Все записи автора Леонович Владимир

Коммунизм и фундаментальные социальные проблемы

Коммунизм и фундаментальные социальные проблемы

(Продолжение статьи «Социальная справедливость и проблемы её реализации»)

 

Всякая научная разработка предполагает глубокое и всестороннее изучение существующего материала по заявленной проблеме. Однако автор новой идеи может быть поставлен в такие условия, при которых он не может выполнить данное положение, по тем или иным причинам. Тогда автор использует лишь ограниченные, но доступные для него, возможности.

Например, Гильберт взял и просто перечислил интересующие его не решенные математические проблемы, адресовав их потомкам.

Я же, ограниченный ресурсом жизненного пространства, избираю нечто среднее. Попытаюсь изложить интересующую меня проблему крупными мазками, т.е. практически тезисами.

 

Эффективность работы любой государственной системы определяется множеством характеристик. Воспользуемся интегральной экспертной характеристикой всего из двух оценок: хорошая и плохая. И проведем мысленно испытание двух систем: одна — заведомо хорошая, другая — заведомо плохая,- но при одном дополнительном условии. Плохую систему укомплектуем нравственными чиновниками, а хорошую систему укомплектуем безнравственными хапугами. Результат эксперимента теоретически непредсказуем, но смысл самого эксперимента, надеюсь, понятен.

Религия, будучи в своё время у власти в государствах с различными системами правления, породила мракобесие и инквизицию. Однако никто не предает религию анафеме (кроме плеяды коммунистов-революционеров), понимая, что  инквизиция не определяет суть религии, инквизиция – это плесень на социальных институтах религии, взращенная безнравственными религиозными служителями.

Из этого конкретного примера, который вовсе не единичен, можно сделать  обобщающий вывод: нельзя оценивать качество исследуемой социальной системы в отрыве от исторических условий. Например, та же церковь — какой она была вчера, совсем не то, чем она будет завтра.

Совокупность природных законов всегда действует  так, что неизбежно реализует всеобщий прогресс, но только как тенденцию. Всеобщий прогресс может сопровождаться локальными и ограниченными во времени этапами регресса. Эту вечную идею в афористичной формулировке освежил Ленин: прогресс развивается по спирали, и кверху. Афоризм это всегда немного загадка. Скородумы, эту загадку даже не замечают.

В ленинской интерпретации спиральное движение охарактеризовано термином «кверху». Кверху – это не совсем то же, что вверх. Вверх  ассоциируется с вертикалью. Кверху – это только тенденция.

По отношению к историческому процессу слово кверху может означать даже короткие наклоны спирали вниз, хотя в наклонной спирали, направленной только вверх, тоже заложено движение вниз по конкретному витку.

 

Капитализм, как более прогрессивная форма социального устройства по сравнению с феодализмом, не сразу продемонстрировал свое явное преимущество.

Попытки преждевременного внедрения новых экономических и социальных отношений приводят к отрицательным результатам, несмотря на то, что изжившие себя отношения уже демонстрируют свою несостоятельность.

Построение коммунизма в отдельно взятой стране в начале ХХ века было явно преждевременным.

Однако эта преждевременность не исключала успешного исхода революции, а только предвещала увеличение проблем, которые и так были бы грандиозны, даже при своевременной попытке свершения революции.

В конце концов, революция в России временно победила, но окончательный исход решили кадры. «Искра» не успела выполнить свою задачу. А исторические обстоятельства не предоставили революции достаточно благоприятных условий и совпадений.

Природа, вообще-то, не балует общество масштабными личностями, лидерами прогресса. А революции и гражданские войны выхолащивают именно генетических лидеров. И их место занимают гении от ушлости.

Для успеха Октябрьской революции нужны были гениально точные и выверенные, оперативно изменяющиеся, решения и действия. Но гений Ленина был преждевременно исключен из исторического процесса. А гений Сталина изначально был ориентирован на партийное чиновничество, которое (чиновничество) по своей природе является губителем любой прогрессивной системы. Чиновниками, по обстоятельствам, становятся любые люди, но рвутся в чиновники преимущественно самые ушлые, отмеченные печатью безнравственности. В личном противостоянии двух лидеров практически всегда побеждает безнравственный и ушлый.

В качестве чиновника ушлый коммунист, как естественный паразит, становится кровно преданным системе, а именно в этом так нуждался болезненно подозрительный Сталин.

Среди вдохновителей Октябрьской революции был ещё третий гений, Троцкий. Но он стал жертвой безнравственного гения Сталина. Победив, Сталин изъял из обращения труды Троцкого, оставив лишь комментарии, касающиеся неизбежных ошибок-перегибов, и сформировал из них резко отрицательный образ Троцкого.

Таким образом, опыт построения коммунизма в Советском Союзе был обречен на неудачу именно исторической обстановкой.

Но эта обреченность не была очевидной изначально.

Только провокаторы (и обманутые ими) могут обвинять большевиков в безнравственном честолюбии. Большевизм – генетически жертвенен. История еще вскроет безжалостность исторического процесса, уготовившего большевикам участь мучеников. Современным либералам у власти недоступно понимание нравственных мук революционеров-большевиков, уничтожаемых оборотнем революции именно от имени революции.

Сейчас общество сознательно зомбировано пугалом коммунизма. Пугалом, которое целенаправленным обманом создано правящими элитами взамен заявленного когда-то Марксом призрака коммунизма.

Учение коммунизма, в формате пугала, сейчас предстает в трех ипостасях.

Во-первых, это всё тот же наивный утопический коммунизм средневековья, от которого безуспешно пытались откреститься Маркс и Энгельс.

Во-вторых, это научные планы-мечты Маркса, Энгельса, Ленина о коммунизме, основанные на недостаточном научном и эмпирическом знании вопроса. К тому же, смутная научная модель не смогла освободиться от утопических идей средневековья. Ленин, подобно Моисею, скрыл от народа правду о цели руководимого им похода. Ложь во спасение. Ленин не мог не знать о том, что Маркс отрекся от утопической идеи «от всякого по способности, каждому по потребности». Но кто-то из искровских агитаторов уже дал ход этому лозунгу — и Ленин смолчал, понимая, что более действенного лозунга коммунисты предложить не могут.

Было ли молчание Ленина формой выражения лжи? Конечно, было. Но это была ложь Моисея. Ленин не знал, каким будет победивший и утвердившийся коммунизм, но был уверен, что это будет справедливое общество счастливых людей. Так должно было быть, потому что такое общество и являлось целью возглавляемой им революции.

И в-третьих, коммунизм живет в умах изнуренных тружеников как неизбывная вера, как обобщенная идея всеобщей справедливости. Это вера в доброго хозяина. Вера в Христа. Но вера в Христа уже сформировала свою паству, которую правители уже сумели приручить. А уповающие на коммунизм представляют постоянную угрозу.

Борьба коммунистов с религией, с использованием административного ресурса, была борьбой за своих потенциальных сподвижников. Но, как говорится: заставь дурака молиться – он и лоб разобьет. Коммунистам на местах не хватило культуры. А ушлые коммунисты, которых было в изобилии, легко попадали под влияние образованных, безнравственных провокаторов.

Идеи наивного коммунизма сродни христианству, и будут жить вечно, постоянно возрождаясь в умах праведных стихийных лидеров из народа.

Христианство изначально подвергается гонениям всего лишь за смутную, не оформленную мечту о справедливости, реализацию которой к тому же служители церкви предлагают верующим на том свете.

Коммунизм же призывает к справедливости в реальной жизни. И этим он так непереносимо страшен и ненавистен правящей элите. Ведь, как ни крути, невозможно реализовать любой вид справедливости без некоторого лишения правящей элиты части её собственности. Вот, правящая элита и пугает народ уродливым чучелом коммунизма, приписывая ему всё зло случившихся революций и последующих гражданских войн. Благо коммунисты наделали достаточно своих субъективных ошибок, а защищаются из рук вон плохо.

В результате — коммунизм почти повержен. Это в глазах обывателя.

Однако лидеры правящих элит точно знают – наивный коммунизм неистребим. Вследствие этого хулительная агрессия правящей элиты, направленная против уже поверженного коммунизма будет тоже неистребимой и вечно злобной.

Чтобы достичь устраивающего собственников динамического равновесия в обществе потребления, а это – максимально возможное имущественное неравенство при минимальном сопротивлении относительно обездоленных, — создана целая индустрия манипуляции общественным мнением. Индустрия научно дозированного зомбирования.

Все шоумены, допущенные к прямому эфиру, проходят школу манипулирования, и сдают экзамен на свою преданность системе. Обратите внимание, чем сокровеннее допуск, тем самоувереннее становятся ведущие.

Но эта характеристика системы выходит за рамки нашей темы.

Оставим на время облитый грязью коммунизм. И зададимся непростым вопросом: возможно ли построить модель, хотя бы теоретически, справедливого общественного устройства, в котором не было бы активно недовольных своей участью.

Человек – инструмент природы, призванный реализовать эстафету природного прогресса.

Цель природного прогресса до конца не ясна. Но совершенно очевидно, что какова бы эта цель ни была, для продвижения к ней человек должен быть активно деятельным. Однако известно, что активность человека снижается, если его потребности максимально удовлетворены. Активен только неудовлетворенный человек. Это диалектическое противоборство необходимо не преодолевать, а его надо организовывать специальным образом. В этом и состоит задача построения справедливого благополучного общества.

Таким образом, гармония мира требует особого оптимального, в определенном смысле, обеспечения потребностей человека; и эта оптимальность мыслится условной синхронизированной волной, подобной волне пищевого цикла: голод – поиск (борьба) – насыщение, и опять голод.  Синхронизация в обобщенном смысле относится к неким внешним обстоятельствам, выражаемым динамическим ансамблем социальных условий. Это и есть объект для целевого исследования при построении благополучного общества.

Однако совершенно очевидно, что интенсивность общественного прогресса зависит не только от активности каждого человека, она зависит и обеспечивается специализацией социальных функций отдельных личностей, составляющих общество.

Осознав это, приходим к выводу, что прогресс и социальное неравенство – объективно неотделимы. При такой постановке вопроса необходимо социальную справедливость рассматривать как мирное (добровольное) социальное неравенство.

А чтобы реализовать такое добровольное социальное неравенство,  надо каждому члену общества гарантировать возможность конкурсного перемещения по социальным уровням. Любой подчиненный, в соответствии с установленными правилами, может вызвать своего начальника на производственный конкурс, и выиграв конкурс – занять пост начальника. Представьте, что будет в этой ситуации с производительностью труда.

Нечто подобное апробировано в Японии. Только там подчиненные не вызывают начальника на конкурс, а анонимная комиссия эпизодически, без видимого повода, производит рокировку начальник – подчиненный. И все об этом предупреждены и знают.

Устойчивое динамическое равновесие в этой системы не просматривается, и главное, ей не требуется. Это динамическое состояние постоянной борьбы. Борьбы по правилам,  в процессе которой каждый человек может найти своё удовлетворение (счастье).

В природе всё предусмотрено для того, чтобы реализация  благополучного общества была возможна. Однако непременным условием всеобщего благоденствия является нравственность каждого, и особенно членов правящей элиты. А нравственность не является естественным свойством человека. Тем более, нравственность вовсе не свойственна человеку, попавшему в элиту по праву наследования.

Элита, как клан, противопоставляющий себя обществу, постоянно производит потенциальных своих разрушителей, и этими разрушителями являются безнравственные дети элитарных родителей. Своего рода — гниль элиты изнутри.

К природным качествам, способствующим мирному существованию социального неравенства относится то, что человек получает удовольствие (удовлетворение) от любой деятельности, которая  у него получается лучше всего остального. Человек испытывает гордость, если его достижения в избранной им сфере деятельности превосходят общий (средний) уровень. Способности же каждого человека представляют огромный спектр. Но этот спектр у всех все-таки разный. Повышенная способность к некоторым видам деятельности воспринимается обществом как талант.

Общество должно быть озабочено гармоничным формированием своих членов, наделенных требуемым обществу спектром талантов. Достигаться это должно системой специализированного воспитания. А воспитание неизбежно содержит в себе элементы насилия над личностью, и продолжается, в той или иной форме, всю жизнь.

Как же быть с понятием свободы личности, проповедуемым либеральным капитализмом и утопическим коммунизмом?

У коммунизма хотя бы есть отговорка: свобода есть осознанная необходимость, которую либералы подменяют лозунгом-принципом: «давайте жить дружно». И тот, и другой принцип являются элементами-понятиями, входящими в понятие нравственности. Нравственности, на которую нельзя делать ставку, не обеспечив соответствующего воспитания нравственного общества. Сложнейшая задача.

 

А что же в действительности?

Рассмотрим некоторые популярные лозунги либерального капитализма.

Человек имеет право на личную свободу, имеет право быть собой, никакого насилия над законопослушной личностью.

Эти лозунги — коварная ложь, очковтирательство, рассчитанное на подготовленный стараниями СМИ стереотип мышления общества.

В действительности человек рождается зверенышем. Свободно из звереныша может вырасти только разновидность маугли. Чтобы звереныш стал человеком, общество обязано применять к нему насилие воспитания. И это насилие продолжается практически всю жизнь. Свободы совести в понимании либералов – не существует.

 

Вернемся к социальной специализации. Как мы уже выяснили, человек рождается с огромным спектром способностей, отличающихся друг от друга  по своей условной величине. Предположим, что все способности равновелики. Пусть каждый человек попробует себя во всех качествах, чтобы найти своё любимое дело. Однако на этом пути его ждут непреодолимые трудности. Человек же не может познавать сразу все виды деятельности. Он вынужден будет избрать какую-то очередность. И вот здесь на некотором этапе он столкнется с неожиданным для себя (но не для учителей) нежеланием в очередной раз менять род деятельности.

Невзирая на врожденную предрасположенность, человек способен увлечься любой другой деятельностью. Это происходит по многим причинам, в том числе и в результате такого специфического свойства человека как азарт.

Природа предусмотрела человека, приспособленного (способного быть счастливым) к любому социальному статусу, в том числе даже к объективно не справедливому.

 

Прогресс требует отвлечения общественного продукта из сферы потребления в сферу науки и в сферу производства. Нахождение оптимальной меры отчуждения – это сложная задача, которая не может быть доверена демократическому инструментарию. Множество общественных проблем не могут быть качественно решены большинством голосов ассоциации разрозненных, узких специалистов. А именно к такой демократической формации склонно капиталистическое общество.

Референдум, как проявление высшей форма демократии, вряд ли проголосует за финансирование полетов к Луне за счет урезания сбалансированного продовольственного пайка. Пока есть на Земле голодающие, ни один профсоюз трудящихся не должен, по идее, голосовать за отчисления в пользу науки, если эти отчисления, не связаны напрямую с производством продуктов потребления из корзины насущных потребностей.

Качество решений, достигаемых демократическим путем, зависит от длительности обсуждения (дискуссии). А жизнь часто не дает времени на размышления.

Войны, преодоление природных катаклизмов, и прочее,- требуют диктаторского (военизированного) правления.

 

Какое же коммунистическое общество строили большевики? Никто этого не знал. Не знали конкретно. Но Ленин и его ближайшие сподвижники знали это в общих чертах, и уповали на то, что справятся с поставленной себе задачей, а именно – создать более счастливое общество по сравнению с существующим.

Научная постановка задачи требует определения понятия «счастливое общество». Такого определения не было. Оно подменялось банальным понятием уравниловки.

Революцией управляют лозунги. А для лозунга форма «более счастливое общество» — не подходит. Нужен призыв к строительству «самого счастливого общества». А это уже совсем другие обязательства, и тактика их выполнения.

Некоторая преждевременность Октябрьской революции поставила своих лидеров в положение картежников. Выигрыш был возможен, но зависел от того, как выпадут карты. К тому же, революции не приходят преждевременно, революции не имеют такого свойства. Революции случаются в конкретный момент времени, ни рано, ни поздно. Это историки-теоретики  пользуются этим понятием.

Однако революционеры-участники объективно могут быть не подготовленными. Газета «Искра» не успела в полной мере выполнить свою задачу по подготовке кадров.

Образно выражаясь, в фундаменте Октябрьской революции было мало цемента, и было много случайного мусора. Но фундамент можно было поправить после победы. Если бы карты выпали более удачно.

 

У капитализма в сравнении с социализмом есть одно, неоспоримое преимущество — свободное предпринимательство. Это предпринимательство и обеспечивает временное превосходство капиталистической системы над всеми апробированными системами. Именно это предпринимательство формирует стихийную конкурентную борьбу, которая отвечает природным физиологическим потребностям человека.

Капитализм предполагает естественные формы социальных отношений. Однако возникающая в результате система является неустойчивой. В настоящее время перед нами множество капиталистических стран, среди которых есть витрины капитализма, но существуют и задворки капитализма. И эти задворки множатся и загромождают путь общему прогрессу. А это значит, что капитализм в современной формации – обречен.

Для сохранения капиталистической формы правления, элита уже давно создала масонский орган наднационального манипулирования экономикой Земли. Этот орган управляет не собственно экономикой, а управляет тенденциями. Этот орган решает далеко идущие перспективные проблемы. Именно этот орган запустил наблюдаемый бум миграционного процесса, стороннее и скрытное финансирование которого совершенно очевидно. И всё для того, чтобы решить проблему перенаселения нашей планеты.

Мудрые Китайцы пытались решить эту проблему в рамках своей страны, методом административного ограничения рождаемости. Но их никто не поддержал. А это значит, проблема будет решена самым безнравственным образом.

 

Флагманом капитализма являются США. История благоволила к этой стране.

Население США сформировалось из людей авантюристского склада, из людей — генетических лидеров, которые к тому времени были не востребованы европейскими элитами.

Таким образом, в США, методом отбора в удачно сложившихся исторических обстоятельствах, было нарушено нормальное генетическое распределение талантливых личностей. В США больше рождалось детей-индиго. США сформировались как страна – лидер. Американцы быстро осознали это на инстинктивном уровне – и с удовольствием приняли и функцию, и ответственность лидера.

Однако донорское вливание генетического предпринимательства действует не вечно. Нормальное распределение постепенно восстанавливается.

Умное, но безнравственное, теневое правительство США своевременно поняло это, и попыталось скомпенсировать естественную убыль своего преимущества методом «покупки мозгов». Однако покупка мозгов – это не совсем привлечение лидеров, хотя и помогает США удерживать лидерские позиции в экономике.

Большинство современных аналитиков сходятся во мнении, что США переживают кризис. Аналитики ищут истоки этого кризиса – и не находят (или находят их слишком много).

А перед нами кризис лидерства. И уже его вторая стадия.

Однако ранее накопленный экономический потенциал так велик, что позволит США благополучно пережить и эту, вторую стадию.

Вторая стадия — это пока только стадия позывов.

Сейчас оба правительства США: и теневое, и легитимно избранное, готовят новый технологический прорыв, суть которого в отказе от абсурдных постулатов Теории Относительности Эйнштейна.

Благодаря этому прорыву лидерство США в экономике некоторое время сохранится. Но кризис генетического лидерства продолжится. США возвращаются  на путь борьбы в равных условиях, без генетического бонуса. Это их и раздражает.

И всё-таки, если бы сейчас нашелся гипотетический покупатель на лучшую государственную систему, то видимо он выбрал бы систему США. Но почему же тогда ни одна страна не хочет повторить успех США за счет внедрения уже обкатанной, апробированной системы? Тем более, что США её всем навязывают.

Решение о внедрении новой системы принимает не народ, а правительство, т.е. высшее чиновничество. А любой чиновник отстаивает любую (даже самую негодную) систему, если он в этой системе превалирует (паразитирует).

Который уже раз мы возвращаемся к чиновничеству, как тормозу общественного прогресса.

Заметим (без доказательства), что чиновник является связующим звеном во всякой коррупционной схеме.

Обобщая всё выше изложенное, можно констатировать, что одним из объективных показателей качества социальной системы является минимум предусматриваемых системой чиновников, и наличие системы контроля за их деятельностью.

 

Кроме того, из мечты обездоленного труженика о справедливом обществе надо усилиями СМИ исключить стремление к равному распределению общественного продукта. Эта мечта противоестественна и вредна, т.к. только мешает борьбе за истинно справедливое общество.

 

Нижний Новгород, январь 2019 года.

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

 

Луна и США

(Новогодний тост во славу американцев)

 

Леонович Владимир

 

Ежегодно журнал The Economist, который принадлежит Ротшильдам, публикует обложку-ребус, предсказывающую события следующего года. Что же, по мнению издания, ждет нас в 2019-м?  См. рис. 1.

Рисунок 1. Обложка журнала The Economist

Разгадывание смысла этих изображений – увлекательное занятие, требующее соответствующей эрудиции. Оставим это развлечение читателям. Отметим лишь одно предсказание: США в 2019 году посетят Луну – и это будет величайшим достижением человечества.

Почему — будет? Спросят некоторые читатели. Ведь уже была программа Апполон.

Может, и была. Только это надо доказать. И доказательства должны быть убедительными. Однако в отчетах НАСА обнаружилась одна несуразность. Сначала – одна, затем – больше, и больше. И вот уже сформировалась стройная и убедительная картина правительственной фальсификации. В дела науки вмешалась политика. И в этом Ротшильдам можно доверять. Американцы еще не были на Луне.

Сегодня 31 декабря 2018 года, и к настоящему времени опубликовано огромное количество так называемого компромата. Не будем повторять его. Напомним только один факт, с которого, возможно, всё началось. Это отражение третьего актера-космонавта в выпуклом стекле шлема.

Конечно, трудно возразить на предъявленное объяснение, что это якобы шутка Олдрина.

Нашел время и место для шутки. Вы верите, что Олдрин был причастен к обработке пленок, и смог осуществить эту сложнейшую операцию? Значит, вы никогда не будете Шерлоком Холмсом, даже в мечтах.

Ну, а теперь настало время расширить круг доказательств факта отсутствия американцев на Луне.

Представьте себя руководителем проекта полета на Луну. Это же какая ответственность – первый контакт человека с Луной . И пусть космонавты очень умные люди (хотя мнимая шутка Олдрина ставит это под сомнение), но как не составить программу первого выхода, прописанную  до мельчайших подробностей.

Однако всё свидетельствует, что такой программы не было, т.к. она была не нужна, по причине отсутствия людей на луне.

Луна – это очень необычное место.

Во-первых, это вакуум. Много вакуума. Сколько хочешь. Даже страшно.

Вы будете резвиться на ровере только для того, чтобы продемонстрировать его возможности на Луне? В ряд ли. Вот, на Земле – это можно.

Выхлопной газ из сопла двигателя в вакууме не смешивается с отсутствующим воздухом. Газ из сопла летит вниз практически по прямой, и без потери скорости, с любой высоты приземляющегося модуля. Ну, как не снять эту пыльную мизансцену? Сняли, но очень  неубедительно. И вся пыль на месте посадки осталась. Это в Голливуде. Но ведь посадка на Луну была; только в автоматическом режиме. И там выметенный круг хорошо виден.

Фото 1. Место посадки Апполона-16. Снимок с космического аппарата LRO

Без труда прогнозируется следующая особенность Луны. В какую бы точку Луны, обращенной к Земле, ни приземлились космонавты, они всегда будут видеть Землю, висящую в небе как часы на стене. Это такой лунный сервис – часы в небе. И что самое интересное – эти часы идут и показывают точное время. Земля вращается со скоростью один оборот за земные сутки. А фаза освещенности Земли изменяется со скорость один полный цикл за 28 земных суток (почти), что равно одним лунным суткам.

Во всем перечисленном нет ничего непонятного. Но всё это так непривычно! что не обратить на это внимания совершенно невозможно (если космонавты не полные истуканы). Однако ни одна лунная экспедиция об этом даже не обмолвилась. Вывод только один – космонавты ничего этого не видели.

Однако в некоторых отчетах есть слова о красоте восхода Земли (Земли, которая в небе неподвижна). Это, конечно, кто-то переусердствовал в придании правдоподобности. Сейчас в отчетах появилось корректирующее дополнение, из которого следует, что восход Земли космонавты наблюдали, находясь на лунной орбите.

Теперь обратим внимание на фотографию №2, якобы сделанную Армстронгом на Луне. По фазе освещенности Земли можно определить, что Солнце находится прямо над головой снимающего, и чуть сзади. Однако тень от модуля Игл падает вправо и почти перпендикулярно линии съемки. Фальсификация кадра очевидна. А зачем она нужна? Только для создания ложной достоверности. Но эрудиции не хватило.

