу,  как это снималось.

Голливуд заказал точную (по габаритам) копию очень легких (пустых) скафандров. Во время съемок эти пустые скафандры наполнялись гелием. Получался воздушный шар с дефицитом подъемной силы, в котором можно имитировать потерю веса. Вот только положение центра тяжести при этом искажается, хотя на Луне он сохраняется. Всякий хореограф это сразу заметит. Если читатель ничего не замечает, то и не важно. И так ясно, что первый шаг по Луне еще только ждет американцев.

Сейчас я пойду встречать Новый Год – и  выпью за предстоящий успех США. Мне уже 74 года, но может, я доживу до этого волнующего исторического момента – и увижу первого человека на Луне.  Без обмана.

 

Нижний Новгород, 31 декабря 2018 г.

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

Торсионные поля, и лженаука

Информация к размышлению

 

Сейчас всякое упоминание о торсионных полях сразу ассоциируется с лженаукой. Таков результат активной идеологической борьбы, которую ведет специально для этого созданная Комиссия при Президиуме РАН по борьбе с лженаукой.

Странности предназначения и работы этой комиссии начинаются с отсутствия четкого определения объекта борьбы, т.е. собственно лженауки.

У лженауки изначально не было официального определения, вернее, они были, но их было чересчур много, и все они требовали дополнительного толкования.

Вот самое одиозное определение, которое дал инициатор создания Комиссии, Виталий Гинзбург.

«Лженаука — это всякие построения, научные гипотезы и так далее, которые противоречат твёрдо установленным научным фактам».

Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы узреть в этом определении крайнюю и совершенно непотребную степень проявления консерватизма в науке. Это определение провоцирует и инструментально вооружает сознательно организуемый застой в науке.

Гинзбург был вовсе не глуп, чтобы не понимать этого. Так что же его подвигло на этот поступок? В реальной жизни иногда приходится делать выбор.

Позиция Гинзбурга сформировалась не на пустом месте. Уже со времен Эйнштейна и Борна стали появляться высказывания авторитетов, о том, что физика исчерпала свой потенциал, и большим ученым вней больше нечего делать. Теория Относительности (ТО) якобы завершена, и лишь осталось чуть-чуть доработать Квантовую теорию (КТ), устранив совсем  небольшую её, остаточную и спорную к тому же, неполноту.

Неполнота – так загадочно кокетливо характеризовали тогдашнее состояние КТ авторы и критики теории.

Уже утвердившимся авторитетам ничто человеческое не чуждо; им хочется войти в историю вечными памятниками для поклонения. Поэтому всякие революционные идеи всегда встречаются авторитетами агрессивно отрицательно. С точки зрения диалектики, такая реакция авторитетов рассматривается как положительное явление, обеспечивающее необходимое качество новых идей. Но для этого борьба идей должна вестись в открытых дискуссиях и на равных.

Гинзбург же сознательно извратил естественный процесс, создав официальный орган, напоминающий средневековую инквизицию, и отстаивающий научные догмы.  В таком органе остро нуждалась ТО и, как ни странно, преуспевающая КТ, которая к этому времени, отвергнув здравое предположение Эйнштейна, Подольского и Розена о  проявлении в КТ скрытых (непознанных) факторов,  практически погрязла в болоте мистицизма.

Не секрет, что множество впечатляющих успехов квантовой механики достигнуты сначала экспериментальной наукой, и лишь затем обеспечены соответствующей теорией. Теоретики, не имея адекватного научного инструментария, вынуждены обращаться к методу натяжек и мистических допущений.

Квантовая теория не имеет теоретического скелета, и как плюшевая игрушка сшита из лоскутов волновых функций. А эти лоскуты очень часто не стыкуются.

Гинзбург решил пожертвовать демократией в науке ради спасения сразу двух фундаментальных наук, противоречащих друг другу. Спасти их невозможно, но продлить агонию ему удалось.

 

Изучив состояние публикаций на тему о лженауке, автор данной статьи в, своем реферате «Лженаука и её метаморфозы», дал другое определение лженауки, созвучное интуитивному настрою научного сообщества.

«Лженаука – это сознательное искажение научных фактов и научных выводов в личных или корпоративных интересах».

Статья моментально стала бестселлером Интернета и заняла первую строчку рейтинга в поисковике Яндекса. Так продолжалось достаточно долго, пока кто-то из смотрителей ни обратил на это внимание. После чего в анонс статьи поместили определение Гинзбурга, которое имелось в тексте статьи, и статья тут же упорхнула на седьмую страницу поисковика. Так велика отвращающая сила определения Гинзбурга.

Обращаюсь к авторитетам: борясь с новыми идеями, думайте о суде потомков.

Вот, Эйнштейн – думал. Он по своей инициативе опубликовал портрет с высунутым языком, адресовав его потомкам. Если ТО окажется фарсом, что Эйнштейн интуитивно предчувствовал, то фотография станет его индульгенцией. Шутник-с!

Как это видно, второе определение очень конкретно, и характеризует авторов лженаучных построений только в качестве жуликов. Это основной критерий. Он охраняет ошибки научного поиска от клейма лженауки. И это совпадает с интуитивным восприятием научной общественности. Лженаука это не ошибочное мнение, а именно – лживое.

Определение Гинзбурга примитивно и в лоб внедряет принцип догматизма в науку.

Разве в современной науке такое возможно? А как же лучшие научные традиции. А куда же смотрит коллектив РАН?

Конечно. не верится. Но Комиссия-то работает, да еще как работает!

Дело в том, что РАН является рудиментарным органом управления наукой. Академии создавались во времена рыцарского служения науке. Тогда многие великие ученые продвигали науку за свой счет, находя вознаграждение только в служении науке и ещё в удовлетворении собственного честолюбия.

В условиях рыночных отношений, академии приобрели новые, не свойственные им, качества. Став средством к существованию, академии стали подвержены метаморфозе в средство наживы.

Можно сколько угодно жеманно замалчивать факты, но все знают, что есть «дутые» академики, которые публикуют тысячи трудоемких статей за время своей карьеры. И все знают, что эти статьи пишут аспиранты.

Кроме того, среди академиков есть совершенно не ученые. Это бывшие директора и высокие чиновники, для которых диссертации пишутся их подчиненными. Последнее внедрение следующей партии таких академиков в РАН приостановил Президент Путин.

А еще не стоит забывать и стыдиться естественной человеческой сущности, речь идет о старческом маразме. Если научные звания должны сохраняться пожизненно, то академические должности такими быть не должны.

Старцы во все времена, и во всех народах были в почете. Но не ко всем старцам прислушивались. Прислушивались к мудрецам. Да и то, только прислушивались.

То обстоятельство, что РАН официально отошла от философии материализма и обратилась к философии мистики – это не объект философского анализа. Это объект для проведения психоанализа.

Дележ останков СССР еще не закончился. Поэтому очевидное и противоестественное смещение РАН в болото мистицизма остается пока незамеченным в правительственных кругах, озабоченных только дележом ранее нажитого. Мало кто озабочен приростом благосостояния.

Ленинская спираль прогресса, похоже, опустилась в низшую точку своего витка.

И это надо учитывать.

И это надо пережить.

 

Используя два приведенных определения, попробуем разобраться в сложившейся ситуации с торсионными полями.

Понятие торсионного поля введено математиком Эли Картаном в 1922 году для обозначения гипотетического физического поля, порождаемого кручением пространства.

В физическом аспекте модель Картона была нацелена на развитие ТО Эйнштейна. Картан даже назвал свою идею гипотезой Картана-Эйнштейна, и попытался обосновать гипотезу с помощью уравнений Эйнштейна, дополнив их вихревыми составляющими.

Но попытка не удалась. Услуга оказалась «медвежьей», т.к. непомерно много парадоксов возникает внутри ТО при включении в неё любого типа кручения.

Во спасение ТО гипотеза Картана была объявлена лженаукой.

На основе одного вредоносного учения было заблокировано другое вредоносное учение. Редкий случай в истории науки. Однако история на этом не закончилась.

 

Эйнштейн не скрывал своего восхищения по поводу уравнений Хевисайда, которые вполне заслуженно, но не совсем правильно, называются уравнениями Максвелла. Эйнштейну очень хотелось, чтобы его уравнения были так же симметричны и красивы, как уравнения Максвелла-Хевисайда. Но ему это не удалось.

 

Принцип волнового движения не мыслим вне смещенной симметрии двух составляющих движения: потенциальной и активной (кинетической). Хевисайд гениально приспособил исходные уравнения Максвелла к волновому движению.

Однако преобразование Хевисайда нельзя отнести к безобидным преобразованиям координат, не искажающим суть исходных уравнений. Хевисайд сознательно исказил исходные уравнения Максвелла, упростив их надлежащим образом. Единственным обоснованием этого упрощения был распространенный прием пренебрежения  малыми членами.

Упростив уравнения Максвелла, Хевисайд отбросил (пренебрег) малозаметные, несущественные, как ему казалось, элементы. Магнитное поле, из близкого к природному, превратилось в идеальное — электромагнитное поле. При этом оно из тензорной сущности превратилось в векторную сущность, в чем и состояла цель упрощения.

Как известно, магнитное поле возникает при движении электрического заряда.

Если к этому утверждению присовокупить вопрос – относительно чего нужно двигать заряд и измерять его скорость, то доказательного ответа на этот вопрос было бы достаточно, чтобы разрушить ТО. Но никто, почему-то его не задал.

Может, не услышали, чтобы не отвечать?

 

Величина поля зависит от величины заряда и от его скорости относительно неподвижного пространства. Если определять скорость относительно наблюдателя, то возникают неразрешимые парадоксы.

Скорость заряда – величина векторная. Это все знают. Магнитное поле, благодаря Хевисайду, тоже векторное. Силовые линии магнитного поля прямолинейного тока являются замкнутыми круговыми линиями. Математический закон формирования линий известен, вот он:

F=q[v·B].

Правда, закон не совсем математический; он с геометрическими дополнениями, не свойственными математике, к которым все привыкли, и не обращают на это внимание. Такая форма записи закона, сопровождаемая описанием конкретного правила по выбору направлений, относится к стандарту, применяемому в описании компьютерных алгоритмов, о которых тогда еще не знали.

Только неудобно, что в этом описании ток прямолинейный, и ничем в пространстве не ограничен. Выход нашелся. Замкнули отрезок тока в круговой контур – и получилось очень наглядно и удобно. Перед нами – постоянный электромагнит. Картина силовых линий, отображающих магнитное поле такой конструкции, всем известна. Это замкнутые, но уже не круговые, линии, некоторые из которых уходят в бесконечность, что несколько неприятно.

Картина из силовых линий нам известна. Но отображает ли она магнитное поле досконально, нам этого никто не доказывал. Заглянем чуть глубже.

Что такое силовая линия?

Понятие силовой линии возникло при изучении всемирного притяжения, и утвердилось при изучении электростатики.

Силовая линия формируется естественным соединением векторных отрезков, заполняющих исследуемое силовое поле, и направленных по направлению действия этого  поля в этой точке, т.е. это линия направлений действия исследуемых сил. Силовая линия не должна прерываться.

Как-то не очень вразумительно, но всем было понятно о чем речь, пока описание не касалось магнитного поля.

При обращении к магнетизму, стереотип силовых линий был уже сформирован. И в формате этого стереотипа  нам официально предлагается известная картина магнитного поля. Она всем памятна, особенно в форме картинки из железных опилок.

Проведем необычный мысленный эксперимент.

Вдумчивого и эрудированного  робота-человека лишим части его знаний, а именно, относящихся к магнитному полю и к стереотипу силовых линий.

Предоставим этому роботу пособие по магнитным взаимодействиям, а потом для проверки дадим ему прямой постоянный магнит, и предложим роботу экспериментально исследовать его силовое поле.

В соответствии с определением силового поля наш исследователь закрепит магнит, выберет систему координат и захочет взять пробное тело, чтобы начать измерения. Что он выберет?

В учебнике сказано, что магнитное поле воздействует только на движущийся электрический заряд, и больше ни на что.

На всякий случай робот проверил это – и убедился, что так и есть.

Дальше, исследователь начинает перемещать точечный заряд всевозможными образами, и фиксирует воздействие поля в каждой точке, используя для этого таблицы. Получается видимость информационного хаоса, в котором трудно разобраться даже роботу.

После анализа создавшейся ситуации исследователь приходит к традиционному решению – в качестве пробного тела надо взять маленький магнит. Но, сделав такой выбор, вдумчивый экспериментатор понимает, что произведенные замеры будут уже косвенными. При измерении малым магнитом происходит интегральное измерение воздействия магнитных сил на сложную измерительную систему. Совершенно очевидно, что конечные результаты в избранной методике не являются полным описанием поля сил, и к тому же, в некоторых ситуациях являются обманными.

Действительно, в «экваториальной» плоскости прямого магнита силовые линии направлены параллельно оси магнита от южного полюса к северному. Однако, как бы мы ни старались, никаких сил, действующих на пробный магнит в этом направлении, мы не обнаружим; их просто нет.

Силовые линии есть – а сил вдоль линий нет. И не только вдоль линии. Сил вообще никаких нет. Зато есть вихревая сила, которая поворачивает стрелку магнита вдоль силовой линии, а повернув – тоже исчезает. Уже понятно, что одних силовых линий для описания магнитного поля недостаточно. Требуется дополнительное табличное описание с поясняющими наставлениями, т.е. опять операторное описание.

Эрудированный исследователь понимает, что магнитное поле необходимо, как минимум, описывать тензором. И продолжает свое исследование.

На этом закончим мысленный эксперимент, хотя его можно было бы для пользы дела продолжить. В монографии Г.В.  Николаева [5] приведены десятки оригинальных экспериментов, которые с точки зрения векторной электродинамики представляются парадоксальными.

Что же получается?

А получается, что официальная наука дает нам выборочные знания о магнитном поле, которые ограничиваются векторным описанием поля, да и то не совсем полным.

Ни в одном справочнике нельзя найти формулы для расчета силы притяжения двух конкретных магнитов. Этих формул просто не существует.

На основании множества экспериментов практики договорились считать, что магнитное поле зависит от расстояния между магнитами обратно пропорционально кубу этого расстояния, не уточнив от каких точек измерять расстояние.

На основании выше изложенного, приходится сделать вывод, что магнитное поле изучено не достаточно досконально. А это значит, что в процессе практического изучения магнитных устройств неизбежно будут обнаруживаться не предсказанные (неожиданные) эффекты, о них уже шла речь, см. [5]  .

Реакция экспериментаторов в таких случаях однозначна и логична. Если наука (официальная) утверждает, что электродинамика является завершенной наукой, и ничего не предлагает в данной, загадочной ситуации, то это значит, что перед исследователем – новое, неведомое поле, т.е. открытие.

Экспериментаторы демонстрируют свои открытия различным ученым комиссиям.

Комиссия смотрит, подтверждает эффект, и старается найти подвох в устройстве, предъявляемом экспериментатором. Ищут – и обычно не находят. Но не всегда.

Это «не всегда» — бич экспериментаторов.

От решения комиссий зависит финансирование исследований. А его не выделяют.

Отсутствие финансирования исследований вызывает застой науки.

Однако, можно умельца лишить финансирования, но нельзя остановить мысль изобретателя. Изобретатель продолжает стучаться во все двери. Расходятся слухи. Находятся сочувствующие. Появляются ушлые предприниматели, желающие нажиться. И появляются ушлые теоретики.

Вот так, при косвенном пособничестве официальной науки, борющейся с лженаукой, возрождаются мифические идеи торсионных полей, модифицированных под спиноры и аксионы, которые почему-то не относятся к лженауке.

А в магазинах появляются компактные устройства по подогреву воды, которые обеспечивают к.п.д. до 700% .

Комиссия по борьбе с лженаукой рада бы уличить производителей, но не может. Устройства подогрева воды при контрольных покупках работают безотказно. Но при установке в автономную лабораторную установку для прецизионной аттестации – издевательски перестают работать. Производитель, на вопрос, в чем дело?  Предлагает ученым разбираться самостоятельно, и приглашает в квартиру покупателя, где точно такое же устройство работает бесперебойно, неограниченно долго черпая дешёвую тепловую энергию (в семь раз дешевле).

Неловко шутить над академиками, но сами напрашиваются. Поведение тепловых устройств напоминает квантовый эффект присутствия наблюдателя: при любой попытке исследовать квантовый процесс, описываемый волновой функцией, – эффект тут же исчезает.

Принцип действия подогревателей, с к.п.д. до 700%, не нарушающих при этом закон сохранения энергии, описан в [6].

 

Раз уж мы дали ссылку на работы Николаева, приведем один пример из его практики.

Известный болгарский ученый Стефан Маринов исследовал постоянный жесткий магнит, который Маринов назвал в честь изобретателя, великого, но пока непризнанного русского ученого Геннадия Николаева. Назвал «Сибирским Колей». В современной официальной науке нет математической модели, способной описать характеристики этого магнита. Единственный прогноз, который дает официальная наука, это то, что никакого поля у «Сибирского Коли» быть недолжно. А поле есть.

С помощью этого магнита можно создать устройство, которое также, как выше описанный подогреватель, будет производить уже кинетическую энергию с к.п.д. более 100%. А т.к. конструкция допускает работу устройства без потребления электроэнергии, то её функционирование будет выглядеть как работа вечного двигателя, хотя таковым не является.

Справка. Если сильный прямой цилиндрический магнит аккуратно разрезать по его оси, то получившиеся половинки сами развернутся на 180 градусов, образовав магнит  «Сибирский Коля», который надо только дополнить на торцах наконечниками из мягкого железа. Всё магнитное поле, описываемое векторным представлением, стянется внутрь магнита. Однако тензорное поле, находящееся снаружи, останется. Свойства этого поля удивительны, см. [7].

Хочешь – не хочешь, а на основании фактов изложенных выше, возникает вопрос: почему в науке такое возможно? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо призвать Шерлока Холмса, т.е. проблема выходит за рамки научной практики и даже научной этики.

Однако, кое-что можно предположить.

Игнорирование тензорных свойств магнитного поля не похоже на откровенное вредительство, хотя и такое встречается в академической среде.

Но вот факт признания собственных ошибок официальной наукой, если бы такое случилось, создаст очень нежелательный прецедент. Дело в том, что похожих ошибок в науке, особенно в электродинамике и в квантовой физике, вскрыто уже предостаточно.

Вот, и страшен прецедент очищения. Если позволить усомниться в достижениях одного авторитета, то что же начнется? Прецедент так страшен, что всех «обиженных» реформаторов проще продолжать обижать, причисляя их к лжеученым, чем позволить им исправить прошлые ошибки авторитетов.

А торсионных полей нет. По крайней мере, пока нет достаточных оснований для начала их поиска. Сначала нужно закончить изучение тензорного магнитного поля, которое отрицает справедливость ТО; из чего немедленно следует, что тензорное магнитное поле является порождением лженауки, и исследованию не подлежит.

Круг замкнулся. Застой обеспечен.

 

Первым и основным вопросом к исследователю, предлагающему ввести в обиход новую материальную сущность Вселенной, должен быть вопрос от имени гармонии Вселенной: «Зачем?».

Каково назначение любой сущности гармоничной Вселенной? Ответ на этот вопрос является философским обоснованием для применения принципа «бритва Оккама».

Тензорное магнитное поле вещественной материи является причиной и источником многообразия астрономических, механических, химических и всех квантовых природных образований.

Не следует только забывать, что магнетизм это динамика электричества.

 

Нижний Новгород, январь 2018г.

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

 

Источники информации

 

  1. Интернет, Википедия.
  2. Прохоров А.М., Большая Советская Энциклопедия (3 редакция).
  3. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  4. Леонович В.Н., Лженаука и её метаморфозы. Интернет, ПРОЗА.РУ, http://www.proza.ru/2012/10/20/1887 .
  5. Николаев Г. В., Современная электродинамика и причины ее парадоксальности. Экспериментальные парадоксы электродинамики. Интернет, http://bourabai.ru/nikolaev/electro05.htm
  6. Леонович В.Н., Принцип водных генераторов избыточного тепла. Интернет, http://www.proza.ru/2013/01/11/1690 .
  7. Стефан Маринов, Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии. Институт Фундаментальной Физики, Морeлленфельдгассе 16, А-8010 Гран, Австрия. Интернет, http://bourabai.kz/marinov/fmr.htm .
  8. Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет, Новости Науки и Техники, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

 

Загадка лазера. Информ ация к размышлению

 

Еще на заре лазерных разработок, в лаборатории Басова был обнаружен необычный эффект, демонстрирующий перемещение информации со скоростью, заметно (но незначительно) превышающей скорость света [1].

Участник разработки, и автор воспоминаний [1], Крюков П.Г. пишет следующее. «К нашему изумлению, форма импульса при уси­лении заметно не изменялась, но усиленный им­пульс явно сдвигался к входному. Ошибка в экспе­риментах исключалась. Получалось, что при про­хождении импульса в усиливающей среде лазерный свет распространяется со скоростью, большей ско­рости света. Требовалось объяснить столь неверо­ятное, на первый взгляд, явление» [1].

На фоне множества других открытий, связанных с лазером, и не вызывающих протеста, этому эффекту, возмутительному по своей сути, все-таки не уделили достойного внимания. Эффект, теоретически, с небольшими натяжками, был объяснен в статье Ораевского А.Н. [2] – и благополучно забыт.

Однако, через некоторое время эффект опять потревожил исследователей. На этот раз, в опытах Вонга 1982 года [3], и в схожих экспериментах других исследователей, проведенных  уже в XXI веке.

В этих экспериментах эффект стал объектом пристального внимания. Объяснения Ораевского оказались неуместными, т.к. импульс лазерного усилителя опережал импульс возбуждающего лазера на время, превышающее длительность самого импульса. Более подробно  эта ситуация описана Гришаевым А.А., см. [4].

На этот раз было получено достаточное количество соотношений, чтобы на их основе можно было сделать правильные и однозначные выводы.

Опишем суть эффекта.

Для определения скорости распространения светового импульса в рабочем теле усилителя Басовым был применен следующий прием. Импульс задающего, стартового лазера делился на два канала. Первый канал, по световоду определенной оптической длины, был соединен со входом двухлучевого измеряющего осциллографа. Второй канал, состоящий из трех последовательных участков (световод 1, рабочее тело лазера, световод 2), соединен со вторым входом осциллографа.

Оптическая длина этих двух каналов подбиралась одинаковой. Калибровка установки производилась в пассивном режиме усилителя, т.е. без его возбуждения.

Было установлено, что при достижении некоторого уровня мощности задающего лазера усиленный импульс вдруг начинал опережать задающий импульс. При этом время опережения точно равнялось суммарному времени, требуемому на прохождение импульсом световода 1 и световода от задающего лазера до раздваивающего устройства, т.е. оптическому пути от задающего лазера до усилителя.

После произведенных манипуляций (вариаций) этой оптической длиной, стало очевидным, что стартовый импульс с задающего лазера на лазер усилителя, минуя световоды и делитель, перебрасывается мгновенно.

Однако, несмотря на полученные наглядные результаты, вывод о мгновенном распространении стартового импульса от задающего лазера до усилителя не был сделан. Так велика вера исследователей в невозможность мгновенной скорости распространения информации.

Дело в том, что исследователи, проводившие эксперименты, по всей видимости, не имели правильного представления о мгновенной скорости, и пользовались традиционным официальным представлением, считающим мгновенную скорость синонимом (т.е. равной) бесконечной скорости. А бесконечная скорость действительно невозможна.

Как же удалось официальной науке выйти из этого положения, и все-таки достаточно убедительно обосновать работу лазеров без интерпретации эффекта Басова?

Попробуем разобраться.

 

Основа официальной модели лазера проста и красива.

По этой модели фотоны излучаются электронами атома при переходе с одного энергетического уровня, на котором они находятся, на другой, меньший уровень.

Согласно официальным представлениям, электрон, обращающийся по круговой орбите, должен излучать электромагнитные волны, фотоны. Это, трагически ошибочное представление, попавшее во все школьные учебники, в данном случае никому не мешает, т.к. компенсировано (нейтрализовано) принципом Паули.

Принцип Паули постулирует существование дискретного набора энергетических уровней орбитального электрона, находясь на которых, электрон не излучает. Этих, разрешенных  энергетических уровней у электрона строго определенное количество, и величина их также строго определена, и квантована в масштабе постоянной Планка.

В исходном (невозбужденном) состоянии, соответствующем нулевой температуре, все электроны атома абсолютно устойчивы. При возбуждении конкретного электрона, он скачком переходит на один из разрешенных для него уровней, который уже не является абсолютно устойчивым, и называется возбужденным (квазиустойчивым).

Возбуждение конкретного электрона осуществляется при тепловом столкновении атомов или при поглощении атомом подходящего (резонансного) фотона. В момент возбуждения электрон атома ничего не излучает.

В возбужденном состоянии электрон тоже ничего не излучает, как не излучает любой круговой постоянный ток, но нас принуждают думать, что это особый квантовый эффект.

С возбужденного уровня электрон в какой-то неизвестный момент, спонтанно (самопроизвольно) может возвращаться в исходное состояние, излучая при этом фотон с соответствующей, строго определенной энергией.

Суммарное спонтанное излучение тела происходит хаотическим образом, т.е. в случайное время, в случайном направлении и со случайной энергией. Это излучение формирует характерный для каждого вещества спектр, вид которого является визитной карточкой данного вещества, т.к. зависит от устройства атома, т.е. типа вещества.

Лазер – это хитроумное устройство, генерирующее излучение фотонов в узком энергетическом диапазоне, и практически в одном заданном направлении.

Как это происходит.

Во-первых, изначально искусственно создается возбуждение атомов подобранного вещества лазера не в естественном энергетическом спектре, а на одном избранном уровне. Это сложная задача, но решаемая. Затем, искусственно провоцируется лавинообразное излучение в заданном направлении, формирующее монохроматический, синфазный лазерный импульс — луч.

Лавина формируется за счет вынуждаемого излучения возбужденных электронов первичными стартовыми фотонами, путем многократного отражения этого излучения в оптической системе лазера.

Полная рабочая теория лазера сложна, и полна всевозможными нюансами и тонкостями, выявленными разработчиками лазеров в процессе практических опытов. Эти нюансы отвлекают внимание теоретиков от красивой основы, изложенной выше, своей наблюдаемой экзотичностью. Теория тоже становится экзотичной, порождая мистику, и внедряется в стереотип мышления, становясь постепенно непререкаемой истиной.

Давайте оглянемся на эту основу – и подвергнем её тестовому сомнению.

Начнем с расхожего сейчас в квантовой теории понятия спонтанности.

Википедия. Спонтанный — (лат.  — самопроизвольный) — самопроизвольность; характеристика процессов, вызванных не внешними влияниями, а внутренними причинами…

В этом, совершенно верном на первый взгляд определении упущен очень важный нюанс. Внутренний процесс, вызывающий спонтанную реакцию, является скрытым.

В нашем случае (тормозного излучения электрона) мы должны предположить, что в электроне идут некие существенные процессы, которые вызывают срыв электрона с возбужденной траектории. Сумрачная ситуация. Ситуация, вынуждающая догматически постулировать спонтанный переход электрона.

Здесь актуальны следующие слова Ланжевена:

«Для борьбы с догматизмом в науке бывает очень полезно ознакомиться с тем, насколько основатели научных теорий лучше своих продолжателей и комментаторов отдавали себе отчет во всех слабостях и недостатках своих теорий. Со временем их оговорки постепенно забываются; то, что для них было гипотезой, превращается в догму, становящуюся все более непререкаемой по мере удаления от первоисточника, пока, наконец, не потребуются значительное усилие для того, чтобы порвать с установившимися взглядами, представляющими собой более или менее отдаленные выводы из теорий, временный и гипотетический характер которых давно забыт«.