Голливуд утомился — и делает ляпы.

Но утомление Голливуда не только в ошибочной вклейке Луны. Приглядитесь к лунному модулю. Его сопло покрашено в серо-голубой, девственный заводской цвет, как будто оно еще не работало при посадке (а оно и не работало).

Фото 2. Вид на Землю с Луны, 1969 год   (Миссия Аполлон-11)

Фото 3.  Снято экипажем корабля «Аполлон-17». Дата: 7 декабря 1972 года.

Цитата из отчета НАСА, «Экипаж космического корабля «Аполлон-17» сделал эту фотографию (см. фото 3) под названием «The Blue Marble» («синий марбл») во время последнего пилотируемого полёта к Луне. Это один из самых распространяемых снимков всех времён. Он снят на расстоянии примерно в 29 тыс. км от поверхности Земли. В верхней левой части изображения видна Африка, а в нижней – Антарктида».

Вот такой официальный комментарий. Как сообщают американские комментаторы, авторство этого фото утеряно. (Странная потеря.)

А теперь  вспомним. Апполн-17 в момент съемки находился между Землей и Луной. На Луне в это время, на стороне, обращенной к Земле, был  день (ну, чтобы светло было во время высадки). А это означает, что Солнце по отношению к Луне находилось где-то сзади  Земли, т.е. в таком же положении, как и для Аполлона-17. Пассажиры Аполлона-17 могли в этой ситуации снять только освещенный земной серп. А тут — полная освещенность, как будто Солнце точно за спиной фотографа. Но если так, то это означало бы, что на месте посадки была полночь. Напомним, что лунные сутки длятся 28 земных суток, Т.е. ночь длиться 7 земных дней, см. рис 2.

Таким образом, представленная фотография Земли снята не с Аполлона-17, а с КА, который летал фотографировать обратную сторону Луны.

Теперь становится понятной потеря авторства. Авторов-то среди экспедиции Аполлона-17 просто не было.

 

Спрашивается, зачем эта рискованная и явная ложь?

Получается, чтобы доказать, что космонавты были на кораблях Апполон.

Рисунок 2.  Схема полета Апполона-11

А я-то думал, что они на самом деле летали к Луне, только не садились на неё. А теперь мне явно врут, чтобы я поверил, что на Аполло были экипажи.

Нужно отдать должное уважение руководству НАСА. Оно решилось на голливудскую фальсификацию, чтобы не подвергать риску  жизни своих космонавтов. Дело в том, что уровень космической техники в то время еще не мог обеспечить требуемой надежности.

Читатель может ознакомиться с отчетом об аварийном  полете Аполлона-13. Полагаю, что на Аполлоне-13 тоже не было космонавтов, но Голливуд взял передышку в натурных съемках, воспользовавшись аварийным сценарием полета, взятом из первых тренировочных полетов, во время одного из которых и произошла эта аварийная ситуация, реально.

Ну, и последнее. Внимательный наблюдатель заметит некоторые странности в движениях космонавтов, демонстрирующих свою деятельность на Луне.

Подскажу,  как это снималось.

Голливуд заказал точную (по габаритам) копию очень легких (пустых) скафандров. Во время съемок эти пустые скафандры наполнялись гелием. Получался воздушный шар с дефицитом подъемной силы, в котором можно имитировать потерю веса. Вот только положение центра тяжести при этом искажается, хотя на Луне он сохраняется. Всякий хореограф это сразу заметит. Если читатель ничего не замечает, то и не важно. И так ясно, что первый шаг по Луне еще только ждет американцев.

Сейчас я пойду встречать Новый Год – и  выпью за предстоящий успех США. Мне уже 74 года, но может, я доживу до этого волнующего исторического момента – и увижу первого человека на Луне.  Без обмана.

 

Нижний Новгород, 31 декабря 2018 г.

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

Загадка неразлучной пары электрон-протон

Загадка неразлучной пары электрон-протон

(Информация к размышлению)

 

Ключевые слова: аннигиляция, аннигиляция протона и электрона, принцип Паули.

Школьная истина: противоположно заряженные электрические частицы притягиваются друг к другу.

Институтская истина: противоположно заряженные элементарные частицы при своем соприкосновении аннигилируют, т.е. превращаются в сгустки энергии в формате фотонов.

Понятие аннигиляции, как взаимопревращение вещества и энергии, не терпит никаких искажений. А это значит, что нельзя процесс образования множества элементарных частиц, образующихся в результате столкновения протона и антипротона, называть аннигиляцией. Но именно так и поступают авторитеты официальной науки, чем заводят решение научных проблем в тупики ложных представлений.

Мириады звезд Вселенной заняты производством фотонной энергии, ежесекундно расходуя свою материю мегатоннами. А где во Вселенной свет превращается в вещество? Пока такого места не нашли. Из этого следует, что Вселенная медленно (по нашим меркам) гибнет.

Природного концентратора фотонной энергии (накопителя и преобразователя) пока не обнаружено. Разве что – хлорофилл. Но в космических масштабах это не серьезно. Гипотетических, научных предположений тоже нет.

По канонам научной логики, при таких исходных данных – взаимопревращение вещества и энергии не может рассматриваться как фундаментальный процесс.

А как же быть в этом случае с рождением пар электрон-позитрон?

Однако никто не доказал, что эти пары рождаются непосредственно из гама-кванта, а не выбиваются этим квантом из инкогнито присутствующего стороннего вещества.

Когда от стука камнем о камень, вылетают искры, то никому в голову не приходит, что эти искры (мельчайшие осколки камней) являются особым веществом, порождаемым кинетической энергией. Почему же, когда гамма-квант высекает электрон и позитрон, это рассматривается как рождение вещества из энергии? Может быть, это так и есть. Однако поспешность выводов – налицо.

Нейтрон, самопроизвольно испустивший электрон, превращается в протон. Так может быть, нейтрон может испустить и пару электрон-позитрон, после поглощения гама-кванта. Исследовал ли это кто-нибудь целенаправленно?  Похоже — нет. Просто в камере Вильсона вилочный трек пары выглядит так, будто позитрон и электрон возникли на пустом месте. Но камера Вильсона это же не вакуум.

Интерпретация с рождением электрон-позитронной пары из кванта энергии, при ближайшем рассмотрении, выглядит несколько наивно и самоуверенно. И на этой наивной версии уже построен целый научный комплекс, со своей специфической, и возможно ложной, парадигмой. Эта парадигма уже преподается авторитетами, зомбируя сознание будущих ученых, которые тоже в свою очередь становятся авторитетами.

Мы привыкаем к тому, что постоянно видим, с чем постоянно сталкиваемся. Привыкая, мы перестаем удивляться. А те явления, которые нас не удивляют, остаются вне деятельности, порождаемой нашим любопытством.

Почему всё вещество Вселенной, состоящее из положительных и отрицательных элементарных частиц, проявляет себя как нейтральное очень устойчивое вещество, а не аннигилирует?

Если, глядя на падающее яблоко, можно сформулировать всемирный закон тяготения, то, глядя на всё нейтральное вещество, состоящее из положительных и отрицательных зарядов, можно сформулировать еще один всемирный закон.

Природа противится контактному сближению притягивающихся элементарных частиц. Диалектика борьбы противоположностей в чистом виде.

Можно смело отредактировать имеющийся закон всемирного тяготения. А именно: все тела притягиваются по закону Ньютона, но только до определенного предела.

Стоит принять эту естественную приписку-поправку – и рухнет мистическая теория Черных дыр. Но это не наша тема.

Что же в природе мешает сомкнуться противоположным зарядам? Мешает хитро и специально так устроенное магнитное поле. Поведение магнитного поля невозможно описать аналитической формулой; для его полного описания необходимо операторное представление. Образно выражаясь, магнитное поле это преддверие в квантовую теорию.

Дело в том, что магнитное поле элементарных частиц является композицией макро магнитного поля Фарадея и Максвелла с магнитным полем квантового происхождения, т.е. со спинами. Спин частицы невозможно ни уничтожить, ни изменить по величине. Спин можно только повернуть, соблюдая правила симметрии пространства, т.е. не на любой произвольный угол.

Обратим внимание на следующее обстоятельство. Мы только что, не проводя никаких экспериментов, гипотетически сформулировали новый фундаментальный закон физики, точнее гипотезу, отрицающую аннигиляцию. Этот закон как бы был просмотрен первопроходцами, а мы его заметили и подобрали.

Посмотрим еще внимательнее, может быть, что-то похожее есть ещё, даже если и не такое фундаментальное.

Любое сближение электрона и протона имеет всего два исхода: самый вероятный – это рассеяние, и второй – это образование атома водорода. В общем случае атом должен получиться возбужденным, в той или иной мере, т.е. электрон не может сразу попасть на разрешенную принципом Паули стационарную орбиту (орбиталь). Чтобы электрон занял стационарную орбиту, атом должен излучить (или поглотить) соответствующие кванты энергии (фотоны).

Официальная наука приписывает излучение фотонов атомами их орбитальным электронам. Получается, что излучают совершенно одинаковые электроны, а спектр излучения, тем не менее, является визитной карточкой ансамбля одинаковых атомов. Как-то не логично. Логичнее относить излучение ансамбля одинаковых атомов именно самим атомам.

Итак, мы вводим новое положение-предположение, а именно – спектр фотонов излучает атом.

Предположим теперь, что мы охладили наш ансамбль атомов водорода до температуры, близкой к абсолютному нулю. Следуя установкам официальной науки и принципу Паули конкретно, мы должны представлять электрон в атоме водорода в виде сферического облачка-пузыря. Это будет макро модель атома с учетом усреднения по достаточно большому интервалу времени. И в этом представлении атом не похож на планетарную модель. Однако при кратковременном наблюдении, соизмеримом с периодом обращения электрона, наша модель достаточно близка к планетарной, и очень хорошо прогнозирует квантовые параметры атома.

В этом месте необходимо сделать небольшое отступление.

Планетарная модель не применима к следующим за водородом, более тяжелым атомам, и эта неприменимость носит принципиальный характер. Дело в том, что в атоме водорода допустимо кулоновскую силу притяжения рассматривать отвлеченно, т.е. как просто притяжение, аналогичное гравитации. Однако при введении в модель уже второго электрона, получается ситуация, абсурдная с точки зрения планетарной модели. Второй электрон создает отталкивающий потенциал, который может превосходить потенциал центрального тела (ядра). С планетами такое невозможно.

Характеристики такой планетарной системы нам неизвестны по причине полной ненадобности. И попытки применить законы Кеплера к тяжелым атомам успеха не имели. А сама по себе попытка является нелепостью, результатом частичной неосведомленности узких специалистов, что в просторечии называется профанацией.

Планетарная модель Бора даже по отношению к атому водорода не является вполне адекватной. Дело в том, что в ней равновесие центробежных и центростремительных сил достигается в противостоянии сил инерции силам кулоновским и гравитационным. Сила кулоновского притяжения как минимум на 36 порядков превосходит силы гравитации. На этом основании исследователи силами гравитации пренебрегли. Но ведь силы гравитации в солнечной системе соизмеримы с силой инерции. Но силой инерции пренебречь никак нельзя, иначе неоткуда будет браться равновесию сил.

И вот здесь случился величайший казус. Силу инерции сохранили, но, сохранив её в уравнениях движения, забыли её отмасштабировать, т.е. уменьшить в 10^36 раз.

Благодаря этой забывчивости, разрешенные энергетические уровни электронных оболочек теоретически разделяются друг от друга на величину соизмеримую начальному радиусу атома. Посмотрите расчеты и таблицы радиусов возбужденных энергетических уровней водорода. Это фантастически грубое и недопустимое искажение истины (действительности). Но его встроили в официальную парадигму – и оно живет, плодя вирусы уродливых научных идей.

Что же реально происходит с электроном в атоме, когда он получает порцию дополнительной энергии от поглощенного фотона?

Предположим, что в некоторый момент, скорость орбитального электрона, следуя положению официальной науки, моментально возросла вдвое. Как должен измениться радиус его траектории? Центробежная сила инерции при этом увеличится приблизительно в четыре (чуть меньше) раза. Из условия сохранения равновесия, сила притяжения должна увеличиться на ту же величину, но не в четыре раза. Мы силой гравитации пренебрегли по причине её сравнительной ничтожности. Значит и увеличение центростремительной силы, уравновешивающей центробежную силу инерции, будет ничтожным. Но равновесие обеспечивается соответствующим приращением силы Кулона, но не в четыре же раза. Приращение должно быть точно равно приращению силы инерции, а оно в масштабе кулоновских сил чрезвычайно мало. Чрезвычайно мало, но не ничтожно.

Электрон, поглотивший фотон, увеличит свою скорость в два раза, но радиус его орбиты изменится практически незаметно.

А теперь откроем таблицу экспериментально установленных размеров атомов. И что же мы увидим? Размеры атомов, вне зависимости от их атомного веса, практически одинаковы.

Этот факт подтверждает наш вывод. Все электроны атома, относясь к разным оболочкам (определенными нами, наблюдателями), геометрически находятся в одной оболочке, но движутся с разной скоростью. Получается, зря мы тут производили мысленные опыты – всё давно уже установлено экспериментально, т.е. давно известно.

Известно — но неосознанно. Или сознательно скрывается.

Это же совсем другой мир. Какая-то странная ситуация. Каково электронам соблюдать принцип Паули, когда они по круговым-то орбитам не имеют возможности двигаться, маневрируя в такой тесноте, практически в одном слое, ведь силы взаимного отталкивания сближающихся электронов огромны – и никаких столкновений электронов не происходит.

В современной квантовой теории последнее слово всегда остается за решением уравнений Шрёдингера. Этот стереотип скрывает элемент самообмана. Дело в том, что решения уравнений Шредингера зависят от исходных (вводимых нами) данных.

Рассмотрим, например, газовое столкновение двух атомов. Вот геометрические образы оболочек сблизились до полного контакта. Мы абсолютно точно знаем, что электроны этого контакта не реализуют. Это значит, что геометрические образы оболочек сомнутся. И сомнутся так, что ядро атома ощутит это – и сместится соответствующим образом. Спрашивается, кто и как вводит ситуацию столкновения в уравнения Шрёдингера? А ведь, что введешь — то и получишь. Вот и получают решения, по которым электронное облако вероятности включает в свой объем и ядро атома, т.е. предполагают столкновение протона ядра и электрона оболочки.

Когда экспериментаторы обнаружили эффект К-захвата электрона, теоретики, фанаты уравнений Шрёдингера, восторжествовали – вот оно, экспериментальное подтверждение перекрытия теоретического облака электрона с облаком (в образе точки) протона.

Интерпретация весьма спорная, но уж если её приняли, то необходимо сделать реверанс в сторону принципа Паули. А реверанс должен быть следующий.

Принцип Паули справедлив лишь для равновесных состояний атомов, которые в реальном квантовом мире никогда не реализуются. Таким образом, получив некоторый прогноз на основании принципа Паули, его необходимо относить к абсолютно холодной системе, и лишь после этого он должен быть использован для корректной постановки задачи для уравнений Шрёдингера.

Так или иначе, но К-захват удовлетворил любопытство теоретиков по поводу, что же будет, если столкнутся протон и электрон. Аннигиляции не происходит. А происходит слияние частиц с образованием нейтрона.

Однако нейтрон – это напряженная конструкция, которая, не будучи в составе атомного ядра, отторгает приобретенный электрон. А это значит, что процесс образования нейтрона называть захватом не очень корректно, скорее это силовое вколачивание электрона в протон.

Отторжение электрона не является калиброванным процессом, и в принципе может иметь несколько степеней свободы, которые необходимо исследовать. Вероятнее всего, электрон может отстреливаться от протона под разными углами, испытывая различную реакцию отдачи, разброс которой приписывается современной теорией придуманной частице нейтрино. Принцип же Паули прогнозирует жесткий стандарт отторжения электрона, что и послужило поводом и основанием для рождения идеи о нейтрино.

Неверная модель атома порождает ошибочные интерпретации атомных эффектов.

В момент рождения идеи нейтрино, кроме неудачной интерпретации процесса отторжения электрона, была допущена явная физическая ошибка, которую официальная наука скрывает, и несет как крест до сих пор. Было официально заявлено, что точечный заряд, движущийся по круговой орбите, непременно излучает, теряя энергию. На то, что это противоречит действительности, впоследствии указывалось множество раз разными авторами. Проведено достаточно экспериментов с вращающимися пучностями макро токов сверх проводимости, в процессе которых не происходит никакого излучения. Однако академики твердо стоят на своей позиции, защищающей очевидную и грубую ошибку авторитетов прошлого.

Отстаивание этой ошибки является отстаиванием права квантовой теории на мистификацию действительности. Мистификации, которая породила такие понятия как плоская волновая функция элементарных частиц; такого понятия как коллапс; флуктуация вакуума — и много других.

Позиция официальной науки скрывает существование реальных загадок природы, ждущих своего решения.

Загадка не в том, почему К-захват такой уникально редкий, хотя и это интересно, загадка в том, что орбитали (облака) электронов атома при всей своей изменчивости имеют высочайший стандарт, т.е. все атомы замечательно идентичны во всей Вселенной.

Высокий стандарт повторяемости в динамике элементарных частиц – это отличный тест для любой квантовой модели, в том числе и для Стандартной модели. Вот только авторы этих моделей не применяют тест высокого стандарта элементарных частиц к своим детищам.

«Не знаем, как действует, но умеем пользоваться» – это вынужденный, временный лозунг выдохшейся, пока, эффективной физики. Но в то же время этот лозунг является рабочей идеей для объектов метафизики. Вот и получается, что прогресс науки, осваивающей метафизическую область знаний, служит ширмой ушлым фальсификаторам квантовой теории.

Загадка пары электрон-позитрон не может быть раскрыта в рамках парадигмы, отрицающей или не способной объяснить некоторые реально наблюдаемые явления. И самым важным в этом ряду явлений является моментальное распространение гравитации и моментальное распространение электрического постоянного поля, в то время как распространение электромагнитных волн происходит со скоростью света [1].

Нижний Новгород, декабрь 2018 года.

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

Источники информации

 1. Леонович В.Н. / Концепция физической модели квантовой гравитации/, Интернет  http://www.proza.ru/2011/01/12/1571

2. Интернет. Лента новостей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Философский подход, и его достоинства, на примере закона всемирного тяготения

Философский подход, и его достоинства, на примере закона всемирного тяготения

(Информация к размышлению)

Леонович В.Н.

Ключевые слова: метафизика, мгновенная скорость, гармония Вселенной.

 

БСЭ: Философия — учение об общих принципах бытия и познания, об отношении человека и мира; наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления.

 

Обобщенный свод знаний человечества об устройстве мира уже так велик, что вынужденно разделен нами по соответствующим специализированным отраслям науки.

Разделив свод знаний, мы разделяем и процесс добычи знаний об окружающем нас мире, и всё что с этим процессом связано.  Когда мы говорим, например, «современная физика», то мы имеем в виду не только областей знаний, но и весь комплекс накопленных знаний в этой области, а ещё имеем в виду техническую оснащенность для производимых исследований.

Распределив науку по специализированным наукам в угоду нашему удобству, и нашим выгодам, выражающимся в повышении качества исследований и повышении производительности труда, мы непроизвольно упрощаем исследуемую систему. При этом мы рискуем исказить постоянно корректируемую модель мира, упустив нечто важное, или привнеся в неё нечто ложное.

Чтобы  этого не случилось, и произведенные редукционные мероприятия не сказались на полноте и адекватности модели мира, необходимо анализировать следствия, возникающие в результате произведенного упрощающего разделения. Этот учет должен входить по определению в обязанности философии, а конкретнее, в её несуществующий раздел, должный заниматься изучением гармонии мира.

Если вдуматься в назначение данной, пока не реализованной, миссии, то явно обнаруживается надзорная функция философии, призванная максимально компенсировать возможные искажения истины, возникающие в предлагаемых моделях мира из-за вносимых искажений, вызываемых разделением процесса познания по разрозненным наукам. Каждая из наук должна удовлетворять требованиям всеобщей согласованности обобщенной модели мира, выражаемой в формате гармонии.

Определяя названную миссию, мы исходим из утверждения (постулата), что в реальном  мире парадоксов нет, и быть не может, к тому же всё происходящее имеет причину и следствие, т.е. следуем формулировке Цицерона: «Нет ниложныхчего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины».

 

Разделение труда для повышения его производительности неизбежно приводит к возникновению производственных (в самом широком смысле) конфликтов на почве так называемого человеческого фактора. Вот для разрешения (устранения) таких конфликтов и должна существовать надзорная функция философии, опирающаяся на всеобщую гармонию Вселенной.

Реализация функции надзора требует от специалистов, призванных осуществлять её, комплексного знания всех наук без исключения.

В древности эту функцию осуществляли физики-энциклопедисты, которых тогда еще называли философами.

Поставленная задача, в настоящий момент, видится практически непосильной. Но это обманчивое представление, которое возникает благодаря искусственно создаваемой неразберихе в организации современной науки. Чтобы сделать эту задачу посильной, необходимо чтобы в рамках каждой науки в обязательном порядке формировалось описательное обобщение (квинтэссенция) достигнутого наукой уровня, изложенное в доступных терминах (качественное описание), не обращаясь к заумному математическому аппарату. Это выверенное и утвержденное обобщение и должно являться источником исходных данных для формирования философской модели мира, а также для изучения (ознакомления) в средней школе.

Надо осознать, и согласится, что такое обобщение возможно, и необходимо. Это логически следует из фундаментального философского постулата о познаваемости мира.

То обстоятельство, что, например, квантовая теория в настоящий момент не может предоставить такого описания, является следствием неполноты накопленных ею знаний, что не является основанием для закрепления и удержания сложившейся ситуации.

Сопротивляясь критической оценке, авторы квантовой теории пытаются убедить научную общественность, что предъявляемые ими заумные, около научные обоснования квантовой теории, разумную интерпретацию которых никто дать не может, является реальным и конечным состоянием квантовой науки. Эта ошибочная позиция создает прецедент для смежных наук, которые находят в этом основание для обращения к мистике в своей области знаний.

Успешная, в смысле практического применения, квантовая теория манкирует философским недоверием к полноте своей аксиоматики, и всячески добивается признания общественного мнения в этом плане. Научной общественности навязывается мнение, что исследователь-наблюдатель может по своему желанию квантовать или не квантовать исследуемый процесс. Получается, что квантовый мир существует только виртуально, в рамках математической модели и классических представлений, мыслящих мир состоящим из безразмерных, но тем не менее материальных точек. Отсюда, преклонение перед ТО, и желание сформулировать КТ в терминах ТО, т.е. неизбывное стремление построения объединенной аксиоматики.

Древние философы понимали, что такая компиляция невозможна. В древности, физика и философия,- являлись синонимами, и это смешение, вызываемое скудностью фактической информации, приводило к естественной реализации функции философского надзора. Вследствие чего, выводы древних философов являются более надежными по сравнению с философскими обобщениями современных ученых. Современная квантовая физика не желает пускать философов в свои подвалы и чердаки.

Стремительный прогресс, выразившийся в резком возрастании объема знаний, вкупе с развитием рыночных отношений, стал трудно преодолимой преградой на пути соразмерного прогресса современной философии. В результате, гармония, как наиболее недоступная для математизации дисциплина, была фактически отторгнута из науки. Лозунг узко мыслящих ученых: нет математики – нет науки,- возобладал в умах ушлых представителей от науки, догадавшихся, что заумная математика является прекрасным тараном в карьерных устремлениях и одновременно прекрасным щитом от вдумчивой критики.

Собственно в физике, тоже нашлась ниша, в которой можно укрыться от разумной критики. В качестве этой уютной ниши выступают  фиктивные многомерные (от четырех и выше) пространства, которые принципиально не существуют в природе, и не могут быть даже представлены здоровым воображением. Четырехмерное пространство-время стало пристанищем ушлых пройдох от науки. А менторское, догматическое (зомбирующее) обучение стало благодатной почвой для самообмана и корыстной непорядочности тех ушлых, которые осознанно «уверовали» в реальность 4-х мерного пространства.

Исторически, современная ситуация сложилась так, что эти приспособленцы-пройдохи сейчас заняли почти все управляющие посты во всех академиях планеты Земля. Это под их руководством реализуется стратегия создания зомбированного общества. Поставленная ими цель достигается системой обучения, приучающей подрастающее поколение к искаженным и отфильтрованным знаниям, и отбивающей у студентов стремление к критическому, свободному мышлению, что позволяет успешно управлять послушным (зомбированным) обществом в угоду желаний нечистоплотных правителей.

 

Начиная с конца XIX века, исследователи так привыкли манкировать философией и её достижениями, что, в конце концов, начали бравировать этим пренебрежением. Философствующий субъект – стало, в конце концов, отрицательной характеристикой.

Одним из первых отрицательных результатов пренебрежения философией в науке становится тихое выдавливание критерия гармоничности из перечня научных критериев высокого достоинства. В результате, поле современной науки, представленное действующей парадигмой, становится постепенно похожим на «лоскутное одеяло с плохо подогнанными лоскутами, часть из которых принципиально не совместимы». Не помню автора этого образного сравнения.

В таком виде наука преподается, и к ней привыкают. В результате, формируются стойкие ошибочные стереотипы, на которых делается карьера будущих авторитетов. Возникает порочный круг. Научное сообщество зомбируется вместе со всем обществом.

Примеров много. Так много, что они дали почву для возникновения сообщества правдолюбов, занятого выявлением и обнародованием лженаучных заблуждений. Таким сообществом является «Исследовательская группа АНАЛИЗ», в составе: Корнева М.В., Кулигин В.А., Кулигина Г.А.  http://kuligin.mylivepage.ru ; http://www.n-t.ru/ac/iga/. Аналогичную борьбу, в качестве независимых исследователей ведут Катющик В.Г., Гришаев А.А.  и многие другие. Однако зомбированная часть научного сообщества, став на путь осознанного искажения истины в угоду потребительским устремлениям, стойко отражает конструктивную и аргументированную критику.

 

Приведем один пример (из множества).

Объясняя явление фотоэффекта, Эйнштейн приписал фотону продольный импульс с соответствующей энергией, необходимой для выбивания электрона. И как следствие, наделил фотон соответствующей массой. На этих ложных данных, принимаемых в качестве аксиом, развилось множество научных направлений, авторы которых вынуждены согласовывать свои теоретические выводы и практические наблюдения с ложными исходными данными. Таким образом, пополняется копилка ложных представлений-стереотипов.

Эйнштейну для принятия правильного решения достаточно было задуматься: можно ли реализовать приращение импульса у поглотителя фотонов при условии нулевой массы фотона, как считалось в то время. Решение достаточно простое, вот оно: система, поглощающая фотон, после поглощения реализует не один, а сразу несколько импульсов, векторная сумма которых равна нулю. Это всего лишь естественный альтернативный вариант к варианту, предложенному Эйнштейном. Дальше необходимо было исследовать оба варианта – и установить истину [2, 3].

Последуй Эйнштейн этой научной методике – и наука, возможно, не была бы так мистифицирована в настоящее время.

Зомбирование так сильно, что до сих пор не проведен (или проведен, но результаты скрываются) простейший, наглядный эксперимент. Достаточно подвесить на крутильные весы два мощных, легких лазера, направленных противоположно, и непосредственно убедиться в отсутствии отдачи фотонных лучей, т.е. убедиться в отсутствии продольного фотонного импульса.

Фотон переносит только энергию, которая в случае поглощения фотона вызывает формирование нескольких импульсов (не менее двух) в системе приемника, сумма этих импульсов обязательно равна нулю. Последствия искажения этого простого положения так велики, что трудно представить.

Вот всего лишь один ошеломляющий вывод. Одиночный заряд (электрон) не может поглотить/излучить фотон ни  при каких обстоятельствах. Всякий раз, когда нам  рассказывают об излучающем электроне, надо искать замаскированную систему, и она обязательно найдется, вместе со вторым импульсом.

Самый распространенный случай излучения якобы единичного электрона — это излучение электрона при переходе с орбиты на орбиту в возбужденном атоме. Системой в данном случае является атом. Функциональным назначением системы, при излучении фотона, является реализация возвратно-поступательного ускорения заряда (импульса), что и является необходимым условием излучения.

Продолжительность импульса должна соответствовать одной из собственных частот физического вакуума. Это условие есть проявление гармонии во взаимодействиях вакуума и каждого атома, т.е. резонансные (собственные) частоты атомов и физического вакуума изначально совпадают.

Составляющие элементы физического вакуума не перемещаются вместе с фотоном, т.е. фотон перемещается по принципу эстафеты. Это перемещение очень похоже на волну, но таковой не является. Объектом передачи (эстафетой) является информация. При этом механические атрибуты волны не требуются и, более того, недопустимы, т.к. фотон в этом случае нуждался бы в  подпитке энергией. Таким образом, конструкция (структура) возмущения-эстафеты физического вакуума не меняется в процессе перемещения фотона. Получается, что локализация фотона перемещается подобно частице, перенося с собою информацию о калиброванной порции энергии, без импульса и без массы, т.о. фотон это не частица. Так устроено. У физического вакуума, в образе фотона, нет массы, и он не может оттолкнуть что-либо. А вот растолкнуть – может. Так гениально устроено. Теоретически доказать невозможно. А вот, проверить экспериментально — можно.

Первооткрыватели усмотрели в свойствах фотона некоторую двойственность, но не сумев её объяснить, приписали фотонам свойство перевоплощения – он то волна, то частица. Нет, фотон всегда фотон, и он и не волна, и не частица.

Ньютон мог бы счесть такое устройство фотона гениальной задумкой Бога. Атеисты могут считать это устройство следствием наблюдаемой всеобщей гармонии.

При массивном фотоне, каждый атом являлся бы генератором излучаемого вещества. И звезды, излучая фотоны, распыляли бы при этом своё вещество. И что очень важно, не уменьшая числа атомов (и нуклонов) в своем составе.

Вселенная из непрерывно худеющих нуклонов – это абсурд, или черный юмор масонских академиков.

Из самых общих соображений можно утверждать, что спектр фотонов конечен и ограничен вполне конкретными фотонами с минимальной и с максимальной энергией. Задача науки – найти критерий формирования этих граничных фотонов, и определить их конкретную величину.

 

Древние мыслители выявили множество ограничительных (надзорных) философских критериев, но не все. Современные философы могли бы пополнить их перечень, но находясь у разбитого корыта философии, даже не стремятся этого делать.

Прием пренебрежения малыми, якобы несущественными, величинами является одним из эффективнейших приемов в инженерных расчетах. Но при использовании в фундаментальных исследованиях, становится одним из самых зловредных и коварных методов самообмана.

Уравнения Максвелла, в том виде, в котором их преподают студентам, написаны Хевисайдом. Подлинные уравнения Максвелла являются более сложными, и не обладают красотой симметрии общеизвестных уравнений.

Хевисайд усмотрел в уравнениях Максвелла одну замечательную особенность. Оказалось, что почти всю полноту электрических и магнитных (не путать с частным случаем электромагнитных) взаимодействий можно описать с помощью математической суперпозиции.

Самые актуальные, с точки зрения электрической инженерии взаимодействия, описываются векторными, симметричными уравнениями, которые и вычленил Хевисайд, назвав их уравнениями Максвелла. А оставшаяся совокупность более тонких взаимодействий, которые по оценке Хевисайда ничтожно малы, так что ими можно пренебречь, должна описываться другими, дополняющими уравнениями. Хевисайд их даже не попытался сформулировать.

Что скрывается за опущенной сложностью тонких взаимодействий, остается пока загадкой. Исследования Никитина, и их результаты, направленные на устранение оставленных пробелов, рассматриваются официальной наукой как лженаучные [4]. Практика свидетельствует, что магнитные явления невозможно описать аналитически с помощью векторной алгебры. Необходимо операторное описание с использованием тензорного аппарата. И эти свойства магнитных полей ещё не полностью изучены, т.е. еще не выявлены полностью.

К несчастью, в результате восторга по поводу векторных уравнений, явления, скрытые за упрощениями Хевисайда, так и остались не изученными. Результаты отдельных попыток исследователей-одиночек, желавших исправить положение, вошли в противоречие с ТО Эйнштейна – и были объявлены лженаучными.

Обобщая выше изложенное, можно сформулировать новый философский критерий.

В фундаментальных исследованиях любое пренебрежение малыми величинами недопустимо. В противном случае, исследование становится инженерным расчетом, достойным только пополнить справочники сопромата.

 

Вытеснение гармонии из состава фундаментальных научных дисциплин вынудило официальную науку распределить некоторые функции гармонии, без которых обойтись оказалось невозможно, по смежным дисциплинам. Обычно это происходит с понижением статуса этой функции. Например, наиважнейший диалектический принцип гармонии: накопление свойств и их сочетаний в рассматриваемой системе может приводить к возникновению новых свойств и качеств, отличных от исходных свойств элементов системы — был подменен так называемым «системным признаком», вписывающимся в принцип перехода количества в качество, т.е. простое сложение качеств (в штуках) может породить новое качество системы. Действительно, может, но где здесь место для оценочного критерия?

Вот как представлено определение системности в одной из современных энциклопедий.

«Системность — свойство объекта обладать всеми признаками системы».

Как видно, эта тавтологическая конструкция ничего общего не имеет с гармонией.

Интуитивно, качество системы определяется её гармоничностью. А гармоничность системы связывается с наилучшим исполнением предназначения системы. К качеству системы традиционно относится и продолжительность жизни системы.

Таким образом, продолжительность жизненного цикла системы является одним  из тестирующих критериев гармоничности системы, чем продолжительнее жизнь системы, тем более она гармонична.

Блохи и ящерицы оказались более гармоничны, чем динозавры.

При отсутствии профессиональных специалистов по гармонии, никто не обратил внимания, что второй закон термодинамики является законом мертвых систем, состоящих из упругих гладких шариков. А мертвым системам тепловая смерть не страшна.

Действительно, энтропия упрощенных систем, искусственно лишенных способности к эволюции, имеет устойчивую тенденцию к росту.

Энтропия же сложных (реальных) систем может и возрастать, и уменьшаться.

Системами, в которых происходит грандиозное уменьшение энтропии Вселенной, являются (предположительно) центры галактик, где синтезируется весь спектр вещества.

 

При решении любых научных проблем системный подход допускает проведение и анализа с философской точки зрения, в том числе с позиции всеобщей гармонии.

Но заявления авторов о проведении такого анализа мало что значат, более того, может послужить источником неумышленного обмана, если авторы предварительно не определили свою философскую позицию.

Тот факт, что философских платформ существует много, является следствием принципиальной недоказуемости основополагающих философских концепций, свод которых называется  исходной аксиоматикой.

Недоказуемость исходных концепций влечет свободный выбор позиции мыслителя, который, обозначив исходные концепции, создает свое учение.

Одной из основных функций официальной науки является установление единой философской аксиоматики, исключающей всякие кривотолки. Это вовсе не значит, что философия должна быть авторитарной и единообразной. Это означает, что по умолчанию философия концептуально определена и едина. В противном случае, если автор не согласен с рекомендуемой, единой парадигмой, то автор обязательно должен изложить свою философскую концепцию.

Однако официальная наука означенную функцию не выполняет, и, не определив официальную позицию, не требует представления философской позиции автора. Такая тактика создает искусственный хаос в науке, который упоминался в начале статьи.

Истинность выбранной философской платформы тестируется практикой. Это значит, что всякое учение, в конечном счете, характеризуется качеством прогнозов, приносимой пользой и, в конечном счете, своей живучестью. А живучесть – это один из основных критериев гармонии применительно ко всякой системе. Таким образом, мы приходим к мысли, что всякая философская система должна быть максимально гармоничной.

В диалектике философии материализма можно выделить три основополагающих концепции.

Первая – мир реален, т.е. его существование не зависит от воли наблюдателя (мыслителя).

Вторая – ничто в мире не происходит без причины и следствия.

Третья – в природе нет места парадоксам, безразмерным объектам и объектам с неограниченными интенсивными параметрами.

Это, конечно, не полный набор исходных концепций, но и он является настолько сильным, что во многом определяет картину материального мира.

Критерием истинности философских изысканий, как уже сказано, является практика и рожденная на её основе логика. Критерий универсален и неоспорим. Но этот критерий не аршин, из кармана не вынешь и не приложишь.

К тому же, проверка практикой медлительна, и со временем становится всё медлительнее; к тому же она становится всё дороже, а это значит, что она становится субъективно зависимой.

Научному прогрессу понадобилось сто лет, чтобы достичь уровня, когда он может наглядно и убедительно проверить ТО Эйнштейна. Сейчас эта проверка осуществима на любом кольцевом ускорителе [5].

Однако ни одна из множества действующих сейчас коллабораций не заявляет о проведении такой проверки. Почему?

Ответ находится вне компетенции физики, т.к. определяющей причиной является человеческий фактор.

Но влияние человеческого фактора является одним из объектов философского анализа.

Что может предложить нам философия по этому поводу. Вот одна из наглядных моделей научного прогресса: «Прогресс развивается по спирали и кверху».

Если бы спираль была вертикальна, то обращение Ленина к этому образу было бы бессмысленно. Вся глубина образа в том, что спираль наклонна, а это значит, что в историческом развитии общества случаются, и неизбежны, этапы регрессии. Эта обобщенная оценка не оправдывает случающиеся искажения истины, но объясняет их происхождение.

Если регресс в развитии общества возможен, то возникает потребность в методике диагностирования упадочных состояний. Такие признаки имеются. Одним из признаков является наличие парадоксов в новых, предлагаемых научных моделях. Чем больше парадоксов в модели, тем дальше модель от истины, или же область применения модели не соответствует действительности, как случилось с принципом относительности Галилея.

Регресс не может выражаться в движении назад. История иногда повторяется, но это только условно, в виде фарса. Разве могли подумать такие мыслители как Ньютон, Ломоносов или Вернадский, что в XXI веке академии всех стран будут внушать народам, что Вселенная возникла из безразмерной точки, т.е. из ничего, и без всякой причины. Это новейшее философское учение принципиально нельзя опровергнуть; хотя и доказать тоже нельзя. Согласно критерию Поппера, такое учение научным не является, другими словами является лженаучным.

Учение о Большом Взрыве – это атрибут новой религии. Её (религию) еще можно не признать, т.к. авторами пока не введено понятие Бога. На этот шаг академики еще не решились, им бы этого не позволили, т.к. недавно почти все они были материалистами того или иного толка. Но вот, умрут последние бывшие материалисты – и тогда…

Почему же церковь не реагирует на эти академические замашки? Не реагирует на вызов еще не объявленного нового бога, сумевшего создать мир не за семь дней, а в одно мгновенье?

Церковь мудра своими традициями.

Верующие нувориши от академий попользуются захваченной властью, сколько смогут – и время сметет их бесславно. А каноническая церковь останется вечной. Останется в таком виде, в каком она нужна людям.

 

В настоящее время при публикации научных новаций, даже претендующих на коррекцию фундаментальных положений, как уже было упомянуто, не принято определять философскую приверженность автора.  Это было бы допустимо и необходимо, если бы в науке была сформулирована общепризнанная сбалансированная (гармоничная) парадигма. Но такой парадигмы нет, и официальная наука этого не скрывает. Например, две якобы фундаментальные теории: ТО, разработанная для вещества, состоящего из безразмерных материальных точек;  и КТ, принципиально отвергающая концепцию безразмерной точки, — признаются официальной наукой несовместимыми, но, тем не менее, декларируются как фундаментальные философские платформы.

Правда, официальная наука предусмотрительно развела эти два учения по разным углам области применения, отведя ТО космические просторы, а КТ – глубины микромира.

Однако апологеты ТО в своей неумеренности все-таки столкнули эти учения в своих мистических разработках. Речь о так называемой теории Черных дыр и теории Большого взрыва. Одна из фантазий начинается, а другая завершается, безразмерной материальной точкой. Таким образом, КТ фактически поставлена в нелепое положение, граничащее с конфузом: самая успешная практическая теория не может найти в своем аппарате применения или хотя бы оправдания для безразмерной материальной точки.

 

Наличие элементов мистики в научной модели всегда являются признаком слабости модели и, как правило, сопровождается человеческим фактором; эта связь обычно не афишируется, и даже каким-либо способом маскируется. В результате, так сложилось, что в науке не принято учитывать человеческий фактор при анализе новых открытий.

Однако эта традиция явно наносит потенциальный вред качеству научных исследований. Чтобы как-то смягчить это отрицательное влияние, жизнь заставила научное сообщество сформировать понятие-критерий «позиция официальной науки», призванной выполнять функции гармоничной парадигмы.

Для исполнения несвойственной функции государственными методами в науке насаждаются управленческие принципы: официальная наука всегда права. А то, что противоречит понятию официальной науки, является лженаукой. Это почти дословное определение лженауки, которое дал академик Виталий Гинзбург.

Таким образом, влияние человеческого фактора в некотором смысле формально минимизировалось.

Для реализации данного положения в жизни, Гинзбургом была организована сеть рецензируемых издательств, рецензенты которых должны были осуществлять надзор за качеством научных работ в смысле их соответствия официальной позиции АН.

Однако такая политика создала предпосылки для тиражирования и закрепления авторитарных ошибок самих академиков, а такие ошибки в науке неизбежны. Получилось, что человеческий фактор исподволь сохранился, и даже стал угрожающе эффективным.

Научные гипотезы, к которым официальная наука по какой-либо причине относится покровительственно, сразу преподносятся как теории, как последняя истина. А этот прием при своем длительном воздействии создает предпосылки для возникновения в научном сообществе зомбированного контингента с устойчивыми, ложными, псевдо научными представлениями. Этот контингент при своем экспансивном настрое и авторитарном покровительстве имеет возможность занять руководящие позиции в структуре управления наукой, что видимо и произошло.

 

В свое время, исследуя процесс ускорения электронов на лабораторном циклотроне, ученые обнаружили неожиданный эффект, необъяснимый с точки зрения  действующих теорий. Ученые экспериментаторы описали эффект, и опубликовали его описание. Чтобы описание было более доходчивым, первооткрыватели сопроводили свое описание следующим резюме: в циклотроне электроны, при приближении их скорости к скорости света, ведут себя так, будто их масса увеличивается с возрастанием скорости.

Хотя альтернативных вариантов, объясняющих странное поведение электронов, было несколько, но предложенный экспериментаторами был самым наглядным.

Первым, и похоже, единственным, кто откликнулся на сообщение, был Эйнштейн. Эйнштейн, согласившись с интерпретацией, предложенной экспериментаторами, заявил, что эффект является следствием его учения. Эйнштейн сразу привел формулу, согласно которой должна увеличиваться масса электрона. Получилось, что он как бы предсказал этот эффект. А это огромный плюс для любой гипотезы.

Таким образом, с этого момента в научном сообществе начало утверждаться мнение, что всякое привнесение энергии в систему приводит к увеличению её массы. Получалось, что энергия тела и его масса каким-то образом связаны. Эйнштейн был крайне заинтересован, чтобы масса и энергия были эквивалентны, он это и постулировал.

Вот вам человеческий фактор, который трудно оперативно учитывать, даже при большом желании.

После силового предположения об эквивалентности массы и энергии естественным образом должен был возникнуть вопрос об отношении к этому явлению двух типов массы, что должно было вызвать серию новых целевых экспериментов. Однако Эйнштейн упредил проявление этой реакции своим постулатом об эквивалентности массы инерции и массы гравитации. В 1913г. Эйнштейн писал по поводу ОТО: «Излагаемая теория возникла на основе убеждения, что пропорциональность инертной и тяжелой масс является точным законом природы, который должен находить свое отражение уже в самих основах теоретической физики». Заметим, что данное предположение и сформулировано, и обосновано, как догма. Каковой и является.

Таким образом, исторически два постулата эквивалентности тесно переплелись, укрепляя и поддерживая друг друга.

 

Вздорное предположение об эквивалентности инерционной массы и энергии, пока оно не стало прививаемым сверху стереотипом, достаточно широко дискутировалось. Но исторически так сложилось, что победу одержала  ТО. Так бывает.

С тех пор научное сообщество пребывает в данном заблуждении, которое обросло, как снежный ком, смежными вторичными заблуждениями. Сформировалась даже достаточно цельная ложная парадигма, изобилующая, правда, парадоксальными противоречиями, выход из которых находится с помощью обращений к мистике.

Философия продолжала сдавать свои позиции. Хуже того, сама философия начала мимикрировать в угоду мистическим тенденциям.

Однако уверенность выдающихся мыслителей в постижимости всех законов природы, равносильна утверждению об отсутствии мистики в природе.

 

Вот так, благодаря амбициозной спешке, отсутствию всестороннего исследования и отсутствию философского осмысления неожиданно обнаруженного природного явления (скоростного нелинейного релятивизма), научный прогресс был заторможен как минимум на сто лет.

 

Существующие в науке понятия системного анализа и философского анализа, при ссылке одного на другое, могут образовать эффект фактического обесценивания и того и другого, тем более, что ни в одном из этих понятий не сформулирован критерий полноты проводимого анализа.

Благодаря странной (можно сказать, вредительской) позиции официальной науки, занятой ею по отношению к ТО и к КТ, практический философский анализ может быть основан как минимум на двух философских платформах, которые принципиально несовместимы.

Кроме того, можно предоставить неограниченное количество компилятивных платформ, что и происходит в жизни в неявном виде, создавая эффект болотной топи.

Мы же взялись представить достоинства философского анализа, что, благодаря описанным выше несуразицам, делает необходимую нам классификацию существующих приемов и методик очень громоздкой и запутанной.

Вследствие этих обстоятельств, достоинства философского подхода имеет смысл представить на развернутом примере.

Рассмотрим в формате развернутого системного анализа, произведенного с обращением к философским критериям, всем известный и привычный закон Всемирного тяготения.

Математическое представление закона имеет вид:

F=γMm/r2  (1).

Именно эту формулу, начиная со школьной скамьи, приучают называть законом Всемирного тяготения, которому подчиняются все вещественные тела Вселенной.

На этом вопиющем обмане (точнее самообмане) формируется стойкий стереотип мышления, на котором основывается мировоззрение каждого человека. Мировоззрение, основанное на абсолютной уверенности во всесилии и всевластии математики, а значит, и человечества, которое эту математику придумало.

На самом же деле формула (1), вовсе не является законом, а является достаточно хорошей, но всё же приблизительной, математической моделью природного Закона всемирного тяготения.

Формула (1), как модель, достаточно далека от совершенства, хотя бы по причине своей очевидной неполноты. Вот об этой неполноте и пойдет далее речь.

Автору формулы (1) было хорошо известно, что сила притяжения зависит от геометрической формы тел. Чтобы избавиться от этой обременительной зависимости, Ньютон снабдили свою модель комментарием: формула (1) описывает взаимодействие только точечных тел. Без этого комментария формула (1) становится очень плохой моделью.

Философское обсуждение возможности существования точечных тел к моменту написания формулы уже закончилось в пользу мировоззрения Аристотеля, и такой комментарий был вполне уместен. Однако с его введением возник парадокс бесконечного параметра. Сила притяжения любых двух тел может превысить любой установленный предел, при достаточно малом расстоянии между телами. Здравый смысл противится этому противоестественному выводу. Но избавиться от парадокса не удалось.

Договорились, при расчетах, ориентируясь на здравый смысл, выбрасывать из расчетов особые точки; сейчас они называются точками сингулярности.

Однако соглашение было устным и добровольным, что в современных рыночных отношениях непозволительно. Соглашение было нарушено, как только оно помешало чьим-то корыстным интересам.

В настоящее время, когда частично принята квантовая парадигма, можно, казалось бы, обозначить область применимости модели (1), ограничив её размером материального кванта, и избавиться таким образом от парадокса (и от Черных Дыр). Но официальная наука этого делать не спешит, видимо под давлением лоббистов, зарабатывающих на этих Дырах.

Создавшуюся ситуацию парадоксом назвать уже нельзя. Больше подходит термин «несуразица» или «абсурд».

Но и преодолев эту несуразицу, полное определение закона всемирного тяготения содержит два вопиющих противоречия, про которые нам официальная наука не желает напоминать, и мыслящее население Земли, вследствие этого, благополучно об этих противоречиях забыло.

Речь о еще одной неполноте формулы (1). Еще один дополняющий комментарий к ней сообщает о невозможности экранирования силового поля тяготения. Это означает, что поле цепочки тел, расположенных по прямой линии, интегрируется линейно без учета затухания в каждом теле. Однако затухание непременно должно происходить, если каждое отдельное поле взаимодействует с каждым телом, т.е. каждое поле вызывает формирование сил притяжения, которые совершают реальную работу. А если поле совершает работу, то поле обязательно должно измениться.