Квантовые теоретики уже давно сталкиваются с квантово-философскими парадоксами, но упорно не хотят признавать несовершенство своих основ квантовых представлений, противоречащих выверенным философским принципам.

Поскольку в теории лазера внутренние процессы в электронах не предполагаются, то срыв электрона в исходное состояние становится необоснованным, т.е. он невозможен без внешнего участия, которое в теории лазера тоже не рассматривается. Приходится признавать, что первый стартовый, сорвавшийся электрон производит излучение совершенно без причин. Вроде бы, мелочь. Но …

“Нет ни чего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины”. Это слова Цицерона. И это фундаментальная философская концепция. Но Цицерон ничего не знал о квантовых казусах, скажут современные академики, умеющие управлять процессами, суть которых им непонятна.

Однако давайте согласимся с Цицероном, что возбужденный электрон излучит фотон и перейдет на устойчивый нижний энергетический уровень только по причине некоторого, не замечаемого нами взаимодействия.

Интерпретаторы теории лазера так и поступают, ссылаясь на взаимодействие электрона с пролетающим мимо фотоном, ведь так дальнейший процесс и описывается. Процесс, из спонтанного превращается в вынуждено-детерминированный. При этом энергия излученного фотона оказывается равной энергии фотона, пролетающего мимо, что естественно, т.к. мы возбудили атом специальным образом. Но вот то, что при этом совпадут направление излучения, и, самое главное — фаза излученного фотона совпадет с фазой пролетающего – это совершенно непонятно, и в теории это умалчивается.

Селекция (отбор) однонаправленных фотонов оптической системой лазера – неубедительна, т.к. в других (не лазерных) системах так эффективно не работает.

Фотон — нейтральный объект, не имеющий силового электрического поля. Как он может воздействовать на возбужденный электрон атома? Только своим гравитационным полем, которое официальной наукой признается. Но об этом в теории лазера нет ни слова. Кроме того, каким образом гравитация фотона сообщит электрону, в какой начальной фазе должен стартовать вторичный фотон, опять же непонятно.

Давайте припомним, каковы интересующие нас в данном случае свойства фотона.

Фотон это истинный квантовый объект, который можно и обнаруживать, и измерять. Правда, при измерении фотон неизбежно исчезает. Выражение «поглощение фотонов» — это фразеологический нонсенс. На самом деле поглощается только энергия фотона, и обязательно вся целиком. Фотон в момент «поглощения» прекращает свое существование. Ни в самом атоме в целом, ни у отдельных электронов фотонов нет.

Таким образом, пролетающий фотон никакой информации электрону атома о фазе частоты фотона и его направлении передать не может. Но ведь лазер работает!

Возникает курьезная ситуация, и в науке это не в новинку. Исследователь, встав на позицию, содержащую ошибку, криво объясняет работу исследуемого объекта. Ему на эти натяжки указывают, а он, в качестве доказательства, ссылается на функционирование объекта. Возникает порочный, замкнутый круг.

Обратим внимание на то, что до сих пор в РАН не решен вопрос о размере фотона. Между тем существует постановление РАН, обязывающее исследователей считать процесс излучения фотона мгновенным. Обратим также внимание на то, что размер всех атомов, независимо от их массы и количества электронов в оболочке, практически одинаковый.

Фотоны тоже, непроизвольно (интуитивно), мыслятся одинаковыми.

Перечисленные аргументы складываются в пользу естественного предположения, что фотоны излучаются не электронами, а атомами, как пространственной структурой, и, видимо, не превосходят по своим размерам размер атома.

В момент излучения фотона происходит мгновенное (происходящее за один квант времени, или малое количество квантов) изменение электрического момента атома. Это по определению. На это время, за счет разных масс, при одинаковых зарядах, у  атома возникает электрический дипольный импульс.  Сам атом, принимая во внимание нулевой продольный импульса фотона, остается неподвижным. Однако возникший на короткое время электрический импульс имеет возможность произвести требуемое лазеру воздействие на соседние, возбужденные атомы. В случае такого взаимодействия, в возникшей системе из двух соседних атомов, излучивший атом приобретает продольный импульс второго порядка малости, являющийся причиной якобы спонтанного излучения.

Отсутствие продольного импульса у фотонов подтверждено многочисленными экспериментами, в том числе и повторением (с отрицательным результатом) опытов Лебедева [5]. Беда в том, что в научных экспериментах, обычно, обнаруживают что-то новое, а тут с упорным постоянством не находят то, что ищут. А несбыточная надежда при этом хорошо оплачивается.

В официальной науке описание фотона без продольного импульса искать бесполезно. В связи с этим приведем краткое описание такого фотона.

Фотон — не частица, и не имеет ни релятивистской массы инерции, ни массы гравитации; с частицей  его роднит только свойство жесткой локализации и свойство сохранения направления движения.

Фотон не является осциллятором, и не может рассматриваться как цуг. Частотные эффекты фотона имитирует его крутизна фронта.

Фотон – специализированное возмущение пространства, распространяющееся как локализованная волна особого, уникального вида. Элементы пространства в продольном перемещении фотона участия не принимают, т.е. неподвижны, что и роднит его с волной.

Фотон – инструмент посреднического взаимодействия пространства с веществом.

Фотон – признак всеобъемлющей гармонии Вселенной. Фотон это единственный объект, доступный нам для непосредственного исследования дальнего космоса.

 

Гравитационное поле и постоянное электрическое поле распространяются с мгновенной скоростью, которая определяется отношением расстояния распространения к планковскому значению кванта времени [6]. Экспериментально измерить, эту огромную скорость, пока нет возможности. Поэтому исследователи указывают только порядок превышения скоростью гравитации скорости света. По расчетам Лапласа это превышение не менее 107 раз.

Эта неопределенность, точнее её причина, вкупе с отсутствием рабочей гипотезы, объясняющей природный механизм такой необычной скорости, дает РАН основание не замечать неудобные для ОТО факты.

Отсутствие необходимых рабочих гипотез гарантируется официальным запретом на критику ОТО. Но не только это мешает появлению требуемых гипотез.

Общество зомбировано пропагандой официальной парадигмы, подчинившей себе все учебные программы. Эта парадигма неправомерно допускает бесконечную плотность массы в безразмерной материальной точке, но не допускает существования мнимой (метафизической) мгновенной скорости. Благодаря этому даже в Интернете нет гипотез (кроме авторской статьи [6]), предлагающих механизм реализации мгновенной скорости. Концепция Гришаева [4], признающая и оперирующая мгновенной скоростью, просто постулирует её как природную данность.

В эффекте Басова все фотоны движутся без превышения скорости света. Эффект возникает только для регистрируемого импульса, за счет суперпозиции двух типов скоростей: скорость распространения фотонов (световая) и сверхвысоких (мгновенных) скоростей распространения возбуждающих электрических потенциалов.

Мгновенная скорость – это не физическая скорость. Это скорость метафизическая, но реально наблюдаемая и измеряемая. Подробнее об этом см. [6].

 

Приведенные сведения наводят на грустные размышления. Получается, что технический прогресс иногда развивается не благодаря науке, а вопреки ей. Ведь, каков философский смысл и логические следствия, например, вывода о том, что фотон не имеет продольного импульса, но при этом является переносчиком кванта энергии. Смысл в том, что передавая приемнику квант энергии, фотон не может не предавать при этом квант импульса. Таким образом, можно говорить о переносе фотонами и продольных импульсов. Так и есть, но дело в том, что переносимые импульсы это не единичные импульсы, а обязательно, как минимум, пара импульсов, сумма которых строго равна нулю.

Получается, что фотон может быть поглощен только соответствующей системой, способной реализовать сразу два противоположных импульса, и не может быть поглощен иной системой, и тем более, элементарным объектом, каковым является электрон.

Последний вывод является значимым вкладом именно в философскую копилку фундаментальных знаний. Осознав философский смысл явления, необходимо приступить к поиску новых, адекватных интерпретаций многих известных процессов, которые рассматриваются сейчас как тормозное излучение.

Тормозное излучение это всегда финал системного процесса, в котором участвует рассматриваемый электрон. Для правильного и максимально эффективного использования явлений, сопровождаемых тормозным излучением, необходимо полное знание поведения не только электрона, но и всей системы.

Последнее утверждение, в условиях ведущейся экономической войны, является стратегическим ноу-хау. Может быть, именно поэтому вдруг прекратились все западные публикации на эту тему. Российские же разработчики, либо подавлены мнимым величием  ОТО, либо ангажированы западными благодетелями (гранды, симпозиумы, платные лекции, издание трудов), и не хотят даже слышать о возможности повторения названных опытов.

Автор обращается ко всем патриотически настроенным читателям с просьбой поделиться данной информацией с людьми, причастными к лазерным разработкам. Может быть, найдутся истинные исследователи.

 

Нижний Новгород, сентябрь 2017 г.

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице Интернета http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

Источники информации

1.​ П.Г. Крюков /Как это было. К истории рубинового лазера/  Вестник РАН, 2007, том 77, № 10, с. 915-920

2.​  Ораевский А.Н. /Сверхсветовые волны в усиливающих средах/ Успехи физических наук, 168, т 12 (1998) 1311.

3.​ S.Chu, S.Wong. Phys.Rev.Lett., 48, 11 (1982) 738.

  1. Гришаев А.А. /Опыт Басова: мгновенный переброс лазерного импульса на расстояние/ Интернет: http://newfiz.narod.ru.

5.​  Костюшко В.Е. /Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света/ Русское Физическое Общество. Энциклопедия Русской Мысли, т. XVI, стр. 34. Интернет http://v-kostushko.narod.ru

6.​ Леонович В.Н. /Концепция физической модели квантовой гравитации/ Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

  1. Н.Г.Басов, Р.В.Амбарцумян, В.С.Зуев, и др. ЖЭТФ, 50, 1 (1966) 23.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нейтрино из-под плаща невидимки

 

У Герберта Уэллса есть фантастический роман «Человек-невидимка». Герой романа абсолютно невидим и творит всевозможные чудеса (с точки зрения непосвященных наблюдателей). Однако, если героя приодеть и попудрить, то получается очень похоже на обычного человека .

Нечто подобное человеку-невидимке представила научной общественности квантовая физика.

Нейтрино. Невесомая и практически неуловимая частица.

 

Первооткрыватели нейтрино и косвенные участники этого процесса относились сначала к своему детищу стыдливо-недоверчиво. Но постепенно привыкли, а потом, когда были проведены целевые эксперименты Дж. Аллена, исследовавшего отдачу ядра атома в момент излучения нейтрино при К-захвате электрона [1], [2], и якобы подтвердившего действительное существование нейтрино, совсем уверились в своем открытии.

Сомневающихся, вероятно, было больше, но их никто не считал.

Сомневающиеся есть и сейчас, и автор относится к их числу.

 

Вернемся в 1930 год.  Историческая справка [1].

«В 1930 швейцарский физик В. Паули в письме участникам семинара в Тюбингене сообщил о своей «отчаянной попытке» «спасти» закон сохранения энергии. Паули высказал гипотезу о существовании новой электрически нейтральной сильно проникающей частицы со спином 1/2 и с массой ≈ 0,01 массы протона, которая испускается при бета-распаде вместе с электроном, что и приводит к нарушению однородности спектра b-электронов за счёт распределения дискретной порции энергии (соответствующей переходу ядра из одного состояния в другое) между обеими частицами».

В представленном сообщении есть два удивляющих момента.

Первый — это собственно предложение Паули, действительно достойное удивления.

И второй момент — то, что отцы квантовой физики, оказывается, «спасали» закон сохранения. Каково самомнение! А если бы не спасли?..  Страшно подумать.

На самом деле они спасали свой, пошатнувшийся, как они ощутили, вариант квантовой теории.

Мысль Паули достаточно прозрачна и не скрывала его надежд на то, что экзотическая частица окажется максимально симметричной электрону, т.е. таким же электроном, только без заряда.

В таком представлении нейтрино просуществовало четыре года, пока у него не появился еще один «отец» — теоретик Ферми. Теория Ферми объяснила все основные черты бета-распада, и её успех привёл физиков к признанию Нейтрино [3]. При создании теории, Ферми тоже пришлось сделать оговорку «во спасение». Дело в том, что теоретическая форма спектра электронов более-менее хорошо совпадала с экспериментальной только при условии нулевой массы нейтрино. Других критериев для определения массы нейтрино теория Ферми не предоставляла. Однако Ферми в угоду коллективному детищу делает заключение, по которому масса нейтрино много меньше массы электрона (и, возможно, равна нулю).

«Много меньше массы электрона» — это и было искусственно введенным дополнением во спасение первоначальной идеи Паули, хотя собственно теория явно диктовала нулевую массу.

Окончательный облик нейтрино получило после своего усыновления Стандартной моделью.

«Нейтрино (итал. neutrino, уменьшительное от neutrone — нейтрон), электрически нейтральная элементарная частица с массой покоя много меньшей массы электрона (возможно равной нулю), спином 1/2 (в единицах постоянной Планка ћ) и исчезающе малым, по-видимому, нулевым, магнитным моментом. Нейтрино принадлежит к группе лептонов, а по своим статистическим свойствам относится к классу фермионов»  [1].

 

Теоретики Стандартной модели усугубили парадоксальность определения Ферми, дополнив его «исчезающее малым магнитным моментом». Как известно из квантовой теории, минимальная порция энергетического свойства – это vh, при v =1, но еще никто не определял её как исчезающее малую.

Перед нами уникальный случай, определение фундаментального природного объекта (нейтрино) предлагает пользователю на выбор два взаимоисключающих варианта: масса нейтрино много меньше массы электрона, или масса нейтрино равна нулю.

Стиль формулировки напоминает определение через предел – и тем самым усыпляет внимание, скрывая свою парадоксальность. На самом деле, ни какого предела здесь быть не может: либо нейтрино вещественная частица с ничтожной, но конкретной массой; либо это безмассовая частица, аналог фотона, с массой покоя равной нулю.

Судя по публикациям, никто из теоретиков не рассматривает нейтрино в качестве вещественной частицы. Сделав реверанс в форме вынужденной приписки об исчезающее малом магнитном моменте и исчезающей массе, они видимо забыли о первоначальном назначении нейтрино – обеспечение непрерывности энергетического спектра электронов при бета-распаде.

Но как частица с нулевой массой покоя может уносить энергию, изменяющуюся в пределах известного спектра. Получается неувязка: либо нейтрино как фотоны имеет переменную частоту, и реализует соотношение Е=vћ; либо нейтрино реальная вещественная частица с конкретной, хотя и очень маленькой, массой покоя. Энергия частицы в последнем случае может меняться при излучении в зависимости от близости её скорости к скорости света.

 

Второй вариант выглядит явно притянутым за уши, и выпадает из общей гармонии официальной парадигмы. Но и первый вариант не лучше, и тоже требует радикальной реконструкции Стандартной модели. Эта реконструкция уже началась.

Цитата из Википедии, статья «Стандартная модель».

«В связи с тем, что обнаружены нейтринные осцилляции, стандартная модель нуждается в расширении, которое вводит дополнительно 3 массы нейтрино и как минимум 4 параметра PMNS-матрицы смешивания нейтрино, аналогичные CKM-матрице смешивания кварков, и, возможно, ещё 2 параметра смешивания, если нейтрино являются майорановскими частицами».

Критика бесполезна.

Сколько масс у нейтрино?

Сколько каких надо – столько и будет.

 

В среде современных физиков развивается тенденция пренебрежительного отношения к философии. Но законы, которые являются объектами философии, не становятся от этого менее значимыми и, тем более, не переходят при этом в юрисдикцию теоретиков, решающих спасать или не спасать эти законы.

 

Рассмотрим с философских позиций самое экзотическое свойство нейтрино – его неимоверную проницаемость. Каков физический смысл этого свойства? Для всех ясно, что это свойство является атрибутом частицы-невидимки. Но это бытовое представление, являющееся простым синонимом, не пополняющим информативность образа.

Рассмотрим экзотическое свойство нейтрино с космологических позиций.

Для большей наглядности представим, что в некоторой заданной системе нейтрино вообще не поглощается. Это значит, что через определенное время, пусть очень большое, но конечное, всё, что может превратиться в нейтрино, в него и превратиться. В этом случае процесс излучения должен прекратиться, а заданная система прекратит существование, т.е. фундаментально преобразится. Плотность нейтрино в новой системе будет равна плотности дефицита начального вещества предшествующей системы. При этом, обитатели новой системы уже никогда не узнают о существовании нейтрино, только из летописей.

А при дефиците равном единице, вообще всё вещество должно превратится в нейтрино. Чем не стартовая площадка для Большого Взрыва? Сначала коллапс – потом Взрыв.

 

Перед нами философская оценка любого однонаправленного процесса. Всякая система, реализующая бесконечный однонаправленный процесс, обречена на самоуничтожение.

 

Изобретатели нейтрино учли это свойство однонаправленности, и наделили нейтрино способностью к поглощению, пусть ничтожной, но все же не нулевой. Что будет происходить в этом случае с наблюдаемой системой. Система будет заполняться нейтрино, которые будут съедать вещество системы, до тех пор, пока плотность нейтрино и плотность оставшегося вещества не обеспечат равенство актов поглощения и актов излучения, т.е. сформируют равновесный процесс.

Вот в таком мире мы и должны бы жить. Но …

 

Возникает вопрос, какую же  стадию мы наблюдаем во Вселенной? Видимо, самую начальную, т.к. если бы система находилась в равновесии, а философский подход именно это и рекомендует, то плотность нейтрино в пространстве была бы так велика, что процессы, сопровождаемые поглощением нейтрино, были бы равновероятны с процессами излучения.  Но этого не наблюдается.

Ещё одна неувязка.

Таким образом, неувязки, связанные с нейтрино, множатся.

 

Свой вклад в копилку неувязок теории нейтрино внес А.В. Мамаев [4]. Он провел теоретический анализ методики, использованной Эллисом и Вустером в своих калориметрических исследованиях бета-распада. Мамаев продемонстрировал, что физическая модель бета-распада, под которую теоретики подгоняли свои формулы, по крайней мере, не полна.

 

От теоретических исследований Мамаева невозможно отмахнуться. А из них неукоснительно следует, что спектр теряемой электроном энергии, не весь уносится нейтрино. Однако, нет оснований считать, что количественный расчет энергии, рассеиваемой электронами по Мамаеву, даст результат, полностью исключающий существование нейтрино. Дело в том, что Мамаев, как и отцы нейтрино, мыслит в стандарте капельной модели атомного ядра. Пользователи этой модели даже не рассматривают вопрос о возможности существования касательной составляющей импульса электрона относительно поверхности  ядра (хотя модель это допускает).

 

Другие модели ядра, которые более соответствуют здравому смыслу и результатам последних исследований, предполагают пространственную конструкцию из не сомкнутых нуклонов, одна из концепций такой модели представлена в [5]. Нуклоны атомного ядра в этом варианте реализуют объемную ажурную топологию, стандартную для всех ядер данного химического элемента, что и обеспечивает индивидуальные особенности химических элементов. Такая модель естественным образом ставит вопрос о конкретном размещении излучающего нейтрона в объемной конструкции и о направлении его излучения. Распределение предположительно квантованной реакции отдачи нейтрона по двум степеням свободы ядра, включая момент вращения ядра, приводит непосредственно к непрерывному спектру излученного электрона, и именно с такой формой зависимости, которая наблюдается.

 

Ажурная модель ядра атома требует для исследований разработки новых экспериментальных методик. Дело в том, что затраты энергии на раскрутку ядра атома не сказываются на температуре исследуемого образца, т.к. тепловая энергия в этом случае полностью компенсируется увеличением теплоемкости вещества за счет задействования дополнительной степени свободы, слабо коррелирующей с общепринятыми степенями. Из этого следует, что калориметрические методики в принципе не могут выявить затрат энергии на увеличение момента атомного ядра.

 

Таким образом, результирующий спектр энергии электронов, с учетом рассеяния, выявленного Мамаевым, и рассеяния на ядре, может полностью исключить участие нейтрино в данной реакции.

 

Похоже, литературным прототипом нейтрино является не человек-невидимка, а поручик Киже.

 

 

В арсенале экспериментального подтверждения реальности нейтрино есть еще один, якобы, убедительный эксперимент. Это наблюдение отдачи ядра в момент испускания нейтрино, впервые рассмотренный советским физиком А. И. Лейпунским.

 

«В 1938 А. И. Алиханов и А. И. Алиханьян предложили использовать для этой цели реакцию К-захвата в 7Be: ядро 7Be захватывает электрон из К-оболочки атома и испускает Нейтрино, превращаясь в ядро 7Li,

7Ве +е → ne + 7Li;

при этом, если Нейтрино — реальная частица, 7Li получает импульс, равный и противоположный по знаку импульсу Нейтрино. Первый успешный опыт с этой реакцией был выполнен американским физиком Дж. Алленом в 1942. Оказалось, что энергия отдачи ионов 7Li согласуется с теоретическим значением (в предположении нулевой массы Нейтрино). Последующие опыты с большей точностью подтвердили этот результат. Существование Нейтрино стало экспериментальным фактом.»  [1].

 

Поражает кричащая неосновательность произведенных выводов. Опыты подтверждают реальность существования нейтрино с нулевой массой покоя. Но такое нейтрино, как уже было показано, в принципе не способно обеспечить непрерывный спектр электрона даже в условиях, предлагаемых реконструкцией Стандартной модели.

Кроме того, реакция К-захвата по умолчанию считается спонтанной, а это нужно доказывать, т.к. это чрезвычайно важно. Но не доказано.

 

Проведем показательный мысленный эксперимент. В тесной комнате несколько человек имитируют броуновское движение, при этом в руке у каждого стакан с водой на блюдечке. Некоторые столкновения заканчиваются тем, что вода из стакана выплескивается на человека, который держит блюдце.

В комнате находится прибор, который реагирует на опрокидывание стакана и регистрирует в этот момент изменение суммарного импульса системы человек – стакан.

 

Предложенная методика эксперимента позволяет  исследователю, наблюдающему за прибором и не знающему условий эксперимента, т.е. не знающего, что происходит в комнате, сделать следующий вывод. Опрокидывание стакана вызывает импульс отдачи, что в свою очередь заставляет его искать невидимый объект, который вызывает отдачу.

 

Чтобы поверить в истинность результатов Дж. Аллена, необходимо, чтобы были предоставлены аргументы, доказывающие, что атом во время К-захвата можно считать замкнутой системой, т.е. К-захват действительно самопроизвольный процесс. А кроме того необходимо учитывать разложение отдачи на момент и импульс. Однако такие данные не приводятся.

 

Логично предположить, что тепловые столкновения атомов при благоприятном стечении обстоятельств вызывают эстафету передачи импульса от электрона внешней оболочки к электрону внутренней К-оболчки. Такая эстафета может сопровождаться резонансным усилением импульса случайного характера.  Косвенным доказательством этого явления может служить то обстоятельство, что иногда выбиваются и захватываются электроны с соседней L–оболочки.

 

Заключение.

 

Наблюдаемый непрерывный спектр электронов бета-распада послужил поводом для выдумки нейтрино. Однако, вследствие исторического казуса предложенная модель нейтрино была трансформирована для выполнения более насущных современных нужд теоретиков, и не может уже использоваться для обоснования непрерывности спектра электронов, излучаемых при бета-распаде.

Кроме того, космологические характеристики излучения и поглощения нейтрино не вписываются ни во временные раскладки мистической теории Большого Взрыва, ни в какую другую модель мира.

 

В начале предыдущего столетия человечество соприкоснулось с безграничным миром квантовых объектов и квантовых взаимодействий. Необходимое в этих обстоятельствах осознание груза стереотипов предшествующего мировоззрения и осознание естественной неполноты начальных сведений должно было сориентировать исследователей на скрупулезный стиль работы, не допускающий поспешных, не перепроверенных  выводов и решений.

Но жизнь не позволила утвердиться этому стилю. Как золотая лихорадка приводит к стремительному возникновению хлипких городов, так и лихорадка открытий привела к созданию временно успешных  хлипких теорий.

Быстрые успехи описательно-статистической теории квантования привели к тому, что её авторитеты уже озабочены последней оставшейся проблемой: можно ли считать квантовую теорию уже законченной.

 

Но, если мир квантовый, то где же вещественные кванты?

 

Похоже, квантовая теория еще и не начиналась.

Нижний Новгород, ноябрь 2013г.

 

Источники информации

 

  1. Физическая энциклопедия, Интернет.
  2. Электронный К-захват/ Интернет.
  3. Кузьмичев Л.А. /Нейтринная астрофизика / Курс лекций,  Интернет http://www.heuristic.su/effects/catalog/est/byId/description/441/index.html.
  4. Мамаев А. В. /Грандиознейшая научная мистификация:  кто ее разоблачит?/ Интернет, http://www.acmephysics.narod.ru/b_r/rhtm.
  5. Леонович В.Н. /О магнитной природе ядерных сил на примере взрыва сверхновых / Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11604.html.
  6. Соколов В.М. /Есть ли в природе нейтрино?/ Современные наукоемкие технологии. – 2010. – № 5 – стр. 75-79

 

 

Интрига закона Хаббла

Прошедший 20-ый век ознаменовался бурным развитием космологии, что было вызвано техническим прогрессом в области космических наблюдений. Однако не только технический прогресс стимулировал развитие космологии, дополнительным и важнейшим фактором стала разработка Эйнштейном Общей Теории Относительности.

ОТО, будучи очень привлекательной для построения космологических гипотез, не лишена внутренних противоречий, и использует сложный математический формализм, что затрудняло ее восприятие. Эти обстоятельства послужили причиной того, что подавляющее большинство новых разработок, опирающихся на ОТО, были произведены или математиками, или исследователями с математическими наклонностями.  Приток математиков в космологию, а вместе с ними и свойственного им идеалистического уклона в философском мировоззрении, вызвал нарушение имевшегося единодушия в среде астрофизиков.

Одним из первых космологов-математиков, заявившим о своих идеалистических убеждениях открыто, был русский математик А.А. Фридман. Он в своей книге «Мир как пространство и время» [1] по поводу эйнштейновского пространства-времени пишет: «Исполняются слова великого немецкого математика Минковского, и физический мир предстает перед нами в своем истинном свете, как совокупность вещей, называемых явлениями, характеризуемых при арифметизации четырьмя числами , ,, . Физический мир может служить, на основании сказанного, интерпретацией пространства четырех измерений; явления физического мира становятся интерпретацией точки четырехмерного геометрического пространства». Вот так, а не иначе. Не математическая модель хорошо или плохо интерпретирует реальный мир, а реальный мир с его погрешностями измерений является искаженной интерпретацией идеального геометрического мира. Новые космологи объективно нуждались в идеалистических идеях,  необходимых им для обоснования выдвигаемых ими концепций, несовместимых с материалистическим восприятием мира.

Одним из самых грандиозных достижений начала 20-го века заслуженно считается открытие закона Хаббла. Однако, обнародование закона было ознаменовано небольшим скандалом. Дело в том, что Хаббл закон не формулировал. Он выявил и опубликовал экспериментальную закономерность в смещении спектров излучения дальних галактик, в зависимости от их расстояния до наблюдателя. Обнаруженная Хабблом закономерность не вписывалась в привычные представления о Вселенной и о свойствах материи. Странная закономерность должна бы была стимулировать новые исследования космоса, направленные на объяснение установленного факта, но случилось несколько иначе. Оказалось, что к моменту открытия накопилось достаточное число математических разработок разных моделей вселенной. Данные разработки, основанные на ОТО Эйнштейна, тоже приводили к неожиданным выводам, и очень нуждались в экспериментальной поддержке определенного свойства. Например, в 1917 г. астроном  де Ситтер опубликовал свою работу «Об эйнштейновской теории гравитации и ее астрономических следствиях», в который рассматривалась модель расширяющейся вселенной. Правда, его вселенная была пустая, т.к. плотность вещества в ней принималась равной нулю. Однако, в 1923 г. немецкий математик Г.Вейль пришел к выводу, что если во вселенную де Ситтера поместить вещество, то она не изменит своей сути, и все равно должна расширяться. Расширение бесконечной вселенной – это нонсенс. Полученные выводы явно свидетельствовали о том, что при построении модели вселенной де Ситтера допущена ошибка. Иначе и быть не могло. Было бы странно, если бы геометрическая модель смогла выразить динамику физической сущности Вселенной. Однако, как нельзя кстати, обнаруженная Хабблом закономерность, явилась желанной поддержкой, и давала де Ситтеру смутные надежды.