Осмысление означенного противоречия было доступно первооткрывателям, и будучи неразрешенным, должно было попасть в копилку нерешенных проблем. Сам же закон должен был рассматриваться как гипотеза, в лучшем случае как один из законов сопромата, законов для практического применения.

Это о первом в этом ряду неразрешенном противоречии.

Второе противоречие конкретизировалось несколько позже, после того как наука утвердилась в полевой природе гравитации, согласно которой все тела представляют системы: вещество плюс поле.

Модель неизменного поля элементарной частицы, жестко привязанного к своей частице, не выдержало критики на адекватность наблюдаемым реалиям. В настоящее время официальная наука остановилась на представлении, связанном с существованием квантовых носителей поля, излучаемых каждой частицей тела, и перемещающихся в пространстве с максимально возможной скоростью, равной скорости света. Эта позиция официальной науки закреплена и описана в гипотезе, называемой Стандартной Моделью.

Стандартная Модель (СМ) практически никогда не преподносится с определителем гипотеза, более того, подспудно формируется мнение, что это еще один фундаментальный закон природы.

Суть последнего противоречия, которое опять умалчивается, в том, что гравитоны не могут бесконечно излучаться и уноситься в безграничное пространство, не имея источника пополнения новыми гравитонами; а его нет.

Авторы СМ пошли на уловку, которую не афишируют – в СМ взаимодействующие объекты обмениваются носителями поля прицельно, и не нуждаются в неисчерпаемом источнике носителей. Но интенсивность такого обмена не зависит от расстояния, и в этом случае называется конфайнментом.

Избежав таким образом энергетического парадокса, авторы СМ забыли оповестить всех, что в этом представлении уже нет поля гравитации, как всеобъемлющей физической сущности, а местоположение тел, которые прицельно должны обмениваться гравитонами (или другими носителями), можно определять только с помощью мистики.

Таким образом, получается, что в СМ физической модели Всемирного закона тяготения пока не существует.

В ряду перечисления элементов неполноты формулы (1) остался последний парадокс, едва ли не самый главный. Этим парадоксом является определение скорости распространения гравитации.

Если не вводить дополнительных оговорок к формуле (1), то из этой формулы следует, что скорость распространения гравитации равна бесконечности. И этот парадокс нельзя выбросить из расчетов, как это рекомендовано для точек сингулярности.

Вернемся к этой проблеме чуть ниже, а пока зададимся другим вопросом.

Почему указанные проблемы и противоречия замалчиваются официальной наукой? У автора есть своё мнение по этому поводу, но оно не укладывается в рамки тематики данной статьи. Важно то, что стереотип забвения существующих проблем прививается обществу, включая и научное сообщество, совершенно сознательно и целенаправленно. Признание этого факта заставляет признать существование в науке некой правящей малочисленной касты масонского толка, интересы которой не совпадают с декларацией о назначении науки.

Существование такой касты (каст) не является сверх естественным явлением, и относится к области так называемого человеческого фактора; в нашем случае к законам социального устройства и развития общества, о которых уже упоминалось в начале статьи.

Вопрос обращен к читателю, чтобы он сам увидел, что наука это не только цветущий сад, но и скрытые болотные топи.

 

Однако вернемся к нашему анализу закона Всемирного тяготения.

На этом месте нашего анализа имеет смысл конкретизировать наше понимание «метафизического явления» и вообще понятия «метафизика».

Исторически сложилось, что понятие метафизика, также как и гармония, очень многозначно и много раз меняло свою содержательность.

Не будем оспаривать эту многозначность, а лишь укажем используемое здесь значение. Для этого вернемся к его первоначальному содержанию, изложенному в следующей редакции.

Метафизика — это недоступная для непосредственного восприятия и вмешательства физическая реальность. Реальность, которую нельзя отрицать, т.к. известны эксклюзивные следствия, вызываемые её косвенным воздействием; и эти следствия невозможно объяснить никакими другими причинами.

Примером метафизической реальности является механизм реализации самого загадочного свойства гравитации, её моментальной скорости распространения.

В этом вопросе позиция официальной науки опять является двойственной. Официальная наука формально декларирует точку зрения Эйнштейна и его апологетов, объявляя скорость гравитации равной скорости света. И в то же время официальная наука не опровергает математические расчеты Лапласа, из которых однозначно следует моментальная скорость распространения гравитации.

Поскольку учение Эйнштейна изобилует парадоксами, то очевидно, что оно в каких-то аспектах ложно. Исходя из чего, логичнее было бы предпочесть безупречные, прозрачные и много раз проверенные расчеты Лапласа, основанные на опыте наблюдений множества астрономов. Но исторические события развиваются по своим законам.

Ситуация со скоростью распространения гравитации, действительно, загадочная. Квантовый принцип перемещения диктует всеобщее ограничение скорости перемещения информации скоростью δx/δt, где δx и δt кванты пространства и времени; и эта скорость равна (практически) скорости света.

Каким же образом в природе реализуется мгновенная скорость, не нарушая при этом фундаментальный квантовый принцип: любая вещественная скорость v < c = δx/δt.

Кажущийся парадокс разрешается в рамках курьеза, сложившегося в науке к настоящему времени. Дело в том, что принцип реализации сколь угодно большой, но конечной в рамках масштабов Вселенной, скорости распространения информации, уже несколько десятков лет как реализован на практике достижениями инженерной мысли в современных вычислительных машинах. Это алгоритмический режим, в котором все операции следующего временного сечения начинают реализоваться только после полного завершения операций предшествующего сечения. Таким образом, программа вычислений реализует модель временного кванта, реальная продолжительность которого может быть произвольной, а эффективная продолжительность (например, скорость просмотра данного процесса) может определяться совсем другими соображениями.

Если материальный квант, реализующий пространство и время, устроен так, что может реализовать выше описанный алгоритм, то моментальная скорость перемещения информации, т.е. V = S/δt, где S – дистанция макроперемещения, реализуется режимом «стоп кадр». Суть его, в случае гравитации, очень проста: пока происходит фаза излучения и последующего поглощения гравитонов, все остальные квантовые процессы временно приостановлены. После завершения фазы гравитационного взаимодействия начинают исполняться следующие фазы квантового временного цикла — и временной квант завершается, т.е. происходят все оставшиеся квантовые подвижки информации, относящиеся к данному квантовому такту (кванту времени).

Весь описанный алгоритм является по определению метафизическим. Вмешаться нам в него нет никакой возможности. Но мы можем наблюдать результат действия этого алгоритма, проявляющийся в наблюдаемой мгновенной скорости распространения гравитации.

Вполне допустимо, что в природе реализуется другой алгоритм, который приводит к таким же последствиям. От этого допущения для нас ничего не меняется. Но ценность нами сформулированного алгоритма состоит в том, что процесс реализации моментальной скорости материально реализуем, и не противоречит фундаментальному ограничению квантовой скорости.

Моментальная скорость является одним из эффективных способов представления квантовой информации. А гравитация в этом представлении является системообразующим параметром, задающим такт времени Вселенной.

Курьезность же ситуации в том, что инженерное решение проблемы оказалось вне поля научного поиска теоретиков-астрофизиков, и они о нем, видимо, так и не знают.

Да, и узнав о существующем решении, не каждый авторитет согласится с идеей, что каждый пространственный квант представляет собой типовой для данной вселенной мини контроллер, запрограммированный определенным образом.

Мы, естественным образом, добравшись до истоков аксиоматики устройства мира, вынуждены что-то принимать на веру. Либо мы верим в постоянно присутствующего и действующего Бога, либо мы признаем сложное устройство материального кванта.

Метафизический механизм реализации моментальной скорости распространения гравитации в природе, без обращения к мистике, т.е. в рамках квантовых и философских ограничений, подробно описан в [6].

Предложенная в [6] модель вносит существенную коррекцию в аксиоматику уже действующей квантовой философской платформы устройства Вселенной. Для реализации этой модели Вселенная может быть только конечной. Это условие, однако, не требует конечности мироздания, и лишь допускает, но не требует, существование множества иных вселенных.

Итак, если выводы, полученные в результате мысленных экспериментов, можно подтвердить косвенными, но реальными наблюдениями, то будем называть эти мысленные эксперименты – экспериментами метафизического толка. В противном случае такие выводы будут относиться к научной фантастике.

 

Продолжая анализ закона Всемирного тяготения, рассмотрим следующую ситуацию.

В свободном пространстве имеем неподвижную систему из протона и электрона, причем расстояние между частицами таково, что силы притяжения частиц отсутствуют.

Описание системы свидетельствует, что нами избрано квантовое представление, и теперь мы должны строго следовать избранной концепции, следя за собой, чтобы не применить какой-нибудь стереотип, основанный на концепции классической.

В классическом представлении данная ситуация невозможна — там поля безграничны. Но мы согласились, что мир имеет квантовую природу, и эта природа не зависит от нашего желания или нежелания.

Однако принцип формирования границы гравитационного поля остается не ясным. Если гравитоны способны распространяться как фотоны, т.е. в одиночку, не формируя неразрывного фронта, то гравитоны не способны сформировать образ неразрывного поля. К тому же перед нами еще прежняя проблема — закон сохранения энергии тяготеющего тела. Все наблюдаемые эффекты склоняют нас к естественному выводу: гравитоны не могут излучаться безвозвратно, они должны являться неотъемлемыми элементами вещества. Гравитоны собирают информацию о заполнении пространства сторонним веществом, доставляют эту информацию своей частице – и та формирует необходимый в данной ситуации импульс. А чтобы доставить необходимую информацию частице, гравитоны должны вернуться к своему излучателю. Только так можно описать процесс тяготения тел, не впадая ни в какие противоречия.

Получается, что каждая массивная частица формирует вокруг себя пульсирующее гравитационное поле, последовательно сканирующее всё смежное непрерывное  пространство.

Квантовый мир в наших размышлениях становится всё более сложным по своему устройству, но эта сложность не мистического свойства. Нам просто не верится, что микроскопический квант может быть устроен так сложно. Нам почему-то легче поверить в бесконечную силу притяжения или в бесконечную плотность массивных частиц. Но это вопрос воспитания и нашего образования.

Постройте систему начальных знаний соответствующим образом – и зомбирующие стереотипы, ведущие в тупики парадоксов, исчезнут.

Чтобы гравитоны могли возвращаться, они должны получать как минимум признак границы своего поля распространения. На этой границе гравитоны должны инвертировать направление своего движения, и безошибочно возвращаться к своей частице. А это можно мыслить только для абсолютно неподвижного пространства. Пролетными структурами, типа полей безадресных бозонов, невозможно обеспечить гарантированного возвращения гравитонов к своему излучателю.

Логика фактов приводит нас к пространству, свойства которого сформулировал Лоренц. Вот его мнение по этому поводу:

«Действительно, одно из важнейших наших основных предположений будет заключаться в том, что эфир не только занимает всё пространство между молекулами, атомами и электронами, но что он и проникает все эти частички. Мы добавим гипотезу, что, хотя бы частички и находились в движении, эфир всегда остаётся в покое. Мы можем примириться с этим, на первый взгляд поразительным, представлением, если будем мыслить частички материи как некоторые местные изменения в состоянии эфира. Эти изменения могут, конечно, очень хорошо продвигаться вперёд, в то время как элементы объёма среды, в котором они наблюдаются, остаются в покое» [7, с.32].

Лоренц пришел к этому мнению, имея явный недостаток требуемой для этого информации, можно сказать – пришел интуитивно. Сейчас информации гораздо больше, — и к модели Лоренца можно прийти на основе строгой логики [6].

 

Продолжим.

Полная энергия системы разнесенных протона и электрона будет равна сумме внутренних энергий частиц:

Е= E1+ Е2, и это соотношение не вызывает сомнений.

Сообщим теперь электрону минимально возможный импульс в направлении протона. Величина этого импульса равна δm·c = mэл·Vэл.ср. Энергия системы при этом увеличится на величину m·V2/2. Перед нами возникает вопрос философского толка: какую минимальную скорость электрона мы можем реализовать?

В квантовом пространстве существуют только две дифференциальные скорости: это «0» и скорость света c= dx/dt. Если вещество состоит из квантов δm, то теоретически величина минимально возможного импульса будет равна δm·c. Это значит, что минимальная средняя скорость электрона, которую мы можем ему сообщить, будет равна δm·c/N, где N – количество вещественных (массивных) квантов в электроне.

После нашего вмешательства электрон будет двигаться по направлению к протону с постоянной скоростью до тех пор, пока не достигнет одного из силовых полей протона: электрического или гравитационного.

Здесь мы опять сталкиваемся с необходимостью философского выбора, а именно, нам нужен критерий, когда частицы ощутят присутствие друг друга. Либо это произойдет при соприкосновении границ полей, либо при соприкосновении одного из полей со сторонней частицей.

Мысленные вариации всевозможными предположениями, которые мы здесь опустим, делают более предпочтительным вариант начала взаимодействия после того, как одно из полей соприкоснется с другой частицей. А это значит, что электрические поля начнут действовать одновременно, т.к. они равны, а поля гравитации начнут действовать последовательно, сначала поле протона, и спустя некоторое время начнет действовать и поле электрона.

Так или иначе, но сила притяжения протона и электрона возникнет скачком, пусть очень малым, но скачком.

Можем ли мы это утверждение рассматривать как физический прогноз? Можем, если подтвердим его экспериментально.

Предсказываемый скачок случайно был обнаружен в процессе контроля за скоростью космических аппаратов «Пионер». Правильную интерпретацию этот скачок так и не получил [8]. Ошибка наблюдателей была инициирована ложным стереотипом о продольном импульсе фотонов, якобы вызвавших обнаруженный скачок ускорений.

Вернемся к анализу нашей системы, в момент, когда все силовые поля вступили в действие, т.е. пропустим некоторый интервал сближения. В этот момент частицы ускоренно сближаются под действием пяти сил.

Сила гравитации электрона притягивает частицы (протон и электрон) и формирует векторное ускорение, которое зависит от масс обеих частиц, а еще от расстояния между ними, и релятивистски зависит от скорости обеих частиц.

Аналогично, сила гравитации протона притягивает частицы (протон и электрон) и формирует векторное ускорение, которое зависит от масс обеих частиц, а еще от расстояния между ними, и релятивистски зависит от скорости обеих частиц.

Сила электрического поля электрона притягивает частицы (протон и электрон) и формирует их тензорное ускорение, которое можно представить как суперпозицию векторного кулоновского ускорения и тензорного магнитного ускорения. Характеристики магнитного ускорения до сих пор полностью не изучены. Мы должны принять во внимание и релятивистскую зависимость интенсивности взаимодействия зарядов, хотя она официальной наукой и ТО не признается. Будем просто иметь её в виду, на всякий случай.

Сила электрического поля протона притягивает частицы (протон и электрон) и формирует их тензорное ускорение, которое можно представить как суперпозицию векторного кулоновского ускорения и тензорного магнитного ускорения. Характеристики магнитного ускорения также полностью не изучены. И мы опять должны принять во внимание возможную релятивистскую зависимость.

Пятая сила, сила инерции противится любому ускорению, т.е. возникает только во время действия сторонних для инерции сил. Сила инерции, таким образом, является силой реакции или иначе – следствием на действие полевых сил.

Как видим, наша максимально простая система, по мере своего пространственного сокращения, т.е. сближения частиц, имеет тенденцию к значительному усложнению. И это мы еще не учли спиновые параметры, отнеся их к микро полям. И вновь перед нами возникает парадокс, о котором не любят распространяться в учебниках.

Перед нами пять разно направленных сил, результирующая сумма которых для каждой частицы равна нулю. Однако частицы движутся ускоренно.

Вот ситуация, выход из которой без метафизики квантового представления найти невозможно. А выход следующий.

Представим, что в единичном квантовом цикле носители силовых полей вызывают соответствующий импульс движения и кроме того вызывают силу инерции. Но сила инерции по определению является реакцией, т.е. следствием, и по самым общим законам философии не может возникать одновременно с причиной. Таким образом, частицы ускоряются (смещаются) под действием полевых сил, и тут же, но в следующий момент, т.е. в следующем временном кванте, тормозятся силой (ускорением) инерции, сохраняя при этом свое, только что полученное, приращение скорости, т.е. импульс движения.

Получается, что классическое утверждение: сила противодействия всегда равна и противоположно направлена действующей силе,- является ложным, и в общепринятой  редакции представляет собой откровенный парадокс, зомбирующий умы учеников и студентов.

Редакцией, соответствующей истине, будет следующая: сила противодействия является следствием (реакцией) действующей силы, и всегда равна ей и противоположно направлена, отставая по времени воздействия ровно на один временной квантовый такт.

Как видим, в классической интерпретации парадокс нулевой суммы действующей силы и силы противодействия является непреодолимым.

 

Проследим, как в процессе сближения частиц изменяется распределение энергии в нашей замкнутой системе.

Будем исходить из условия трех законов сохранения: массы, энергии и импульса.

Здесь необходимо сделать некоторые оговорки.

Автор фундаментального учения об относительности, Эйнштейн, походя, как само собой разумеющееся, без всяких обоснований, сделал заявление, что в его учении закон сохранения массы и закон сохранения энергии могут и не выполняться. А могут и выполняться. В ТО строго выполняется только закон сохранения импульса движения.

Заявление такого ранга требует ревизии всей предшествующей науки о механике, а именно, требует выяснения, когда и как не выполняются законы, не приводит ли этот факт к возникновению внутренних противоречий. Однако никакой ревизии не последовало ни в среде физиков, ни в среде математиков, ни в среде философов – все теоретики приняли это заявление как авторитарную догму. Практическая же наука это заявление просто проигнорировала, что и послужило основанием для отсутствия конфликта.

Итак, система из двух частиц, обладающих только внутренней энергией, в результате ничтожного толчка пришла в движение, которое привело систему к началу внутренних взаимодействий и возникновению в системе кинетической энергии и магнитной энергии.

Не будем писать никаких уравнений, и так ясно, что означенные энергии могут возникнуть только за счет внутренней начальной энергии частиц, которая, следовательно, должна уменьшиться.

(Читатель, задержись на этом месте. Это надгробный камень ТО).

По мнению же Эйнштейна энергия системы во время сближения всё время возрастает. И если вместо протона будет Черная дыра с вполне конечной массой, а значит и с конечной энергией, то масса и энергия падающего электрона, в конце концов, превысит и массу, и энергию Черной дыры.

Парадокс так очевиден, и так нелеп, что современным апологетам ТО пришлось изобрести специальную ширму, называемую «горизонтом событий». За этой ширмой действие законов природы прекращается – и начинается мир инфляции, т.е. беззакония.

С точки зрения официальной науки — ситуация дискомфортная. Действительно, начав движение, частицы, согласно ТО,  начали увеличиваться в массе, сохраняя свои заряды; таким образом, их внутренняя энергия должна только возрастать. Одновременно начала возрастать и кинетическая энергия частиц, что также должно увеличить массу частиц в соответствии с формулой ∆m=∆E /c2.

Становится понятна причина странного заявления Эйнштейна о нарушении законов сохранения. С учетом этого заявления наша ситуация преодолевает свою парадоксальность, но только в рамках ТО.

В квантовом представлении выход предлагается на основе эффекта, называемого дефектом массы.

Интерпретация этого эффекта, благодаря оговорке первооткрывателей, связанной с некоторой этимологической небрежностью практиков-исследователей, превратилась в чудовищную ошибку, и привела к величайшему научному заблуждению. Обнаруженный дефект, оказывается, относится не к массе, а к весу продуктов ядерного деления. А вес — это результат процесса. Это не фундаментальный параметр объекта. Вес любого тела на Луне изменится, а масса явно сохранится.

К тому же, термин дефект не соответствует положению дел. Дефект – это неисправность, а обнаружена была недостача, т.е. дефицит. Это Эйнштейн превратил дефицит веса в прибыль массы – в дефект. Откуда в нашей замкнутой системе браться избыточной массе?

Отбросим ошибочный стереотип, и сделаем единственно верный вывод, справедливый как для замкнутой системы, так и для открытой: приобретение телом дополнительной энергии, извне или за счет запасенной внутренней энергии, влечет уменьшение внутренней энергии тела, что выражается в ослаблении энергетических взаимодействий данного тела, в частности в уменьшении всех сил притяжения.

Вывод на фоне устоявшихся ложных стереотипов, действительно, неожиданный, но логика реалий неумолима.

Таким образом, если соотношение ∆E=∆m·c2 (2), полученное экспериментально, интерпретировано Марией Кюри  в соответствии с истиной, то соотношение эквивалентности E=m·c2, не имеющее экспериментального подтверждения, является, видимо, ошибочным. Единственный эксперимент, трактуемый в пользу этого соотношения, а это аннигиляция пар электрон-позитрон, является весьма сомнительным. И, скорее всего, вообще не имеет отношения к массе, а связан с зарядом частиц, т.е. аннигилируют только заряды, что и подтверждается аннигиляцией пар протон-антипротон. Энергия аннигиляции этой пары равна энергии аннигиляции электрон-позитрон.

Если отбросить ложные наставления, и обратиться к фактам, то получается, что реально при возрастании скорости частицы, её вес уменьшается, не затрагивая при этом её массы инерции, которая, как и положено, и как  наблюдается в мощных современных ускорителях, инвариантна. Это значит, что масса инерции является не только обобщенной мерой количества вещества, а одновременно функционально является ограничительной мерой количества энергии, которую можно сообщить данному телу.

Сообщив телу некоторое количество энергии, мы уменьшаем его остаточную энергоемкость. А по фактам, полученным на мощных ускорителях, и которые пока еще скрываются, именно от остаточной энергоемкости тела зависит  интенсивность энергетических взаимодействий. Чем больше скорость частицы, тем слабее эффект ускоряющих и управляющих полей. Таким образом, сообщив телу кинетическую (или другую) энергию, мы, не влияя собственно на количество вещества, уменьшаем способность возбужденного нами тела притягиваться (или отталкиваться) силовыми полями.

Чтобы остудить энтузиазм желающих возразить, на основе экспериментальных данных, получаемых на современных коллайдерах, вскроем ошибку используемой интерпретации энергии столкновения частиц в современных ускорителях.

Дело в том, что процесс столкновения протонов в коллайдере имеет две принципиально различные фазы. Сначала реализуется фаза рассеивающих пролетных встреч, в процессе которых протоны отталкиваются, не соприкасаясь друг с другом, даже при лобовых направлениях. Этот сценарий действует до тех пор, пока кулоновский потенциал превосходит инерционный потенциал частиц.

Когда скорость частиц приближается к скорости света, кинетический потенциал практически перестает увеличиваться, т.к. равен 0,5·m·v2, зато кулоновский потенциал (остаточный) начинает уменьшаться всё быстрее и быстрее, в соответствии с фактором Лоренца. В результате, столкновения становятся контактными и  разрушающими.

Относительная скорость протонов в момент контактного столкновения при этом всё возрастает и возрастает, за счет ослабления кулоновского торможения, которое в конце концов практически исчезает.  Относительная скорость протонов при этом достигает скорости ~2с. Энергия контактных столкновений тоже растет и стремится к энергии E=0,5m·c2+ 0,5m·c2, и не более. Увеличение интенсивности разрушения протонов наблюдатели интерпретируют как следствие неограниченного роста энергии частиц, вызываемого релятивистским фактором. Но природа, мы исходим из философских обобщений, не может реализовать неограниченное возрастание любого параметра, относящегося к локализованному объекту (протону).

Обратим внимание, что по Эйнштейну,  при ускорении протонов и приближении их скорости к скорости света масса и энергия протонов неограниченно растут, а объем протонов стремится к нулю за счет продольного сокращения размеров. Таким образом, плотность вещества протонов стремится к бесконечности второго порядка. Что-то этот абсурдный аспект нигде не обсуждается.