Интерпретируя экспериментальные данные Хаббла на основе закона Доплера, де Ситтер использовал их для обоснования своей теории расширяющейся вселенной; он и сформулировал так называемый закон Хаббла. В 1929 г. Хаббл публично и резко упрекал де Ситтера, посмевшего без ведома авторов опубликовать работу, содержащую одностороннее толкование теоретических и наблюдательных выводов в пользу расширения Вселенной. В дальнейшем Хаббл смягчил свою позицию, но по-видимому, до конца своей жизни так и не решил для себя, говорит ли красное смещение о расширении Вселенной, или оно обязано «некоему новому принципу природы». Так или иначе, закон Хаббла, с подачи де Ситтера, навсегда увековечил имя Хаббла в истории науки.

Судьбе было угодно, чтобы закон Хаббла, так скандально начавший свое существование, вобрал в себя максимум противоречий, отражающих характер времени.

Во-первых, почему собственно закон Хаббла это закон. Хаббл выявил всего лишь не очень явную зависимость. Корреляция красного смещения с расстоянием до объекта излучения, представленная Хабблом, даже не является следствием прямых измерений. Представленные данные есть результат обработки первичных данных по уникальной методике, предложенной Хабблом.

Метод Хаббла основан на предположении о равенстве максимальной светимости ярчайших звезд во всех наблюдаемых объектах Вселенной. Это предположение является достаточно обоснованной гипотезой, но все-таки оно небезупречно. Исходя из положения об изотропии Вселенной, и учитывая факт задержки световой информации, приходим к очевидному выводу: чем дальше от нас находится объект наблюдения, тем в более ранней стадии развития мы его наблюдаем. Таким образом, предположение Хаббла о равной светимости ярчайших звезд, отнесенное в равной мере ко всем объектам из разных времен, сводится к другому, расширенному предположению, а именно: о неизменности максимальной светимости ярчайших звезд во всех объектах и во все времена наблюдения, что уже более сомнительно по сравнению с первичной редакцией. Стабильность ярчайшей звезды во времени вполне возможна, но ее продолжительность обязательно конечна, но это в методике не учитывается. Эти же сомнения относятся и к предположению о равенстве светимости ярчайших галактик, которое явилось развитием методики Хаббла.

В любом случае, закономерность, выявленная Хабблом, является гипотетической, и  любые выводы, полученные на основе его методики, могут быть только гипотетическими.

Если красное смещение для удаляющегося объекта излучения – это закон, то интерпретация обнаруженного красного смещения как удаление наблюдаемого объекта – это только гипотеза, подразумевающая отсутствие каких бы то ни было явлений, кроме эффекта Доплера, способных вызвать красное смещение.

Таким образом, построения де Ситтера, определившие закон Хаббла, основаны на двух гипотезах, т.е. закон, сформулированный де Ситтером, на самом деле тоже является гипотезой. В математике любую зависимость, выраженную аналитической формулой, принято называть математическим законом, или даже просто законом.  Видимо это и послужило причиной терминологического казуса, допущенного де Ситтером. Таким образом, гипотетическая закономерность, выявленная Хабблом, была трансформирована в закон,  который непостижимым образом, без всякой проверки, был включен во все справочники. Более того, этот закон, не без корыстных интересов, все чаще начинают называть фундаментальным. Очень странно называть фундаментальным законом Вселенной закон, который формально представляет угрозу существованию Вселенной, тогда и закон о растущей энтропии тоже является фундаментальным. Но в этом случае и автор, и читатели – фундаментально не существуют.

Теория равномерного и изотропного расширения идеализированного пространства, равномерно заполненного неизменным количеством вещественных точек, достаточно проста. Аналитическое выражение, описывающее относительное движение точек в таком пространстве, имеет вид V=H·r,  (1), где V – модуль скорости раздвижения (разбегания) двух произвольных точек, r — расстояние между избранными точками, H – коэффициент пропорциональности. При изотропном расширении, H по определению не зависит от пространственного положения избранных точек, т.е. является пространственной константой. Зависимость H от времени определяется дополнительными условиями. Если, например, каждый объект расширяющейся структуры движется с неизменной скоростью (инерционное расширение), то Н=Н(t) является убывающей гиперболической функцией. В этом легко убедиться, если в рассматриваемую область ввести постоянную систему координат. Тогда для конкретного n-го объекта в соотношении (1) скорость  будет константой по определению, а расстояние от точки наблюдения до избранного удаляющегося объекта будет определяться как r = r(t0) +V0n·(t-t0). Соответственно

Н(t) = V0n/[ r(t0) +V0n·(t-t0)]. Формальный математический подход позволяет получить выражение Н(t)=1/t, для чего необходимо лишь приравнять нулю r(t0).

Однако, введение системы координат вносит определенную конкретику, которую, похоже, никого рассматривать не собирается. Неподвижная и неизменная система координат превращает рассматриваемое расширение пространства в разбегание вещества из занимаемого объема. Эта интерпретация явно ущербна, т.к. не определяет участь исходящего вещества. Из этой ситуации два выхода, или растягивать вводимую систему координат вместе с разбегающимся веществом, а это требует коррекции парадигмы; или отслеживать пространство за границей рассматриваемой области. И то, и другое сопряжено с введением некоторых дополнительных условий и произвольных предположений.

Анализ тенденций, складывающихся в интерпретации предполагаемого расширения Вселенной, приводит к выводу о наличии некоторого компромиссного соглашения по умолчанию. Все как бы согласны, что структура реального пространства соответствует стационарной вселенной, т.е. локальный масштаб Вселенной сохраняется, но при этом укрупненные структурные единицы (галактики и их скопления) куда-то разбегаются. Таким образом, при любом обсуждении проблемы расширяющейся Вселенной, заявляется тема о расширении пространства, а фактически исследуется разбегание вещества в стационарном пространстве. Но никто из обсуждающих не знает, есть ли для этого разбегания свободное место за пределами Метагалактики, или его нет. Если – нет, то тогда там реализуется волна (или область) уплотнения вещества, что соответствует самой естественной форме стационарной вселенной – вселенной с асинхронно осциллирующей плотностью. А если где-то за Метагалактикой начинаются огромные просторы свободного пространства, то это значит, что наша Вселенная, как скопление вещественной массы, является конечной, и расширяется в составе некоторой другой, непостижимой для нас структуры.

Чтобы исследовать реальные следствия обнаруженного Хабблом эффекта, рассмотрим предварительно характеристики наиболее приемлемых типов расширения геометрических точек в идеализированном пространстве; и уже с помощью выявленных характеристик приступим к исследованию реальной ситуации.

Рассмотрим сначала изотропное инерционное расширение, о котором шла речь в самом начале, т.е. расширение при котором выполняется соотношение (1). Выберем точкой наблюдения Солнечную систему (конкретно — Землю), и разделим наблюдаемое пространство (Метагалактику) на сферы, отстоящие друг от друга на один мегапарсек (3,26 световых лет). В некоторый момент выберем на каждой сфере объекты наблюдения (галактики), пронумеруем их по мере увеличения радиуса сфер и зарегистрируем относительные скорости удаления от Земли, которые, как уже установлено, подчиняются закону V=H(t)·r(t).  Напомним, что каждая галактика удаляется от наблюдателя со своей неизменной во времени скоростью, а Н(t) – пространственная константа, убывающая во времени.

Через определенное время, которое можно вычислить, если задать конкретное значение H, галактика, которая находилась на 1-ой сфере, переместится на 2-ую, а галактика со 2-ой сферы – на 4-ую. Таким образом, расстояние до пронумерованных галактик от наблюдателя удвоится, а их скорость при этом сохранятся, что означает уменьшение значения H в два раза с одновременным уменьшением плотности вселенной. Этот процесс будет продолжаться бесконечно, что означает что  H(t) со временем стремится к нулю. Этот вывод можно использовать для научного прогноза: если  измерять постоянную Хаббла для разно удаленных галактик, то эти измерения будут относится к разному времени, и постоянная должна соответственно изменяться, увеличиваясь при наблюдении более близких объектов.

Дополнительный анализ такого расширения, применительно к физическому пространству, приводит к фантастическим результатам. Учитывая пространственную бесконечность вселенной, для относительной скорости вещественных точек по формуле (1) можно получить сколь угодно большое значение, которое к тому же можно отнести к любой точке, что является абсолютно немыслимым. На основании этих выводов можно утверждать, что реальная бесконечная вселенная не может изотропно ни расширяться (раздвигаясь), ни сжиматься (сдвигаясь).

Таким образом, изотропное расширение пространства допустимо рассматривать только для моделей пространственно ограниченных вселенных или, из любопытства, для  моделей бесконечного, но идеализированного геометрического пространства, где допустимы бесконечные скорости и другие сингулярные особенности.

Для последующего анализа интерес представляет характер расширения условной вселенной, которое происходит при H, являющейся абсолютной константой, т.е. постоянной величиной и во времени, и в пространстве. Для реализации такого расширения необходимо, чтобы при перемещении галактики со сферы на сферу соотношение (1) выполнялось для любого объекта, попавшего на любую сферу, т.е. галактики при перемещении со сферы n на сферу n +1 должны увеличивать свою скорость в соответствии с законом  V=H·r(t), где H – константа. Очевидно, что такая ситуация реализуется только при ускоренном движении каждого выделенного объекта. В условиях такого расширения информативность значения Н резко падает до минимума. По величине Н уже нельзя судить ни о времени существования Вселенной, ни о плотности. Физическая реализация такого расширения неосуществима по тем же признакам, что и изотропное расширение, но к этим признакам добавляется еще энергетическая несостоятельность.

Чтобы учесть в предстоящем анализе гравитационное взаимодействие, достаточно знать, что в конечной сферической вселенной формируется поле центростремительных сил, направленных к конкретной единственной точке. Величина этих сил прямо пропорциональна плотности вещества и расстоянию до центра вселенной, т.е. сила притяжения к центру вселенной максимальна на границе вселенной и равна нулю в ее центре. Раздвижение (сдвижение) вещества в этом случае изотропным быть не может, т.к. Н становится пространственно зависимой.

Учет гравитационного взаимодействия в бесконечной Вселенной становится теоретически возможным лишь при условии, что вещество Вселенной распределено равномерно или по известному закону. Условие равномерности предположительно (по общему согласию) выполняется для очень крупных объемных структур, и значит, тоже является гипотетическим. В этом случае  удаленное вещество формирует в каждой точке наблюдения нулевое гравитационное поле. Таким образом, пространство, равномерно заполненное веществом,  не влияет на пробное тело и допускает для него инерционное равномерное перемещение. Если в качестве пробного тела использовать точечный элемент из состава вещества Вселенной, то применяя этот вывод к каждому элементу Вселенной, получаем вывод о допустимости как изотропного раздвижения, так и изотропного смыкания вещества в пространстве, если само это движение не нарушает равномерности распределения вещества. В данном случае понятие допустимость необходимо понимать как отсутствие причинно-следственных связей.

Точно такой, достаточно очевидный результат получил А.А. Фридман при решении задачи о стационарности Вселенной, для идеализированного бесконечного пространства, равномерно заполненного веществом. Напомним, что невозможность повсеместного расширения или сжатия бесконечных вселенных не связана с гравитацией, а является собственным свойством пространства.

Обратимся теперь к анализу имеющихся наблюдений, и оценим их, используя полученные характеристики условных идеализированных расширений. Наблюдая объекты вблизи первой сферы, и интерпретируя обнаруженное красное смещение их спектра по закону Доплера, т.е. применяя закон Хаббла, мы узнаем, что 3,26 млн. лет назад эти объекты удалялись от нас со скоростью ≈75 км/с, что соответствует H ≈ 75 (км/с)/Мпс.  Если мы рассмотрим любую другую сферу, т.е. другой временной срез, то опять по измерениям Хаббла получим H ≈ 75. Таким образом, если учесть, что Н является пространственной константой, а с этим согласны все, то получается, что во все времена постоянная Хаббла в области доступной нашим наблюдениям оставалась абсолютной константой. Получается, что де Ситтер, вводя константу Н без оговорки о ее зависимости от времени, был абсолютно прав. Но этот вариант, как было установлено, однозначно свидетельствует об изотропно-ускоренном расширении Вселенной. Это так очевидно, что пассаж Ефремова Ю.Н. по этому поводу в его статье «Постоянная Хаббла» выглядит несколько странно. Вот выдержка из работы Ефремова.

«Задача определения постоянной Хаббла была столь острой, поскольку от ее значения зависят и масштабы Вселенной, и ее средняя плотность, и возраст. Экстраполируя разбегание галактик назад, мы приходим к выводу, что когда-то они все были собраны в одной точке. Если расширение Вселенной происходило с одной и той же скоростью, то величина, обратная постоянной Хаббла, позволяет сказать, что этот момент t=0 имел место 13-19 (H=50) или 7-10 (H=100) миллиардов лет назад. Этот «экспансионный возраст Вселенной» при меньшем значении постоянной Хаббла, которое неизменно получается у Сендиджа, уверенно больше возраста старейших звезд, чего нельзя сказать про значение H=100. Впрочем, ныне проблема потеряла свою остроту, поскольку теперь не подлежит сомнению, что расширение Вселенной протекало с неодинаковой скоростью. «Постоянная» Хаббла постоянна лишь по пространству, но не во времени»,- конец цитаты.

Что же получается, если постоянная Н в законе Хаббла действительно является сто процентной константой, а вовсе не только пространственной, как хотят и необоснованно полагают некоторые, то это или ошибка интерпретации наблюдений, или революция в науке. Видимо, именно надежда на революцию и заставила де Ситтера нарушить научную этику,  сформулировав закон Хаббла без участия автора.

Утверждение об ускоренном расширении Вселенной явно преждевременно. Однако, неразбериха, постоянно сопровождающая закон Хаббла, предоставила лазейку для теоретиков, развивающих сомнительные идеи ОТО. Корректное применение закона Хаббла очень мало давало для развития модели, более того, с энергетической точки зрения становилось непреодолимой преградой. Гораздо привлекательнее было изотропное инерционное расширение, математическая запись которого абсолютно идентична записи закона Хаббла, что и было исторически использовано.

Вновь непостижимым образом все исследователи дружно перестали быть аналитиками (в отношении закона Хаббла). Несколько десятилетий во всех официальных публикациях закон Хаббла рассматривается только как закон изотропного инерционного расширения. В развивавшуюся интригу заочно был включен и математик А.А. Фридман.

Фридман не скрывал своих идеалистических убеждений. Комментируя идею расширяющейся Вселенной, он в своей книге  «Мир как пространство и время» допускает неловкую, но зато очень эмоциональную, интерпретацию своего решения нестационарной Вселенной. Приведем ее дословно.

«Переменный тип Вселенной представляет большое разнообразие случаев: для этого типа возможны случаи, когда радиус кривизны мира, начиная с некоторого значения, постоянно возрастает с течением времени; возможны далее случаи, когда радиус кривизны меняется периодически: Вселенная сжимается в точку (в ничто), затем, снова из точки, доводит радиус свой до некоторого значения, далее опять, уменьшая радиус своей кривизны, обращается в точку и т.д.»,- конец цитаты.

Фридман исследовал стационарность Вселенной как пространственную задачу, но при этом наивно умалчивает, что в процессе сжатия, через некоторое конечное время вещество непременно сомкнется, свободного пространства уже не останется, и Вселенная превратится в бесконечное твердое тело. Сжатие твердого тела происходит совсем по другим законам, которые Фридман не учитывал. Таким образом, Фридман нашел решение, допускающее нестационарные состояния, только для виртуальной вселенной, т.е. не существующей, в которой все вещество заключено в геометрические безразмерные точки (это соответствует постулату эквивалентности ОТО, обманный эффект которого пока остается в тени). Но и в этом случае Фридман допускает непозволительную для профессионала ошибку: он допускает возможность сжатия бесконечной вселенной в точку, что возможно только при бесконечной скорости сжатия, а ОТО этого не допускает.

Вот эта неловкая эмоциональная фраза и послужила поводом для объявления Фридмана пророком теории Большого взрыва.

Несколько слов о «Теории». Во-первых, в многочисленных изданиях очень трудно обнаружить (а может и невозможно) словосочетание «гипотеза Большого взрыва», только — «Теория». Разработкой Теории занимаются самые ведущие (руководящие) ученые мира. Теория пользуется административной поддержкой, проверка ее прогнозов включена в программу испытаний на Большом адронном коллайдере. Теория абсолютно не досягаема для критики, т.к. включает в структуру своей модели так называемый инфляционный период. Во время этого периода все законы существующего мира, которые мешают авторам, отменяются, а законы, которых не хватает авторам, вводятся. Границы инфляционного периода каждый из участников разработки Теории вводит по своему усмотрению. На наших глазах фабрикуется новая религия.

Для завершения начатого анализа остается исследовать инерционное расширение, происходящее в условиях гравитационного торможения, которое является наиболее естественным предположением. Так как такое расширение в принципе не может быть изотропным, то это порождает проблему выбора начальных условий. В предыдущих случаях, используя законы изотропии, допустимо любой момент времени рассматривать за начальное состояние, и его можно было представить в аналитическом виде. В условиях гравитационного торможения это уже невозможно, и необходимо рассматривать конкретные модели структуры Вселенной с перебором всех допустимых вариантов. Достаточно очевидно, что при такой постановке, обнаруженное Хабблом распределение скоростей галактик может быть реализовано целевым подбором или случайным образом. Но это всегда будет промежуточное состояние, существующее относительно кратковременно, как Великое противостояние планет. Сам Хаббл никогда не рассматривал смещение Доплера как единственный источник обнаруженной закономерности. Скорее всего, существуют и другие явления, способные вызывать красное смещение; надо искать. Соответствующие гипотезы уже предложены.

Эффект ускоренного расширения Вселенной, скрытый в формулировке закона Хаббла, некоторое время замалчивался, но шило в мешке не утаить. В настоящее время на фоне массового обсуждения инерционного изотропного расширения Вселенной все чаще появляются работы космологов, рассматривающих уже ускоренное расширение. Сторонникам ускоренно расширяющейся Вселенной приходится придумывать обоснование этому якобы реальному явлению. Они предлагают для этого ввести в закон всемирного тяготения дополнительное независимое слагаемое-константу, наподобие космологической постоянной λ в уравнениях Эйнштейна.

По их мнению, очень малая (неощутимая для современного уровня развития приборов и методик, в плане чувствительности) отрицательная константа должна вызывать отрицательное (по отношению к гравитационному) ускорение любых объектов, обладающих массой, вне зависимости от их массы и их взаимного положения в пространстве. При введении такого члена изотропная вселенная неизбежно должна будет безостановочно расширяться, сохраняя лишь локальные образования, удовлетворяющие условию Зельдовича, с дополнительной антигравитационной добавкой. Неограниченное расширение является условием деградации Вселенной, еще более абсурдным, чем тепловая смерть.

При искусственном введении λ –членов, авторы, видимо исчерпав ресурс своего нахальства, ничего не предлагают кроме констант, а ведь если λ–член будет осциллирующим, или реализующим обратную отрицательную связь, зависящую от плотности вселенной, то он будет определять вечно осциллирующую вселенную.

Заканчивая выборочный анализ интерпретаций закона Хаббла, необходимо напомнить, что все математические изыскания релятивистов являются продуктом двойного преобразования: начальные условия преобразуются из естественных (евклидовых) координат в четырехмерные координаты пространства-времени, а после произведения вычислений производятся обратные преобразования. Все эти действия должны удовлетворять условиям инвариантности, которые обычно не проверяются, а просто постулируются. А если кое-что и проверяется, то только инвариантность интервала; и это делается осознанно. Вот еще одна цитата из [1], в которой символ (17) обозначает обсуждаемые преобразования.

«Собственные свойства этого физического мира инвариантны, относительно преобразований (17), и, если мы признаем, что все процессы физического мира происходят по законам, не зависящим от способа арифметизации физического мира, то все эти физические законы явятся собственными свойствами физического мира и будут иметь форму инвариантную, относительно преобразований (17). Положение это, которое мы будем называть постулатом инвариантности, играет огромную роль в вопросе исследования и установления физических законов»,- конец цитаты.

Последние слова в цитате правильнее было бы читать как «установление физического беззакония», т.к. нелинейные преобразования не гарантируют сохранение инвариантности, вот и приходиться их постулировать сверху.

Подводя итог описанию приключенческой истории, связанной с законом Хаббла, можно сделать следующий вывод: открытие Хаббла (но не закон) является величайшим вкладом в мировую копилку фактов, которые после надлежащего осмысления и доступных проверок должны приблизить человечество к истине. Может быть закон Хаббла в принятой редакции де Ситтера и существует, но пока это всего лишь плод мистификации. А интрига, развернувшаяся вокруг открытия, только подчеркивает остроту момента.

Нижний Новгород, июнь 2010г.

 

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1 Фридман А.А. «Мир как пространство и время», изд. Наука, Москва 1965.

2 Ефремов Ю.Н. «Постоянная Хаббла», Интернет.

3 Космология. Теория и наблюдения. «Мир». М., 1978.

4 Я.Б.Зельдович, И.Д.Новиков. Строение и эволюция Вселенной. «Наука» М., 1975.

5 Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.

Инкогнито неинвариантной массы

Комментарий к анонимной статье «Инвариантная масса» на сайте ЭЛЕМЕНТЫ

Леонович Владимир

Ключевые слова: масса инерции, масса гравитации, эквивалентность масс.

 

Человечество испокон веков с любопытством наблюдало загадочное исчезновение и возникновение вещества в окружающем предметном мире. Естественное насущное любопытство было удовлетворено практическими наблюдениями и научными исследованиями, ознаменованными формулировкой закона Ломоносова. Вещество может изменять форму существования, но его количество (масса) изменению не подлежит.

Масса инвариантна.

За практическую меру массы приняли вес.

Вес, как и масса, не зависит от химического состава тел и их физического состояния. Очень удобно.

Удобно-то удобно, а сомнения остались. По этому поводу ввели в обиход две массы: массу инерции, и тяжелую массу,- полнота совпадения которых оставалась под сомнением. В этом направлении велись активные исследования.

Всякие сомнения прекратил Эйнштейн. Он объявил (постулировал) обе массы, инерционную и гравитационную (тяжелую, как он называл), эквивалентными. Не то, чтобы он сумел узнать о массе гравитации что-то новое, чего не знали другие, просто эквивалентность понадобилась Эйнштейну в его новом, революционном учении о гравитации.

Новое учение, ТО (Теорию Относительности) приняли не сразу, поэтому научные исследования эквивалентности масс некоторое время продолжались, с неизменным подтверждением постулата Эйнштейна.

Учение Эйнштейна, построенное на релятивистских принципах, в силу тогдашней метрологической недостаточности не могло быть проверено экспериментально. Это является следствием математического свойства преобразований Лорентца. При доступных в то время скоростях, коэффициент Лорентца уверенно измерялся, равным единице. Поэтому опыты Этвёша в релятивистском плане практически ничего не доказывали.

Когда технический прогресс предоставил исследователям новые возможности и, как следствие, новые знания (о дефекте массы и пр.), то перед научным сообществом возникла проблема выбора: либо масса инерции остается инвариантной, но не эквивалентной массе гравитации; либо обе массы эквивалентны – и тогда они обе не инвариантны.

Научное сообщество пребывало в растерянности от ошеломительных фактов, и выбор сделал Эйнштейн, единолично. Естественно, его выбор пал на то, чтобы сохранить эквивалентность. Таким образом, массе было отказано в инвариантности.

Здравомыслящая общественность противилась вздорному учению Эйнштейна. Особенно возмутительным было то обстоятельство, что ТО предписывала массе тела неограниченно возрастать при приближении скорости тела к скорости света.

Следуя установкам ТО, получалось, что всякое тело является идеальным (без всяких потерь) перегонным аппаратом кинетической энергии в массу – и обратно.

Благодаря вмешательству политических сил, и подвластной им прессы, победа осталась за Эйнштейном.

Величайшие авторитеты советской науки, Ландау и Лифшиц, освятили ученье Эйнштейна, поместив в учебник по физике раздел по Теории Относительности.        Академия Наук СССР объявила ТО фундаментальным учением, и запретив в 1931 году всякую критику ТО, окончательно канонизировала её святость.

 

Независимо от ТО в научной литературе  утвердился особый стиль изложения физических законов. В этом стиле изложения законы природы всегда подчиняются  диктату математических законов.

В изложении Ландау и Лифшица в ТО отсутствуют прямые и раздражающие ссылки на зависимость массы от скорости тела. В их курсе речь только о неограниченно возрастающих полной энергии и импульсе тела, что совершенно не меняет сути дела, но не так бросается в глаза.

К концу ХХ века технический прогресс достиг знаменательного рубежа. Наконец-то человечество получило возможность проверить положения ТО в прямом эксперименте.

В современных, гигантских ускорителях, на последнем этапе ускорения, частицы (ионы и электроны) движутся по протяженным стационарным траекториям в течение нескольких минут (до получаса). Всё это время разгона заряженные частицы с большой точностью удерживаются на заданной траектории. Удержание производится за счет управляющих электрических и магнитных полей, формируемых управляемыми токами и напряжениями.

По характеру и величине управляющих сигналов можно вычислить зависимость величин инертной и гравитационной масс (отдельно для каждого типа массы) от скорости движения частиц.

Осуществилась мечта экспериментаторов начала XX века. Прямой эксперимент, с ничтожной погрешностью устанавливает зависимость веса частиц и их инертной массы от скорости движения.

Однако соответствующих публикаций от лица коллективов мощных ускорителей, не последовало. Из чего следует: либо полученные результаты не подтверждают ТО и относятся к критическим (а критика ТО не подлежит публикации), либо триумфальные результаты придерживаются к юбилею ОТО.

Юбилей ОТО это время «Ч». Хочешь — не хочешь, а писать о торжестве учения  ТО придется. Как же при этом не написать о регистрируемых релятивистских параметрах гигантских ускорителей.

Но если добытая информация опровергает ТО? Что тогда делать? Постановление Президиума АН СССР о запрете критики ТО от  1964 г., подтверждено в начале XXI века, Президиумом РАН, и снова запрещает публикацию подобных материалов. Получается, надо молчать.

Вот только, одно дело просто замалчивать неугодные результаты, и совсем другое дело их фальсифицировать в юбилейных дифирамбах. На это не каждый решится.

В Интернет есть сайт под названием ЭЛЕМЕНТЫ, который ведет талантливый ученый и комментатор Иванов Игорь. Этот сайт является полуофициальным рупором всего, что происходит на БАК. Сайт облачен соответствующими полномочиями и возможностями.

Совсем недавно, точно установить не представляется возможным, под эгидой сайта появилась безликая (считай анонимная) статья под названием «Инвариантная масса». Автор статьи, а скорее всего – авторы, сетуют на распространенное заблуждение, якобы случайно попавшее даже в некоторые учебники, что масса тел якобы растет с ростом их скорости. Нет, утверждают авторы, масса не растет, масса инвариантна. И только в этом ключе мыслят и действуют профессиональные физики.