Апологеты ТО, наши современники, наконец согласились с абсурдностью ситуацию, и разместили в Википедии редакционную (анонимную) статью, в которой сообщают, что масса частиц при увеличении их скорости не возрастает, т.е. массе вернули её инвариантность, а вот энергия частиц все-таки возрастает неограниченно, см. сайт И.Иванова «ЭЛЕМЕНТЫ». Как это может быть, если декларируется непосредственное (эквивалентное) участие энергии в гравитационном взаимодействии, – не обсуждается. Статья ссылается на работу «выдающегося физика Л.Б. Окуня под названием «О движении материи», где он в главе «Релятивистская кружка» поучает всех, включая академиков, как надо понимать инвариантность массы. Работа поддержана грантом Президента РФ НШ-4172.2010.2.  Поддержана – это значит, заказана и оплачена при посредничестве РАН.

Согласившись с этой статьей, покойный Эйнштейн должен был бы переделать своё творение, ибо он многократно заявлял в разных своих статьях, что “Специальная теория относительности привела к тому выводу, что инертная масса есть не что иное, как энергия, полное математическое выражение которой даётся симметричным тензором 2-го ранга, тензором энергии“. [“Основы общей теории относительности”, 1916 г. ,с. 489].

 

Тот факт, что РАН заказала Л.Б. Окуню статью, которая радикально корректирует ТО, которую (ТО) и критиковать-то нельзя, не то что корректировать, означает, что на БАК получены неоспоримые экспериментальные данные, не укладывающиеся в рамки ТО. А именно: инерционная масса частиц не изменяется при изменении скорости этих частиц.

На статью Л.Б. Окуня в этой ситуации не стоит обращать даже внимания.

Если критически мыслящий наблюдатель решит проверить, не иллюзионист ли перед ним, то он не должен следить за манипуляциями иллюзиониста – это не имеет смысла, т.к. это предусмотрено методикой иллюзиониста. Надо просто сравнить исходные посылки с конечным результатом.

Если масса протона в ускорителе инвариантна (неизменна), и скорость протона не превышает скорости света, т.е. тоже практически неизменна, то что же тогда является носителем гигантской энергии, которая приписывается протону, и превышает его энергию покоя в миллионы раз.

Аргументы несокрушимые. Но Л.Б. Окунь не был бы академиком, если бы был так прост. Ознакомившись с нашими аргументами, Л.Б. Окунь видимо заявит, что критики не понимают глубины ТО и глубины его, Л.Б. Окуня, мысли; и он предложит нам перечитать статью. А ведь наше позиционное преимущество именно в том, что мы статью не читали.

Видите, продемонстрирует Л.Б. Окунь, вы, критики, не обратили внимания на то обстоятельство, что в статье речь идет не о массе инерции и не о массе гравитации, речь об инвариантной массе; а это нечто новое, чего и сам Эйнштейн не заметил…

 

Логика, а вместе с ней законы философии, утверждают, что энергия покоящегося вещества (не путать с телом) равна нулю. Но состояние полного покоя вещества в природе не существует.

А максимальная энергия, которую можно сообщить телу, относительно подвижной ИСО, равняется E=m·c2, где m — масса инерции.

Иллюзионистский фокус ТО в том, что в ТО нет движущихся ИСО, все ИСО в ТО неподвижны относительно наблюдателя, а иные ситуации рассматривать недопустимо.

 

Когда суета амбициозного штурма по покорению Эйнштейном вершины славы закончилась, автор смог спокойно все проанализировать. Не надо гадать, что должен был сделать Эйнштейн, разобравшись в своем парадоксальном творении. Всё уже известно. Эйнштейн показал нам язык. И этого вполне достаточно, чтобы понять, что же уяснил для себя гениальный Эйнштейн.

 

Автор надеется, что приведенный пример развернутого системного анализа, проведенного с непременным его обращением ко всем философским аспектам, поможет читателю понять, от какого эффективного инструмента отказывается официальная наука, манкируя философскими достижениями; и в каком неприглядном состоянии (местами) она в результате этого пребывает.

Это неприглядное упадочное состояние вызвано искусственно, так называемым человеческим фактором; и это состояние отражает глубину падения нравов в современной науке в настоящий момент.

 

Нижний Новгород, октябрь 2018г.

 

            Источники информации

1 Эйнштейн А., Собрание научных трудов в 4-х т.  М.: «Наука», 1965 –1967.

2 Лебедев П.Н., «Давление света» Под редакцией П.П.Лазарева и Т.П.Кравца. (М.: Гостехиздат, 1922. — Классики естествознания).

3 Костюшко В.Е., «Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света». Русское Физическое Общество Энциклопедия Русской Мысли. Т. XVI, стр. 34, Интернет http://v-kostushko.narod.ru4 Хокинг С., Краткая история времени. Интернет.

4 Николаев Г. В., Современная электродинамика и причины ее парадоксальности.

5 Леонович В.Н., Большой Адронный Коллайдер и одна из его тайн. Интернет: https://www.proza.ru/2014/11/29/620

6 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет:  http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html

7 Лоренц Г.А., Теория электронов. М.: ГИТТЛ, 1953.

8 Леонович В.Н., Тайна аномалии «Пионеров». Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/12467.html

9 Окунь Л.Б., «Релятивистская» кружка. Интернет: http://elementy.ru/bookclub/chapters/432008

 

 

 

Энтропия и гармония

На сайте «Новости Науки и Техники» 3 марта 2011 года опубликована статья профессора В.Эткина «Многоликая энтропия». В небольшой по объему статье профессионально и кратко, при этом очень доходчиво, рассмотрено понятие энтропия, как в математическом представлении, так и в формате физического смысла. Каждому, кто испытывает некоторую неуверенность при анализе явлений с обращением к энтропии, следует прочесть эту статью.

Однако статья вовсе не просветительская, хотя заявлена автором именно таковой. Она посвящена насущным проблемам термодинамики, связанным с внутренними противоречиями в понимании физической и философской сути энтропии. Характер противоречий достаточно точно отражается бытовым термином – неразбериха. Вот посильной ликвидации этой неразберихи и призвана статья В.Эткина.

Очевидно, что теория, допускающая внутренние парадоксы, содержит некий изъян, а определение, допускающее множественные толкования, не полно. В статье «Многоликая энтропия» автор наглядно и убедительно обрисовывает проблему, демонстрируя читателю сложившуюся ситуацию.

А ситуация, кратко, такова. Существуют несколько математических представлений энтропии, которые не сводятся друг к другу, но которые объединены логарифмической шкалой и чем-то еще более значимым, но ускользающим от понимания. Предлагаемый физический смысл каждого определения также производит двойственное впечатление: каждый тип энтропии явно отличен от других, и в то же время это все об одном.

Если профессор Эткин не предлагает решения этой проблемы, то значит это не так просто. А учитывая ситуацию с парадоксом Гиббса, для которого предложено около десятка решений, и ни одно из них не обладает необходимой убедительностью и универсальностью, то приходится признать, что выявление общего начала в понимании сути многоликой энтропии, действительно является в настоящий момент проблемой.

Одним из способов преодоления подобных ситуаций является дискуссия в форме так называемой «мозговой атаки». Особенностью такой дискуссии является допустимость (даже желательность) участия в ней не вполне профессиональных аналитиков, а также допустимость всевозможных интуитивных предположений без всякой аргументации. Обязательная коллективная критика всех поступивших предложений, напротив, должна быть максимально аргументированной и убедительной. История открытий знает примеры, когда выдыхающаяся мозговая атака заканчивалась нарочито-вздорным предположением, и именно это предположение оказывалось ключом к решению проблемы.

Все последующие рассуждения производятся в рамках правил мозговой атаки, в которой предлагается принять участие всем желающим. При раздражающем дефиците приведенных аргументов см. [4], http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.
Анализ понятия энтропия начнем с пресловутого парадокса «тепловой смерти», которому и В.Эткин вновь уделил достаточно внимания.

Методы научного познания обширны. Обратим внимание на два распространенных приема: идеализация и вычленение. Оба метода достаточно эффективны, и оба требуют дополнительного анализа после получения первичных результатов, которые всегда являются промежуточными. Физическое абстрактное преобразование – идеализация, должно помогать выявлению некой сути реальности, способствуя пониманию сложных реальных процессов (заведомо не совпадающих с идеальными) за счет отвлечения внимания от мало существенных свойств явления. Более точные количественные оценки исследуемого явления достигаются в этом случае последующими исследованиями (методами вариаций или др.), которые и дополняют первичные результаты. Полное пренебрежение дополняющими характеристиками необходимо доказывать!

Вычленение производится исключением из предмета исследования равнозначных сущностей, характеризуемых малой корреляцией взаимодействия с исследуемым явлением. Сам характер метода, по определению, не предполагает последующего обобщения выводов на исключенные явления.

Два названных метода на первый взгляд представляются совершенно разными. Однако они имеют общую границу, и можно найти область, где разделить их трудно.

Обратимся к энтропии в термодинамике. Для исследования явлений в рамках термодинамики используются следующие абстрактные объекты-понятия: идеальный газ и идеальная жидкость. Авторитарный принцип, процветающий в современной науке, не позволяет исследователю даже задуматься над вопросом, является ли идеальный газ идеализацией, или это вычленение. Сказано: идеальный газ – значит идеализация. А суть незаданного вопроса сводится к следующему, если это вычленение, то ни один из выводов термодинамики нельзя воспринимать как главенствующий во Вселенной. Являются ли свойства элементов реального газа, от учета которых отказались, малосущественными, или они равнозначны? Для качественной оценки используемого упрощения рассмотрим следующую тестовую ситуацию.

С точки зрения энтропии одним из состояний вещества, близким к абсолютному максимуму энтропии, является высокотемпературная протонно-электронная плазма. Усредненное действие электрических полей на каждый заряд в этом состоянии равно нулю. Однако кажущееся равновесие сил является динамическим, и реализуется только как усредненный статистический параметр. Реально, каждый заряд постоянно (за редчайшим исключением) находится в отличном от нуля электрическом, стороннем поле. Электроны, сталкиваясь с протонами, заполняют промежуточное пространство электромагнитным излучением с соответствующим высокотемпературным спектром. Если рассматриваемая область пространства является частью бесконечной вселенной, то плазма, несколько остыв за счет энергетических затрат на излучение, достигнет равновесия с излучением, и развитие термодинамического процесса на этом прекратится. Тупик прогресса системы.

Допустим теперь, что рассматриваемая область с плазмой конечна и не испытывает внешнего воздействия, кроме электрически нейтрального ограничителя объема. В этом случае излучение будет покидать плазму, и она, в конце концов, остынет до температуры, при которой математический формализм предписывает электронам упасть на протоны. Но известно, что этого не происходит. Стандартная модель предполагает в этой ситуации образование атомов водорода. Последнее утверждение является практическим знанием и явно противоречит законам шариковой термодинамики, т.к. является самопроизвольным внутренним процессом, сопровождающимся уменьшением энтропии. Последующее формирование молекул водорода еще больше уменьшит энтропию. И так до галактик.

Рассмотрим еще одну элементарную ситуацию. В свободном пространстве на некотором удалении находятся неподвижный протон и неподвижный электрон. Что произойдет — известно. Электрон начнет «падать» на протон, в результате чего образуется атом водорода. Для строгости рассуждений можно ввести вероятность этого события, но суть от этого не изменится. Зная начальную фазу и конечный результат, можно восстановить промежуточную фазу. А именно, электрон, приближаясь к протону, за счет электромагнитного взаимодействия приобретает спиральное ускоренное движение, замедляя за счет этого скорость своего приближения к протону. В результате электрон оказывается на возбужденной орбите атома водорода, и после излучения или поглощения соответствующих фотонов, стабилизирует свое состояние. Если кто-то сможет этот процесс представить в исполнении твердых упругих шариков, то пусть всем покажет.

Какой вывод можно сделать. Вывод очень простой: при идеализации реального вещества идеальным газом, были отброшены (как несущественные) сущности гораздо более важные (или не менее важные), чем те, которые были оставлены. Таким образом, метод идеализации оказался методом вычленения, к чему отнеслись без должного внимания. Допустимость вычленения определяется исследователем, но принятие решения обязательно должно быть осознанным и предполагающим восполнение. Однако в сложившейся ситуации ни того, ни другого не произошло.

 

Процессы, противостоящие росту мировой энтропии, явно не относятся к существующей термодинамике. Поиск возможных причин стабилизации или аномального уменьшения энтропии в рамках термодинамики, предпринятый В.Эткиным в конце статьи, может, и приведет к усовершенствованию термодинамики, но не решит проблему.

 

Интуитивно, явления и процессы, которые своим действием реально уменьшают энтропию и противостоят её повсеместному интегральному росту, в своей всеобщей согласованности могут быть отнесены к философской категории «гармония».

Гармония – это наиболее сложно определяемое философское понятие, роль которого в силу объективных причин была временно принижена. Из первоначально философской категории она, в результате практического применения, сведена в рядовое понятие, относящееся к светской культурологи, и даже стала, уже совершенно не по рангу, синонимом красоты.

Попробуем восстановить изначальный смысл гармонии, усовершенствовав его в соответствии с современными достижениями.

Гармония – это процесс и одновременно результат объединения разнообразных сущностей, порождающий принципиально новые качества и свойства системы, признаки которых иногда невозможно обнаружить в объединяемых субстанциях.

Самосовершенствующаяся система является гармоничной. Именно таков реальный Мир. Термодинамическое, необратимое увеличение энтропии, как часть всеобщего вселенского процесса, само является участником гармонического процесса.

Рост термодинамической энтропии также естественен как скольжение с горки, но также как гравитационная аккреция не привела и не может привести к гравитационному коллапсу, так и неизбежный рост энтропии в тепловых процессах не может привести к тепловой смерти. Только рассмотрение искусственно изолированных процессов и необоснованное распространение полученных выводов на все оставшиеся, в отрыве от гармонии Мировой системы, может привести к абсурдным выводам о конце Света. Таким образом, парадокс «тепловой смерти», а также многие аналогичные (смерть Вселенной в «черной дыре») являются парадоксами антинаучного мышления, базирующегося на некорректных предположениях, и не более. Древние мыслители придумали наглядную аллегорию со слоном и слепыми мудрецами. Слепой мудрец, изучающий слона по его испражнениям, неизбежно придет к выводу о скорой кончине слона в результате истощения его физической сущности. Кроме того, оценив интенсивность испражнений и предположив величину массы слона, он может вычислить срок печального исхода.

Все заключения, приводящие к выводу о тепловой смерти абсолютно верны, но для вселенной, состоящей из упругих шариков; это относится и к молекулярному, и к атомарному, и квантовому уровню. Бесценный результат В. Томсона и Р. Клаузиуса, свидетельствующий о невозможности Мира из шариков, т.е. аргументирующий сложную природу первичных квантовых элементов любого уровня, на основе которых построен реальный (квантовый) Мир, превращен в ложный парадокс. Возможно, первоначально это произошло по недомыслию, но сейчас это уже похоже на сознательное сокрытие истины. Мир нельзя построить из шариковых вложений, как бы мелко их ни дробили.

 

Успешные попытки многих исследователей расширить область действия энтропии за рамки термодинамики не могут быть случайными.

Интуитивно все осознают наличие некоей скрытой изначальной сущности, и пытаются её вычленить и формализовать.

Ситуация с энтропией напоминает ситуацию с понятием физиологического здоровья. Воспользуемся этим понятием, как более близким и понятным всем, для сравнительной оценки.

Оценки здоровья могут быть статистическими, качественными, количественными,  специфическими и т.д. Можно производить оценку здоровья нации или некоторой категории населения, можно оценивать здоровье отдельного человека. Специалист по оценке здоровья — это врач.

Предположим, что группе врачей различных специализаций предложено выставить количественную оценку здоровью конкретного человека в системе отсчета, предложенной каждым врачом самостоятельно, и нормированной к единице. А после осуществления индивидуальной оценки, всем предложено собраться в консилиум и попытаться найти единый универсальный подход для оценки.

Не будем развивать аналогию далее. Совершенно очевидно, что даже если удастся найти универсальную оценку, она не сможет заменить и отменить частных оценок, которые будут все разными, будут более информативными и полезными. А самое главное, возникает встречный вопрос, стоит ли ставить задачу поиска единой оценки, пока в этом не возникнет практическая потребность.

Видимо, к аналогичному выводу должны придти и теоретики, занимающиеся вопросом энтропии. Но для этого у них должно сформироваться понимание проблемы, хотя бы близкое к уровню понимания проблемы здоровья врачами и их пациентами.

Похоже, В.Эткин интуитивно оценивает ситуацию аналогичным образом и не пытается вычленить невычленяемое, призывая лишь к корректному применению специализированных определений многоликой энтропии.

Но, возвращаясь к примеру со здоровьем, можно задать вопрос: стоит ли искать универсальный подход в случае с энтропией. Наверное,  стоит, если из этого поиска не создавать проблему: найдется решение – отлично, не найдется – ни чего плохого.

К пытающимся найти «золотое зерно» можно отнести А.Хазена. В своей статье [2] он явно достигает некоторого локального успеха, предлагая в качестве меры энтропии использовать понятие «действие». Но предоставим конструктивную критику этого предложения специалистам. В контексте же статьи гораздо интереснее исследовать определение энтропии, к которому пришел А.Хазен в процессе своих поисков. Вот это определение: «Энтропия есть реализованная действием (как в интуитивном человеческом смысле, так и в виде строгого научного термина) способность к превращениям». Определение явно философского толка. Оно удивительно похоже на данное здесь выше определение гармонии. Более того, определение А.Хазена практически перефразирует (с некоторыми потерями) определение гармонии, и это очень знаменательно. Часто анализ пар соответствующих противоположностей приводит к пониманию, что глубинные сущности их сближаются. Но не в такой же мере. Очевидно, что один из авторов (или оба) явно ошибается.

Энтропия в проявлении своей многоликости — это состояние движения системы, отражающее процесс диссипации запасенного действия; это процесс восстановления всех видов равновесия и процесс установления однообразия; это косвенная характеристика износа, старения и смерти всего, что исполнило свое предназначение. И еще многое другое из этого ряда.

Однако энтропия не может остановить нескончаемое развитие Вселенной. В диалектическом ракурсе ей противостоит гармония случайных связей, порождаемых хаосом теплового движения. Только модель молекул, представляющая голые, идеально упругие шарики, имитирует тепловую смерть всего сущего. Но молекула-шарик это всего лишь нулевое приближение окружающей действительности. К тому же, энтропия не равна по своему статусу значению гармонии. Энтропия имеет область применения, тогда как гармония ограничений не имеет. Энтропия сама является агентом гармонии.
Энтропия – одна из составляющих высшей Гармонии; она, уничтожая несостоятельные творения гармонии, формирует с помощью сохранения самых совершенных творений природы прогрессивный тип развития Вселенной.

 

            Нижний Новгород, март 2011г.

           

         

Источники информации

 

  1. В.А. Эткин. Многоликая энтропия. Интернет, Новости Науки и Техники, 2011г.
  2. А.М. Хазен. О термине действие-энтропия-информация. Интернет, 2003г.
  3. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  4. В.Н.Леонович. Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.

Кривизна пространства

Информация к размышлению

 

Аннотация. Представлено наглядное обоснование принципиальной невозможности существования кривизны пространства в понимании Римана, Лобачевского, Эйнштейна, т.е. кривизны, допускающей понятие замкнутого пространства.

 

Введенные понятия, профессионализмы, редко употребляемые слова:

1) Возмущение – состояние объекта, отличное от условно принятого за базовое состояние. Базовое состояние обычно характеризуется минимумом энергии.

2) Официальная наука – свод научной информации, представленной в учебниках, пособиях и справочниках, утвержденных к изданию Российской Академией Наук (РАН).

3) Коварный стереотип — неосознаваемый стереотип, представляющий ошибочное решение части исследуемой проблемы.  Например, квантовое мировоззрение не допускает существования неразрывных полей с бесконечной протяженностью. Однако и физики, и математики продолжают молча (без оговорок) пользоваться этими неприемлемыми уже представлениями.

 

Понятие «пространство» можно условно представить состоящим из трех частей.

а) Пространство геометрическое – объем геометрического объекта, абстрактной фигуры.

б) Пространство как обобщенное понятие места размещения определенных объектов: пространство листа бумаги, пространство помещения, пространство локализованного природного образования, пространство таблицы, пространство произвольного множества, пространство космическое.

в) Пространство пустоты – интуитивное и очень не конкретное представление о пустоте как материальной, но лишь косвенно ощущаемой сущности. Пространство пустоты мыслимо в двух ипостасях: пространство пронизывающее всё вещество присутствующих объектов; и пространство между веществом объектов, обволакивающее, не проникающее в вещество.

 

Все три представления о пространстве, сформулированные автором, не являются жестко обособленными, и в чем-то перекликаются друг с другом, но все-таки это не одно и то же. Нас в данном исследовании интересует безграничное космическое пространство пустоты.

Обратим внимание, что два первых представления принципиально обращены к ограниченным пространствам. Даже космическое пространство, без уточняющего обстоятельства «безграничное» непроизвольно ограничивается нами по мере надобности: солнечная система, звездное скопление, Галактика, Метагалактика,- это всё мысленно ограниченные пространства.

 

Логически, пустота не может иметь формы, и значит, не может иметь своих границ. Пустота, в рамках нашего стереотипа мышления, занимает всё доступное ей пространство, а доступно ей всё, что не занято мыслимыми и ощущаемыми нами объектами.

Пока атом представлялся научному сообществу цельной частичкой вещества, пустота естественно представлялась в образе эфира, обволакивающего атомы.

Однако, как только стало известно, что сам атом почти весь состоит из пустоты, концепция эфира потеряла опору, тем более сейчас, после разработки теории партонов в рамках Стандартной модели [&]. В теории партонов пустота занимает почти весь объем протонов и нейтронов.

Возникает вопрос: пространство, которое временно занято веществом, что оно из себя представляет? Интуиция и здравый смысл склоняли эрудитов XIX века к мысли, что пустота существует физически, на равных правах с веществом, т.е. устранение электрона из данной точки, вызывает смещение окружающей пустоты в освободившееся место, и влечет выдавливание пустого пространства из нового места расположения электрона.

Такое представление о пространстве (пустоте) является коварным стереотипом, который неуклонно склонял и продолжает склонять исследователей к образу эфира в форме обволакивающей идеальной жидкости.

Однако постепенно и неотвратимо, с приобретением новых знаний создается альтернативное мнение, по которому пространство, будучи неподвижным, формирует все известные нам объекты, как результат своего возмущения. Возмущения, которое перемещается от одного элемента неподвижного пространства к смежному элементу. Одним из первых эту идею четко сформулировал Лоренц. Вот как Лоренц выразил свою мысль: «Действительно, одно из важнейших наших основных предположений будет заключаться в том, что эфир не только занимает всё пространство между молекулами, атомами и электронами, но что он и проникает все эти частички. Мы добавим гипотезу, что, хотя бы частички и находились в движении, эфир всегда остаётся в покое. Мы можем примириться с этим, на первый взгляд поразительным, представлением, если будем мыслить частички материи как некоторые местные изменения в состоянии эфира. Эти изменения могут, конечно, очень хорошо продвигаться вперёд, в то время как элементы объёма среды, в котором они наблюдаются, остаются в покое» [Г. А. Лоренц. Теория электронов. М.: ГИТТЛ, 1953., с.32].

Это поразительное озарение могло стать вершиной уже вершившейся в то время научной революции, но рок распорядился иначе.

Вмешался Эйнштейн, который абсолютизировал пустоту и, связанное с пустотой, дальнодействие. И мир принял эту мистическую нелепость.

Философскую емкость идеи Лоренца трудно переоценить. Вдумаемся, всё безграничное разнообразие Вселенной в гипотезе Лоренца обеспечивается всего одним микроскопическим универсальным элементом (квантом) пространства, тиражированным беспредельное количество раз. Другого варианта нет. Эта гипотеза должна была вызвать прогрессивный переворот всего философского мировоззрения. Но Эйнштейн отодвинул это событие на несколько десятилетий.

 

Казалось бы, наглядное представление о пустоте получить просто. Для этого из интересующей нас области бытового пространства необходимо удалить все ощущаемые и мыслимые объекты. Однако процесс такого удаления приводит к философской проблеме (парадоксу). Оказалось, что из заданного объема невозможно удалить наблюдателя, т.е. самоё себя. Можете попробовать.

Как только научное сообщество признало свободное пространство материальным, так понятие «свободное пространство» стало условным. Действительно, от чего свободно пространство: от материи? Ведь в данном представлении пространство является своего рода божественной глиной. Получается, что свободным пространством надо считать «отдыхающее» пространство, которое свободно от своих функций-обязанностей.

Если Земля, например, сместится из данной области, то пространство не замещает освободившееся место, оно просто освобождается от функции быть Землей, передавая эту функцию в смежную область неподвижного пространства. А из этого следует, что каждый элемент пространства может на время становиться любой материальной сущностью.

В 1920 г. Эйнштейн дал свое определение пустоты «физического эфира», вот оно: «…общая теория относительности наделяет пространство физическими свойствами; таким образом, в этом смысле эфир существует… Однако этот эфир нельзя представить себе состоящим из прослеживаемых  во времени частей; таким свойством обладает только весомая материя; точно так же к нему нельзя применять понятие движения».  Конец цитаты.

Как видим, от определения Лоренца это определение Эйнштейна отличается значительной неопределенностью и нарочитой туманностью.

Когда обстоятельства заставили Эйнштейна полностью согласиться с Лоренцем, он и тогда не отказался от своего учения. Может, понимал, что общество уже не простит и не позволит ему этого сделать; Эйнштейн просто показал всем язык. Потомкам, которые разберутся в путанице учения Эйнштейна, это будет понятно.

Попытки теоретиков создать модель пространства, опирающуюся на подвижные материальные частицы пространства (бозоны), отличающуюся от предложенной модели Лоренц, заводят в дебри мистики. В результате, с Лоренцем постепенно соглашается всё больше исследователей, но еще не большинство. Элита РАН хранит молчание в пользу бозонного (скоростного во все стороны) пространства Стандартной Модели.

 

Итак, в случае неподвижного пространства, веществу и всевозможным полям, ничего не остается, как быть возмущениями материального пространства, или иначе, его локализованными трансформациями, перемещаемыми методом информационной эстафеты. В этом случае пространство освобождается от любых механических нагрузок и всех мыслимых парадоксов механического происхождения, но предъявляет нам свои новые качества, к которым официальная наука оказалась не готовой. Интуиция Лоренца не нашла полной поддержки. Поэтому, вывода-утверждения, о фундаментальности эстафетного метода перемещения в неподвижном (абсолютном) пространстве, научное сообщество сделать не решилось. Вместо этого официальная наука заполнила мир обезличенной энергией, предоставив ей право быть и пространством, и всеми полями, и всеми материальными объектами, исказив, таким образом, смысл эквивалентности вещества и энергии. Получается, что энергия, в форме множества своих представлений, и образует материальное пространство. Для вещества же аналогичная (симметричная) функция мыслится невозможной. При таком подходе пришлось наделить энергией и свободное (не обремененное обязательствами) пространство, а это нонсенс.

Получилась логическая неувязка. Пришлось энергию пустоты объявить океаном манящей и нескончаемой энергии, но из этого океана нам доступна лишь его пена, в образе флуктуаций. Мистика.

Эквивалентность массы и энергии выражается формулой Эйнштейна

E=mC^2.

Получается, что мы можем мыслить вещество изготовленным из энергии. Однако, в нарушение симметрии, энергию, изготовленную из вещества, мы мыслить не можем. В этом обстоятельстве скрыта некая философская несостоятельность, которая предполагает возможность полного превращения вещества в энергию. Но что в этом случае будет эту энергию реализовывать?

Обезличенная (не привязанная к веществу) энергия совместима только с квантами света. Для реализации бытовых скоростей вещества, приходиться энергию свертывать в вихри и торы, аналогичные «дымовым кольцам».

Однако такая (энергетическая) модель не снимает всех противоречий подвижного пространства. Как следствие, официальная наука погрузилась в мистику точечных сингулярностей, и в мистику плоских, бесконечных в пространстве, коллапсирующих волновых функций, оставив науку без непротиворечивой парадигмы.

Оставим проблему материального представления пространства, приняв к сведению, что наше представление о свободном (пустом) пространстве является не окончательным и неполным.

 

Из выше изложенного следует, что пространство это сущность необъятная, как по объему, так и по содержанию, требующая для своего изучения согласованных усилий многих наук в рамках философского подхода. Однако исторически сложилось так, что геометрия заявила на пространство свои особые права.

Геометрия – это практическая наука об измерении поверхностных и объемных фигур (и их соотношений), ограничивающих вещественную сущность физических объектов, находящихся в пространстве.

Геометрия неограниченного пространства – это философский изыск.

Гениальный разработчик теории геометрии, Евклид, был философом.

Как философ, Евклид при разработке геометрии столкнулся с тремя трудными проблемами. Решая эти проблемы, Евклид не поделился с нами своими сомнениями, он просто нам  предложил свое понимание геометрических аксиом, постаравшись обойти мешающие ему философские парадоксы.

Первая проблема связана с определением геометрической точки пространства. Евклид определил точку как нечто реальное, «что не имеет частей». Фактически, данное определение является определением пространственного кванта в современном смысле;  но для такого представления надо признать пространство квантовым. Евклид не обладал необходимыми знаниями, поэтому не смог выразить свою интуицию корректным образом. И получилось, что его определение формально не противоречит понятию точки как безразмерного объекта, ведь безразмерная точка тоже формально не имеет частей.

Однако сам стиль формулировки вскрывает сопротивление Евклида применению безразмерной точки.

Дело в том, что механика, в качестве практической кинематики, нереализуема для  тел, составленных из бесконечного числа материальных точек. Ни одно тело не сможет тронуться с места, если оно состоит из бесконечного числа точек, а скорость передачи импульса движения от точки к точке является конечной.

С точки зрения механики, мир может быть только квантовым, принципиально. Однако официальная наука условие принципиальности не приемлет; она признает мир только квантуемым по желанию исследователя, т.е. наблюдателя, что противоречит диалектической логике.

Фундаментальная геометрия Эйнштейна основана на безразмерных материальных точках. Почему официальная наука так бережно лелеет этот очевидный и бессмысленный парадокс, можно узнать только в РАН. Но у каждого интересующегося спросят причину (обоснование) вопроса, а узнав, объявят его представителем лженауки. Критерий – критика ТО.

Вторая проблема Евклида была связана с параллельностью прямых линий.

Задача построения параллельных линий сталкивает практическую геометрию с актуализацией бесконечного пространства. А древние мыслители в своих построениях старались избегать всякой актуализации бесконечности.

Евклид попытался обойти эту проблему с помощью неуклюжей, но, тем не менее, как подтвердила история, строгой формулировки своего пятого постулата. Вот эта формулировка.

«И если прямая, падающая на две прямые, образует внутренние и по одну сторону углы, меньшие двух прямых, то продолженные неограниченно эти прямые встретятся с той стороны, где углы меньше двух прямых».

Как видим, в этой формулировке ни слова о параллельности, и ни слова об актуальной бесконечности.

Была еще и третья проблема, но во времена Евклида она еще не стала актуальной; эта проблема связана с методом построения прямой линии.

Евклид определил прямую линию как натянутую нить, или как луч света.

Ньютон определил прямую линию как траекторию тела, движущегося в свободном пространстве только под действием сил инерции.

Эти три проблемы, в полном объеме, не решены до сих пор. И причиной этого является устойчивый стереотип мышления. Дело в том, что все три проблемы достаточно легко решаются в реальном квантовом пространстве, которое таковым уже объявлено. Но, объявив мир квантовым, теоретики, тем не менее, следуя за официальной наукой, мыслят мир классическим, состоящим из безразмерных материальных точек. Вот проблемы и живут, благодаря коварному стереотипу.

Как видим, применительно к неограниченному пространству, мы имеем два эталона прямой линии: траекторию луча света и траекторию движения тела по инерции. Оба эталона небезупречны.

Свет искривляет свою траекторию в неоднородной оптической среде, а пробные вещественные тела искривляют траекторию инерционного движения вблизи других вещественных тел, устранить которые нет возможности.

 

Всякое обращение к актуальной бесконечности вызывает у авторов проблемы философского толка. Возникли проблемы и у геометрии Евклида при попытке её интерполяции на бесконечность. Научное сообщество усомнилось в полноте и непротиворечивости аксиоматики Евклида. Началась эпопея проверок, в результате которых сначала возникли гипотезы криволинейных геометрий, а следом возникли и гипотезы кривизны реального пространства.

Следует заметить, что все проблемы, касающиеся кривизны пространства, рождены «на кончике пера». Практика не дает никаких оснований для предположений о кривизне пространства. Но уж если теоретики вызвали джина из бутылки, то его необходимо идентифицировать.

Как на практике отличить бытовое криволинейное движение объектов, вызываемое множеством причин, от криволинейного движения, связанного с кривизной пространства?

С философской точки зрения вопрос примитивен до не корректности. Ведь, если криволинейное движение тела вызвано кривизной пространства, то логично причиной искривления траектории тела считать причину, которая вызвала кривизну пространства. Но ни кривизны пространства, ни причин её вызывающих мы не знаем. Что же с чем сравнивать?

Чтобы внести физическую определенность в этот вопрос, необходимо выделить оба типа движения хотя бы гипотетически и терминологически. Так и сделали.

Свободное прямолинейное движение по инерции в гипотетическом криволинейном пространстве назвали геодезическим, а причинное движение в этом же пространстве назвали мировым.

Ситуация конкретизировалась, но недостаточно.

Как наблюдатель определит, в каком пространстве он находится? Нужны критерии.

Однако практика никаких критериев не предоставляет.

Вывод: либо кривизны нет, либо реальная кривизна неуловимо мала.

Но теоретикам, которые втянулись в изучение кривизны пространства, и потратили на это много сил и времени, очень хочется, чтобы их труд был не напрасен. Интуитивно они понимают, что малозаметная кривизна космического пространства может быть связана только с распределением массивного вещества в космосе. Но как конкретно это реализуется, геометры не знают.

После первой попытки Лобачевского представить реальное пространство в качестве криволинейного, научное сообщество отвергло его притязания. Но вирус был выпущен. Вслед за геометрией Лобачевского появились другие. Появилась обобщенная криволинейная геометрия (семейство геометрий) Римана.

И, наконец, появилась еще одна, особенная геометрия – геометрия пространства-времени Эйнштейна. Геометрия – кентавр. Геометрия, оперирующая физическими полями, да еще претендующая на статус фундаментальной геометрии всякой физической сущности, начиная с гравитации.

С введением понятия пространства-времени Эйнштейна, практическое разделение движения на мировое и геодезическое, резко усложнилось. То, что раньше считалось мировой линией, например, движение планет, у Эйнштейна стало геодезической линией. По наблюдаемой кривизне траектории тела невозможно определить, геодезическая она или мировая. Все траектории планет превратились в прямые геодезические линии. Но видеть прямизну этих линий нам не дано, т.к. они являются объектами 4-х мерного пространства, которое реально не существует, но его формальным законам якобы объективно подчиняется вся динамика космоса. И эту динамику можно рассчитывать по формулам Эйнштейна.

Формулы очень красивые. Но решить эти формулы в практическом приложении фактически невозможно, из-за их сложности. К тому же, Эйнштейн наделил фотоны гравитационной массой, и те лишились возможности быть эталонами прямых линий. Если кто читал труды Эйнштейна, то могли бы заметить, что учение является принципиально приблизительным, о чем Эйнштейн напоминает в начале почти каждой своей статьи.

Реанимировав отжившую гипотезу Ньютона, о наличии гравитационной массы у фотона, Эйнштейн вынужден приписать наличие гравитационной массы любой форме энергии. Поворот развития прогресса в тупик – завершился.

Заменив силовые поля гравитации кривизной пространства, на что как автор модели Эйнштейн имел полное право, Эйнштейн освободил себя и остальных теоретиков, ратующих за всемирную кривизну пространства, от доказательства существования этой кривизны. Поскольку теперь кривизна бесспорно была всюду, то можно ставить вопрос только о том, чему равна средняя кривизна пространства Вселенной. А это формально соответствует научной постановке вопроса.

Однако произведенная замена требовала обстоятельного доказательства своей правомочности, т.е. адекватности нового представления. Такого доказательства в ТО у Эйнштейна нет. Похоже, Эйнштейн отнесся к произведенной им замене, как к смене координат, не влияющей на суть происходящего.

Вслед за Эйнштейном в это заблуждение впал А. Фридман, который операцию инверсии пространства принял (и представил) как преобразование координат.

Роковая ошибка, связанная с ошибочным представлением Эйнштейна о росте массы тел с ростом их энергии, последовала незамедлительно. В циклотроне, ослабление воздействия магнитного поля на движущиеся по круговой траектории электроны, было интерпретировано не как ослабление действия поля, а как увеличение массы электрона.

Несуществующую прибавку веса пришлось превратить в эквивалентность массы и энергии. Дальше – больше. Возникла лавина ложных интерпретаций множества связанных экспериментов [&Окунь].

Сформировалась ложная парадигма, которая живет и развивается до сих пор, повторяя по-своему историю поручика Киже.

 

Поскольку в представлении (континууме) Эйнштейна времени нет, а есть времени подобная пространственная координата «ict», то никакого движения в «пространстве-времени» быть не может. Могут быть только неподвижные геодезические и мировые «траектории» в сугубо математическом (наглядно непредставимом) представлении.

Но сам Эйнштейн не может преодолеть общий коварный стереотип – всё мыслить движущимся во времени. Он постоянно сбивается на описание неких движений в своём континууме. И это только малая толика лавины нелепых неразберих.

Эйнштейн совершил поступок невероятно дерзкий.

В своей модели гравитационного мира он отказался от гравитационных сил и гравитационного потенциала, и заменил их геометрической кривизной. В представлении любого человека, кривизна рельефа побуждает тела к движению; все забывают, что это притяжение Земли вызывает движение, а кривизна только направляет движение тел. Сама по себе кривизна не может вызвать движение. Таким образом, Эйнштейн косвенно ввел в геометрию элемент физики, сотворив небывалое доселе чудо – физическую геометрию, не имеющую аналога ни в природе, ни в науке о природе.

Если кривизна пространства побуждает массивные объекты к движению, то такая кривизна, в этом аспекте, ничем не отличается от силового поля, что представляется весьма сомнительным, т.к. кривизна должна сказываться в первую очередь на луче света, как эталоне кривизны.

Простота приведенных здесь аргументов критики пасует перед чудовищностью лжи, тиражируемой официальными СМИ и Академиями всех стан, во славу ТО.

Обратим внимание на то, что на момент замены Эйнштейном силы притяжения кривизной пространства, представление о кривизне еще только формировалось на основе домыслов; домыслов, исходящих от узкого круга лиц, так что проверить справедливость утверждений Эйнштейна было практически невозможно.

В представлении Эйнштейна кривизна пространства задается пространственным распределением массы и энергии. При этом свободное движение в любом гравитационном поле объявляется инерционным.

Вещество и энергия есть повсюду. Значит, прямолинейных участков пространства просто не бывает. Как же тут возразить, что пространство Эйнштейна не криволинейное. Но подвижность энергии делает задачу перевода энергии в неподвижную кривизну — неисполнимой, с очевидностью.

Модель Эйнштейна явно не адекватна природе, и не востребована практическими нуждами человека. А это значит, что для привлечения внимания общества к ТО нужно использовать всевозможные парадоксы, выявление которых связывалось исключительно с разработкой ТО, например, парадокс близнецов.

Общество было шокировано необычностью эффекта, и весь восторг удивленного обывателя был направлен на ТО и её автора, хотя эффект следовал непосредственно из преобразования Лоренца.

Становление ТО сопровождалось всевозможными интригами. Хочешь — не хочешь, а придется сделать отступление на анализ так называемого «человеческого фактора».

Подавляющему большинству населения Земли ненаблюдаемая и недейственная кривизна пространства безразлична, т.к. она не влияет на их жизнь по причине своего отсутствия. Прочтя любые разоблачения учения Эйнштейна, это большинство не будет вникать в их смысл и в суть ТО, но подумает, что не может быть, чтобы гениальный Эйнштейн ошибался, ведь интеллект  академиков заметил бы эти ошибки.

Узкий круг специалистов, который мог бы вынести профессиональную оценку учению Эйнштейна, является кругом персонально заинтересованных лиц. Молодые, пишут диссертации и делают карьеру; этим специалистам нельзя даже сомневаться в ТО – иначе они окажутся в изгоях от науки. А защитившись, и сделав карьеру, они тем более не будут критиковать ТО, ставшую их кормилицей.

И кто же остановит этот закольцованный процесс?

Остановят те, кто породил революцию, зашедшую временно в тупик. Остановят инженеры и исследователи-экспериментаторы.

Но этого может не случиться очень долго, если общество будет достаточно зомбировано. Теневое мировое правительство, подкупив академическую верхушку, к этому и стремится. Смысл этого стремления далек от темы данной статьи.

 

Попробуем разобраться в тонкостях вопроса о кривизне пространства, по методу Лобачевского. Для этого предположим, что реальное пространство является кривым, и попробуем установить критерии этой кривизны, которые должны проявляться с достаточной для обнаружения интенсивностью, но не обнаруживаются в силу ложности исходного предположения.

Чтобы облегчить читателю дальнейший анализ изложения, заявим сразу, что далее по тексту идет обоснование иллюзорности представлений о кривизне реального пространства. Поэтом, встретив в тексте аргументы в пользу кривизны пространства, надо их рассматривать в рамках доказательства от противного.

Итак, действенная кривизна всех римановских псевдо геометрий не вызывает сомнений. Но имеют ли эти геометрии какое-нибудь отношение к нашему космическому реальному пространству?

Начнем, естественно, с кривизны 4-х мерного пространства-времени Эйнштейна, освященного РАН статусом фундаментальности.

По утверждениям теоретиков, кривизна пространства непосредственно связана с пространственной метрикой.

Теоретики кривых пространств утверждают, что в метрическом пространстве, каковым, несомненно, является пространство нашей трехмерной Вселенной, всегда можно выбрать координаты, в которых для дифференциала пути будет справедливо выражение:

dS2 = dX 2+ dY2 + dZ2 (1).

В общем же случае (если не выбирать координаты) утверждается, что это будет тензор, перед каждым элементом которого должен стоять метрический коэффициент, зависящий от конфигурации кривизны пространства.

Вот как комментирует эту ситуацию сам Эйнштейн.

«В непосредственной близости от свободно падающего в гравитационном поле наблюдателя гравитационного поля нет. Поэтому мы всегда можем рассматривать бесконечно малые области пространства как галилеевы.

… Пространственно-временные области конечной протяженности, вообще говоря, не будут галилеевыми, так что в конечной области никаким выбором координат нельзя исключить гравитационное поле. Поэтому нет таких координат, в которых метрические соотношения специальной теории относительности выполнялись бы в конечной области. Но для двух соседних точек (событий) континуума всегда существует  инвариант  ds. Его можно выразить в произвольных координатах.

ds2=gijdxidxj

Функции g описывают в произвольно выбранной системе координат как метрические соотношения в пространственно-временном континууме, так и гравитационное поле.» [Том II, собрания сочинений в четырех томах, стр. 48-49]

Прочтите цитату еще раз, и посмотрите, как показательно строг к своим выводам Эйнштейн. И всё это лишь для того, чтобы усыпить бдительность читателя, потому что ключевое заключение: «Но для двух соседних точек (событий) континуума всегда существует  инвариант  ds.» — является ложным. И за доказательством далеко ходить не надо. Доказательством этого является вся вступительная часть цитаты.

А смысл неприметной приписки в этой цитате: «Функции g описывают в произвольно выбранной системе координат как метрические соотношения в пространственно-временном континууме, так и гравитационное поле» — это и есть тот самый необоснованный постулат по замене силовых полей гравитации параметрами кривизны. Читатель не найдет в трудах Эйнштейна, чем gij в уравнениях кривизны отличаются от gij   в уравнениях движения.

 

Функции gij  всегда присутствуют в системе тензорных уравнений Эйнштейна, но так же они присутствуют во всех метрических примерах и расчетах, хотя размерности функций, которые определяются тензором gij в этих двух применениях совершенно разные, не говоря уже о их реальных значениях. Инженер, взявшийся решать уравнения Эйнштейна, на этом месте будет вынужден остановиться в недоумении.

Чтобы понять смысл жонглирования индексами тензорных уравнений Эйнштейна, достаточно вспомнить школьные упражнения с тригонометрическими тождествами. И тригонометрические тождества, и уравнения Эйнштейна не имеют физического смысла, пока они не связаны с конкретными начальными и граничными условиями объектовой задачи, о которых в ТО нет ни слова. Эйнштейн, или его популяризаторы, демонстрируют читателю обобщенные свойства тензоров, безотносительно к реальному пространству, по аналогии c тригонометрическим выражением tg β = sin β /cos β, которое само по себе никому ничего конкретного не сообщает и не доказывает.

Когда же речь заходит о реальных свойствах пространства, Эйнштейн, если ему это надо, фальсифицирует фундаментальные положения своего учения.

Суть одной из фальсификаций, например, в заявлении, что в достаточно малой области произвольного криволинейного пространства всегда можно подобрать такие координаты, что выражение для квадрата метрики будут иметь вид уравнения (1). Эйнштейн, видимо, исходит из сомнительного приема, применяемого многими физиками. Прием состоит в следующем. Для того, чтобы к кривой линии применить формулу прямолинейной геометрии, отрезок кривой линии мысленно уменьшают, одновременно уменьшая масштаб наблюдателя, и добиваются кажущегося эффекта прямизны кривого в действительности отрезка. Этот же прием Эйнштейн использует применительно к малому объему криволинейного пространства. Эйнштейн не замечает (или не хочет замечать) одну особенность: уменьшение объема рассматриваемой области пространства при одновременном уменьшении масштаба наблюдателя в этом случае не влияет на угол расхождения «параллельных» геодезических прямых.

Если взять малый объем криволинейного пространства, в котором геодезические линии расходятся под некоторым конкретным углом, то как ни уменьшай малый объем, угол расхождения будет оставаться неизменным. А это значит, что условие (1) в данной области пространства невыполнимо.

 

Теоретики знают, что реальное пространство 3-х мерное. И других пространств не бывает.

Эйнштейн тоже это знал. Поэтому, излагая своё учение, он избегал термина «пространство», используя термин «континуум». Континуум может иметь любую мерность, и допускает формализм метрики, если данный континуум определить соответствующим образом.

Многозначительное выражение «определить континуум соответствующим образом» является магической фразой, после которой рассматриваемый континуум уже считается метрическим. А соответствующий образ для 4-х мерного континуума только один:

dS2 = dX2 + dY2 + dZ 2+ dW2

Давайте разберемся еще раз.

В выражении (1) dS является расстоянием между близкими точками пространства, а само выражение (1) является формой записи теоремы Пифагора.

Для того, чтобы рассматриваемый континуум был признан метрическим, необходимо чтобы  dS не изменяло своего численного значения при произвольном, линейном преобразовании координат. Здесь ключевым понятием является «линейное преобразование координат». Если континуум линейный – то он метрический. А если континуум не линейный – то о его метричности ничего сказать нельзя.

Чтобы криволинейный континуум обеспечивал существование метрики, необходимо, чтобы dS являлось инвариантом «линейных преобразований координат». А где взять «линейное преобразование координат» в криволинейном континууме? Это еще один коварный стереотип нашего мышления. Логика софистики заставляет нас искать, и иногда по ошибке находить то, чего нет.

Любая реальная или мыслимая кривизна является искусственной конструкцией в линейном евклидовом пространстве, и не более [2].

Производя всевозможные тензорные преобразования, Эйнштейн должен бы был доказывать, что собственно с пространством, и его объектами, в его модели, ничего не происходит.

В качестве критерия допустимости таких преобразований принято использовать инвариантность (относительно этих преобразований) заданного дифференциала между близкими точками, т.е. dS. Такие преобразования, сохраняющие инвариантность dS, Эйнштейн называет ковариантными. Инвариантность dS в данных ситуациях логично адресуется и к метрике, которую тоже называют инвариантной.

Но на основании этого критерия, инвариантность метрики континуума Эйнштейна весьма сомнительна, т.к. его метрика по определению является метрикой криволинейного пространства, зависящей от распределения массивного вещества и энергии в этом пространстве.

Эйнштейн замалчивает это обстоятельство, и придумывает ловкий прием. Он определяет метрику своего континуума как:

dS2 = dX2 + dY2 + dZ2 — c2 (dt)2= 0.        (2)

Это главная фальсификация Эйнштейна. Есть и другие, но эта – главная.