Ничего себе – реверс!

Всё это в статье очень коротко. Далее следует мягкий упрек в адрес несмышленых интерпретаторов и популяризаторов ТО, а также небольшой экскурс по статье Окуня Л.Б. «Понятие массы». В этой статье Окунь Л.Б.  (ревностный апологет ТО) еще в 1989 году решил избавить ТО от вопиющего её искажения, бытующего в широких кругах, в образе неограниченно растущей массы. Видимо, автор интуитивно чувствовал, что у природы нет физических возможностей бесконечно увеличивать, скажем, вещество электрона, только из-за того, что его что-то ускоряет. Но в то же время он искренне верил в ТО.

Автор находит компромисс в косвенном подтверждении своей интуиции в одном из основных соотношений ТО. Вот это соотношение, называемое замечательным:

E2 – C2·p2 = m2·C4   (1) ,

где E – полная энергия тела; p – релятивистский импульс тела; m – инвариантная масса тела.

Автор откровенно любуется этим простым и красивым, с точки зрения математики, соотношением, словно собранным из полевых былинок — все разные, а вместе образуют инвариант. В том и красота.

Это составной инвариант из преобразований Лорентца. Аналитическая форма записи позволяет произвести простой качественный анализ этого соотношения.

 

Выражение справа есть инвариантная величина, она не меняет своего значения при переходе от одной СИ (системы измерения) к другой, т.е. не зависит от скорости. Это исходные данные. Поскольку скорость света С это тоже инвариант (фундаментальная константа), то масса тела в любой СИ тоже будет инвариантом. Всё очень просто, убедительно и наглядно, что и требовалось Окуню доказать.

Вывод: масса тел в ТО при увеличении их скорости остается неизменной.

Но ведь надо сохранить и аппарат гениальной и непогрешимой ТО. Для этого автор, следуя по стопам Эйнштейна, берет очевиднейшее соотношение, p = mV,  заменяет в нем массу на её эквивалент E/C2, и после этого подставляет p в (1). Вот и всё, подлог совершен.

Окунь ведь только что убедил нас в том, масса инвариантна, а заменяет её вовсе не на инвариантный эквивалент, т.к. E – это полная энергия тела, величина переменная, и явно зависящая в нашем случае от скорости, по условию. Дальше – дело техники, и двойного стандарта.

E=mC2/√(1-V2/C2).

С помощью привычных математических кульбитов, и небольшой лукавинки в примитивных преобразованиях (см. в [2] подстановку 5.2 в 5.1 для получения 6.3), Окуню Л.Б. удается осуществить свой замысел. Но что-то тревожит автора, он не верит в свою убедительность, и постоянно ищет поддержки у Эйнштейна, обращаясь к нюансам его формулировок, словно перед ним не фундаментальный закон природы, а циркуляр высокого начальства. А Эйнштейн в своих последних работах словно следует за Ландау, и пишет, что масса движущегося тела определяется только полной энергией тела, а не его скоростью. Софистика в чистом виде. Дело в том, что полная энергия включает в себя и кинетическую энергию. В любом случае, Эйнштейн уже не бравирует релятивистским ростом массы. Но абсурд, даже замаскированный, остается абсурдом.

 

Нужно быть очень плохим физиком, чтобы руководствоваться и верить сразу двум противоречивым физическим установкам, таким как: массы ускоряемых частиц остаются  неизменными при одновременном и неограниченном росте энергии этих частиц, летящих вовсе не с бесконечной скоростью.

В психотерапевтической практике известен объективный физиологический закон. Если явление реально неосуществимо, но субъект запредельно сильно этого хочет, то явление реализуется в воспаленном воображении субъекта, даже если субъект формально здоров.

В данном случае, результат воспаленного воображения выплеснулся в как образе несостоятельного учения, так и в приведенной аргументации Л.Б. Окуня.

Команда БАК, вместо того чтобы искать в статье Окуня кричащую о себе ошибку Эйнштейна, решила воспользоваться сомнительной, но устраивающей их, ситуацией, и быстренько скомпилировала статью «Инвариантная масса».

Указанная, маленькая статья никого, ни к чему не обязывает, и соответственно никакого резонанса не имела.

Однако после её публикации, в последующих, уже официальных статьях с БАК, появились проходные (не обязательные для чтения) ссылки на статью «Инвариантная масса».

И опять резонанс отсутствует. Общественность ничего не замечает.

Академики – тоже не реагируют, хотя критика — на лицо. В свое время, в 1989 году, когда Окунь пытался опубликовать свою статью в журнале «Школьная физика», ему решительно отказали. Пришлось ему обратиться журнал УФН, давший в то время либеральный крен.

 

Достаточно небольшого усилия ума – и глубинный смысл статьи «Инвариантная масса» предстанет перед каждым вдумчивым читателем.

Действительно, если масса частиц при увеличении скорости не изменяется, то максимальная энергия протонов в любом ускорителе не может превысить значения

E= mC2 т.е. 938,71 МэВ, как ни старайся. Но авторы статьи об этом ничего не написали.

Дело в том, что статья баковцев вовсе не аттракцион невиданной откровенности, это скорее похоже на подготовку эшелонированной обороны. Поэтому нам не сообщили, что масса гравитации, по данным множества экспериментов, не только не растет при увеличении скорости, она стремится к нулю при приближении скорости частиц к скорости света.

Почему же тогда во всё время наращивания мощности ускорителя происходило и происходит изменение характера событий, и именно, ожидаемым образом, т.е. росла эффективность (энергичность) столкновений?

Дело в том, что по мере приближения скорости частиц к скорости света, их электрическое поле, вопреки ТО,  уменьшается по известному закону запаздывающих потенциалов, т.е. как

U=U0(1-V2/C2).

Таким образом, чем больше скорость столкновения, тем слабее тормозное воздействие одноименных полей, тем  энергичнее и разрушительнее столкновение протонов, что и является  промежуточной целью всех экспериментов на БАК.

Такое повышение энергичности соударений подвержено эффекту насыщения, который, похоже, уже достигнут. Если это так, то дальнейшее повышение мощности ускорителей — совершенно бессмысленно.

Из выше сказанного следует, что для Стандартной Модели ничего трагического не произошло. Однако всю теорию необходимо перелопачивать, и переосмысливать старые интерпретации. Существенно пострадает только партонная теория (точнее — гипотеза).

Читатель может спросить, а куда же девается огромная мощность ускорителей, если энергия частиц практически не увеличивается на последнем этапе. Игорь Иванов, еще раньше, комментируя некоторые сообщения с БАК, обнародовал шутку баковцев, указавших адрес действительно пропадающей энергии – энергия улетает в трубу.

Ну, а если без шуток, то на диссипативные потери, увеличивающиеся в процессе постоянного снижения к.п.д. ускорителя, связанного с уменьшением напряженности электрических и магнитных полей у предельно ускоряемых частиц.

На этом можно было бы закончить осмысление перемен, произошедших на БАК, в отношении поведения массы ускоряемых частиц, если бы не естественная обязанность автора — дать оценку ТО.

Формально, на данный момент, практически ничего не произошло. Ну, намекнули баковцы, что им кое-что известно в плане экспериментального подтверждения ТО. Однако их могут одернуть – и всё станет на свои места. Пока нам официально не сообщат, что масса инерции не эквивалентна массе гравитации, ТО останется кормушкой поющих дифирамбы.

Однако, если не будет эквивалентности масс, то не будет и ТО. В 1913г. Эйнштейн писал по поводу ОТО: «Излагаемая теория возникла на основе убеждения, что пропорциональность инертной и тяжелой масс является точным законом природы, который должен находить свое отражение уже в самих основах теоретической физики».

 

Неизвестно, когда мы официально узнаем о несостоятельности ТО, но о ней, всё равно, пора начать забывать, как о тяжком гипнотическом сне.

Ведь «сон разума порождает чудовищ».

В природе же, масса инерции инвариантна, а масса гравитации, при бытовых скоростях, практически пропорциональна массе инерции, но стремиться к нулю при приближении скорости тела к скорости света, только не относительно наблюдателя, а относительно неподвижного физического вакуума [3].

Абсолютная пропорциональность масс при нулевых скоростях не соблюдается, т.к. в атомных ядрах гравитационная масса нуклонов меньше, чем инертная масса тех же нуклонов россыпью. Эффект дефекта массы.

Нижний Новгород, февраль 2017 г.

 

Источник информации

 

  1. Интернет. /Инвариантная масса/, http://elementy.ru/LHC/HEP/measures/invariant-mass
  2. Окунь Л.Б. /Понятие массы/, журнал УФН, т. 158, вып. 3, 1989, стр. 511 – 530.
  3. Леонович В.Н. / Концепция физической модели квантовой гравитации/, Интернет  http://www.proza.ru/2011/01/12/1571 .

 

 

 

 

 

 

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению.

Леонович Владимир

Релятивизм – философская концепция устройства мира, в основе которой лежит абсолютизация принципа относительности.

Учение под названием  Теория Относительности (ТО) Эйнштейна начинается со Специальной Теории Относительности (СТО). А идея СТО зародилась и оформилась в голове талантливого, но еще не состоявшегося ученого-математика  Милевы Марич.

Спецификой математического мышления является способность абстрагироваться от физических реалий, сводя их к манипуляции комбинациями символов и индексов. Узкопрофессиональные математики отвыкают мыслить реальными геометрическими образами. А официальная математическая геометрия не совпадает (неадекватна) с геометрией реальной. Математика оперирует нулевыми объектами, а в природе их просто нет. Не учитывать это обстоятельство, значит сознательно искажать реальный мир.

Романтический максимализм молодости порождает научные гипотезы-фэнтези.  Лишь редчайшие из них трансформируются в жизнеспособные теории.

Абстрактное построение Милевы Марич, не будучи обращенным к реальному пространству, могло бы безобидно существовать в компании множества аналогичных абстрактных конструкций, представляющих всевозможные множества, пространства и подпространства, которые преобразовываются, пересекаются, превращаются, и вообще, могут делать много чего интересного, но редко имеют отношение к практической деятельности.

Почему Марич для своих упражнений избрала релятивизм? Дело в том, что преобразование Лорентца, взятое Марич за основу, будучи отнесенным к материальному пространству, т.е. к неподвижному эфиру, приводит к простой, и скучноватой для бушующего математика, теории. В природе же всё устроено достаточно просто. Марич взялась за трудную, рискованную и красивую, с точки зрения математика, задачу – и этим покорила сердце другого молодого романтика, Эйнштейна. Романтик оказался склонным к авантюризму.

Исторически так получилось, что о реальной нелинейности мира мы узнали как бы в связи с релятивистским учением Эйнштейна. На самом деле, просто одновременно. А Эйнштейн, по своему обыкновению, позволил это открытие приписать себе. В результате возник некий казус, а именно: скорости вещественных объектов, близкие к скорости света,  стали неоправданно называться релятивистскими.

Официальная наука в последний век, вообще, «обогатилась» антинаучной терминологией. Например, в астрономии, все элементы тяжелее водорода, называются металлами, а одну из составляющих прецессии Земли назвали нутацией. Извинились, но нутацию-прецессию сохранили.

Косноязычие астрономов можно назвать безобидным, чего не скажешь о косноязычии квантовых теоретиках, которые назвали квантовые события, происходящие по неизвестным для них причинам, спонтанными, т.е. самопроизвольными. Маски, как заметили ещё мыслители древности, иногда прирастают. Спонтанность, являясь фактически признанием собственной беспомощности, стала, с подачи теоретиков, началом мистической экспансии в квантовой теории, а затем и в космологии.

Но придется пользоваться установившейся терминологией. Таким образом, релятивистская скорость – это скорость околосветовая. Глоссарий.

Наука никогда не была стерильной от человеческого фактора. Вот и в ситуации со становлением релятивизма, перед нами предстает учение, порожденное соперничеством честолюбий. Сначала Галилей, без особой на то нужды, абсолютизировал линейную относительность. Затем, как привычный вывих, последовала  абсолютизация нелинейного принципа относительности. Не будь линейной абсолютизации, учение Эйнштейна вряд ли бы возникло.

Естественное стремление ученого к экстраполяции своих достижений вширь и вглубь, является неизбывным, и питает естественное честолюбие. Вот и возникают предпосылки к конфликту честолюбия с научной истиной.

Осмотритесь, в мире как будто всё относительно, ведь всё познается в сравнении. Любая деятельность человека начинается и заканчивается сравнением объекта нашей деятельности с эталоном. Но приглядитесь внимательнее – и станет понятно, что эмоциональное выражение «всё в мире относительно» — это гипербола.

Мир – это не только человечество. А природа обходится без эталонов и без процедур сравнения. Нельзя абсолютизировать ничто, в том числе и антропный принцип. Более того, внимательный анализ исследовательской деятельности человека вскрывает некую двойственность относительности антропогенного происхождения.

Относительность отношений взаимодействующих объектов, инициированных человеком, содержит в себе два начала, одно из которых относится к метрологии, как технологии измерения, а второе относится к выявленной, безотносительной физической сущности исследуемого явления или процесса. Вторая составляющая, как результат практической деятельности, и являясь результатом технологии относительных измерений, приобретает иллюзорную видимость принадлежности к всеобщей относительности, что вызывает путаницу понятий и практических представлений.

Не разобравшись, и не разделив эти два начала, нельзя построить адекватную модель мира. А в ТО, как всем известно, метрологические характеристики не отделены от характеристик физических.  В результате,  метрология Эйнштейна, построенная на принципиальном использовании только одного абсолютного эталона, в качестве которого выступает скорость света, и только одного наблюдателя, являющегося представителем  и носителем абсолютизированной неподвижной ИСО, вторгается в физический мир, диктуя условия физической сущности. Абсурд.

Абсурд, приводящий к множеству ложных выводов, в том числе к выводу об относительности одновременности. Но многие не замечают этой абсурдности, или делают вид, что не замечают.

Рассмотрим действие смешения метрологических эффектов с сущностными эффектами. В качестве примера возьмем эффект Доплера.

Сначала определимся с понятием физический эффект.

Физическим эффектом будем считать закончившуюся реакцию системы на  состоявшееся внешнее воздействие.

Рассмотрим двусторонний лазер, неподвижный относительно наблюдателя, контролирующего частоту лазерного луча с помощью спектрометра. Анализ проведем в два этапа. Сначала без учета тонких эффектов, вызываемых преобразованием Лорентца. Назовем это нулевым приближением. А затем, те же ситуации рассмотрим с учетом этих преобразований.

Сообщим лазеру прямолинейное движение по инерции в сторону наблюдателя. Наблюдатель зафиксирует увеличение частоты лазерного луча. Если лазер перемещать в противоположном направлении, то частота уменьшится. Это изменение частоты было названо эффектом Доплера. По нашему определению – это действительно эффект.

Лазер взаимодействует с пространством, и в результате соответственно изменяет частоту излучаемых фотонов. Процесс не требует энергетических затрат, т.к. происходит сбалансированное перераспределение энергии между фотонами, излучаемыми вперед и одновременно излучаемыми назад.

Теперь вернемся к исходному состоянию системы, и ускорим спектрометр с наблюдателем в сторону лазера до той же скорости. Измеряемая частота луча лазера возрастет на ту же величину, что и при движении лазера. Это увеличение частоты лазерного луча тоже назвали эффектом Доплера. Но ведь, по нашему определению, да и по здравому смыслу тоже, никакого эффекта нет, т.к. нет ни внешнего, ни внутреннего воздействия на лазер. Лазер как излучал, так и продолжает излучать, т.е. мы знаем без измерений, что частота лазера не изменилась, а спектрометр фиксирует метрологический эффект. И мы обязаны были назвать эту реакцию спектрометра либо метрологическим эффектом Доплера, либо эффектом Доплера применительно к спектрометру.

Как эту ситуацию интерпретирует Эйнштейн в своем учении?

Эйнштейн утверждает, что все физические законы в обеих наших ситуациях со встречным движением являются идентичными. Посмотрим, насколько это соответствует действительности. Для наглядности, заменим лазер всенаправленным импульсным моно излучателем, и рассмотрим мгновенный снимок, сформированный одним импульсом в произвольный момент времени.

Для начального состояния, на плоскости, получим две концентрические окружности, ограничивающие импульс.

Для движущегося излучателя получим две окружности со смещенными центрами.

Для движущегося спектрометра опять получим две концентрические окружности.

Мы видим, что физическая картина происходящего существенно разная для двух ситуаций, и законы, описывающие эти ситуации, не то, что отличаются коэффициентами, они просто совершенно другие. Картину с электромагнитным полем для подвижного излучателя отнести к доказательству идентичности природных законов в двух вариантах относительного движения может только влюбленный или неадекватный человек. Очевидно, что законы разные принципиально, но дают одинаковые результаты измерений по причине избранной, конкретной методики. Нет никаких оснований для утверждения, что не существует других методик, которые дадут различные результаты.

В ситуации со всенаправленным излучателем наглядно продемонстрирована неидентичность природных законов в двух разных ИСО. Демонстрация наглядна за счет полноты описания эксперимента.  Отметим, что в процессе проведенного анализа мы не обращались к понятию эфира или физического вакуума. Демонстрационную нагрузку здесь взяло на себя фотонное поле. Картина будет еще нагляднее, если распространение фотонов рассмотреть в момент ускорения лазера или спектрометра. Однако релятивисты противятся этому приему под предлогом несоответствия ситуации определению ИСО, в которых только и возможно применение СТО. Тот факт, что исследователь способен отделить и учесть новые эффекты, возникающие в ускоряемых системах, релятивистами не воспринимается.

Однако процесс распространения фотонов, излучаемых движущимся излучателем, в форме неконцентрических сфер релятивистами не оспаривается. Этот факт невозможно увязать с первым постулатом Эйнштейна, но тем эффективнее становится прием «взять на слабо». Кто осмелится сказать, что он не понимает, как это может быть, тогда как Ландау и взращенные им последователи ТО, всё понимают. Принцип голого короля.

Получается, что временно существующую технологическую (метрологическую) несостоятельность человечества, Эйнштейн возвел в фундаментальный закон.

Вернемся к нашему примеру, и рассмотрим еще раз все ситуации с лазером и спектрометром, но с учетом временных преобразований Лорентца. (Деформацию пространства не рассматриваем, т.к. она не имеет ни одного экспериментального подтверждения, и противоречит философии материализма.)

Начальные условия нашего эксперимента, которые ограничиваются указанием взаимной неподвижности генератора и приемника, с точки зрения ТО, являются вполне достаточными. Однако для модели, использующей понятие физического вакуума, такие начальные условия — не полны. Не хватает условия неподвижности лазера и наблюдателя относительно неподвижного пространства. Введем это условие.

Потребовавшееся уточнение начальных условий свидетельствует не о преимуществе ТО, которую лукаво можно представить более универсальной, а напротив, свидетельствует об обеднении модели мира за счет исключения ситуации параллельного движения не связанных между собой объектов относительно других тел.

Описание начального состояния нашей системы полностью совпадет с описанием  для нулевого приближения. Это следует из равенства скорости объекта «v» нулю.

Для ситуации с подвижным лазером наши измерения частоты дополнятся корректирующими поправками. Поскольку темп всех процессов в системе, образующей объект «лазер», замедлятся,  то неподвижный наблюдатель зафиксирует уменьшение частоты лазера по сравнению с нулевым приближением.

Для ситуации с движущимся спектрометром, темп всех процессов замедлится в спектрометре. В результате к метрологическому эффекту Доплера прибавится положительная добавка к измеряемой частоте, равная по величине отрицательной добавке в ситуации с подвижным лазером. Истинная частота лазера в ситуации  с подвижным спектрометром, в полном соответствии с принципом причинности, остается всё время неизменной.

Следует отметить, что величина и знак лорентцевской поправки не зависят от направления взаимного движения генератора и измерителя, а традиционный эффект Доплера знак меняет.

Было бы некорректно завершить наш анализ не рассмотрев еще одну ситуацию, которую ТО рассмотреть просто не может. Рассмотрим случай, когда и наблюдатель, и лазер перемещаются в пространстве прямолинейно и параллельно, т.е. являются взаимно неподвижными, но движущимися.

В этом случае, в нулевом приближении, два эффекта Доплера (истинный и метрологический) компенсируют друг друга, а два эффекта Лорентца (оба истинные) – складываются и релятивистским образом зависят от скорости относительно пространства.

Вот, мы и выявили методику, позволяющую установить скорость движения лабораторной ИСО, не покидая лаборатории и не глядя по сторонам, и таким образом продемонстрировать, что постулат Эйнштейна, утверждающий сильный принцип относительности не соответствует действительности.

При вариации скорости, минимальное показание спектрометра в связке с лазером будет фиксироваться при нулевой скорости данной системы относительно пространства.

К счастью для ТО, эффект Лорентца так мал, что измерить его чрезвычайно сложно. Пока для реализации этих измерений возможна только одна методика —  это наблюдение за частотой стабильного лазера в течение дня или года, используя естественную вариацию скорости измерительной системы за счет круговых космических движений Земли.

Если бы нашей целью было развенчание ТО, то на этом месте можно было бы остановиться. Но для нас гораздо важнее установить допущенные в науке ошибки за время использования ТО в качестве фундаментальной теории. Поэтому, продолжим.

В метрологической методике Эйнштейна замаскирован еще один подвох.

Методика Эйнштейна позволяет с помощью светового луча и часов определять расстояние между двумя телами, и не позволяет определять направление используемого луча. Таким образом, по методике ТО можно измерять только модуль расстояния между движущимися телами. В этом случае относительная скорость тел будет определяться как отношение приращения модуля расстояния к интервалу времени между измерениями расстояния. Эта относительная скорость в пустоте существенно отличается от векторной относительной скорости в физическом пространстве и называется в астрономии лучевой скоростью.

Можете проверить и убедиться, что  т.к. тело, на котором находится наблюдатель, всегда неподвижно, то относительная (лучевая) скорость тела, пролетающего мимо наблюдателя, и не сталкивающегося с ним, будет вовсе не постоянной величиной. Эта скорость будет изменяться от некоторого максимального значения, измеренного при бесконечном удалении пролетающего тела, до нулевого значения, измеренного в момент максимального приближения тела. Именно эта переменная скорость должна в общем случае присутствовать во всех формулах СТО.

Замечательно, что круговое движение объекта вокруг наблюдателя соответствует нулевой относительной скорости.

Однако не торопитесь на этом основании отвергать СТО. Дело в том, что вся СТО построена для тел, передвигающихся по одной прямой, а это как раз тот случай, когда лучевая скорость, измеренная по методике ТО, совпадает с векторной скоростью, измеренной в физическом пространстве. Таким образом, ТО справедлива лишь для тел, перемещающихся по одной прямой, да ещё для фотонов, излучаемых из точки наблюдения.

Огромные трудности, связанные с переходом СТО к общему случаю, Эйнштейн предоставил будущим пользователям и интерпретаторам.

Продолжим далее.

Учение Эйнштейна проиллюстрировано мысленными опытами, в которых действует только один наблюдатель. Вы не найдете у Эйнштейна явного ограничения на число наблюдателей, это сразу привлекло бы внимание к очевидной слабости учения. Дело в том, что присутствие наблюдателя мистическим образом делает любую систему неподвижной. Получается, что второй наблюдатель должен быть подвижным. А это повлекло бы к существенным изменениям в учении, которые не известно, чем бы закончилось, хотя явно было бы ближе к действительности.

В ТО нет ни одного примера, где действовало бы два наблюдателя. Исключением является неудачный (с точки зрения Эйнштейна) пример с близнецом-космонавтом.

Появление в этом примере второго наблюдателя, Эйнштейном не планировалось, второй наблюдатель появился лишь в результате дискуссии, что моментально привело к парадоксальной ситуации. Апологеты ТО утверждают, что они этот парадокс уже разрешили, но спокойный и внимательный анализ свидетельствует, что парадокс разрешен цыганским методом, т.е. с применением словоблудия.

Если для иллюстрации ТО в мысленных экспериментах привлечь еще и третьего наблюдателя, то многие заключения ТО станут очевидным образом абсурдными.

Чтобы не быть голословными, приведем пример с тремя наблюдателями.

Пусть двое близнецов, из трех присутствующих, отправляются на ракете по прямолинейной траектории, со скоростью 0,86С. Под прямым углом к курсу находится пульсар, по частоте которого близнецы могут контролировать ритм своего времени. После набора скорости, близнецы в ракете убеждаются, что частота пульсара увеличится вдвое. Назначим одного из братьев в ракете наблюдателем. Согласно ТО, теперь ракету необходимо рассматривать как неподвижную, хотя этому сопротивляется частота пульсара, но мы по условию постулатов ТО не должны смотреть на пульсар.

В соответствии с планом полета, один из космонавтов садится в малую ракету, и стартует со скоростью 0,86С в сторону стартовой площадки. Через заданное время скорость малой ракеты сравнивается со скоростью стартовой площадки, что и подтвердит частота пульсара, которая восстановится. Однако по прогнозу ТО и близнеца,  оставшегося в большой ракете, время в ракете отбывшего брата должно ещё замедлиться, т.е. частота пульсара для малой ракеты должна возрасти еще вдвое, и стать больше истинной частоты в четыре раза.

Перед нами не парадокс. Перед нами абсурд, подтверждающий несостоятельность релятивистского учения Эйнштейна.

Таких примеров можно предложить несколько.

Однако и с одним наблюдателем  можно продемонстрировать явную нелепость ТО, достаточную, чтобы разумный человек усомнился в разумности авторов релятивизма.

Рассмотрим протон, перемещающийся со скоростью 0,86С. Масса этого протона равна двум его массам в неподвижном состоянии.

Подсадим наблюдателя к  летящему протону. Масса протона сразу уменьшится вдвое, т.е. придет в норму, а масса Вселенной сразу увеличится в два раза.

Наверно, многие читатели усомнятся, что такой бред следует из ТО. Таким читателям можно только посоветовать обвинить автора статьи во лжи и подать на него в суд, где и будет установлена правота автора статьи.

Релятивистская нелинейность весьма характерна, что и послужило причиной долгих и глобальных заблуждений научного сообщества. Дело в том, что в огромном диапазоне скоростей, прилегающем к нулевой скорости, нелинейность природных процессов так мала, что обнаружить её удалось только в конце XIX века. Получается, что природа искусно скрывала свою принципиальную нелинейность.

Сейчас необходимо уже официально признать и объявить, что во всех ИСО, двигающихся с разной по величине скоростью, один и тот же процесс развивается не идентично; но тем не менее, практически неразличимо при малых скоростях. Одним из признаков этого различия является разный ритм времени рассматриваемых процессов. Это положение с очевидностью следует из временного преобразования Лорентца.

Если на мгновение отвлечься от философии материализма, и оценить ситуацию с позиции высшего Разума, то для создания существующей, гармоничной Вселенной, линейный мир гораздо удобнее и привлекательнее. С этой позиции, наблюдаемую линейность мира, которая фактически является нелинейностью, можно заподозрить в искусственном происхождении.

Природа прикидывается линейной так хорошо, что некоторым честолюбивым, обманутым ученым захотелось это свойство канонизировать под своим именем. Это им удалось. И наука, отказавшись от апробированного метода проб и ошибок, встала на путь директивных догм.

Лорентц вывел свои преобразования не на основе каких-то общих, более глубоких  положений, он их подогнал методом подбора под физическую действительность.  Следствием такого подхода стала невозможность установления истинных причин найденной формы преобразований. Количественную же нагрузку  безразмерного члена преобразования несла скорость тела, которую, не имея причинной зависимости, можно было трактовать достаточно произвольно, чем и воспользовался Эйнштейн..