Во-первых, dS в (2) это не путь и не расстояние, и значит, не имеет к метрике никакого отношения, даже если dS является инвариантом; а само выражение (2) это даже не равенство. Присмотримся внимательно – и мы увидим, что dS в (2) это разность двух измерений одного и того же пути между двумя, близкими, по определению, точками реального пространства, измеренного двумя разными методами. Таким образом,  dS в (2) вовсе не метрика, и не расстояние между близкими точками, а метрологическая характеристика двух методов измерений. Первый раз замер производится линейкой, а второй раз – с помощью часов и луча света. И делается это в нашем, обычном трехмерном пространстве, а не в 4-х мерном пространстве-времени. И самое главное, такое сравнение допустимо (справедливо) только для фотона, и в этом случае является тождеством.

Инвариантности метрики соответствует условие равенства нулю её (т.е. метрики) параметрической производной. Выражение (2), заявленное как приращение пути, но на самом деле являющееся разностью одного и того же приращения, создает ложный эффект  (впечатление) инвариантности метрики.

Приравняв нулю, ложный дифференциал пути, Эйнштейн на самом деле заранее лукаво гарантирует равенство нулю второго дифференциала, что должно было бы подтверждать инвариантность ложной (несуществующей) метрики. Сконструировав выражение (2), Эйнштейн хотел с его помощью решить две задумки: представить свой континуум метрическим (что ему удалось, хотя и незаконно); и любые преобразования координат представить ковариантными (что тоже удалось благодаря попустительству оппонентов). Таким образом, Эйнштейн, не взирая на очевидный абсурд ситуации, заявил выражение (2) как метрику. И все это приняли.

Демонстрация коллективного зомбирования.

Однако континуум, представленный Эйнштейном, как только что выяснили, не является метрическим.

В искусственном четырехмерном континууме Эйнштейна, который определяется выражением (2), метрики не существует.

Эйнштейн утверждает, что его представление (модель), при отсутствии массы в пространстве, будет всегда реализовывать геометрию Евклида и признаком этого будет  dS = 0. Но ведь признаком линейности пространства является инвариантность отрезка dS, а перед нами не отрезок, а «0», который в данной ситуации означает отсутствие объекта (приращения пути). Вспомним о коварстве «0» из занимательной арифметики.

Обязательное условие dS=0 в (2), выдвинутое Эйнштейном, не допускает права интегрирования пути.

Википедия. «Интегрировать определённое таким образом расстояние нельзя, так как результат зависел бы от мировой линии, по которой бы велось интегрирование. Таким образом, в общей теории относительности понятие расстояния между далёкими объектами в трёхмерном пространстве теряет смысл. Единое исключение — ситуация, в которой метрический тензор gij не зависит от времени.» Конец цитаты.

Независимость метрического тензора от времени означает его непричастность к эйнштейновской модели пространства-времени.

Последнее условие выполняется только для абсолютно пустого пространства. Этот факт первым обнародовал астроном и математик Де Ситтер. Об этом мельком написано в некоторых справочниках, но, сообщив об этом, далее этот факт не комментируется, и нигде больше не упоминается.

Если же пространство частично заполнено массой, то оно в модели Эйнштейна непременно искривится, и dS из выражения (2) по утверждению Эйнштейна будет не равно нулю, dS ≠ 0, но бессмысленная величина dS инвариантом не будет. А это значит, что по изменению dS можно идентифицировать каждую ИСО, что в рамках ТО является недопустимым.

Модель Эйнштейна и геометрия Евклида призваны описывать одно и то же реальное пространство. При этом из постулата Эйнштейна о неизбежной кривизне пространства, т.е. dS ≠ 0, следует, что в геометрии Евклида между двумя точками реального пространства можно провести две прямые линии разной длины. И это уже не про модель Эйнштейна, а про реальное пространство.

Всё это напоминает методику Лобачевского по нарочитому искажению пятого постулата Евклида, только уже не в плане параллельности, а в плане длины отрезка L между двумя заданными точками.

Однако в методе Эйнштейна есть некоторая особенность. Эйнштейн молчаливо полагает (настаивает), что отрезки нужно измерять по разным методикам: один раз линейкой, а другой раз с помощью часов и луча света.

Покажем, что выражение (2), безосновательно названное Эйнштейном метрикой dS, в заданной Эйнштейном интерпретации не может быть не равным нулю. Если нам это удастся, то это будет отрицанием всей ТО.

Исходя из первого постулата Эйнштейна, все измерительные масштабы при переходе из одной ИСО в другую изменяются пропорционально, так что наблюдатель ни каким способом не может внутренними средствами своей лаборатории идентифицировать движение своей ИСО, и вынужден считать её неподвижной.

Поскольку, скорость света объявлена константой, то при измерении длины отрезка L с помощью часов получим L= c dt , т.е. dt = L /c. Тогда разность двух измерений будет:

ddS = L1 – L2 = L – c dt = L– c (L/c) = L – L ≡ 0.

Таким образом, наблюдатель всегда будет обнаруживать равенство двух измерений. Получается, что невозможно нарушить равенство dS = 0, не нарушив первый постулат Эйнштейна.

Вообще-то, для метрики, рассматриваемой в общем случае, действуют свои законы-леммы. Вот одна из них.

Если хоть одна из координат метрического интервала не равна нулю, то интервал тоже не равен нулю; интервал всегда положителен. Таким образом, выражение (2), которое явно не удовлетворяет этой лемме, не может рассматриваться как метрика, а континуум пространства-времени, как это уже отмечалось, не может быть определен как метрический. В этом весь фокус.

Википедия.

«Если основой построения геометрии служит понятие расстояния между двумя точками пространства, то прямую линию можно определить как линию, путь вдоль которой равен расстоянию между двумя точками». Конец цитаты.

 

Оставим эйнштейновский математический иллюзион, и обратимся к физической сути гипотезы кривизны пространства.

Предположим, что есть кривое пространство, которое имеет всюду одинаковую кривизну. Тогда, следуя геометрическому формализму, получается, что оно замкнуто. Это значит, что луч света, направленный в произвольную сторону, через конечное время вернется в точку излучения с обратной стороны.

Попытавшись мысленно представить траекторию замкнутого луча, мы испытаем известные трудности. Нужных траекторий окажется бесконечное множество.

В причинном мире этого вполне достаточно, чтобы утверждать невозможность замкнутого пространства.

Но апологеты кривых пространств не воспринимают логику философии.

Попытаемся разобраться в этом вопросе на примере двумерного пространства.

Обратимся к сферическому пространству. Встанем на экватор, и направим по нему луч света. Луч вернется, как и следует, с обратной стороны. Но где он повернул? Последуем за лучом — поворота нет. Это само двухмерное пространство извернулось в трехмерном пространстве – и замкнулось. Вот, теперь понятен принцип замыкания прямой геодезической линии. Чтобы замкнулось трехмерное пространство, совершенно необходимо четырехмерное пространство. А его, как все признают, не существует. Просто нет – и всё. А значит, нет и не может быть замкнутого трехмерного пространства.

Возможно, в рамках четырехмерного континуума можно сформулировать математический формализм, который позволит корректно объединить время и трехмерное пространство. Но зачем? Совершенно очевидно, что это представление будет громоздким и непомерно сложным. И ничего нового к нашим представлениям и нашим возможностям не добавит.

К настоящему времени с помощью десяти тензорных уравнений Гильберта-Эйнштейна сумели решить только три тривиальные задачи для двух обращающихся тел шаровой формы.

Непомерную сложность математического аппарата четырехмерного континуума пространства-времени можно представить наглядно. Сделаем это.

Пусть требуемый формализм такого континуума реализован, и мы имеем описание реального пространства в этом формате. Возьмем сечение континуума по произвольной координате времени t1, т.е. зададим конкретное время. Сечение сформирует объемную, трехмерную картину мира в момент t1. Это будет объемный образ одного мгновения прошлого.

Зададим далее dt – получим следующий слепок. Получилась машина времени.

А в будущее можно? Можно. Только надо заполнить континуум будущего. А для этого надо рассчитать каждую точку. А если не каждую, то хотя бы точки, интересующие нас.

Вот такая модель, может быть, и возможна. Но кто захочет ею пользоваться и за неё платить? И как долго будет идти расчет? И это не модель Эйнштейна, его-то модель, как мы выяснили, неадекватна, т.е. она местами — ложна. А где конкретно – неизвестно.

Если мы мыслим какое-то движение в псевдо-геометрическом континууме, как это часто делают популяризаторы с четырехмерным пространством-временем, то мы этот континуум бессознательно пополняем дополнительной координатой времени. Это метод нашего мышления. Это наш, тот самый, коварный стереотип. Мы, принципиально, ничего не можем себе представить вне времени. Даже если мы пытаемся представить нечто совершенно неподвижное, то оно неподвижно во времени.

Непроизвольное введение времени повышает мерность любого континуума на единицу. Так что, рассматривая движение в неподвижном 4-х мерном пространстве-времени, мы оперируем 5-ти мерным континуумом. Нам для этого не надо делать никаких усилий, всё делает наш стереотип мышления, и делает это подсознательно, так что мы этого даже не замечаем. Но оперировать при этом мы можем только сечениями, понижающими мерность до родного трехмерного пространства. Четырехмерное (и выше) пространство не существует, даже в больном воображении.

 

Вернемся к нашему примеру с двумерным кривым пространством.

Чтобы это пространство отличать от предметного (Земли, глобуса), надо наделить его отличительными качествами. А мы их еще и не сформулировали.

Помните, мы посветили лучом вдоль экватора – и луч изогнулся. Вот это и есть один из признаков кривого пространства – луч изогнулся.

А если это будет не луч, а длинный прямой штырь? И штырю навязывается то же самое качество, т.е. кривизна.

Таким образом, кривизна пространства диктует (навязывает) свою кривизну всем реальным объектам.

Но главное не в этом. Главное в том, что кривизна диктует искривление предметов, не прилагая усилий и не затрачивая энергии, а это по канонам философии — невозможно.

И вот здесь возникает философский вопрос. Философский, потому что практика не может дать ответ на вопрос о несуществующей сущности.

Что должно происходить, если мы будем вращать прямой стержень вокруг его оси в кривом пространстве? Какие возможности у кривого пространства? Ведь, никто их не знает. Мы просто предположили, что кривые пространства есть. Но какие они? И вот, зашли в тупик.

Логика нашего исследования диктует: если кривизна нашего штыря реальна, он же в замкнутом пространстве замкнется. Но тогда вращение вокруг оси невозможно. А значит, и для стержня любой длины тоже невозможно. И это совсем другой физический мир. И мы его не знаем. Его нет. Или это параллельный мир Эверетта, где можно всё, что придет в голову.

В криволинейном пространстве движение жестких объемных тел, а тем более их вращение, должно сопровождаться деформацией этих тел, и вследствие этого движение невозможно.

Если же твердые тела не являются жесткими, то их перемещение должно вызывать затрату энергии на деформацию – и движение по инерции перестает быть нескончаемым.

Как ни старайся, а бытовую кривизну пространства получить невозможно.

 

Несколько слов о Лобачевском и его геометрии.

 

Некоторая странность формулировки пятого постулата Евклида спровоцировала теоретиков на мысль, что Евклид сомневался в корректности своих представлений о  параллельности, и эти теоретики попытались улучшить формулировку Евклида, и даже попытались доказать её избыточность. Ведь сомнение Евклида в данной ситуации равнозначно недопониманию им сути проблемы.

А вдруг Евклид ошибся!

Однако все попытки закончились неудачей. Пятый постулат был сохранен, но формулировку его все-таки изменили. При новом издании геометрии Евклида Гильберт заменил V постулат Евклида формулировкой Прокла. «В плоскости через точку, не лежащую на данной прямой, можно провести одну и только одну прямую, параллельную данной».

Во времена всеобщего сомнения произошло знаменательное событие.

Глубокое исследование V постулата, основанное на совершенно оригинальном принципе, провёл в 1733 году итальянский монах-иезуит, преподаватель математики Джироламо Саккери. Он опубликовал труд под названием «Евклид, очищенный от всех пятен, или же геометрическая попытка установить самые первые начала всей геометрии».

Идея Саккери состояла в том, чтобы заменить V постулат противоположным утверждением, а именно, его отрицанием; вывести из новой системы аксиом как можно больше следствий, тем самым, построив «ложную геометрию», и найти в этой геометрии противоречия или заведомо неприемлемые положения. Тогда справедливость V постулата будет доказана от противного.

Саккери рассматривает три гипотезы о 4-м угле четырёхугольника Ламберта, что равнозначно V постулату.

Гипотезу тупого угла он отверг сразу по формальным соображениям. Легко показать, что в этом случае вообще все прямые пересекаются, а тогда можно заключить, что V постулат Евклида справедлив — ведь он как раз и утверждает, что при некоторых условиях прямые пересекаются. Отсюда делается вывод, что «гипотеза тупого угла всегда целиком ложна, так как она сама себя разрушает».

Таким образом, было доказано, что реального пространства с положительной кривизной существовать не может.

После этого Саккери переходит к опровержению «гипотезы острого угла». Он допускает, что она верна, и, одно за другим, доказывает целый ряд следствий. Сам того не ведая, он продвигается довольно далеко в построении будущей геометрии Лобачевского. Многие теоремы, доказанные Саккери, выглядят интуитивно неприемлемыми, но он продолжает цепочку теорем. Наконец, Саккери доказывает, что в «ложной геометрии» любые две прямые или пересекаются, или имеют общий перпендикуляр, по обе стороны от которого они удаляются друг от друга, или же удаляются друг от друга с одной стороны и неограниченно сближаются с другой. В этом месте Саккери делает следующий вывод: «гипотеза острого угла совершенно ложна, так как противоречит природе прямой линии».

Саккери не приводит ни одного наглядного примера, который бы подтверждал его вердикт, и заканчивает свое исследование.

И самому Саккери, и его окружению, посвященному в его работу, совершенно ясно, что доказана невозможность геометрии, допускающей альтернативную формулировку V постулата Евклида, т.е. допускающей кривизну пространства.

Причина, побудившая Лобачевского усомниться в этом, и повторить исследование Саккери, нам не известна. Но это произошло.

Лобачевский решил самостоятельно провести доказательство от противного. Для этого он использует следующую преднамеренно абсурдную формулировку.

«Через одну точку, лежащую вне прямой линии на плоскости, можно провести как минимум две параллельные прямые», т.о. Лобачевский отрицает новую редакцию V постулата Евклида.

Далее Лобачевский приступил к построению ложной (неевклидовой) геометрии. Лобачевский не касается исследования варианта с тупым углом, считая его заведомо неприемлемым, для построения альтернативной геометрии. Он исследует вариант с острым углом, т.е. пространство с отрицательной кривизной.

Чем дальше Лобачевский продвигался в построении альтернативных теорем, тем больше проникался таинственной гармонией новой геометрии. В конце концов, он влюбляется в свое детище – и вот, перед нами новый Пигмалион.

Добравшись до ожидаемого абсурда, а он таки добрался, Лобачевский получает ошеломляющий вывод: в новой (ложной) геометрии сумма внутренних углов треугольника может равняться нулю. Разве не абсурд? Но новый Пигмалион не желает убивать свое детище, как поступил Саккери.

Лобачевский убеждает себя: а вдруг реальное пространство все-таки кривое, и предлагает подождать результатов эксперимента. Он даже начинает разрабатывать этот эксперимент. Его суть в том, что в очень большом треугольнике сумма внутренних углов будет чуть-чуть меньше π, что и требуется обнаружить.

Давайте рассмотрим эффект треугольника в космическом масштабе. Допустим, что реальное пространство реализует кривизну Лобачевского. В этом случае всегда найдется такой равнобедренный, треугольник, острая вершина которого будет  иметь нулевой угол. Тогда всё, что попадет на поверхность конуса, образованного вращением этого треугольника, будет для наблюдателя превращаться в точку.

Переводя взгляд по звездному небу с объекта на объект, мы будем видеть, как часть звезд на небе смыкается в одну точку, а когда мы смещаем взгляд, возникают в другом месте. Но ничего подобного на небе мы не видим.

Таким образом, Лобачевскому был доступен наглядный эффект, опровергающий его искреннее заблуждение, но он не захотел посмотреть на небо.

У Лобачевского кривизна отрицательна. Распределение массивных тел такую кривизну создать не может.

Эйнштейн выбирает геометрию Римана, которая допускает оба знака кривизны, безотносительно к применимости в реальном пространстве. Таким образом, действия Эйнштейна, если он был посвящен в суть проблемы пятого постулата Евклида, можно рассматривать как откровенную фальсификацию. Ведь, невозможность реального пространства с положительной кривизной была доказана. А отрицательная кривизна, которая реально тоже не существует, Эйнштейна не устраивала.

 

Есть очень странное обстоятельство. Со времен Эддингтона метрология сделала огромный шаг вперед, такой, что отклонение света звезд, вызванное Луной, уже наверное можно измерить с достаточной точностью, чтобы убедиться в искривлении луча света гравитацией Луны. И не надо ждать затмений Солнца, и преодолевать сопутствующие сложности. Но никаких сообщений об этих измерениях нет.

Мы вынуждены выбирать из двух возможностей: либо экспериментаторы не могут провести этот эксперимент (но где обоснование), либо они уже измерили отклонения (что скорее всего) – и молчат. О чем они могут молчать? Молчать можно только об одном – о нулевом отклонении. Фотон не имеет массы [5], и не искривляет континуум пространства-времени Эйнштейна.

 

Завершающие выводы.

 

Реальное пространство является трехмерным, прямолинейным пространством Евклида.

Геометрия Лобачевского реально существует, но только в качестве экзотического искусственного построения в рамках геометрии Евклида [2].

Четырехмерный континуум пространства-времени Эйнштейна существует по прихоти автора, но не является метрическим, и не может обеспечить адекватное отображение реального пространства.

 

Нижний Новгород, июнь 2018 года.

 

Источники информации

  1. Альберт Эйнштейн / Собрание научных трудов в четырех томах/ «Наука», Москва 1966.
  2. Кулигин В.А., Корнева М.В., Кулигина Г.А /«Внутренней кривизны» пространства не существует!/ Интернет.
  3. Интернет. /Кривизна простра́нства-вре́мени/.
  4. Интернет. /Аксио́ма паралле́льности Евкли́да, или пя́тый постула́т/.
  5. Леонович В.Н. / Импульс фотона, фотонный двигатель и философия/, Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/13311.html .

Торсионные поля, и лженаука

Информация к размышлению

 

Сейчас всякое упоминание о торсионных полях сразу ассоциируется с лженаукой. Таков результат активной идеологической борьбы, которую ведет специально для этого созданная Комиссия при Президиуме РАН по борьбе с лженаукой.

Странности предназначения и работы этой комиссии начинаются с отсутствия четкого определения объекта борьбы, т.е. собственно лженауки.

У лженауки изначально не было официального определения, вернее, они были, но их было чересчур много, и все они требовали дополнительного толкования.

Вот самое одиозное определение, которое дал инициатор создания Комиссии, Виталий Гинзбург.

«Лженаука — это всякие построения, научные гипотезы и так далее, которые противоречат твёрдо установленным научным фактам».

Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы узреть в этом определении крайнюю и совершенно непотребную степень проявления консерватизма в науке. Это определение провоцирует и инструментально вооружает сознательно организуемый застой в науке.

Гинзбург был вовсе не глуп, чтобы не понимать этого. Так что же его подвигло на этот поступок? В реальной жизни иногда приходится делать выбор.

Позиция Гинзбурга сформировалась не на пустом месте. Уже со времен Эйнштейна и Борна стали появляться высказывания авторитетов, о том, что физика исчерпала свой потенциал, и большим ученым вней больше нечего делать. Теория Относительности (ТО) якобы завершена, и лишь осталось чуть-чуть доработать Квантовую теорию (КТ), устранив совсем  небольшую её, остаточную и спорную к тому же, неполноту.

Неполнота – так загадочно кокетливо характеризовали тогдашнее состояние КТ авторы и критики теории.

Уже утвердившимся авторитетам ничто человеческое не чуждо; им хочется войти в историю вечными памятниками для поклонения. Поэтому всякие революционные идеи всегда встречаются авторитетами агрессивно отрицательно. С точки зрения диалектики, такая реакция авторитетов рассматривается как положительное явление, обеспечивающее необходимое качество новых идей. Но для этого борьба идей должна вестись в открытых дискуссиях и на равных.

Гинзбург же сознательно извратил естественный процесс, создав официальный орган, напоминающий средневековую инквизицию, и отстаивающий научные догмы.  В таком органе остро нуждалась ТО и, как ни странно, преуспевающая КТ, которая к этому времени, отвергнув здравое предположение Эйнштейна, Подольского и Розена о  проявлении в КТ скрытых (непознанных) факторов,  практически погрязла в болоте мистицизма.

Не секрет, что множество впечатляющих успехов квантовой механики достигнуты сначала экспериментальной наукой, и лишь затем обеспечены соответствующей теорией. Теоретики, не имея адекватного научного инструментария, вынуждены обращаться к методу натяжек и мистических допущений.

Квантовая теория не имеет теоретического скелета, и как плюшевая игрушка сшита из лоскутов волновых функций. А эти лоскуты очень часто не стыкуются.

Гинзбург решил пожертвовать демократией в науке ради спасения сразу двух фундаментальных наук, противоречащих друг другу. Спасти их невозможно, но продлить агонию ему удалось.

 

Изучив состояние публикаций на тему о лженауке, автор данной статьи в, своем реферате «Лженаука и её метаморфозы», дал другое определение лженауки, созвучное интуитивному настрою научного сообщества.

«Лженаука – это сознательное искажение научных фактов и научных выводов в личных или корпоративных интересах».

Статья моментально стала бестселлером Интернета и заняла первую строчку рейтинга в поисковике Яндекса. Так продолжалось достаточно долго, пока кто-то из смотрителей ни обратил на это внимание. После чего в анонс статьи поместили определение Гинзбурга, которое имелось в тексте статьи, и статья тут же упорхнула на седьмую страницу поисковика. Так велика отвращающая сила определения Гинзбурга.

Обращаюсь к авторитетам: борясь с новыми идеями, думайте о суде потомков.

Вот, Эйнштейн – думал. Он по своей инициативе опубликовал портрет с высунутым языком, адресовав его потомкам. Если ТО окажется фарсом, что Эйнштейн интуитивно предчувствовал, то фотография станет его индульгенцией. Шутник-с!

Как это видно, второе определение очень конкретно, и характеризует авторов лженаучных построений только в качестве жуликов. Это основной критерий. Он охраняет ошибки научного поиска от клейма лженауки. И это совпадает с интуитивным восприятием научной общественности. Лженаука это не ошибочное мнение, а именно – лживое.

Определение Гинзбурга примитивно и в лоб внедряет принцип догматизма в науку.

Разве в современной науке такое возможно? А как же лучшие научные традиции. А куда же смотрит коллектив РАН?

Конечно. не верится. Но Комиссия-то работает, да еще как работает!

Дело в том, что РАН является рудиментарным органом управления наукой. Академии создавались во времена рыцарского служения науке. Тогда многие великие ученые продвигали науку за свой счет, находя вознаграждение только в служении науке и ещё в удовлетворении собственного честолюбия.

В условиях рыночных отношений, академии приобрели новые, не свойственные им, качества. Став средством к существованию, академии стали подвержены метаморфозе в средство наживы.

Можно сколько угодно жеманно замалчивать факты, но все знают, что есть «дутые» академики, которые публикуют тысячи трудоемких статей за время своей карьеры. И все знают, что эти статьи пишут аспиранты.

Кроме того, среди академиков есть совершенно не ученые. Это бывшие директора и высокие чиновники, для которых диссертации пишутся их подчиненными. Последнее внедрение следующей партии таких академиков в РАН приостановил Президент Путин.

А еще не стоит забывать и стыдиться естественной человеческой сущности, речь идет о старческом маразме. Если научные звания должны сохраняться пожизненно, то академические должности такими быть не должны.

Старцы во все времена, и во всех народах были в почете. Но не ко всем старцам прислушивались. Прислушивались к мудрецам. Да и то, только прислушивались.

То обстоятельство, что РАН официально отошла от философии материализма и обратилась к философии мистики – это не объект философского анализа. Это объект для проведения психоанализа.

Дележ останков СССР еще не закончился. Поэтому очевидное и противоестественное смещение РАН в болото мистицизма остается пока незамеченным в правительственных кругах, озабоченных только дележом ранее нажитого. Мало кто озабочен приростом благосостояния.

Ленинская спираль прогресса, похоже, опустилась в низшую точку своего витка.