Переменный релятивистский фактор v/C в преобразовании Лорентца оказался взятым в квадрат. В чем физический смысл квадрата скорости? Предположить сложно. Ситуация на то время загадочная и интригующая.

Но умножим квадрат релятивистского фактора на массу исследуемого объекта – и перед нами сразу предстанет достаточно естественная энергетическая зависимость. И сразу высвечивается еще одно обстоятельство: кинетическая энергия тел, mv^2, вполне может оказаться частным случаем универсального энергетического закона, причастного к загадочному эффекту дефекта массы.

Были бы первооткрыватели релятивизма более почтительны к философии, и может быть история релятивизма пошла бы иным путем. Может быть, научное сообщество не позволило бы Эйнштейну шалить с энергией, как позволило ему это с относительными скоростями.

В чем суть релятивистских эффектов? В том, что все физические процессы в области энергетического насыщения, степень которого можно определить сравнением с кинетическим эквивалентом mC^2, где m – инвариантная масса инерции тела, синхронно замедляют свой ритм развития. Всё очень просто и естественно. И нет необходимости вовлекать в это явление структуру пространства, бессмысленно усложняя модель мира.

ИСО не имеют границ своего влияния. Согласно ТО каждое тело, движущееся с произвольной скоростью, характеризуется своим, отличным от других тел, масштабом расстояний. В локализованной области пространства заданной ИСО может находиться множество тел с различными скоростями движения. Получается, что пространство в одной точке (области) реализует неограниченное множество векторных масштабов. А как ИСО наблюдателя узнает о скорости наблюдаемых объектов? Вопрос не к Эйнштейну, вопрос к научной общественности. Насколько можно не уважать себя и всех своих предшественников, чтобы безоглядно верить в эту бессмыслицу. А Эйнштейн?

Верил ли Эйнштейн в свою несуразную выдумку?  Похоже, на первых порах, верил. Природа самообмана до конца еще не ясна. Это как юношеская влюбленность. Эйнштейн был влюблен в покорившую его идею. Эйнштейн был энергичен и деятелен, он добился успеха. Но, все-таки ему не везло.

Почти всё, за что брался Эйнштейн, он сумел вывернуть шиворот навыворот. (Обратим внимание на мудрость народной пословицы: всё вывернутое можно одеть, и даже работать в этом, – всё как у Эйнштейна.)

Приведем для справки, т.е. без соответствующих доказательств, ряд значимых ошибок, совершенных Эйнштейном в угаре страсти стремления к славе.

Эйнштейн присвоил фотону несуществующий импульс – и исследователи, не удосужившиеся разобраться в хитросплетениях ТО, до сих пор пытаются получить фотонную тягу, тратя на это массу сил и средств.

Эйнштейн постулировал эквивалентность массы инерции и массы гравитации – и сделал тем самым многие явления необъяснимыми,  мистическими.

Эйнштейн постулировал инвариантность заряда и его поля, а эффективный заряд, также как и масса гравитации, стремится к нулю при приближении скорости заряда к скорости света.

Эйнштейн заставил кинетическую энергию, прямо в руках исследователя превращаться в массу вещества ускоряемого тела; и эта масса способна возрастать бесконечно. А в действительности масса гравитации наоборот стремится к нулю:

Mгр=Mин(1-Eсис/Eмакс),

где Mин – инвариантная масса инерции системы атомов,  Mин – инвариантная масса инерции, Eмакс – максимально возможная энергия системы, выражаемая эквивалентом MинC^2 . Частными случаями для выражения Eсис являются: Mин V^2 – для кинетической энергии, и ∆mC^2, где ∆m – дефект массы, для энергии потенциальной.

Следствием этой ошибки является  ошибочная интерпретация всех явлений, происходящих в современных ускорителях. А это, в свою очередь, вызвало целую лавину ошибок в космологии и квантовой теории. Ошибочное  определение знака дефекта массы вывернуло наизнанку всю теорию жизненного цикла  звезд, в которых гелий расщепляется  , а вовсе не синтезируется из водорода. Солнечный источник энергии можно освоить, но обогатиться можно гораздо больше на процессе укрощения энергозатратной реакции синтеза  гелия.

США, похоже, разобрались в сути произошедших заблуждений, или, по крайней мере, усомнились. Они (США) лишь номинально участвуют в проекте ИТЭР, гарантируя свое обладание новыми технологическими достижениями, которые вполне возможны, да еще шефский надзор над затратными разработками, чтобы профаны европейцы не бросили этот разорительный проект.

Но продолжим про релятивизм.

Все фотоны перемещаются в свободном пространстве с одинаковыми скоростями, вне зависимости от скорости излучателя, это естественное свойство волн, что понятно и проверено экспериментально. Однако фотон это не волна, это что-то особое. Может быть особая волна, существуют же солитоны. Не будем фантазировать, определим фотон как специализированный, физический переносчик энергии, перемещающийся в вакууме со скоростью С, что соответствует экспериментальным данным. А из этого следует, что  два встречных фотона сближаются со скоростью 2С. Этот вывод  может быть подтвержден экспериментально. Но эксперимент не проводится, т.к. он дорог, а результат его всем заранее известен. К тому же, методика эксперимента не может быть эйнштейновской. Методика Эйнштейна принципиально не позволяет измерить относительную скорость двух встречных фотонов, т.к. невозможно скорость наблюдателя сравнять со скоростью света. Однако предельный переход, произведенный для двух встречных электронов по формулам ТО, позволяет релятивистам утверждать, что относительная скорость сближения встречных фотонов равна С.

Все эксперименты, проведенные по методике Майкельсона, даже признанные неудачными, свидетельствуют, что постулат Эйнштейна об абсолютном постоянстве скорости света является ложным. Скорость света относительно наблюдателя зависит от скорости ИСО, хотя и не по Ритцу, как предполагалось, а по Лорентцу.

Природа не следует нашим математическим моделям, она о них ничего не знает и не может им следовать. Это мы подгоняем свои модели под природные процессы. Официальная наука, исповедующая релятивизм, используя методы манипуляции общественным мнением, всячески старается представить математику царицей мира, и все формулировки законов строит определенным образом, терминологически акцентируя подчиненность природных законов законам математики.

 

Заключение

Мы живем в век торжества учения, которое никогда ранее не было популярным. Приверженцам концепции релятивизма, во все века, в силу объективных причин,  не удавалось развить положения этой концепции до уровня привлекательности и, тем более, убедительности.

В силу стечения многих обстоятельств, Эйнштейну удалось-таки сделать это учение господствующим.

Казалось бы, торжество правящей лженауки должно вызвать кризис  в науке. Анализ причин кризиса выявит его виновника —  и дни власти Крошки Цахес сочтены. Но начавшийся подъем технического прогресса вызвал бум в научных открытиях, и этот бум скомпенсировал и замаскировал эффекты отрицательного влияния господства Теории Относительности. Официальная наука научилась быстро подстраиваться под новые экспериментальные данные, хотя математические модели становились всё нелепее и нелепее.

Ни одна власть не сдает бразды правления добровольно. Не сдаст и ТО;  её адепты будут цепляться за власть из последних сил.

Но какие возможности есть у компилятивного учения, способного порождать только ошибочные гипотезы, чтобы удерживать власть? Только административный ресурс и тайная инквизиция, да еще удачное стечение обстоятельств. Всё это мы и наблюдаем.

Боле чем трем поколениям ученых досталась нелегкая участь жить под унизительным гнетом властвующего лжеучения. Однако подавляющее большинство ученых, в век господства рыночных отношений, быстро приспособилось к возникшим реалиям, тем более, что этому способствовала предусмотрительно и старательно заложенная толерантность компилятивной конструкции ТО к некоторым частным проявлениям нелинейности мира, которые начали обнаруживаться.

Недолгим огорчением для Эйнштейна, и как ни странно, его действенной удачей было то, что желающих понять его учение, вне узкого круга математиков и астрономов, практически не было. ТО была никому не нужна. Современники Эйнштейна вспоминали, как он был назойлив, объясняя всем подряд своё учение. Эйнштейн не сумел преодолеть преграду этого равнодушия, он её обошел. Он сумел удивить и обескуражить обывателя, заставив его поверить в ТО, не вникая в её сущность — и это привело его к победе. «Стоило в 1919 году «Нью-Йорк Таймс» напечатать несколько броских заголовков, как тут же миллионы обывателей превратились в фанатиков новой теории.» (Олег Акимов).

Релятивизм восторжествовал, впервые в истории.

Принадлежность к торжествующему клану релятивистов требовала безоглядной веры в 4-х мерное геометрическое пространство.  Выводя этот абсурд из-под натиска критики, его детище предупредительно называют пространством-временем. В это пространство могут поверить только не понимающие сути понятия «геометрический», или люди, которые могут поступиться истиной перед благами житейских выгод,  да еще ни о чем не размышляющие фанаты. Одним из непреложных качеств геометрического пространства является его абсолютная нешевелимость, пространственная жесткость. Этого многие не осознают.  В геометрии нет, и не может быть времени, т.е. нет движения.

Обособленная геометрия мертва. А геометрия, объединенная со временем —  это механика, оскопленная от массы, деформаций, прочности и трения.

Релятивизм, как чисто философское учение, — бессмертен. Но одетый в латы ТО, он становится уязвимым. Более того, латы ТО могут погубить релятивизм. Технический прогресс уже достиг высот, которые позволяют провести прямые проверки ТО. И они уже проведены. Но их результаты либо замалчиваются, либо скрываются.

Чтобы скрыть эти эксперименты, и их результаты,  достаточно лишить их авторов общественной трибуны, а если не удается, то заболтать и облить их грязью надуманной и несущественной критики с помощью ангажированных интерпретаторов.

 

Но долго эта ситуация длиться не сможет.

Приближается 2019 год – год столетия с воцарения ТО, и год двухсотлетия с написания Крошки Цахес.

 

Нижний Новгород, ноябрь 2016 г.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1 Большая советская энциклопедия. Интернет.

2 Википедия. Интернет.

3 Физическая энциклопедия. Интернет.

4 Акимов О.Е., Феномен Эйнштейна

5 Леонович В.Н., Импульс фотона, фотонный двигатель и философия. Интернет.

6 Пухов С.Н., Комментарий к статье «Liangzao Fan. Three experiments challenging Einstein’s relativistic mechanics and traditional electromagnetic acceleration theory», Интернет.

7 Маринов Стефан, Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии. Институт Фундаментальной Физики, Австрия. Интернет.

8 Глушко В.П., Опыт по измерению абсолютной скорости движения Земли, Интернет.

9 Леонович В.Н., Теория относительности и её зазеркалье, Интернет.

10 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.

 

Теория относительности. Информация к размышлению.Часть 3. Кривизна пространства

 

Теория Относительности

Информация к размышлению

Часть 3

Кривизна пространства

 

Судя по названию, и на основании исторических фактов, геометрия зародилась как инструментарий по измерению земельных участков различной формы и конфигурации.

Абстрактная сущность этого инструментария так естественна, что долгое время не вызывала удивления и не привлекала к себе внимания. Однако, чем больше мыслители задумывались о сути бытия, тем чаще им приходилось сталкиваться с проблемами законов геометрии.

Когда проблемы сделались такими явными, что не замечать их стало невозможно, то они были решены на основе уже сложившихся, не совсем верных представлений о геометрии, которая незаметно и не обоснованно превратилась из просто инструментария в науку о пространстве.

Между тем, к этому времени в физике сложилось два понятия кривизны: кривизна тел и кривизна пространства.

Кривизна тел описывается аналитической евклидовой геометрией, со своим математическим аппаратом.

Кривизна пространства – понятие физико-философское, и зависит от исходных постулатов, положенных в основу физико-философских представлений о реальном мировом пространстве или о придуманном, не реальном пространстве.

Как следствие, кривизна пространства не имеет своего специализированного математического аппарата. Однако это обстоятельство никому не мешает пользоваться аппаратом классической геометрии в качестве универсального инструмента, хотя это приводит к всевозможным ошибкам и заблуждениям.

 

Геометрия оперирует точками, линиями, плоскостями, объемами и фигурами. Все манипуляции классической геометрии производятся в трехмерной системе координат с помощью трех прямолинейных осей, связанных с реальным пространством. Вот здесь и начинаются проблемы геометрии, вознамерившейся стать наукой о физическом пространстве.

Дело в том, что геометрия тяготеет к абстракции. А реальное пространство материально. Геометрия пространства начинается с физики. Более конкретно – с философии физики. Еще более конкретно – с принципа причинности, по которому, ни какой объект Вселенной не может изменить своего кинетического состояния без реальной на то причины.

Признак причины – это сторонняя сила, действующая на объект. Нет сторонних сил – нет изменения кинетического состояния объекта.

Последнее утверждение — всего лишь перефразировка принципа причинности для частного случая.

Объект, которому придали конкретный импульс, приобретает дополнительную постоянную скорость, и сохраняет суммарную скорость сколь угодно долго, двигаясь по прямой линии, т.е. не изменяя не только величину скорости, но и её направление.

Вот, только что, мы на основании принципа причинности, сформулировали определение прямой линии, и определили её физический смысл.

Пространство, способное реализовать прямолинейное движение, называется тоже прямолинейным.

Таким образом, получается, что прямолинейным пространством является пространство, в котором реализуется инерционное движение в трактовке Ньютона.

Всякое другое (не прямолинейное пространство) можно рассматривать как криволинейное.

То, что прямая линия является наикратчайшей – это так и есть, но это необходимо еще обосновать и доказать.

Рассмотрим один из геометрических тестов на кривизну пространства.

Если кривизна пространства постоянна, то луч света или любое тело, посланные в некотором направлении, вернутся в точку отправки с противоположной стороны. Это одна из аксиом криволинейного пространства.

Спрашивается, если одновременно послать два луча в противоположные стороны, то совпадут ли их траектории движения.

Ответ кажется очевидным, а именно, — траектории должны совпадать. Однако попробуйте изобразить эту ситуацию на листе бумаги для двухмерного пространства.  Постройте первую круговую траекторию, а затем постройте встречную методом постепенного поворота первой траектории на 180 градусов, скажем по 30 градусов за шаг. Когда исследователь дойдет до противоположного направления, то он убедится, что траектории не совпадают радикально.

Таким образом, лучи света, посланные в противоположные стороны, нигде не встретятся, кроме точки отправки. Геометрия такого пространства должна быть еще более экзотична, чем все известные неевклидовы геометрии.

Если кому-то хочется верить, что такие пространства возможны, и что мы живем в таком пространстве, то вольному воля. Попытайтесь сформулировать постулат, на основе которого можно было бы доказать возможность замкнутых криволинейных пространств.

 

Современная классическая геометрия, называемая евклидовой, вовсе не является той геометрией, которую задумал Евклид. Это обстоятельство является следствием того, что классическая геометрия построена вовсе не на постулатах Евклида, она построена на аксиоматике Гильберта.

Закладывая основы своей геометрии, Евклид имел в виду натургеометрию. Об этом свидетельствует его первый постулат-определение точки, которое он приводит. «Точка это то, что не имеет частей». Обратим внимание на то, что точка в определении Евклида однозначно предметна. Это не безразмерное геометрическое место, которое пусто по смыслу косвенного классического определения безразмерной точки.

Определение точки Евклидом соответствует материальному кванту пространства в современном понимании.

А если так, то материальная точка должна иметь размер.

Осознание и признание этого обстоятельства должно бы привести к созданию совершенно иных, квантовых геометрии, вскрывающих множество, пока не раскрытых, тайн природы. Однако автор может предложить только свою концепцию аксиоматики квантовой геометрии, см. Интернет, Леонович В., «Концепция физической модели квантовой гравитации». Квантовых геометрий в научной литературе не опубликовано.

После определения предметной точки, самым естественным определением линии будет следующее: линия – это неразрывная последовательность точек, в которой каждая точка соприкасается не более чем с двумя соседними точками.

Современная геометрия, сформированная на аксиоматике Гильберта, своими внутренними средствами не может определить изначальные понятия точки и прямой линии.

Определяя линию как длину без ширины,  Евклид вносил в свою аксиоматику с предметной точкой, либо очевидное противоречие, либо явную неполноту,- выбор зависит от того, что иметь в виду под отсутствием ширины.

Гильберт устраняет данное противоречие, отказываясь от определения точки, предложенного Евклидом, но взамен он не предложил ничего другого, сознательно сохранив тем самым очевидную неполноту уже своей аксиоматики.

Две цитаты из Википедии.

«В современной аксиоматике евклидовой геометрии точка является первичным понятием, задаваемым лишь перечнем его свойств — аксиомами».

«В геометрии, топологии и близких разделах математики то́чкой называют абстрактный объект в пространстве, не имеющий никаких измеримых характеристик (нульмерный объект). Точка является одним из фундаментальных понятий в математике».

Отказавшись от определения точки, Гильберт также поступил и с определением прямой линии. В дополнение к этому, Гильберт переформулировал пятый постулат Евклида, который лишь косвенно определял параллельность прямых линий. Гильберт же придал этому постулату математическую конкретность.

Сравним.

По Евклиду: «5. И если прямая, падающая на две прямые, образует внутренние и по одну сторону углы, меньшие двух прямых, то продолженные эти две прямые неограниченно встретятся с той стороны, где углы меньше двух прямых».

Пятый постулат Евклида считается эквивалентным постулату Гильберта: «Через данную точку, вне данной прямой, можно провести на плоскости не более

одной прямой, не пересекающей данную, то есть не более одной прямой, параллельной данной».

Из постулата Евклида, единственность параллельной прямой вовсе не следует, это положение нуждается у него в дополнительном доказательстве.

Постулат же Гильберта строг и категоричен. Он явно свидетельствует, что Гильберт не воспринял идею Евклида создать геометрию реального пространства.

Аксиоматика и геометрия Гильберта, которой дали название геометрии Евклида, описывает идеализированное пространство, состоящее из безразмерных точек.

Совершенно очевидно, что безразмерные точки принципиально не могут сформировать неразрывное геометрическое пространство. Это изначальное противоречие классической геометрии тихо замалчивается официальной наукой.

Отсутствие определения прямой линии в аксиоматике Гильберта, при обращении к криволинейным пространствам, вызвало путаницу в трактовке свойств этих абстрактных пространств.

Понятие безразмерной точки, которое фактически использует Гильберт, приводит при преобразованиях инверсии к очевидным противоречиям, которые всем известны, но всеми признаются за норму.

Как известно, инверсия переводит каждую точку внутренней области окружности в её внешнюю область, и обратно, в соответствии с формулой

Rвнутр*Rвнеш = Rо* Rо, где Rо – радиус заданной окружности.

Преобразование инверсии позволяет утверждать, что количество точек внешней области точно равно количеству точек внутренней области заданной окружности. Это странное обстоятельство принимается всеми в молчаливом предположении, что плотность точек во внутренней области бесконечно больше плотности точек во внешней области.

Однако выбор положения заданной окружности произволен. Из чего следует, что плотность точек в выделенной области должна быть равна плотности точек по всей плоскости.

Получаем очевидное противоречие.

 

Вспомним ситуацию с излучением черного тела. Там тоже использование шкалы с безразмерными точками приводило к несоответствию теоретических построений с экспериментальными данными. Выход был найден в обращении к реальному квантовому пространству.

 

Если ввести очень естественное положение, по которому считать не корректным любое математическое или логическое построение, в промежуточных рассуждениях которого используется обращение к параметрам с бесконечной величиной, то из математики и геометрии исчезнут многие загадочные явления, превратившись в изначально не корректные. Однако в этом случае в классической геометрии Евклида придется отказаться от безоглядного применения операции инверсии, если не приняты специальные меры или оговорки. И это не единственное следствие.

 

Стоит нам применить инверсию к реальному квантовому пространству, как все парадоксы, связанные с плотностью безразмерных точек исчезнут. Но вскроется важное обстоятельство: при операции инверсии точки внутренней области данной окружности не покрывают все точки внешней области.

Гильберт, своим вмешательством, превратил попытку Евклида создать геометрию реального пространства, в создание абстрактной, идеализированной, не квантовой геометрии с претензией на материальную самодостаточность, чем надолго приостановил развитие квантовой геометрии.

 

Нельзя обсуждать проблемы пространства, не определив его структуру.

А поскольку единомыслия по поводу мирового пространства не наблюдается, то рассуждения о пространстве следует начинать не только с определений и постулатов, но и с глоссария.

Начнем с пространства, в котором мы существуем, с пространства Вселенной. Это пространство, прежде всего: реально, материально и трехмерно. Можно было бы добавить, что структура мирового пространства является квантовой. Однако практическая политика РАН не позволяет этого сделать, т.к. одновременно и официально признаются две, якобы фундаментальные теории: квантовая теория и теория относительности Эйнштейна,- в которых использованы разные представления о структуре пространства.

В учении Эйнштейна пространство формируется вещественной материей, состоящей из безразмерных точечных объектов (безразмерный физический объект — по существу абсурдное понятие), которые не должны занимать никакого объема, и из физической пустоты — эфира. Понятие эфира Эйнштейн не стал определять с требуемой подробностью, но счел необходимым упредить идею всевозможных, так называемых пролетных пространств, типа поля-пространства Хиггса, отвергнув их.

По Эйнштейну: «…общая теория относительности наделяет пространство физическими свойствами; таким образом, в этом смысле эфир существует… Однако этот эфир нельзя представить себе состоящим из прослеживаемых  во времени частей; таким свойством обладает только весомая материя; точно так же к нему нельзя применять понятие движения».  Конец цитаты.

В квантовой же теории, по умолчанию, предполагается квантовая структура пространства, хотя квант пространства  в современной теории до сих пор не обозначен.

Логично, что в учении Эйнштейна в качестве опорной геометрии, используется геометрия Евклида в интерпретации Гильберта, т.е. идеализированная геометрия.

И совершенно не логично, что и в квантовой теории используется та же геометрия, с безразмерной точкой.

Вследствие этого квантовые теоретики зациклились на одном, универсальном кванте, на кванте действия, который ко всему не является материальным объектом, что способствует формированию мистических наклонностей в квантовой физике.

 

По современным представлениям реальное пространство сформировано если не из квантов, то из элементарных частиц. С некоторых пор, а именно с момента воцарения Стандартной модели, физики этой коллаборации приравняли понятие квант и понятие элементарная частица, чем внесли в науку дополнительную, искусственную путаницу. Тем не менее, и квант, и частица – обязательно трехмерны. В реальном пространстве нет, и не может быть одномерных и двумерных объектов, это всего лишь абстракция. Реальный кирпич без высоты или без ширины – это фразеологический нонсенс, т.к. в любом варианте объекта нет. Однако, в рамках принятых условностей, можно проекцию куба называть кубом без толщины. Только зачем?

Геометрия Евклида одновременно оперирует как трехмерным абстрактным пространством, принимаемым традиционно за объектное пространство, так и одномерным и двумерным абстрактными пространствами. Этим создается ситуация, провоцирующая мысль, что мерность любой геометрии не связана с мерностью реальных объектов.

Таким образом, возникает соблазн не ограничивать многомерность всевозможных геометрий, и применять в них экстраполяцию математического аппарата геометрии Евклида-Гильберта, распространяя его формализм, чисто условно, на все придуманные геометрические оси, дополнительные к трем реально существующим.

Этот прием пока безотказно действует в отношении метрики пространств. Но все остальные теоремы и аксиомы необходимо доказывать конкретно, чего однако не делается.

 

Но вернемся к предмету нашего обсуждения, т.е. к предполагаемой кривизне реального пространства.

Что значит криволинейное пространство, и каковы практические критерии его кривизны?

Следуя установкам теоретиков кривых пространств, согласимся условно, что наикратчайшая линия между двумя точками будет являться некоторой кривой, но тем не менее, конкретной линией, которая называется геодезической.

Предположим, что мы находимся в криволинейном пространстве, в котором некоторая область практически линейна.  Находясь в рамках некоторой ИСО, будем перемещаться из точки А в точку Б по кратчайшему пути, измеряя при этом расстояние от А до Б. Проделаем эту операцию, находясь в разных областях нашего комбинированного пространства.

Теоретики кривых пространств утверждают, что наши измерения ничем не будут отличаться друг от друга, в какой бы части пространства мы ни находились. Таким образом, находясь в существенно криволинейной области и имея жесткий образец прямолинейного отрезка (длинный металлический штырь) мы не обнаружим кривизны пространства даже вращая наш штырь вокруг оси. Мы не только не обнаружим признаков кривизны, мы не обнаружим усилий, необходимых для изгибания стержня в разные стороны. Это значит, что в представлении данных теоретиков кривизна пространства деформирует твердые тела без затрат энергии. Альтернативный вариант с затратой энергии не выдерживает никакой критики.

Свободный гироскоп, ось которого ориентирована по геодезической линии, будет отслеживать эту линию или ей параллельную.

Луч света тоже будет распространяться по геодезической линии.

К тому же, движение по геодезической линии не вызывает центробежной силы. Это очень важно.

Все эти свойства, связанные с представлением о криволинейном пространстве, наводят на мысль о невозможности существования таких реальных пространств с явно мистическими свойствами.

Эти свойства, являясь совершенно  противоестественными, не вызывают тем не менее адекватного протеста научного сообщества, т.к. никто не настаивает на их значимости в практической деятельности. Это обстоятельство снижает бдительность по противодействию абсурдным исходным положениям о кривизне реального пространства, и позволяет им жить в умах фанатов.

 

Линейное пространство не является, как может показаться, частным случаем криволинейного пространства.

Физическим смыслом линейного пространства является полная индиферентность пространства по отношению к инерционному движению вещества. Линейность пространства является следствием невмешательства пространства, как среды, в инерциальное движение вещества. А криволинейное пространство предполагает это вмешательство, причем утверждается, что это вмешательство реализуется без всякого взаимодействия. Но тем самым нарушается принцип причинности. Таким образом, криволинейных пространств, конкурирующих с реальным пространством, не существует.

“Нет ни чего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины”. Цицерон

Кривизна пространства, между тем, в представлении авторов, не является скрытым параметром; её якобы можно обнаружить многими способами, но все они сопряжены с огромными трудностями метрологического свойства. Самый простой и наглядный способ – это измерение суммы углов треугольника. В криволинейном пространстве эта сумма не равна 180 градусам. Отклонение тем больше, чем больше стороны треугольника.

Лобачевский не считал свои изыскания имеющими отношение к реальному пространству, и, говоря о возможности проверки кривизны реального пространства астрономическими методами, видимо, имел в виду подтверждение линейности Вселенной.

До настоящего времени вопрос о кривизне реального пространства остается открытым. Дело в том, что до сих пор нет ни малейшей определенности в вопросе о физической структуре пространства.

Однако, не смотря на это обстоятельство, некоторые частные аспекты явления кривизны пространства могут служить критериями при обсуждении свойств конкретных,   придуманных пространств.

Например, мы мыслим вслед за Эйнштейном, что кривизна пространства может изменяться локально, в зависимости от плотности массы в данной области пространства. Представим, как это должно выглядеть с учетом обобщенных представлений о кривизне пространства.

Пусть достаточно большая область пространства является плоской. Прокалибруем её параллельными линиями, а затем внесем в центр этой области малое массивное тело. Исходя из представлений Эйнштейна, область пространства около этого тела искривится.

Возникает вопрос, почувствуется ли это искривление в дальней области нашего пространства? Общепринятый ответ – не почувствуется, т.е. параллельные линии при приближении к массивному телу искривляются некоторым образом, а при удалении от тела в противоположном направлении их параллельность восстанавливается. Другие мнения в публикуемой литературе отсутствуют.

Однако такая интерпретация кривизны пространства прямо противоречит тому практическому критерию, который уже используется для доказательства локального искривления пространства. Речь об искривлении луча света около массивного тела. Дело в том, из двух параллельных лучей света ближний луч искривится значительно, а второй, достаточно отдаленный луч, практически не отклонится. Очевидно, что после прохождения лучами массивного тела параллельность лучей не восстановится. А это значит, что предполагаемое искривление траекторий лучей света около массивных тел не имеет отношения к искривлению пространства. Этот факт всем известен, но упорно всеми причастными и заинтересованными лицами игнорируется.

А это уже потворство лженауке.

Наши неподвижные параллельные линии в плоском пространстве можно описать математически. Теперь попробуйте найти такое преобразование пространства, которое делало бы параллельные линии пересекающимися. Такое преобразование невозможно без нарушения неразрывности пространства. Чтобы обеспечить пересечение параллельных линий при их деформации, надо нарушить неизвестную нам структуру пространства. Это обстоятельство заметили некоторые из апологетов кривизны пространства. Вот фрагмент из популярной статьи в Интернете, комментирующий это обстоятельство. Цитата.

«В геометрии Лобачевского принимается следующая аксиома:

Через точку, не лежащую на данной прямой, проходят, по крайней мере, две прямые, лежащие с данной прямой в одной плоскости и не пересекающие её.

Широко распространено заблуждение, что в геометрии Лобачевского параллельные прямые пересекаются». Конец цитаты.

В геометрии Лобачевского параллельные может и не пересекаются, а вот в его аксиоме пересекаются. Причем утверждение «по крайней мере, две прямые» фактически означает, что число таких прямых равно бесконечности.

А что можно сказать по этому поводу про точку, лежащую на данной прямой. Можно ли через неё провести две прямые, не пресекающие и не совпадающие с данной прямой?

Множество предшественников Лобачевского пыталось доказать пятый постулат Евклида на основе четырех предыдущих. Доказательств было представлено несколько, времени и сил на них потрачено неимоверно много. Но всегда находилась логическая ловушка, замаскированная терминологически, которая аннулировала все доказательства.

Теория Лобачевского гораздо сложнее и гораздо более громоздка по сравнению с теми доказательствами. Если хорошенько поискать, то возможно и в ней найдется такая ловушка – и тогда все изыскания в области криволинейных пространств окажутся воздушным замком.

Большинство проблем, возникших при попытках совместить идеализированные геометрии с натуральной геометрией, вызваны отсутствием предположений по поводу структуры пространства. Теоретики квантовой механики сдали свои позиции в угоду квантовой теории поля. А квантовая теория поля, будучи частной по своей сути, но не признающей этого своего качества, оказалась в естественном тупике, т.к. если квантовая теория поля обратится к структуре пространства, то неизбежно разрушит ту, эфемерную, чисто энергетическую структуру, которая выдается за верх совершенства.

 

Давно известны результаты теоретического исследования расширения изотропного пространства. Известно, что такое расширение для достаточно большой Вселенной невозможно. Но академики, утверждая и поощряя теорию Большого взрыва, об этом молчат. Поэтому напомним это обоснование.

Предположим для наглядности, что вся Вселенная равномерно заполнена водородом и изотропно расширяется так, что соседние атомы удаляются друг от друга в данный момент со скоростью V, и при этом сами не изменяются в размерах. Это условие изотропного расширения выглядит совершенно безобидно, но это коварная безобидность.

Рассматривая только два соседних атома, можно утверждать, что скорость расширения постоянна во все времена и равна V.

Однако, если рассмотреть два не соседних атома, а разделенных несколькими промежуточными атомами, то выяснится, что относительная скорость удаления атомов  тем больше, чем больше промежуточных атомов находится между заданными двумя контрольными атомами, и эта скорость ничем не ограничена. Вместе с относительной скоростью атомов неограниченно растет их кинетическая энергия.

Анализ ситуации приводит к однозначному выводу: постановка начальных условий некорректна. Таким образом, достаточно большое по объему реальное пространство не может изотропно расширяться, тем более это недопустимо для бесконечного пространства.

 

Ещё древние мыслители догадались, что пространство не может быть пустым.

Пространство вмещает в себя: вещество в форме тел, вещество в форме сред, всевозможные поля, а еще вмещает загадочную, не вещественную материальную среду, которую условно назвали эфиром.

Можно ли из эфирного пространства выделить его конкретную часть для последующего исследования? На первый взгляд – можно. Для этого необходимо создать вещественный, замкнутый, прочный, непроницаемый объект, содержащий интересующий нас объем в виде полости. Затем удалить из полости все предметы и все вещественные среды. С удалением полей получается заминка. Оказывается, часть полей можно удалить, часть полей можно только ослабить, а часть полей удалить принципиально невозможно, например, гравитационное поле. Получается, что при перемещении нашей полости в окружающем пространстве, внутри неё всё время меняется материальная среда с поддерживаемым ею гравитационным полем.

Таким образом, по отношению к веществу материальное пространство эфир является субстанцией всепроникающей, а вовсе не обтекающей.

Это обстоятельство уже учтено разработчиками Стандартной модели. Бозон Хиггса, в качестве кванта, формирующего непрерывную безмассовую среду, наделен авторами свойством всепроницаемости.

Это свойство существенным образом влияет на наше представление о кривизне пространства. Действительно, каким образом всепроникающее пространство будет искривлять твердые тела сообразно кривым геодезическим линиям?

По желанию исследователя, в вводимом понятии кривизны пространства может быть учтено влияние любых полей, но это мероприятие лишь усложняет модель, не решая проблем кривизны.

Первый закон Ньютона сознательно устраняет всякое влияние полей требованием отсутствия внешних сил. Закон констатирует прямолинейное движение тел по инерции, не указывая причину этого явления.

Вводя понятие кривизны пространства, мы вносим дополнительное разделение функций для инерции, приписывая свойство прямолинейного движения линейному пространству, а не телу. Чем и воспользовался Хиггс. Правомерно это или нет – еще не исследовано.

 

Итак, еще раз, чем отличается линейное пространство от криволинейного.

Получив произвольный импульс движения в линейном пространстве, тело начинает равномерно перемещаться по прямолинейной траектории, совпадающей с лучом света.

Получив произвольный импульс движения в криволинейном пространстве, тело начинает равномерно перемещаться по криволинейной геодезической линии, тоже совпадающей с траекторией луча света, т.е. для наблюдателя прямолинейно. Казалось бы, исследователь вновь попал в западню галилеева трюма. Однако есть небольшой нюанс, который в случае линейного пространства просто не заметен. Дело в том, что в истинно криволинейном пространстве траектория движения по инерции не зависит от скорости тела, т.е. от его инициирующего импульса. А присовокупленная к кривизне пространства гравитационная кривизна в ТО этим свойством не обладает.

Таким образом, даже если бы кривизна пространства Эйнштейна существовала реально, то математический аппарат её отличался бы от аппарата ТО Эйнштейна.

Деформируя пространство в угоду прихотям кривизны, необходимо отслеживать реальные возможности квантового исполнения пространства. И здесь без свойств собственно пространственных квантов никак не обойтись.

Однако в ТО Эйнштейна квантов нет, там материя представлена в безразмерно точечном исполнении, что позволяет конечной Вселенной сжаться в одну безразмерную точку, т.е. в ничто. Писать такую откровенную глупость, даже от лица последователей Эйнштейна, стыдно, но приходится. К тому же, бесконечной Вселенной сжаться в точку всё равно не удастся, по причине бесконечности времени процесса.

Сам Эйнштейн писал: «Как мы должны представить себе предмет, состоящий из МТ (материальных точек, Л.В. ), и какие силы нужно предполагать действующими между ними? Если механика претендует на полное описание предмета, то этот вопрос необходимо ставить». Конец цитаты.

Учение Эйнштейна, в предъявленном изложении, к решению этого вопроса не приспособлено.

 

Терминология, используемая в науке, развивается стихийно. Следствием этого является наличие в научной терминологии всевозможных смысловых несоответствий, многозначности терминов и даже косноязычья.

Понятие пространство претерпело множество определений.

Настало время определиться. Уже все согласны, что пространство – это физическая сущность.

Пространство, в определенном аспекте, описывается геометрией. Но геометрия не содержит пространства. В геометрии есть только точки, линии, плоскости, объемы и неподвижные фигуры.

Нельзя говорить, что пространство пронизывает все объекты Вселенной. Это образное выражение, которое призвано акцентировать некоторое свойство материи, но акцентируя, мы тем самым искажаем реальную, комплексную суть пространства.

Гораздо правильнее, считать, что все объекты Вселенной являются возмущениями материи, которая не заполняет Вселенную, а её составляет.

Однако термин «возмущение» несет ненужную эмоциональную окраску.

Из любого объема Вселенной можно мысленно удалить материю, но только мысленно. Эта мысленная операция, которая реально не осуществима, приводит к формированию образа пустого пространства. И поскольку образ существует, то его необходимо определить и отделить от понятия свободного материального пространства.

Идеализированный образ пустого пространства можно назвать геометрическим пространством. Не следует лишь забывать постоянно употреблять это очень важное прилагательное – геометрическое или абстрактное.

В  геометрии нет не только материального пространства, в ней нет движения.

Все временные геометрические графики – это специализированные геометрические приемы, всего лишь специализированный инструментарий, предполагающий при своем применении использование определенных методик с привлечением времени.

Геометрий может быть множество. А реальное пространство только одно.

Если реальное пространство от области к области не изотропно, то допустимо рассматривать частные, не линейные подпространства. Но для этого необходимо доказать или поверить, что пространство неизотропно.

Все свойства пространства определяются свойствами пространственных квантов, и наоборот.

Физический смысл линейности пространства состоит в том, что материальное пространство не взаимодействует с объектами, движущимися по инерции. Это свойство, в рамках геометрического формализма, интерпретируется как прямолинейность движения по инерции.

Пытливый исследователь имеет право усомниться: так ли это на самом деле. И если окажется, что это не так, то следовательно наше пространство можно определить как криволинейное.

В реальном криволинейном пространстве реальное вещество при инерциальном движении должно перемещаться с постоянной скоростью, не сохраняя при этом направление движения, следуя заданной кривизне пространства и не нарушая при этом законы сохранения энергии и импульса, т.е. без приложения сторонних сил.

Изменяя направление движения объекта, мы неизбежно должны определить, как мы изменяем при этом момент количества движения. Нельзя замкнуть пространство, не нарушив закон сохранения момента.

Получается, что в любом случае криволинейное пространство может быть реализовано только за счет нарушения принципа причинности. Здесь с продолжателями Лобачевского спорить уже бесполезно. Если их пространство способно спонтанно (беспричинно) порождать всевозможные флуктуации, например, в форме электрон-позитронных пар, которые якобы моментально исчезают в горниле аннигиляции, коварно оставляя во Вселенной свою неуничтожимую энергию, что заставляет Вселенную беспричинно либо разогреваться, либо расширяться. При таком подходе видимо и криволинейное пространство тоже возможно.

При  введении новой геометрии нельзя огульно использовать ранее доказанные теоремы. Инструментарий одной геометрии не применим в рамках другой геометрии. Здесь многие изобретатели новых геометрий, в том числе и Эйнштейн, пользуются одним обманным приемом. Они предлагают выделить малый объем в рамках своих геометрий, и утверждают, что в этом объеме справедлив весь инструментарий линейного пространства, относящийся к дифференциальному исчислению. И, похоже, в этом смысле они правы.

Однако дифференциальное исчисление на практике совершенно бесполезно без интегрального исчисления. А интегральное исчисление для каждой геометрии является уникальным. Например, в сферической геометрии вообще нет прямых линий, хотя в дифференциальном исчислении сферической геометрии их можно использовать.

 

Попробуем разобраться, какими же особыми качествами  обладает четырехмерное, абстрактное пространство-временя (массив) Эйнштейна.

Во-первых, геометрия Минковского-Эйнштейна это вовсе не геометрия, а массив, т.к. содержит более трех координат. Таким образом, геометрия Минковского-Эйнштейна  это экстраполяция аппарата трехмерного геометрического массива для четырехмерного, не геометрического, массива.

Если теперь в четырехмерном массиве Эйнштейна взять сечение по координате tC, то получим объемную фотографию Вселенной в момент t1. В момент t2 будет следующая фотография. Замечательное, завораживающее свойство. Вот, только как его реализовать?

Если теперь взять сечение по другой координате, то что же получится? Координата tC уже не будет определена, а вместе с нею не будут определены и все другие координаты, которые в жизни продолжают зависеть от времени, не обращая внимания на то, что время отменено Эйнштейном. Получается полный абсурд. Но этот абсурд для большинства людей остается незаметным, т.к. люди категорически не желают всерьез воспринимать этот вздор. В жизни, если мы фиксируем какую-то координату тела, мы автоматически, подсознательно фиксируем время в процессе движения, как нашего тела, так и всего окружения. Рассматривая, например, пулю в верхней точке её траектории, мы не можем допустить, чтобы цель продолжала движение.

У Эйнштейна этот прием мышления не предусмотрен, т.е. запрещен по умолчанию, но мы этим пренебрегаем, расширяя возможности учения Эйнштейна, делая тем самым мертворожденное учение таким живучим.

Таким образом, времени в пространственных координатах уравнений Эйнштейна формально нет. Вернее, Эйнштейн хочет всех уверить, что его там нет. Но время, как чертик из шкатулки, возникает в результирующих уравнениях, после их неправомерного интегрирования. Поняв это, можно бы сказать, что фокус не удался.

Но академики рукоплещут.

А что делать скучающему обывателю?

Нижний Новгород, июнь 2016 г.

Бозон Хиггса. Информация к размышлению

 

Ключевые слова: поле Хиггса, бозон Хиггса, механизм Хиггса, конфайнмент.

 

Конец XIX и начало XX века ознаменовались технологическим бумом, иными словами – бумом изобретательства.

В процессе технического прорыва было выявлено множество принципиально новых природных эффектов и явлений, из которых не все были до конца понятными.

Одним из самых загадочных эффектов представлялся обнаруженный дефект массы.

Когда была открыта аннигиляция, то самым революционным выводом из этого события, с учетом эффекта дефекта массы, был вывод о возможности прямого преобразования вещества в энергию. И не дожидаясь исследования этих явлений в полном объеме, было постулировано, что любую частицу можно превратить в квант энергии соответствующей величины. И обратно. Более того, развивая эту идею, была создана квантовая теория поля, в которой вещество в форме жесткого кванта с неизменными параметрами, вообще не рассматривается. Вещественные частицы в этой теории являются сгустками энергии.

С философских позиций, процесс аннигиляции не вызывает непосредственного протеста, но тем не менее, все-таки настораживает. Аннигиляция напоминает процесс горения, самого обычного явления в природе. При горении происходит преобразование вещества, сопровождаемое выделением энергии и  необратимым уничтожением огромного количества информации. Эта устойчивая связь горения с исчезновением информации, почему-то не стала объектом любопытства в современной науке.

Процесс горения, как правило, не обратим.

Возникает естественный вопрос: обратима ли аннигиляция?

Процесс, обратный аннигиляции,– процесс создания вещества из энергии,– с философских позиций представляется весьма сомнительным, и требующим всесторонней проверки и обоснования.

Действительно, всякое массивное вещество несет в себе определенную, внешнюю и внутреннюю информацию, и обладает различными физическими свойствами, которые обеспечиваются сложными природными процессами, гармонично  встроенными в природные взаимодействия.

Каким образом, например, механизм гравитации возникнет из возмущенного, мало  информативного физического вакуума, т.е. из электромагнитных квантов или из других переносчиков энергии, остается неясным и весьма сомнительным.

С момента признания взаимной инверсии вещества и энергии, официальной науке пришлось расширить определение энергии, известное ранее как способность совершать работу. В связи с этим произошло нечто невообразимое. Новый подход потребовал новых допущений, некоторые из которых не согласовываются с прежними философскими выводами. Мешающие законы философии отменили методом пренебрежения, что вообще очень странно. Теперь главенствующее положение в науке занимает всемогущий принцип инфляции.

Смысл инфляционного принципа очень прост –  отказ от всех неугодных законов природы и введение новых, потребных авторам. Красочным примером применения принципа инфляции является теория Большого Взрыва.

 

В науке наступило торжество мистики. Ведущие академики РАН при закладке подмосковного коллайдера ВИКА бравировали намерениями воссоздать состояние вещества на каждой доле первых микросекунд после Большого Взрыва. И всё это они намерены узнать с помощью бозона Хиггса.

 

С тех пор, как наука перестала быть рыцарским и бескорыстным служением в поиске истины и превратилась из хобби в средство существования, т.е. стала заработком, к науке уже нельзя подходить со старыми мерками. Научный продукт стал товаром, а производители и распространители этого товара стали обычными рыночными дельцами, подверженными всем порокам рыночных отношений.

 

Методика анализа результатов столкновения релятивистских частиц в современных коллайдерах несет элемент гадания на кофейной гуще. Ошибиться легко. Еще легче ввести в заблуждение независимого эксперта.

 

Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, попытаемся получить представление о бозоне Хиггса не только на основе научной и справочной информации, а также с учетом, так называемого, человеческого фактора, т.е. максимально приближенное к реальности представление.

 

Начнем анализ собственно со Стандартной модели, в рамках которой и возникла идея бозона Хиггса.

Догадки ученых о том, что нуклоны не являются истинно элементарными частицами, блестяще подтвердились уже при первых бомбардировках неподвижных мишеней релятивистскими протонами. В результате были получены первые частицы, которые можно определить как осколочные по отношению к нуклонам. Когда же были построены современные коллайдеры, количество таких,- осколочных,- частиц начало быстро расти.

Когда количество объектов деления протона перевалило за сотню (а сейчас их уже более 400 шт.), возникло желание выделить из них истинно элементарные частицы, т.е. те, которые уже ни на что не делятся.

Кроме эффекта расщепления нуклонов при столкновении, учеными предполагается возможность образования неизвестных элементарных частиц путем энергетической инверсии, т.е. прямым формированием частиц из гамма-квантов.

 

Считается, что попытка выделить элементарные частицы удалась. Кропотливый анализ огромного количества результатов столкновения разных релятивистских объектов, позволил создать гипотетические образы искомых элементарных частиц, и на их основе разработать Стандартную модель. Все эти элементарные частицы приведены в описании Стандартной модели. Не будем её переписывать.

Теперь, казалось бы, с помощью этой Модели можно создать таблицу, отдаленное подобие таблицы Менделеева. В этой таблице можно было бы классифицировать все, а их более 400, известные  осколочные частицы. И еще множество ячеек этой таблицы должны остаться не заполненными. Для каждой заполненной ячейки можно привести комбинацию элементарных частиц, образующих данную частицу.

Однако никто не спешит создавать такую таблицу, видимо, она не очень нужна. Дело в том, что подавляющее большинство осколков являются короткоживущими и в свою очередь распадающимися. Кроме того, некоторые элементарные частицы, похоже, не могут существовать обособленно, т.е. в чистом виде в природе не существуют.

Так или иначе, Стандартную модель представили обществу без сводной таблицы осколочных элементов. Авторы ограничились описанием 61 избранной частицы.

 

Авторы Стандартной модели довольно давно ведут одностороннюю дискуссию, т.е. сами с собою, о завершенности своей теории, представляя её научной общественности как самую успешную из всех подобных теорий. Завершающим штрихом фундаментальной Стандартной модели было назначено экспериментальное обнаружение бозона Хиггса, этот факт должен послужить беспрекословным обоснованием теории.

Таким образом, фактор мотивации для обнаружения бозона Хиггса достаточно значимый.

Как же возникла идея экзотичного бозона Хиггса?

Самым естественным образом. Всякая законченная модель должна позволять оценивать свою полноту и границы своей применимости.

Питер Хиггс на первых этапах разработки обратил внимание на неполноту Модели в плане охвата существующих природных сил. Действительно, на тот момент в Модели отсутствовала сила инерции.

Следуя логике Стандартной модели, в которой все взаимодействия реализуются специализированными частицами, Хиггс постулировал существование ещё одной такой частицы, ответственной за формирование инертной массы вещественных объектов Вселенной.

Вот, именно этот момент — связь взаимодействия с наличием специализированной частицы, подается как теоретическая неизбежность существования бозона Хиггса, которая якобы следует из Стандартной модели.

Ничего подобного из Стандартной модели конечно не следует. Из самых общих соображений, никак не связанных со Стандартной моделью, следует, что в природе действует некий механизм, реализующий силу инерции – вот и всё. Если теперь принять, что этот механизм реализуется частицей, то это и будет якобы следствием Стандартной модели. Этого предположения оказалось вполне достаточно, чтобы с помощью дополнительных, уже целевых предположений создать гипотетический образ – модель полевого бозона Хиггса.

В этом месте требуется пояснение. Дело в том, что бозон, задуманный Хиггсом, и тот, который триумфально обнаружили в ЦЕРНе, совсем не одно и то же.

Так вот, чтобы не способствовать искусно создаваемой путанице, будем называть бозон, изначально задуманный Хиггсом, полевым бозоном, а обнаруженный в ЦЕРНе – просто бозоном Хиггса или тяжелым бозоном Хиггса.

Примеряя эту гипотетическую частицу к необычным функциям инерции, ученые пришли к выводу, что частица должна образовывать непрерывное поле, т.е. занимать всё пространство, а не взаимодействовать избирательно с отдельной вещественной частицей. В этом случае однозначно не существуют локализованные источники полевых бозонов.

А из всего этого следует, что полевой бозон должен формировать не дискретное поле, а непрерывную среду, которая и создает образ фиктивных масс частиц. Вот здесь и становится понятной аналогия с ветром и парусами. Действительно, ветер никак не входит в конструкцию парусника, но определяет тягу парусов в зависимости от их площади и конструкции.

Чем дальше приспосабливали полевой бозон Хиггса под необычные свойства инерции, тем экзотичнее он становился.

Вот этот процесс мысленной подгонки параметров бозона под известные свойства силы инерции и преподносится под флагом «из теории следует». На самом деле не из теории, а из опыта. Казалось бы, какая разница как сформулировать? Однако разница огромная.

Теоретический вывод предполагает логически обоснованный прогноз, который требует экспериментального подтверждения.

Подбор свойств полевого бозона Хиггса под проявления инерции — к теоретическим выводам отношения не имеет. Гипотетический подбор – он и есть гипотетический подбор по интуиции на основании практического опыта.

Идея была понятна – необходимо придумать частицу, которая реализовала бы все известные проявления инерции. Но аналога не было. Пришлось фантазировать. Называть эти фантазии авторов следствием теории не корректно. Но спекуляции с присвоением всяким идеям статуса теории стали уже повсеместными. За теории платят охотнее и больше.

Если идея неверна, то в процессе её подгонки под реальные факты неизбежно возникают непреодолимые трудности. И они начались. Чтобы их преодолеть пришлось обратиться к помощи реликтовой инфляции.

Авторы инфляционного принципа, создав учение о Большом Взрыве, поспешили объявить инфляцию ушедшей в безвозвратное прошлое. Смысл их заявления понятен, но уловка не удалась. Джин уже выпущен из кувшина.

Вот и для преодоления возникших противоречий в процессе подгонки свойств полевого бозона Хиггса под существующие реалии, пришлось ввести локальное, спонтанное нарушение природного закона, закона сохранения массы. А чтобы это нарушение не раздражало научную, и не научную, общественность, его закамуфлировали под нарушение симметрии, потому что кому какое дело до нарушения какой-то симметрии. Симметрии нарушаются сплошь и рядом.

Симметрия – это изначально геометрическое понятие, приспособленное с некоторых пор математиками для своих самых разнообразных нужд, — и ставшее излишне модным.

Сейчас, в самом общем смысле симметрия означает инвариантность структуры объекта относительно некоторых его преобразований (Википедия).

Найденные, описывающие природу уравнения часто не меняются, если проделать над ними определенные операции. Когда это происходит, говорят, что уравнения обладают симметрией.

Пример: Система обладает калибровочной симметрией, если ее существенные свойства остаются неизменными при изменении уровня, масштаба или значения некоторой физической величины. Так в физике работа зависит от разности высот, а не от абсолютной высоты; напряжение — от разности потенциалов, а не от их абсолютных величин и др.

Всякий закон сохранения можно заявить законом сохранения симметрии. Но эта классификация принижает статус закона сохранения, т.к. этот прием предполагает, что  суть закона является следствием симметрии, что в корне не верно, но именно в этом пытаются всех убедить авторы «фундаментальных» симметрий.

Всякая стабильность может быть рассмотрена как локальный инвариант, и после этого может быть представлена в терминах симметрии.

Ссылки на симметрию совершенно недопустимы, если при этом не указываются преобразования, относительно которых рассматривается симметрия. А такие ссылки, без указания соответствующих преобразований, приводятся очень часто.

 

Таким образом, все характеристики и параметры полевого бозона Хиггса, которые будут представлены ниже, это плод фантазии авторов. Хотелось бы, чтобы эти фантазии,  были в рамках практических наработок, а также в рамках самых общих философских ограничений. Но в данном случае это условие не выполняется.

Учитывая все изложенные обстоятельства, будем анализировать предоставляемую информацию о бозоне Хиггса с предвзятым недоверием.

«Подвергай всё сомнению».

 

Вот, как начинается одна из обзорных статей в Интернете, популяризирующих идею Хиггса.

Цитата. «Бозон Хиггса – элементарная частица, природу которой очень сложно постичь без предварительной подготовки и понимания основных физических и астрономических законов Вселенной». Конец цитаты.

Переведем с русского на русский.

«Знакомясь с информацией о бозоне Хиггса, не пытайтесь проверять её, всё равно ничего не поймете. Доверяйте выводам специалистов-популяризаторов». Конец перевода.

Имея дело с намеренной фальсификацией, не имеет  смысла анализировать лукавые обоснования авторов. Несостоятельность заумных, необоснованных математических формул обычно можно выявить на основе здравого смысла, опирающегося на общеизвестные достижения философии, и с помощью простейшего анализа для особых точек.

Отличительной чертой философского подхода является то, что философия рассматривает все законы природы взаимосвязано с всеобщей вселенской гармонией. Именно по этой причине многие философские положения имеют ограничительный характер. Ученых, обладающих узким кругозором, эта особенность раздражает, и они помыкают ограничениями философии, порождая этим абсурдные идеи, в угоду своим примитивным представлениям.

 

Итак, что нам сообщает Стандартная модель о бозоне Хиггса в официальных справочниках и в статьях многочисленных продолжателей Хиггса.

 

Информация из Википедии.

«Бозо́н Хи́ггса, Хи́ггсовский бозо́н, хиггсо́н (англ. Higgs boson) — элементарная частица (бозон), квант поля Хиггса, с необходимостью возникающая в Стандартной модели физики элементарных частиц вследствие хиггсовского механизма спонтанного нарушения электрослабой симметрии. В рамках этой модели отвечает за инертную массу элементарных частиц. По построению хиггсовский бозон является скалярной частицей, то есть обладает нулевым спином». Конец цитаты.

Чтобы не отвлекать читателя на обращение к справочникам, сообщим, что под мудреным названием «хиггсовский  механизм спонтанного нарушения электрослабой симметрии» подразумевается непреодолимая без бозона Хиггса в рамках Стандартной Модели ситуация, в которой бозон Хиггса наделяет всевозможные частицы массами так хитроумно, что переносчик электромагнитного взаимодействия фотон остается безмассовым, и может перемещаться на какие угодно расстояния, в то время как переносчик слабого взаимодействия реализуется массивными частицами, что ограничивает радиус этого взаимодействия субъядерными масштабами. Таким образом, при помощи бозона Хиггса реализуется нарушение электрослабой симметрии, делающее электромагнитное и слабое взаимодействие настолько непохожими друг на друга.

Это о полевом бозоне Хиггса.

Теперь информация из сайта Элементы.

«4 июля 2012 года на специальном семинаре в ЦЕРНе было объявлено об открытии хиггсовского бозона на Большом адронном коллайдере. Эта частица — отголосок нарушения электрослабой симметрии — кардинального преобразования нашей Вселенной, случившегося в эпоху ее «горячей юности» — была предсказана теоретиками еще полвека назад». Конец цитаты. Это уже о тяжелом, уникальном бозоне Хиггса.

А вот, что сообщает Тим Барклоу, экспериментальный физик из команды ATLAS, который работает в Национальной ускорительной лаборатории SLAC Стэндфордского университета, см. [Ленту новостей из Элементов].

«Идея Хиггса состояла в том, что Вселенная погружена в невидимое поле, подобное магнитному. Каждая частица ощущает это поле — теперь известное как поле Хиггса, — но в разной степени. Если частица может свободно перемещаться в этом поле с минимальным взаимодействием, значит, она имеет минимальную массу. Альтернативно, если частица будет взаимодействовать с полем Хиггса в значительной степени, то у нее более высокая масса». Конец цитаты. Это уже о полевом бозоне Хиггса.

Невидимое поле – это, видимо, издержка перевода, похоже, Барклоу имел в виду неведомое поле.

Приостановимся на этом, и попытаемся осознать, что же нам предлагается в образе бозона Хиггса.

Приведенные свойства полевого бозона Хиггса это постулируемые ожидания. А что же обнаружили в ЦЕРНе? Обнаружили некоторое событие, которое достаточно стабильно повторяется при некоторой конкретной энергии столкновения протонов (125 ГэВ), и сопровождается излучением двух противонаправленных, якобы гамма-квантов. Почему якобы? А потому, что нам не сообщают, могут ли  использованные датчики отличить гамма-квант от релятивистской частицы. Кроме того, для элементарной частицы, каковой должен быть бозон Хиггса, допустимо превращаться в гамма-кванты только в результате полной аннигиляции. Однако об аннигиляции речи не идет, т.к. нет антибозона (пока нет). Кроме того, тяжелый бозон Хиггса имеет возможность распадаться на два Z-бозона с последующим распадом на четыре лептона (на электроны или мюоны), как повезет.

О каком распаде может идти речь, если все частицы Стандартной модели принципиально являются элементарными, т.е. не распадающимися. Почему при энергии столкновения протонов в 125 ГэВ, и только при этой энергии, происходит материализация одного вещественного бозона Хиггса, спрашивать неприлично, т.к. квантовая теория причинно-следственными связями не занимается, теория просто описывает конечный результат происходящего.

Цитата. «Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… П. Дирак» Конец цитаты. Это мечта-надежда одного из основоположников квантовой теории. Такая теория еще не появилась, а существующая теория уже пытается объявить себя фундаментальной, т.е. непререкаемой и вечной.

Итак, интенсивность взаимодействия поля Хиггса с каждым вещественным объектом Вселенной определяет величину инертной массы объекта, но этой массы в объектах нет. Таким образом, интенсивность взаимодействия с полем Хиггса является мерой фиктивной массы инерции, т.е. перед нами своеобразная имитация.

Вещественные частицы проявляют свои инерционные свойства в любой точке пространства и в любое время. Это означает, что поле Хиггса непрерывно заполняет всё пространство и стабильно во времени. Получается, что, либо поле Хиггса само по себе является физическим вакуумом, либо поле Хиггса является одним из проявлений физического вакуума. Об этом в Стандартной модели — ни слова.

Полевой бозон Хиггса, как все безмассовые бозоны, перемещается в пространстве со скоростью света. Пока речь идет об одном бозоне, это свойство проблем как бы не вызывает. Но вопрос возникает к полю Хиггса. В каком направлении движется каждый бозон поля. Авторы нам сообщают, что поле (среда) Хиггса характеризуется полем скоростей. Очень интересно, как распределены эти скорости по направлению. Нет оснований для выделения какого-либо одного из направлений. Значит, бозоны среды движутся во всех направлениях изотропно. Тогда возникает следующий вопрос – сколько же в пространстве направлений. Если направления не квантовать, то их неограниченное количество. Однако Стандартная модель это модель квантовая. Вот только квант телесного угла в Стандартной модели до сих пор не определен. Как только квант станет известным, количество направлений тоже будет известно, и это будет фундаментальная константа.

Но как среда, состоящая из бозонов, может двигаться сразу во всех направлениях со скоростью света? Об этом можно было бы спросить у Кумина А.М., т.к. он занимается разработкой (придумыванием) именно таких сред, но авторы Стандартной модели, похоже, с ним не консультировались.

К тому же, Кумин пытается сформировать с помощью своих бозонов фиктивное поле гравитации, а вовсе не инерции, и у него, как он заявляет, нечто похожее получается [4]. Однако авторы Стандартной модели к этому еще не подошли.

Несмотря на отсутствие у фиктивной массы внешних полей, для формирования фиктивных масс с помощью бозонов, в составе вещественных частиц должен быть некий материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозонной средой. И судя по тому, что нам известно о свойствах двух видов массы (гравитационной и инертной), которые эквивалентны, общий признак у них должен быть. Вот, этот общий признак массы в вещественных частицах, авторов бозона Хиггса, видимо, и не устраивает.

Действительно, если есть материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозоном Хиггса, то чем он отличается от признака массы гравитации, или массы вообще. Получается, что информация об инертной массе частицы заложена в каждой частице. А сама сила инерции всегда совпадает с направлением ускорения тела. А куда направлено ускорение? В рамках ОТО, с которой Стандартную модель стремятся объединить, это сделать невозможно, т.к. поле бозонов Хиггса в этом плане не отличается от фотонных бозонов, которые относительно любого тела движутся с постоянной скоростью света, т.е. их относительное ускорение всегда равно нулю.

Если же бозонное пространство принять неподвижным, то в Стандартной модели оно должно иметь конкретную массу. По этой причине авторы Стандартной модели не обсуждают проблемы неподвижного пространства. Для них такого жуткого пространства просто не существует.

 

Вернемся к полю скоростей. Получается, что в каждой точке пространства, свободного или занятого любой вещественной частицей, находится огромное множество полевых бозонов Хиггса, движущихся во всех направлениях и не взаимодействующих друг с другом, но взаимодействующих определенным образом с каждой вещественной частицей.

Вещественные частицы, по Хиггсу, не имеют инертной массы, но, по умолчанию, имеют массу гравитации. А т.к. инертная масса всегда точно равна массе гравитации, которая зависит от относительной скорости объектов, то получается, что поле Хиггса взаимодействует именно с носителем гравитации. Как пишут идеологи хиггсовской теории, это взаимодействие напоминает функционирование парусов. Вот, только непонятно, как бозоны Хиггса угадывают величину ускорения гравитационной массы, на которую реагируют, ведь скорость бозонов Хиггса относительно любого вещественного объекта постоянна и равна скорости света в любом направлении.

Однако Стандартная модель ответит на все вопросы, которые есть и которые появятся позже. Для этого у неё в резерве имеется могучий инструмент — принцип инфляции.

 

Но обратимся к тяжелому бозону Хиггса. Из [3], накануне экспериментального открытия бозона Хиггса, от Майкла Пескина, физика-теоретика SLAC, узнаем.

Цитата.

«Теория предсказывает, что “жизнь” бозона Хиггса слишком коротка, чтобы ее возможно было зарегистрировать инструментами БАКа, но физики думают, что они могут подтвердить ее существование, если смогут определить частицы, в которые он распадается».

Это высказывание дополняет официальный представитель коллаборации CMS (коллектива ученых, работающих на детекторе CMS) Джо Инкандела.

Цитата.

«Согласно теоретическим предсказаниям, бозон Хиггса распадается сразу же после рождения на разные частицы. Одним из способов («каналов») такого распада может быть распад на два Z-бозона, четыре лептона (электрона или мюона), на два гамма-кванта. Поэтому в экспериментах регистрируются частицы — продукты распада бозона Хиггса, и уже по ним восстанавливается картина того, что произошло». Конец цитаты.

Почему перечисленные в цитате частицы являются результатом распада именно бозона Хиггса, а не тех протонов, которые сталкиваются? И как их отличить?- нам не сообщают.

Читатель должен понимать, что при наблюдении огромного количества протонных столкновений, любую устойчивую комбинацию вторичных частиц можно объявить распадом любой промежуточной, короткоживущей частицы, в том числе и ранее не известной.

Итак, что же мы узнали про бозон Хиггса. Оказывается, полевой бозон существует всегда и везде, образуя скалярное поле-среду. При этом «жизнь» тяжелого бозона Хиггса неимоверно коротка, так что и зарегистрировать эту массивную частицу практически нельзя. О прошлом существовании бозона можно судить лишь по результатам его распада на другие бозоны, лептоны, гамма-кванты. Однако бозон Хиггса заявлен как истинно элементарная частица Стандартной модели. Здесь, видимо, приходится ожидать от авторов извинения за оговорку. Позже нам сообщат, что Бозон Хиггса не распадается, а превращается (инверсирует) в энергию, а энергия уже может превращаться (снова инверсировать) во что угодно, в фейерверк частиц.

Несколько слов о нарушении симметрии в рамках Стандартной модели. Дело в том, что в Стандартной модели бозоны являются переносчиками энергии, обеспечивающими реализацию взаимодействий. Традиционно переносчики энергии являются безмассовыми частицами. Однако для реализации внутриядерных сил в формате конфайнмента пришлось ввести калибровочные Z-бозоны, обладающие массой, что собственно и является волевым нарушением симметрии, которую пытаются выдать за спонтанную.

Вот здесь надо отдать должное Питреру Хиггсу за смекалку и изобретательность.

«Хиггс был очень проницателен, когда обнаружил, что при объединении калибровочной теории с моделью спонтанного нарушения симметрии две проблемы решаются очень красиво. Хиггс нашел брешь в формализме теоремы Голдстоуна, исключающей возможность нарушения симметрии: эта теорема (как показал Хиггс, Л.В.) неприменима при рассмотрении локальной калибровочной симметрии» [7].

Конфайнмент это такая конструкция идей, которая создает эффект, при котором напряженность поля растет пропорционально расстоянию между точечными источниками напряженности. Так, два нуклона в ядре атома притягиваются тем сильнее, чем больше расстояние между ними. Это происходит до достижения определенного расстояния между нуклонами, после превышения которого притяжение исчезает. Этот процесс и есть проявление конмайнмента.

Для реализации внутриядерных сил у полевых бозонов Хиггса возникла дополнительная задача (функция) по обеспечению этого нарушения симметрии. Ведь фотоны и глюоны, как типичные бозоны, должны оставаться безмассовыми, а вот Z-бозоны должны приобрести массу.  Вот Хиггс с этой задачей и справился, а формальные приемы, которые применил Хиггс, назвали механизмом Андерсона-Хиггса. А в литературе эту ситуацию упоминают как спонтанное нарушение симметрии, что производит наукообразное и завораживающее впечатление.

Вообще, выше приведена лишь малая часть удивительных свойств полевого бозона Хиггса. Вот, более полный их перечень. Цитата [6].

«Бозон Хиггса имеет множество уникальных свойств, позволивших получить ему еще одно название – частица Бога. Открытый квант обладает цветным и электрическими зарядами, а его спин по факту равняется нулю. Это означает, что он не имеет квантового вращения.  К тому же, бозон полноценно участвует в гравитационных реакциях и склонен к распаду на пары из b-кварка и b-антикварка, фотонов, электронов и позитронов в сочетании с нейтрино. Однако параметры этих процессов по ширине не превышают 17 мегаэлектроновольт (МэВ). Помимо вышеперечисленных характеристик частица Хиггса способна распадаться на лептоны и W-бозоны». Конец цитаты.

В цитате явно смешаны свойства двух бозонов Хиггса.

И ещё одно уникальное свойство поля Хиггса — его напряженность всюду отлична от нуля. Что это означает, никто не сообщает. Однако эффект очень легко доказывается от противного. Если напряженность поля где-то будет равна нулю, то в этой области все тела лишатся массы инерции, а это недопустимо.

Чтобы на этом эффекте нельзя было построить вечный двигатель, пришлось ввести искусственную симметрию так называемого «бутылочного донышка», которая по сути является нарушением нулевой симметрии энергии.

Суть надуманной симметрии бутылочного донышка в том, что энергия поля имеет минимум при некоторой, не равной нулю, напряженности поля Хиггса. Здесь к здравому смыслу лучше не обращаться, всё равно, как обещано, ничего не поймете.

Но, если есть напряженность, то значит, есть и энергия. Таким образом, поле Хиггса – это напряженная среда. Вновь приходим к соблазну зачерпнуть из безмерного океана энергии.

Теория поля Хиггса не стоит на месте. Стандартная Модель пересматривается с позиций суперсимметрии. Приведем небольшой фрагмент из работы В.В.Дворцевого.

«Результат исследования физических свойств поля Хиггса, показал: поле Хиггса — это особый вид материи, лежащей в основе всего материального мира — Вселенной.
Поле Хиггса — идеальная сплошная среда, скалярное поле потенциальной энергии, пространственно-временной континуум, представляет собой механическую систему с бесконечным числом внутренних степеней свободы, описываемую скалярным полем плотности потенциальной энергии и векторным полем скоростей.

Основными частицами скалярного поля Хиггса являются: отрицательный двойной бозон Хиггса, положительный двойной бозон Хиггса и нейтральный Z- бозон, объединяющий их!»

И далее. «Локальные фазовые возмущения плотности поля Хиггса, в сверхмалых объёмах идеальной сплошной среды характеризующиеся большой массой покоя в связи с малой амплитудой колебания фазы потенциальной энергии, так и остаются локальными скалярными возмущениями поля Хиггса. Этим объясняется конфайнмент кварков.
Вся бесконечная Вселенная в целом — это уникальная тройная неразрывная структура, состоящая из отрицательного двойного бозона Хиггса, положительного двойного бозона Хиггса и нейтральной поверхности раздела фаз скалярного поля потенциальной энергии.
Вселенная в целом представляет собой отрицательный двойной бозон Хиггса [0-], внутренним пространством которого является положительный скалярный бозон Хиггса [0+], положительный двойной бозон Хиггса [0-] и поверхности раздела фаз [Uw] поля потенциальной энергии». Конец цитаты.

Дворцевому В.В.  вторит Джо Инкандел, по словам которого, бозон Хиггса это бозон фундаментальный.

Цитата.

«Согласно Стандартной модели, в момент рождения Вселенной после Большого взрыва частицы приобрели массу под действием Хиггсовского поля, сформированного бозонами Хиггса. Без этого поля не могло бы произойти образование атомов, а частицы, не имеющие массу, просто разлетелись бы по космическому пространству. Согласно теории, неуловимые бозоны Хиггса существуют везде. Через поле Хиггса, заполняющее пространство Вселенной, проходят абсолютно все частицы, из которых строятся атомы, молекулы, ткани и целые живые организмы». Конец цитаты.

Теория не позволяет точно установить массу бозона, поэтому для его обнаружения ученые прибегли к методу эксперимента.

Смотрите, как много всего известно о неуловимом бозоне Хиггса. Откуда столько информации? Ответ очевидный – ученые думают, и думают профессионально, вот и придумали. Но не всё пока гладко. Кое-что не стыкуется. Но это явление временное. Вот построят российский коллайдер ВИКА – и всё отшлифуют. Главное, есть эффективный инструмент – Стандартная модель. И есть заинтересованные люди, которые обеспечивают финансирование проекта.

Следуя стандартной логике развития науки, при открытии нового явления (или процесса) – объект открытия активно исследуется. На основании экспериментальных данных создается физическая гипотеза и, желательно, математическая модель. На их основании делается научный прогноз. Прогноз проверяется целевыми экспериментами, и в случае подтверждения прогноза, гипотеза переходит в ранг теории.

Ситуация с бозоном Хиггса не укладывается в стандартную логику. Дело в том, что инертная масса, как явление и понятие, известна очень давно. Никаких новых сведений о массе инерции в последнее время не появлялось. Однако появилась новая разработка — Стандартная модель, вот она-то и стала инициатором нового осмысления старых данных о массе инерции. Освежим эти данные.

Понятие инертной массы определено первым законом Ньютона, который по своей сути является леммой принципа причинности.

В результате проверки первого закона Ньютона было установлено, что все вещественные объекты оказывают действенное сопротивление любым попыткам изменить кинетическое состояние объекта. Интенсивность этого сопротивления (противодействия) всегда строго пропорционально количеству вещества, содержащемуся в объекте.

На основании этих данных было принято соглашение об измерении количества вещества мерой с названием масса. При этом, если два тела разной природы оказывают равное противодействие одним и тем же внешним усилиям, то считается, что массы инерции этих тел равны межу собой. Дальнейшие исследования показали, что масса инерции является инвариантом замкнутой системы. Это положение отражено в законе Ломоносова – законе сохранения массы. На этом можно было бы закончить, если бы не учение Эйнштейна –Теория Относительности (ТО).

Эйнштейн присовокупил к известным свойствам массы инерции дополнительные свойства. По ТО масса инерции данного тела зависит от скорости этого тела относительно другого тела, на котором находится наблюдатель. В это утверждение трудно поверить. Ведь, получается, что при сообщении телу кинетической энергии часть этой безликой энергии превращается в конкретное вещество: в кварки, в электроны, в позитроны, в протоны и прочее. А затем, при торможении. Эта энергия возвращается без потерь. Очень смелая, наивная идея. Но никто, ни разу её не проверил!  Произведены лишь проверки для гравитационного взаимодействия при бытовых скоростях.

Можно принять создавшуюся ситуацию, в надежде на её исправление в будущем. Но оказывается, что это невозможно. Дело в том, что под скоростью тела Эйнштейн понимал скорость тела относительно наблюдателя.  Трюк, который никто не хочет замечать. А всё просто. Наблюдатель сообщает пробному телу конкретную энергию, т.е. ускоряет пробное тело. Тело приобретает конкретную скорость и якобы увеличивает свою реальную массу. Затем, наблюдатель догоняет пробное тело и исследует его – и что он узнает в результате своих измерений? Масса тела не изменилась.

Итак, в соответствии с классическими представлениями, а также в соответствии с представлениями ТО, масса инерции и масса гравитации являются свойством конкретного тела. А что предлагает Хиггс?

В представлении Хиггса за массу всех вещественных тел становится ответственной среда, составленная из полевых бозонов Хигса. Получается, что масса тел не является физической сущностью, а является характеристикой процесса, как давление или вязкость.

Известно, что среда для реализации такой функции должна быть неподвижной. Но все бозоны в Стандартной модели перемещаются со скоростью света.

Инерция в любом представлении: и как физическая сущность, и как фиктивная имитация, — должна проявлять свои свойства непременно в зависимости от изменения скорости, измеряемого относительно квантов неподвижного пространства — в этом суть понятия инерция.

Обилие свойств и параметров бозона Хиггса, которые нам сообщают авторы Стандартной модели, априори являются домыслами, не смотря на то, что вся информация сопровождается словами «на основании теории». По этому поводу возникает сторонний вопрос: почему о бозоне поля Кулона, вообще, ничего не сообщается. Здесь авторы Стандартной модели прикрылись лаконичным сообщением, что электромагнитное взаимодействие реализуется фотонами. Однако неподвижный заряд не излучает фотоны, хотя поле Кулона у такого заряда существует.

И вопрос по поводу бозона Хиггса. Почему при энергичном столкновении двух протонов, приводящем к их разрушению, иногда, на одно мгновение, должен возникать массивный, мгновенно исчезающий бозон Хиггса. Зачем? Зачем природе понадобилось на мизерные доли секунды в редчайшие моменты лобового столкновения релятивистских протонов овеществлять бозон Хиггса.

Ответов, как минимум, два.

Во-первых, для реализации экзотических фантазий, необходимых и используемых на разных этапах Большого Взрыва.

И во-вторых, и это видимо самое главное, для того, чтобы быть обнаруженным человечеством уже после инфляционного этапа Большого Взрыва.

В своем интервью по поводу обнаружения бозона Хиггса Валерий Тельнов (профессор ИЯФ СО РАН) поделился откровением:  «Дирекция ЦЕРНа уже отрабатывала с физиками вариант, что говорить налогоплательщикам, если хиггсовского бозона не будет обнаружено (или вообще ничего на LHC не откроют). Хиггсовский механизм — это только один из возможных вариантов, были и другие».

А теперь поставим себя на место исследователей. Предположим, что нам удалось зафиксировать некоторое событие, которое проявляется как небольшой резонанс на фоне рутинных двухфотонных событий. Как доказать, что этот резонанс вызван распадом бозона Хиггса? А вот, если резонанс сначала предсказать, и затем обнаружить, то это совсем другое дело.

Вспомним, как драматично развивались события при поиске бозона. Накануне решающих экспериментов в области энергии 125 ГэВ в Интернете появился комментарий: или бозон Хиггса будет найден в предстоящем эксперименте, или этот бозон вообще не существует.

«Трудно не увлечься этими результатами», сказал директор по исследованиям ЦЕРН Сержио Бертолуччи.  «Мы в прошлом году заявили, что в 2012 году будет либо найден новый бозон Хиггса, как частица, либо исключено существование бозона Хиггса Стандартной модели».

 

На фоне откровения Тельнова возникает вопрос: зачем заинтересованным исследователям ставить себя в угол категоричным заявлением — или найдем сейчас, или этот бозон вообще не существует?

Ничего себе — не существует! Да ради этой находки построили коллайдер.

А не было никакого угла, т.к. не было варианта — не найти. Всё уже было «найдено» и подсчитано, а вот достаточной убедительности доказательства действительно не было. Вот и был разыгран спектакль с якобы теоретическим предсказанием двойного исхода, и, последовавшего, счастливого завершения. Спектакль — мелодрама.

Питер Хиггс, пытаясь решить серьезнейшую научную проблему, предложил идею сомнительного бозонного поля. Для доказательства своей идеи придумал предсказание о практически не существующем тяжелом бозоне. И вот, этот бозон обнаружили! Идея о бозонном поле доказана! Надо исследовать это поле.

Но о перспективах этого исследования — никаких публикаций.

Все хотят исследовать свойства и разновидности тяжелого и никчемного бозона Хиггса.

Закон рынка – все туда, где можно заработать.

Обобщим разрозненную информацию.

Итак, бозон Хиггса это стабильная элементарная (неделимая) частица, которая неразрывно и многократно заполняет всё пространство Вселенной. Многократность в данном случае означает, что в каждой квантовой точке пространства постоянно должно находиться N однотипных полевых бозонов, которые изотропно распространяются со скоростью света во все  стороны. Такое полевое образование называется континуумом.

Описанное поле Хиггса принципиально невозможно обнаружить в штучном, квантовом проявлении, т.к. оно проявляет себя всегда и везде как универсальная среда, в которой существует вещество любого типа.

Авторы идеи, в такой откровенно-безнадежной формулировке, этого не оглашают, но этот обобщенный вывод непосредственно и однозначно следует из их постулатов.

Среда, образованная изотропным континуумом релятивистских полей, по мнению авторов должна имитировать (т.е. действенно создавать видимость) инертную массу, которой на самом деле не существует, а существует лишь наше субъективное, но вполне адекватное представление об этой фиктивной массе, как о массе реальной.

Однако надежды авторов в этом плане неосуществимы. Исходя из ОТО, поле Хиггса вообще не может реагировать ни на скорость вещественных частиц, ни на её изменение, т.к. эта скорость относительно бозонов всегда является константой С. Естественно, поле Хиггса не может реагировать и на изменение скорости частиц, т.е. реагировать на ускорение. Но эта реакция и есть основное свойство инерции. Получается, что поле Хиггса в принципе не способно имитировать массу инерции вещества.

А если бы имитация оказалась успешной, то что делать со знаменитой формулой Эйнштейна E=mC^2. Пришлось бы полю Хиггса имитировать и энергию.

Авторы идеи данного обстоятельства, видимо, не заметили.

Идея поля, заявленного Хиггсом, скорее примитивна, чем гениальна. Чего не скажешь об уже знаменитой частице Хиггса, которую якобы обнаружили в ЦЕРНе.

Классический физик, следуя установленным законам природы, опробовав идею бозонного поля, быстро убедится в её никчемности, и отбракует.

Физик новой формации, вооруженный инфляционным инструментом, лишен такой возможности; он должен решить проблему, деформируя старые и придумывая новые, не известные ранее законы природы.

Приходиться поражаться гениальности Хиггса, которой догадался о существовании частицы, которая ни каким образом в природе себя не проявляет, но может быть получена в уникальных условиях и рассматриваться как доказательство существования полевого бозона Хиггса. Более того, для этой частицы трудно придумать какое-нибудь занятие в природе — так трудно, что до сих пор не придумали. Ведь, массу инерции вещественных частиц эмулирует (создает-имитирует) поле-среда безмассовых бозонов Хиггса, а в ЦЕРНе обнаружили какое-то чудо-юдо весом около 135 протонов.

В этом вопросе (о якобы гениальной догадке Хиггса) завесу приподнимает статья из Интернета о механизме Андерсона-Хиггса.

Цитата из Физической энциклопедии.

«Когда статья Хиггса, описывающая модель, была в первый раз послана в Physical Review Letters, она была отклонена, очевидно, из-за отсутствия предсказания каких-либо новых эффектов, которые было бы возможно наблюдать в экспериментах. Тогда он добавил предложение в конец статьи, в котором упоминал о том, что предполагается существование нового или новых массивных скалярных бозонов, которых не достает для полного представления о симметрии. Это и есть бозоны Хиггса». Конец цитаты.

Уловка удалась – статью издали.

А чтобы несуществующую частицу не стали искать, ведь тогда никто не знал, что она существует, теоретики для тяжелой частицы Хиггса отвели такую короткую жизнь, что обнаружить и зафиксировать тяжелый бозон практически невозможно. Практически, частица не существует. Существует только спонтанный процесс нарушения надуманной симметрии.

 

Еще одна цитата из той же статьи.

«Вакуумное ожидаемое значение хиггсовского поля нарушает локальную SU(2) Х U(1) калибровочную симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: слабый изоспин и слабый гиперзаряд), создавая электромагнитную U(1) симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: электрический заряд). Из-за этого эффекта три калибровочных бозона (W и Z бозоны) получают массу и продольную степень поляризации. Четвертая степень поляризации хиггсовского поля, которое, являясь SU(2)-дублетом, состоит из двух комплексных = 4 действительных полей, и есть бозон Хиггса».

Из ЦЕРНа сообщили, что в результате спонтанного нарушения локальной симметрии, происходящей при лобовом столкновении двух релятивистских протонов, стабильно образуется массивная, ранее не известная, частица с весом около 135 протонов. На лицо нарушение закона сохранения массы.

 

В промежуточных взаимодействиях, рассматриваемых Хиггсом, присутствует взаимодействие бозонов с бозонами. До сих пор такого взаимодействия в природе не наблюдалось.

О самом изученном бозоне под названием фотон в этом плане известно, что заставить фотоны взаимодействовать между собой пока не удалось.

Однако массивный бозон Хиггса может образоваться в результате объединения двух безмассовых глюонов. Любопытно было бы узнать, как тяжелый бозон Хиггса, взаимодействуя с постоянным полем Хиггса, приобретает массу инерции.

Чтобы в рамках Стандартной модели всё получалось, как происходит в природе, никак не обойтись без конфайнмента. Вот Хиггс и придумал, как решить сразу две проблемы в рамках одного ухищрения. Разбираться в его придумке не имеет смысла. Ну, как можно разобраться в механизме спонтанного нарушения какой-то локальной симметрии. Симметрия имеет свою логику. Нарушение симметрии логики не имеет. Спонтанный – значит самопроизвольный и по неизвестной причине. Под термином «механизм Хиггса» подразумеваются формальные математические преобразования. Термин механизм призван вызвать ассоциацию этих преобразований с некими природными процессами, о которых никто не имеет ни малейшего представления. Механизм Хиггса правильнее было бы назвать манипуляциями Хиггса, но уже поздно.

Непонятно, почему при столкновении протонов образуется только один бозон, а не два. Протонов ведь два. Куда полетит одиночный бозон? Из условия симметрии, а правильнее — из закона сохранения импульса, бозон должен овеществиться практически неподвижным.

Непонятно, каким образом энергия бозона связана с энергией столкнувшихся протонов, является ли эта энергия дополнительной к уже имевшейся энергии протонов, т.е. является ли эта энергия долгожданной добычей из гипотетической кладовой энергии вакуума.

Любая критика порождений инфляционного принципа — абсолютно бессмысленна, абсурд не подлежит критике. Инфляционный продукт должен существовать, потому что имеет спрос и сбыт, т.к. нужен публике, жаждущей развлечений.

Испытывая явное недоверие к противоречивой информации, поступающей от  заинтересованных исследователей ЦЕРНа, хотелось бы узнать, какие меры приняты для фильтрации информационного шума при проведении экспериментов. А шум возможен следующий.

Вакуум в такой огромной установке не может быть идеальным. Почему бы ни сообщить общественности остаточную плотность атмосферы, выраженную в штуках остаточных молекул на сантиметр кубический. И продемонстрировать, какое событие происходит, например, при столкновении протона с молекулой водорода, и какое при столкновении с ядром атома железа. Ведь, как только начинаются события столкновений, стенки камеры начинают испытывать воздействие жесткого излучения, в результате которого непременно происходит испарение (возгонка) стенок камеры. Таким образом, становится возможным столкновение протонов с атомами металлов, из которых изготовлена камера, например с атомами железа [5].

Создается впечатление, что при высоком административном ранге проведения экспериментов, найти независимых экспертов чрезвычайно трудно. Сложность проверки  результатов эксперимента позволяет ввести общественность в заблуждение.

Что за событие уверенно фиксируется в момент якобы возникновения бозона Хиггса? Это два гамма кванта, излученных в противоположные стороны поперек пучка. Резонанс этого события приходится на энергию столкновения, равную 125 ГэВ. Почему это событие отождествляется с распадом бозона Хиггса? А потому, что другого варианта никто не предложил.

Лекомцев не в счет, он независимый исследователь – человек с улицы, не из коллаборации. Кто с ним будет считаться.

Массивный бозон Хиггса придуман для того, чтобы быть обнаруженным – и его обнаружили. И его будут обнаруживать до тех пор, пока квантовая теория не откажется от инфляционного принципа – принципа вседозволенности.

Вот пророческое высказывание одного из основателей квантовой теории.

«Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… Но такой возврат может стать возможным лишь ценой отказа от какой-нибудь другой фундаментальной идеи, которую сейчас мы безоговорочно принимаем. Если мы собираемся возродить причинность, то нам придется заплатить за это, и сейчас мы можем лишь гадать, какая идея должна быть принесена в жертву».

П. Дирак.

Процитировано по Кумину А.М. [4].

 

Так или иначе, но любой вещественный объект по идее Хиггса постоянно находится во взаимодействии с полем Хиггса, и именно таким образом формирует свою инертную массу, которая должна подчиняться релятивистскому закону увеличения массы до бесконечного значения при условии приближения относительной скорости объекта к скорости света, измеренной обязательно относительно наблюдателя.

Как поле Хиггса реализует эти требования, пока неизвестно.

Кроме того, формируемое значение инертной массы всегда должно быть точно равно значению гравитационной массы, за которую ответственны гравитоны поля притяжения.

 

Все поля в Стандартной Модели реализуются специализированными элементарными частицами, а именно бозонами. Все силовые поля до появления поля Хиггса носили дискретный характер, т.е. частицы (кванты) среду не реализовывали.  Особенность поля Хиггса требует наличия распространяющейся среды, состоящей из специализированных частиц, которая уже является неразрывной. Под этой средой в Стандартной модели подразумевается физический вакуум.

Физический вакуум естественным образом должен быть универсальной средой для всех частиц Стандартной Модели. Следовательно, физический вакуум является неотъемлемой частью Модели. Но о вакууме в Стандартной модели нет ни слова.

Возникает естественный вопрос: как массивный бозон Хиггса взаимодействует с полем Хиггса, чтобы приобрести свою массу.

 

Бозон Хиггса получается очень замысловатой частицей, и творческое воображение Хиггса здесь ни при чем. Достаточно одной стартовой идеи – и все несообразные свойства частицы возникают сами собой, если идея являлась несуразной. Это является следствием качества идеи.

Частицу первоначально назвали частицей чёрта, но редактор журнала не пропустил это название, вот и назвали бозон Хиггса частицей Бога.

 

 

Механизм Хиггса пока не имеет конкретного, строгого описания. Это естественно. Как можно строго описать то, что никому не известно. Но сермяжная правда в механизме Хиггса есть. Эта правда в том, что как бы вы ни старались с помощью бозона Хиггса корректно обеспечить всё вещество инертной массой, адекватной с природой, – вы непременно придете к неразрешимому противоречию, которое и должны объявить спонтанным нарушением симметрии.

Сейчас, когда определены почти все параметры тяжелой частицы Хиггса, которую упорно называют бозоном (бозоны — это безмассовые объекты, по определению), строительство БАК, предпринятое именно ради поиска бозона, кажется нелепым. Однако усилия и средства потрачены не напрасно. Уже сейчас полученных сопутствующих данных достаточно, чтобы осознать и доказать нелепость ТО, и многих следствий этого учения.

Не беда, что пока эти данные скрываются от общественности. Ни что не вечно.

Не вечны и укрыватели.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ

 

  1. Большой адронный коллайдер. Лента новостей. Интернет.
  2. Обзорная статья. Интернет: http://www.km.ru/nauka/2012/07/04/issledovaniya-rossiiskikh-i-zarubezhnykh-uchenykh/naiden-bozon-khiggsa-bez-chastits
3.                          Иванов Игорь. Новые данные ATLAS по хиггсовскому бозону: интрига сохраняется. Интернет.
  1. Кумин А.М. Гипотеза об ипостаси. Интернет.
  2. Лекомцев В.А. Бозон Хиггса – недостижимый предел физики элементарных частиц. Интернет.
  3. Дворцевой В.В. Физика атомного ядра и элементарных частиц. Настоящая история Вселенной – результат исследования физических свойств поля Хиггса. Интернет.
  4. Гордон Кейн, Суперсимметрия. От бозона Хиггса к новой физике. Интернет.
  5. Обзорная статья: Физики изучили проблему идентификации бозона Хиггса. Интернет.
  6. Тельнов Валерий, Интервью о бозоне Хиггса. Интернет

 

 

Теория Относительности Информация к размышлению Часть 2. Относительная скорость

Каждый понимает, что всякая скорость является относительной.

Пока не указан объект, относительно которого измерена скорость, значение скорости остается не определенным.

Имея дело со скоростью в бытовых ситуациях, каждый непроизвольно соотносит скорость любого объекта с некоторой обобщенной средой, с окружающим физическим пространством. Иногда человек оценивает скорость объекта относительно себя.

Кроме субъективных оценок относительной скорости, существуют объективные её характеристики. От относительной скорости непосредственно зависят параметры многих физических процессов, как локального свойства, так и не локального, например: траектории движения планет, звезд и галактик.

В наше бытовое понимание относительной скорости двух объектов, так или иначе, всё время вмешивается восприятие скорости тел относительно некоторого посредника, окружающей среды. Это вмешательство всегда происходит непроизвольно, практически подсознательно. Так или иначе, но в быту мы пользуемся двойным стандартом по отношению к относительной скорости, и этот двойной стандарт никогда не приводит к конфликтным ситуациям.

Эйнштейну, в его  Теории Относительности (ТО) удалось вызвать такой конфликт.

В ТО Эйнштейна среда отсутствует принципиально. Это значит, что в ТО нет, и не может быть, скорости относительно среды, есть только скорость относительно отдельных объектов. Относительно пустоты скорости быть не может. Но на уровне самообмана её можно представить (и представляют), подменяя идеальную геометрическую пустоту эфемерной идеальной средой.

Отсутствие неподвижной среды в ТО создает проблему при трактовке скорости по инерции. Действительно, при отсутствии внешних воздействий каждое тело сохраняет свое состояние, что, кроме прочего, означает сохранение равномерного, прямолинейного движения.

А каковы критерии этого равномерного, прямолинейного движения в пустоте? Критериев нет. В этих условиях всякое мероприятие, требующее знания величины и направления скорости, должно начинаться с создания искусственной среды, которая в ТО безлико называется инерционной системой отсчета (ИСО). Например, горизонтальные рельсовые пути можно считать специализированной средой движения поездов.

В классической механике скорость по инерции, если не указан конкретный объект отсчета — это скорость относительно неподвижного пространства, которое может быть представлено подходящей неподвижной средой, например, воздухом, эфиром, физическим вакуумом.

А как эта проблема решается в ТО? Чтобы задать скорость избранного тела, в ТО непременно должно рассматриваться еще одно, дополнительное тело – тело, несущее ИСО наблюдателя. Это тело в силу первого постулата Эйнштейна может рассматриваться как неподвижное. Получается, что одиночное тело не может быть объектом ТО, по определению.

 

А два основных постулата Эйнштейна следующие.

  1. Законы, по которым изменяются состояния физических систем, не зависят от того, к которой из двух координатных систем, движущихся относительно друг друга равномерно и прямолинейно, эти изменения состояния относятся.
  2. Каждый луч света движется в «покоящейся» системе координат с определённой скоростью V, независимо от того, испускается ли этот луч света покоящимся или движущимся телом» (Собр. научных трудов, т. 1, М., 1965, с. 10)

 

Оба постулата сформулированы весьма расплывчато, и требуют дополняющего толкования. Чего только стоит наделение ИСО термином покоящейся, взятым в кавычки. Но Эйнштейн своими постулатами, смутно похожими на истину, не пользуется. Он пользуется так называемыми леммами, т.е. вспомогательными теоремами, призванными приблизить суть исходных постулатов к существу решаемых проблем. Однако леммы Эйнштейна оказались более странными, чем исходные постулаты.

Первую лемму он позаимствовал у Галилея, объявив невозможность установить лабораторными методами скорость изолированной лабораторной ИСО.

А вторая лемма фактически является вторым постулатом, дополненным еще одним  инвариантом скорости света, по которому скорость света не зависит не только от скорости излучателя, что естественно, а еще не зависит и от скорости приемника, что совсем не естественно.

Наблюдатель в ТО наделен абсолютной свободой перемещения, понимаемого как телепортация. Кроме этого, наблюдатель наделен магической способностью – всякая ИСО, куда перемещается наблюдатель, становится неподвижной.

 

Рассмотрим типовую для ТО систему, состоящую из двух тел. Для её анализа в ТО есть всего две возможности: можно признать неподвижным тело №1, а можно – тело №2.

Вот откуда возникла потребность Эйнштейна в равноправии всех ИСО. По Эйнштейну, любой процесс можно рассматривать из множества ИСО, одна из которых неподвижна относительно процесса, и при этом процесс ни чуть не изменится, т.е. в природе ничего не произойдет в связи с перемещением наблюдателя. Так оно и есть. Это общеизвестный принцип пассивного наблюдателя.

Однако это утверждение не имеет отношения к прогнозам, которые будут произведены с использованием результатов измерений, произведенных в движущихся ИСО. Прогнозы тоже являются принадлежностью реального бытия, и в этом смысле ИСО не могут считаться равноправными, если дают разные прогнозы развития одного и того же процесса.

Кроме того, Эйнштейн мимоходом, не акцентируя данного события, связал ИСО процесса с ИСО наблюдателя, сохранив условие независимости исследуемого процесса от вольных перемещений наблюдателя, т.е. получилось, что от скорости движения процесса. Вот истинный, а ранее туманный, смысл первого постулата. Не существуют в природе локальные процессы, параметры которых зависят от скорости перемещения ИСО. В данной интерпретации скорость может иметь любую природу, как относительно некоторого объекта, так и относительно некоторой среды.

Покажем далее, что существуют системы и развивающиеся в них процессы, параметры которых меняются в зависимости от скорости ИСО, в которой реализуется  исследуемый процесс.

 

Так как в ТО, из-за отсутствия соответствующих критериев, нет возможности для установления неподвижности одиночного объекта, а выбрать неподвижный объект из двух избранных тоже невозможно, то Эйнштейн предоставил это право наблюдателю, тем самым, лишив наблюдателя статуса пассивности, обеспечивающего отсутствие влияния на ход природных процессов. Но только наблюдатель перестает быть пассивным, так учение перестает быть научным, а о фундаментальности ТО не может быть и речи.

Совершенно очевидно, что вероятность неподвижности одного из двух избранных  объектов практически равна нулю. Значит, всегда, назначая одно из тел неподвижным, Эйнштейн изначально искажает картину мира.

 

Вся ТО построена на анализе и описании взаимодействия двух тел. Казалось бы, ничего особенного в этом приеме нет. Однако не будем торопиться с выводами, именно в этом приеме состоит лукавая сущность учения.

Можно ли средствами ТО рассматривать ситуации, в которой оба тела двигаются? Конечно, такая возможность имеется, но она крайне не желательна для автора и для его последователей, и поэтому нигде в ТО не используется. Рассмотрение двух независимых, двигающихся тел требует введения третьего, неподвижного тела, относительно которого будут двигаться два первых тела. А анализ систем ТО, включающих более двух тел, способен вскрыть все неустранимые противоречия ТО, что и будет продемонстрировано ниже.

 

Если неподвижная среда отсутствует, то относительная скорость двух тел может быть выражена только через изменение расстояния между телами, как

V=dL /dt.                                                                                                                  (1)

В этом выражении dL это приращение расстояния до взаимодействующего объекта, измеренного по методике Эйнштейна с применением луча света, и не равна приращению пути dS по траектории движения тела в пространстве. Однако dL и dS совпадут, если наблюдатель будет находиться на траектории движения исследуемого тела. Это обстоятельство,- случайное или умышленное совпадение dL и dS,- позволяет маскировать некоторые недостатки ТО. Поэтому для постоянной реализации этого совпадения все примеры в ТО рассматриваются только для тел, которые двигаются по одной оси. Этим приемом Эйнштейн фактически убрал из ТО введенную им относительную скорость, а точнее скрыл её вместе с её нелепой сущностью. Все рассматриваемые в ТО скорости, формально являясь относительными, тем не менее, являются скоростями относительно неподвижного пространства. Это искусственный прием. Но, убрав из своего ученья неудобные относительные скорости, Эйнштейн не мог убрать их из жизни, в которой они присутствуют, но не играют ни какой роли.

Чтобы проверить себя на верное понимание идеальной относительной скорости в пустоте, раскрутите грузик на короткой веревочке,  и ответьте себе, чему равна скорость грузика относительно вашей, уже неподвижной, руки.

Скорее всего, правильный ответ – равна нулю – вы найдете не сразу.

Но если относительная скорость грузика относительно руки равна нулю, то что за скорость вращения мы наблюдаем? Ответ – скорость относительно пространства.

Но если вы этот вопрос зададите на лекции по ТО, то поучите ответ, что это скорость относительно ИСО наблюдателя. Если вы потребуете более подробного ответа, то лектор приведет косвенное описание движения относительно пространства, называя это движение движением относительно ИСО наблюдателя.

Именно относительная скорость тел, а не всем привычная скорость передвижения тела относительно пространства, должна присутствовать во всех формулах ТО. Именно от относительной скорости  зависит, и местный ритм времени, и относительная масса движущегося тела (одно-то тело всегда неподвижно), и относительные размеры тел. Такая интерпретация взаимного перемещения тел вызывает естественный протест со стороны здравого смысла. Но, приняв в ТО исходные постулаты, пусть они совершенно нелепые, необходимо следовать им неукоснительно. Только так можно установить нелепость созданного учения.

Нелепое учение почти невозможно опровергнуть. Опровергать доступно только ошибочные гипотезы, а нелепость гипотез можно только демонстрировать. Попробуйте опровергнуть любое логическое построение, основанное на постулате «два больше трех».

Удивительным в ТО является не только то, что скорость, т.е. кинетическая энергия, непринужденно может преобразовываться без потерь в массу тела, и обратно. Удивляет способность тел знать для этого скорость каждого из окружающих их в пустоте объектов, и реагировать на скорость удаленных тел одинаковым образом, вне зависимости от расстояния до каждого из объектов.

Исследователь, который руководствуется данной интерпретацией природных отношений, должен иметь чрезвычайно узкий кругозор, чтобы не впасть в водоворот естественных неразрешимых противоречий.

Предлагаемая в ТО зависимость свойств вещественных объектов может быть реализована только непосредственным взаимодействием вещественных объектов с материальным пространством.

Логика преобразований Лоренца тоже такова, что может быть реализована только взаимодействием каждого тела с общим для всех тел неподвижным пространством.

Экспериментально установленная справедливость временных преобразований Лоренца неукоснительно доказывает наличие неподвижного материального пространства.

А неукоснительное постоянство скорости света относительно неподвижного пространства также неукоснительно доказывает квантовую структуру времени и квантовую структуру пространства.

 

Проанализируем средствами ТО ситуацию с системой из трех идентичных тел. Пусть центральное тело М имеет массу М, и неподвижно, а с противоположных сторон к нему со скоростью V приближаются два точно таких же тела, но уже с лоренцевой массой М+ d М.

Теперь оставим всё, как есть, только пересадим наблюдателя с центрального тела на одно из приближающихся. Это тело сразу сделается неподвижным и уменьшит свою массу до величины, равной М. Центральное тело приобретет скорость V  и массу М+ dМ, а третье тело приобретет скорость 2V- dV и массу М+ dМ+d(М+dМ). Все d это приращения, которые получены в результате преобразований Лоренца.

Напомним, что в ТО закон сохранения энергии действует своеобразным образом, попросту – официально не действует.

Как это видно, эффект, произведенный введением третьего тела, оказался ошеломляющим, и явно вызывает скрытый протест. Но это еще не всё.

Человек устроен так, что мыслит с использованием стереотипов. Скорость по инерции воспринимается всеми без исключения, как постоянная скорость по прямой линии. Но в ТО такое поведение реализовать невозможно.

Рассмотрим, например, неподвижное и невесомое тело №1 и пролетающее мимо него на расстоянии L тело №2, которое движется по инерции, т.е. по прямой линии и без ускорения.

Задайтесь любыми параметрами и посчитайте величину относительной скорости тела №2 относительно тела №1, используя строго формулу (1). Вы обнаружите, что относительная скорость тела №2 всё время изменяется во времени и в пространстве, а в момент максимального сближения с телом №1 относительная скорость становится равной нулю. Так какую же скорость необходимо применять в преобразованиях Лоренца, если использовать для расчетов движения тел учение Эйнштейна?

Следуя постулатам и логике ТО, использовать можно только ту относительную скорость, которую вы только что вычисляли. В этой ситуации сложнейшая математика ТО оказывается всего лишь  недопустимым упрощением реальных, еще более сложных уравнений, с переменной скоростью движения по инерции для общего случая.

 

Продемонстрируем при помощи анализа системы из трех тел ошибочность первого, основного постулата Эйнштейна, утверждающего абсолютное равноправие всех ИСО, вне зависимости от скорости их взаимного движения.

Проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим тело №1 (платформу) с находящимся на ней наблюдателем. В состав ИСО наблюдателя включим еще твердую (стальную) плиту (тело №2) с идеально круглым отверстием  радиуса R, в котором может вращаться твердый, идеально круглый диск (тело №3, подшипник скольжения) c радиусом R-dR.

Раскрутим диск до угловой скорости w, при этом его внешние элементы будут двигаться с линейной скоростью   V1= wR. Диск будет свободно вращаться в отверстии в соответствии с законами трения.

Теперь сообщим плите с вращающимся диском линейную скорость  V2, направленную по касательной к плите. В соответствии с преобразованиями Лоренца круглое отверстие в плите превратится в симметричный овал. А вращающийся диск должен превратиться в несимметричный, яйцеобразный овал. Это произойдет в результате сложения и вычитания линейных скоростей V1 и V2 в разных соотношениях в разных частях вращающегося диска. В результате различия характеристик деформаций линейно движущегося отверстия и вращающегося в нем диска  при некотором соотношении скоростей V1 и V2, зависящем кроме того и от величины dR, вращающийся диск должно заклинить.

Таким образом, очевидно, что две ИСО, перемещающаяся и неподвижная, не являются полностью равноправными.

Что и требовалось.

На описанном принципе можно бы разработать измеритель скорости относительно физического вакуума, хотя ТО такую возможность отрицает еще на этапе начального постулирования.

Но не следует напрасно тратить силы на разработку спидометра. Ведь, если первый постулат Эйнштейна является ошибочным, то ошибочно и всё учение, в том числе и вывод из нашего мысленного эксперимента.

Зная, как Эйнштейн объяснял парадокс близнецов, можно предположить, как он объяснил бы предложенный мысленный эксперимент. Объяснение следующее.

Вращающийся диск не может быть отнесен к ИСО именно в силу своего вращения. Следовательно, ТО не может предсказать его поведение, каким бы оно ни было.

С такой аргументацией можно согласиться. Но тогда возникает другой вопрос: где начинается и где кончается область применимости ТО? Ведь, вся наблюдаемая часть Вселенной пребывает во вращательном движении, и таким образом, не может быть объектом ТО.

 

Кроме двух заявленных постулатов, Эйнштейн положил в основу своего учения множество других, не заявленных постулатов, одним из которых является преобразование Лоренца. Дело в том, что преобразование Лоренца не является однородным по своему статусу составных частей.

Если для преобразования времени всё подтверждено экспериментально, то для локального искривления пространства экспериментальных подтверждений не имеется, т.е. пространственное преобразование Лоренца является необоснованным постулатом, т.е. произвольным предположением.

Таким образом, одна часть преобразований Лоренца прикрывает ширмой своего «авторитета» вторую, скорее всего, вздорную, часть преобразований.

 

Рассмотрим еще один мысленный эксперимент с использованием анализа системы, состоящей из более двух тел.

Пусть часы №1 находятся на длинной, неподвижной платформе.

Часы №2 находятся в большой неподвижной ракете, стоящей на платформе.

В большой ракете находится малая ракета с часами №3.

Схитрим немного, и лишим наблюдателя возможности чудесной пересадки из одной ИСО в другую. Для этого поместим наблюдателя в большую, неподвижную ракету, и начнем её реактивный разгон по круговой траектории, чтобы наблюдатель знал, что он перемещается в движущуюся ИСО. В момент, когда ракета с наблюдателем на скорости 0,86С поравняется с платформой, двигатели ракеты отключатся, и одновременно запустятся все часы. Часы на платформе будут идти с нормальной скоростью, а часы №2 в ракете, как нам известно, будут идти в два раза медленнее.

Как только двигатель большой ракеты выключится, наблюдатель на ракете дает старт малой ракете в сторону удаляющейся платформы. Малая ракета быстро набирает скорость 0,86С относительно большой ракеты, и тотчас автоматически выключает двигатель.

Оценим сложившуюся ситуацию. Часы №1 идут с нормальной скоростью. Часы наблюдателя в большой ракете идут в два раза медленнее. Часы №3 в малой ракете должны идти ещё в два раза медленнее часов №2, т.к. они стартовали из ИСО с часами №2. Однако часы №3  остановилась на краю очень длинной нашей платформы, и явно должны идти синхронно с часами №1, т.е. с нормальной скоростью и быстрее в два раза, чем у наблюдателя.

Часы №3 стартовали из ИСО №2, и в соответствии с ТО должны замедлить свой ход относительно часов в большой ракете приблизительно в два раза, т.е. в четыре раза относительно часов №1, с которыми часы №3 уже находятся в одной ИСО и идут синхронно.

Для установления истины в нашем эксперименте предусмотрена контрольная синхронизация часов. Достигнув пункта назначения, расстояние до которого известно, наблюдатель фиксирует показание часов и световым сигналом посылает код времени на платформу. При этом наблюдатель убеждается, что время на его часах свидетельствует, что он потратил на путь время меньшее, чем требуется для этого фотонам, т.е. его ракета двигалась с превышением скорости света, хотя ни один прибор этого эффекта во время пути не обнаружил. Всё время пути платформу можно было наблюдать в телескоп, т.е. фотоны с платформы двигались явно быстрее ракеты.

Получив сигнал от прибывшего наблюдателя, часы на платформе автоматически останавливаются, из их показаний вычитается известное время задержки, и это значение отправляется наблюдателю. Таким способом наблюдатель узнает, что часы на платформе показывают время в два раза большее, чем показывают его часы. Это и есть стороннее время его полета.

Корректный вывод из анализа ситуации только один – во время полета все системы корабля вместе с наблюдателем функционировали (жили) медленнее обычного в два раза. И это всё. Никакого искривления пространства не происходило. Древние мыслители могут спать спокойно. Но наблюдатель из своей ракеты во время движения наблюдал мнимые чудеса искривления пространства, вплоть до смещения звезд.

Получается, что неподвижное пространство является общим для всех ИСО, и взаимодействует с каждой ИСО таким образом, что все процессы в движущейся ИСО замедляются в зависимости от величины её скорости относительно неподвижного пространства в соответствии с временным преобразованием Лоренца. Фотоны же этому эффекту не подвержены, т.к. являются принадлежностью физического, неподвижного пространства, и взаимодействуют с ИСО по закону Доплера, только в момент, когда фотоны сталкиваются с сенсорами приемников.

В таком случае, не производя никаких измерений скорости света, используя только часы и временное преобразование Лоренца, можно установить все параметры движения изолированной лаборатории. Для этого необходимо по шести опорным направлениям с известной скоростью отправить идентичные, прецизионные часы, и получив от них информацию о темпе их хода, вычислить истинную скорость лаборатории относительно абсолютного пространства.

Таким образом, ни какой ТО не требуется. Достаточно корректного обращения с преобразованием Лоренца.

 

В нашем втором мысленном эксперименте встречные и попутные фотоны явно должны перемещаться относительно движущегося наблюдателя со скоростью, отличной от скорости света, но это только если использовать часы наблюдателя, что не допустимо, т.к. часы №2 и фотоны находятся в разных ИСО. Это и является причиной множества парадоксов ТО.

Второй постулат Эйнштейна описанному эффекту и формально, и явно совсем не противоречит, но противоречит тому извращенному смыслу, который вкладывал в него сам Эйнштейн.

Чтобы избежать этого противоречия и создать видимость устранения эффекта превышения скорости света, в рамках ТО Эйнштейн придумал эффект сокращения пространства. Таким методом точная компенсация вариаций скорости света всё равно, принципиально, невозможна, т.к. эффект Ритца линейный, а эффект Лоренца сугубо не линейный. Однако у Эйнштейна выбора не было, и он пошел на уловку поглощения приращения скорости света по Ритцу отрицательным приращением за счет замедления времени по Лоренцу. Уловка удалась, т.к. никто не проводил количественную проверку аргументации Эйнштейна.

Эйнштейн же, как обычно, расчленил единый эксперимент на два отдельных эксперимента, сведя каждый из них их к двум ИСО. Сокращение пространства Эйнштейн применил только в одном из мысленных экспериментов, где было подозрение на превышение скорости света.

С философской точки зрения деформация пространства невозможна.

Но если несуществующий эффект сокращения пространства всё же применить и для случая попутных, и для встречных фотонов, то парадокс все равно неизбежен, и будет очевиден даже без количественных вычислений, т.е. на качественном уровне. Однако желающих проверить Эйнштейна не нашлось.

 

Проблемы кривизны пространства обсудим в следующей части «Информации к размышлению».

 

Нижний Новгород, июнь 2016г.