И это надо учитывать.

И это надо пережить.

 

Используя два приведенных определения, попробуем разобраться в сложившейся ситуации с торсионными полями.

Понятие торсионного поля введено математиком Эли Картаном в 1922 году для обозначения гипотетического физического поля, порождаемого кручением пространства.

В физическом аспекте модель Картона была нацелена на развитие ТО Эйнштейна. Картан даже назвал свою идею гипотезой Картана-Эйнштейна, и попытался обосновать гипотезу с помощью уравнений Эйнштейна, дополнив их вихревыми составляющими.

Но попытка не удалась. Услуга оказалась «медвежьей», т.к. непомерно много парадоксов возникает внутри ТО при включении в неё любого типа кручения.

Во спасение ТО гипотеза Картана была объявлена лженаукой.

На основе одного вредоносного учения было заблокировано другое вредоносное учение. Редкий случай в истории науки. Однако история на этом не закончилась.

 

Эйнштейн не скрывал своего восхищения по поводу уравнений Хевисайда, которые вполне заслуженно, но не совсем правильно, называются уравнениями Максвелла. Эйнштейну очень хотелось, чтобы его уравнения были так же симметричны и красивы, как уравнения Максвелла-Хевисайда. Но ему это не удалось.

 

Принцип волнового движения не мыслим вне смещенной симметрии двух составляющих движения: потенциальной и активной (кинетической). Хевисайд гениально приспособил исходные уравнения Максвелла к волновому движению.

Однако преобразование Хевисайда нельзя отнести к безобидным преобразованиям координат, не искажающим суть исходных уравнений. Хевисайд сознательно исказил исходные уравнения Максвелла, упростив их надлежащим образом. Единственным обоснованием этого упрощения был распространенный прием пренебрежения  малыми членами.

Упростив уравнения Максвелла, Хевисайд отбросил (пренебрег) малозаметные, несущественные, как ему казалось, элементы. Магнитное поле, из близкого к природному, превратилось в идеальное — электромагнитное поле. При этом оно из тензорной сущности превратилось в векторную сущность, в чем и состояла цель упрощения.

Как известно, магнитное поле возникает при движении электрического заряда.

Если к этому утверждению присовокупить вопрос – относительно чего нужно двигать заряд и измерять его скорость, то доказательного ответа на этот вопрос было бы достаточно, чтобы разрушить ТО. Но никто, почему-то его не задал.

Может, не услышали, чтобы не отвечать?

 

Величина поля зависит от величины заряда и от его скорости относительно неподвижного пространства. Если определять скорость относительно наблюдателя, то возникают неразрешимые парадоксы.

Скорость заряда – величина векторная. Это все знают. Магнитное поле, благодаря Хевисайду, тоже векторное. Силовые линии магнитного поля прямолинейного тока являются замкнутыми круговыми линиями. Математический закон формирования линий известен, вот он:

F=q[v·B].

Правда, закон не совсем математический; он с геометрическими дополнениями, не свойственными математике, к которым все привыкли, и не обращают на это внимание. Такая форма записи закона, сопровождаемая описанием конкретного правила по выбору направлений, относится к стандарту, применяемому в описании компьютерных алгоритмов, о которых тогда еще не знали.

Только неудобно, что в этом описании ток прямолинейный, и ничем в пространстве не ограничен. Выход нашелся. Замкнули отрезок тока в круговой контур – и получилось очень наглядно и удобно. Перед нами – постоянный электромагнит. Картина силовых линий, отображающих магнитное поле такой конструкции, всем известна. Это замкнутые, но уже не круговые, линии, некоторые из которых уходят в бесконечность, что несколько неприятно.

Картина из силовых линий нам известна. Но отображает ли она магнитное поле досконально, нам этого никто не доказывал. Заглянем чуть глубже.

Что такое силовая линия?

Понятие силовой линии возникло при изучении всемирного притяжения, и утвердилось при изучении электростатики.

Силовая линия формируется естественным соединением векторных отрезков, заполняющих исследуемое силовое поле, и направленных по направлению действия этого  поля в этой точке, т.е. это линия направлений действия исследуемых сил. Силовая линия не должна прерываться.

Как-то не очень вразумительно, но всем было понятно о чем речь, пока описание не касалось магнитного поля.

При обращении к магнетизму, стереотип силовых линий был уже сформирован. И в формате этого стереотипа  нам официально предлагается известная картина магнитного поля. Она всем памятна, особенно в форме картинки из железных опилок.

Проведем необычный мысленный эксперимент.

Вдумчивого и эрудированного  робота-человека лишим части его знаний, а именно, относящихся к магнитному полю и к стереотипу силовых линий.

Предоставим этому роботу пособие по магнитным взаимодействиям, а потом для проверки дадим ему прямой постоянный магнит, и предложим роботу экспериментально исследовать его силовое поле.

В соответствии с определением силового поля наш исследователь закрепит магнит, выберет систему координат и захочет взять пробное тело, чтобы начать измерения. Что он выберет?

В учебнике сказано, что магнитное поле воздействует только на движущийся электрический заряд, и больше ни на что.

На всякий случай робот проверил это – и убедился, что так и есть.

Дальше, исследователь начинает перемещать точечный заряд всевозможными образами, и фиксирует воздействие поля в каждой точке, используя для этого таблицы. Получается видимость информационного хаоса, в котором трудно разобраться даже роботу.

После анализа создавшейся ситуации исследователь приходит к традиционному решению – в качестве пробного тела надо взять маленький магнит. Но, сделав такой выбор, вдумчивый экспериментатор понимает, что произведенные замеры будут уже косвенными. При измерении малым магнитом происходит интегральное измерение воздействия магнитных сил на сложную измерительную систему. Совершенно очевидно, что конечные результаты в избранной методике не являются полным описанием поля сил, и к тому же, в некоторых ситуациях являются обманными.

Действительно, в «экваториальной» плоскости прямого магнита силовые линии направлены параллельно оси магнита от южного полюса к северному. Однако, как бы мы ни старались, никаких сил, действующих на пробный магнит в этом направлении, мы не обнаружим; их просто нет.

Силовые линии есть – а сил вдоль линий нет. И не только вдоль линии. Сил вообще никаких нет. Зато есть вихревая сила, которая поворачивает стрелку магнита вдоль силовой линии, а повернув – тоже исчезает. Уже понятно, что одних силовых линий для описания магнитного поля недостаточно. Требуется дополнительное табличное описание с поясняющими наставлениями, т.е. опять операторное описание.

Эрудированный исследователь понимает, что магнитное поле необходимо, как минимум, описывать тензором. И продолжает свое исследование.

На этом закончим мысленный эксперимент, хотя его можно было бы для пользы дела продолжить. В монографии Г.В.  Николаева [5] приведены десятки оригинальных экспериментов, которые с точки зрения векторной электродинамики представляются парадоксальными.

Что же получается?

А получается, что официальная наука дает нам выборочные знания о магнитном поле, которые ограничиваются векторным описанием поля, да и то не совсем полным.

Ни в одном справочнике нельзя найти формулы для расчета силы притяжения двух конкретных магнитов. Этих формул просто не существует.

На основании множества экспериментов практики договорились считать, что магнитное поле зависит от расстояния между магнитами обратно пропорционально кубу этого расстояния, не уточнив от каких точек измерять расстояние.

На основании выше изложенного, приходится сделать вывод, что магнитное поле изучено не достаточно досконально. А это значит, что в процессе практического изучения магнитных устройств неизбежно будут обнаруживаться не предсказанные (неожиданные) эффекты, о них уже шла речь, см. [5]  .

Реакция экспериментаторов в таких случаях однозначна и логична. Если наука (официальная) утверждает, что электродинамика является завершенной наукой, и ничего не предлагает в данной, загадочной ситуации, то это значит, что перед исследователем – новое, неведомое поле, т.е. открытие.

Экспериментаторы демонстрируют свои открытия различным ученым комиссиям.

Комиссия смотрит, подтверждает эффект, и старается найти подвох в устройстве, предъявляемом экспериментатором. Ищут – и обычно не находят. Но не всегда.

Это «не всегда» — бич экспериментаторов.

От решения комиссий зависит финансирование исследований. А его не выделяют.

Отсутствие финансирования исследований вызывает застой науки.

Однако, можно умельца лишить финансирования, но нельзя остановить мысль изобретателя. Изобретатель продолжает стучаться во все двери. Расходятся слухи. Находятся сочувствующие. Появляются ушлые предприниматели, желающие нажиться. И появляются ушлые теоретики.

Вот так, при косвенном пособничестве официальной науки, борющейся с лженаукой, возрождаются мифические идеи торсионных полей, модифицированных под спиноры и аксионы, которые почему-то не относятся к лженауке.

А в магазинах появляются компактные устройства по подогреву воды, которые обеспечивают к.п.д. до 700% .

Комиссия по борьбе с лженаукой рада бы уличить производителей, но не может. Устройства подогрева воды при контрольных покупках работают безотказно. Но при установке в автономную лабораторную установку для прецизионной аттестации – издевательски перестают работать. Производитель, на вопрос, в чем дело?  Предлагает ученым разбираться самостоятельно, и приглашает в квартиру покупателя, где точно такое же устройство работает бесперебойно, неограниченно долго черпая дешёвую тепловую энергию (в семь раз дешевле).

Неловко шутить над академиками, но сами напрашиваются. Поведение тепловых устройств напоминает квантовый эффект присутствия наблюдателя: при любой попытке исследовать квантовый процесс, описываемый волновой функцией, – эффект тут же исчезает.

Принцип действия подогревателей, с к.п.д. до 700%, не нарушающих при этом закон сохранения энергии, описан в [6].

 

Раз уж мы дали ссылку на работы Николаева, приведем один пример из его практики.

Известный болгарский ученый Стефан Маринов исследовал постоянный жесткий магнит, который Маринов назвал в честь изобретателя, великого, но пока непризнанного русского ученого Геннадия Николаева. Назвал «Сибирским Колей». В современной официальной науке нет математической модели, способной описать характеристики этого магнита. Единственный прогноз, который дает официальная наука, это то, что никакого поля у «Сибирского Коли» быть недолжно. А поле есть.

С помощью этого магнита можно создать устройство, которое также, как выше описанный подогреватель, будет производить уже кинетическую энергию с к.п.д. более 100%. А т.к. конструкция допускает работу устройства без потребления электроэнергии, то её функционирование будет выглядеть как работа вечного двигателя, хотя таковым не является.

Справка. Если сильный прямой цилиндрический магнит аккуратно разрезать по его оси, то получившиеся половинки сами развернутся на 180 градусов, образовав магнит  «Сибирский Коля», который надо только дополнить на торцах наконечниками из мягкого железа. Всё магнитное поле, описываемое векторным представлением, стянется внутрь магнита. Однако тензорное поле, находящееся снаружи, останется. Свойства этого поля удивительны, см. [7].

Хочешь – не хочешь, а на основании фактов изложенных выше, возникает вопрос: почему в науке такое возможно? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо призвать Шерлока Холмса, т.е. проблема выходит за рамки научной практики и даже научной этики.

Однако, кое-что можно предположить.

Игнорирование тензорных свойств магнитного поля не похоже на откровенное вредительство, хотя и такое встречается в академической среде.

Но вот факт признания собственных ошибок официальной наукой, если бы такое случилось, создаст очень нежелательный прецедент. Дело в том, что похожих ошибок в науке, особенно в электродинамике и в квантовой физике, вскрыто уже предостаточно.

Вот, и страшен прецедент очищения. Если позволить усомниться в достижениях одного авторитета, то что же начнется? Прецедент так страшен, что всех «обиженных» реформаторов проще продолжать обижать, причисляя их к лжеученым, чем позволить им исправить прошлые ошибки авторитетов.

А торсионных полей нет. По крайней мере, пока нет достаточных оснований для начала их поиска. Сначала нужно закончить изучение тензорного магнитного поля, которое отрицает справедливость ТО; из чего немедленно следует, что тензорное магнитное поле является порождением лженауки, и исследованию не подлежит.

Круг замкнулся. Застой обеспечен.

 

Первым и основным вопросом к исследователю, предлагающему ввести в обиход новую материальную сущность Вселенной, должен быть вопрос от имени гармонии Вселенной: «Зачем?».

Каково назначение любой сущности гармоничной Вселенной? Ответ на этот вопрос является философским обоснованием для применения принципа «бритва Оккама».

Тензорное магнитное поле вещественной материи является причиной и источником многообразия астрономических, механических, химических и всех квантовых природных образований.

Не следует только забывать, что магнетизм это динамика электричества.

 

Нижний Новгород, январь 2018г.

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

 

Источники информации

 

  1. Интернет, Википедия.
  2. Прохоров А.М., Большая Советская Энциклопедия (3 редакция).
  3. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  4. Леонович В.Н., Лженаука и её метаморфозы. Интернет, ПРОЗА.РУ, http://www.proza.ru/2012/10/20/1887 .
  5. Николаев Г. В., Современная электродинамика и причины ее парадоксальности. Экспериментальные парадоксы электродинамики. Интернет, http://bourabai.ru/nikolaev/electro05.htm
  6. Леонович В.Н., Принцип водных генераторов избыточного тепла. Интернет, http://www.proza.ru/2013/01/11/1690 .
  7. Стефан Маринов, Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии. Институт Фундаментальной Физики, Морeлленфельдгассе 16, А-8010 Гран, Австрия. Интернет, http://bourabai.kz/marinov/fmr.htm .
  8. Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет, Новости Науки и Техники, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

 

Темная материя. Информация к размышлению

 

 

Всякое мнение о науке вообще, должно опираться  на накопленный наукой свод знаний об окружающем нас мире. В полном объеме этот свод знаний никому не доступен, т.к. включает в себя кроме опубликованных работ ещё неопубликованную и скрываемую информацию, а ещё не сформулированные, интуитивные догадки и мысли.

Поскольку реальный мир априори гармоничен, то свод истинных (правильных) знаний об этом мире должен отвечать жесткому требованию сбалансированности, т.е. обязательному условию внутренней непротиворечивости.

Однако, в силу объективных обстоятельств, не все усвоенные знания являются истинными, т.е. абсолютно адекватными природе. Некоторые наши представления являются ошибочными, а некоторые — заведомо приблизительными.

Индикатором наличия ошибочных знаний являются парадоксы, которые возникают в рамках моделей мира, создаваемых человечеством. В природе же парадоксов нет. Как нет в природе бесконечных значений параметров локализованных систем.

Два последних утверждения являются критериями адекватности представляемых моделей мира.

Чем больше парадоксов в учении, тем больше ошибок в нем скрыто.

 

Выборка фундаментальных первооснов, произведенная из свода знаний, формирует научную парадигму. Использование единой парадигмы обеспечивает непротиворечивость частных теорий.

 

Одной из причин возникновения ошибочных представлений, формируемых человеком, являются специфические особенности человеческого мышления.

Скорость мышления во все времена определяла, и продолжает определять,  фактор выживаемости субъекта. Это обстоятельство послужило причиной формирования у людей природного принципа экономии мышления. Человек обычно мыслит не в рамках последовательной логики, а заготовленными образами (прецедентами-стереотипами), которые он лишь незначительно трансформирует под ситуацию. Эта методика и реализует потребную скорость реакции.

Но диалектика компромисса гласит: выигрываем в скорости – проигрываем в качестве. Вот этот, совсем не обязательный, проигрыш качества и лежит в основе многих прошлых и настоящих заблуждений.

Для противодействия отрицательным следствиям принципа экономии мышления сформулирован принцип «бритвы Оккама», первичную суть которого можно выразить одним словом «не спеши». Но этот мудрый принцип не стал стереотипом.

А жизнь заставляет спешить. Конкуренция – тоже двигатель прогресса. А есть ещё и честолюбие.

 

Принцип экономии мышления действует и в организации научной деятельности. Для экономии косвенных затрат на творческое мышление, из всей научной информации формируется классифицированный свод официально апробированных знаний.

Сбалансированный свод апробированных знаний, изложенный в официальных источниках, утвержденных академиями наук, принято  называть «официальной наукой».

Современный объем знаний так велик и разнообразен, что непреложное требование его сбалансированности, отражающей гармонию природы, временно бездействует. В результате этого, в официальной науке уживаются два несовместимых учения, каждое из которых официально объявлено фундаментальным.

Это Теория относительности Эйнштейна и Квантовая Теория.

Реакция на эту несуразицу не заставила себя долго ждать. На базе несовместимых научных платформ, за счет ловкого лавирования и фальсификаций, возникла новая мистико-идеалистическая (и очень агрессивная) платформа-конгломерат от науки, на базе которой развилось и процветает производство и продажа-насаждение всевозможных эпатажных учений мистического толка.

Экспансия этого агрессивного мистицизма так велика и энергична, что захватила руководящее большинство во множестве академий наук, а также в Нобелевском комитете.

Отход официальной науки от материализма можно понять и обосновать только необычными (непостижимыми) результатами, получаемыми в экспериментах квантовой принадлежности, которые исследователи не могут объяснить ни с помощью классической физики, ни с помощью ТО, ни с помощью самой Квантовой Теории, не противоречащей здравому смыслу.

Авторитеты спасовали перед мистической видимостью результатов – и признали эту видимость реальностью.

Таким образом, в настоящий момент наукой правит мистика.

Установки Квантовой Теории, которая официально признана фундаментальной наукой, используются лишь в качестве необязательного, подсобного инструмента: если хочу — квантую, если не хочу — не квантую.

Такой подход приводит к тому, что многие явления квантового происхождения объяснены, со всевозможными натяжками, в рамках рудиментарных вне квантовых, представлений. Фактический отказ от своевременного перехода к операторному и тензорному квантовому представлению, приводит к тому, что скрываемый таким образом квантовый эффект искажается в своей сути. Когда же возможности классической и частично освоенной квантовой физики для объяснения ошибочно интерпретируемого эффекта иссякают, то этот эффект предстает перед исследователями уже в мистическом обличии. Особенно эта тенденция плодовита в условиях экспансии, так называемой спонтанности.

Спонтанность это и есть замаскированная под псевдо научный термин квантовая мистика. А материальный мир принципиально является причинным. Ничто не может случиться без причины.

Нет в природе спонтанных событий, а есть события, происходящие по неизвестной для нас причине. Нет в природе объекта, соответствующего волновой функции электрона или любого другого материального объекта.

Стоит это понять, и начать воспринимать волновую функцию как математический инструмент с ограниченными, специфическими возможностями — как вся мистика рухнет.

Обычно, исследователи, занимающиеся экспериментированием, очень болезненно воспринимают мистические толкования. Однако руководители от науки, т.е. академики-чиновники, не испытывают, видимо, никаких терзаний. Они целевым финансированием преодолевают сопротивление экспериментаторов.

Официальная наука, взяв на вооружение агрессивный мистицизм, проповедует учение о Большом Взрыве – детище новой философии, философии инфляции.

Для непосвященных поясним, своими словами.

Инфляция в физической философии –  это вседозволенность в моделировании природы, реализующаяся как временное (по желанию авторов) обесценивание (инфляция в обычном смысле) любых фундаментальных знаний; и временная же их замена на любые, потребные авторам, законы.

Это и есть самое страшное чудовище, порожденное сном разума.

Любознательный обыватель и активная интеллигенция уже зомбированы учением о Большом Взрыве, исходящем из недр Академии.

Казалось бы, цель мистификаторов достигнута. Однако раскрученное производство не может быть остановлено. Требуется новый продукт для эпатажа публики. И вот, возможность представилась.

Знакомьтесь, новый объект Вселенной – темная материя.

 

Темная материя формально определяется очень просто. По мнению авторов, это неведомое состояние неизвестного вида материи, характеризуемого необычным сочетанием физических качеств: «Тёмная материя в астрономии и космологии, а также в теоретической физике — гипотетическая форма материи, которая не испускает электромагнитного излучения и напрямую не взаимодействует с ним. Это свойство данной формы вещества делает невозможным её прямое наблюдение [Википедия]».

В этом достаточно лаконичном определении много лукавства.

Во-первых, исследуемый объект определяется не системой его свойств и качеств, а отрицанием качеств, присущих другим объектам. Практика определения чего бы-то ни было, посредством отрицания обычно приводит к отрицанию отрицания. Так  у Галилея исследователь не мог измерить скорость своей лаборатории, не выглянув в окно. Но это утверждение оказалось справедливым только для линейной относительности. Оказалось, что такой вселенной не существует – и этот постулат Галилея оказался ложным.

Следующий Отрицатель – Эйнштейн – вновь проповедует это отрицание, уже в криволинейном мире. И сколько верующих будет разочаровано в скором времени.

Во-вторых, приведенное лаконичное и четкое определение темной материи создает иллюзию (ожидание) простоты её представления по остаточным (не отрицаемым) свойствам обычного вещества. Однако это ожидание обманчиво. Полное устранение одного качества приводит вовсе не к уменьшению количества стандартных качеств, но вызывает ещё вынужденную трансформацию оставшихся, и возникновение совсем новых качеств. Это обстоятельство требует изучения и анализа определения на природную гармонию и допустимость. Но ничего подобного авторы идеи не сделали. Например, отсутствие излучения искажает понятие «температура вещества» неузнаваемым образом. Однако в дальнейших авторских манипуляциях свойствами темной материи, температура используется очень активно и, именно, в её традиционном понимании, т.е. явно в формате самообмана.

Попробуем уяснить некоторые свойства темной материи на основе её определения.

Итак, темная материя (ТМ) не взаимодействует с электромагнитными волнами (ЭМВ). Это значит, что ТМ не отражает и не поглощает ЭМВ, т.е. она совершенно прозрачна. И непосредственно в определении, нас уже пытаются этим удивить: смотрите, мы никогда не сможем непосредственно наблюдать объект из ТМ.

Ну и что? Магнитное поле мы тоже не видим, и не очень страдаем от этого. Зачем же понадобилось авторам удивлять читателя уже в определении? А затем, чтобы отвлечь от естественного вопроса. Если темная материя не взаимодействует с ЭМВ, то как она взаимодействует с  полями стационарными: электрическими и магнитными. Для ответа — логики здесь недостаточно. Надо исследовать варианты.

Если ТМ не взаимодействует с названными полями, то кванты ТМ (авторы их называют частицами) не будут отталкиваться от заряженного барионного вещества и придут в непосредственное соприкосновение с нуклонами и электронами, что в природе происходит только в исключительных условиях. Последствия будут непредсказуемыми, и, самое главное, массовыми. Но в быту мы ничего загадочного не наблюдаем. Значит, ТМ не вступает в непосредственный контакт с нуклонами, и свойством сверх проницаемости не обладает. Из этого следует, что ТМ каким-то образом (нам не известным) все-таки взаимодействует с магнитным веществом. Но как? Химические связи исключаются. А это целый спектр электрических и магнитных взаимодействий. Таким образом, описание электрических и магнитных свойств ТМ становится очень проблематичным.

Кроме банальных вопросов авторам идей темной материи можно задать ещё один вопрос, пока непривычный для авторов космологических гипотез. Зачем в гармоничном мире нужна темная материя? Каково её назначение? Что будет, если такой материи во Вселенной не будет?

Для бритвы Оккама уже одного молчания на этот вопрос достаточно для отсечения, т.е.  отклонения, идеи темной материи. Но продолжим.

Получается, что единственным источником информации, к тому же косвенным, о свойствах ТМ является обнаруженная астрономами аномалия движения звезд в составе галактик.

Дело в том, что уже давно астрономы обратили внимание на странное поведение звезд в составе галактик. А именно, звезды средней и дальней области галактик движутся с почти  одинаковыми угловыми скоростями, что явно противоречит закону всемирного тяготения.

Астрономы долго сомневались в справедливости своих наблюдений, но момент истины настал, когда были проведены прецизионные исследования, которые заставили официальную науку утвердиться во мнении, что для объяснения аномального движения звезд галактик необходимо пополнить действующую парадигму новой природной сущностью – темной материей.

Действительно, аномальное движение звезд можно обосновать наличием ТМ, но для этого темная материя должна иметь вполне конкретное, устойчивое и совсем не равномерное распределение в галактике. А темная материя, все-таки напоминающая своими свойствами инертный газ, к этому не способна.

Тем не менее, официальная наука настаивает на существовании темной материи, и создается впечатление, что авторы идеи явно пытаются представить ситуацию как революционную.

Однако принцип Оккама призывает к разумному сопротивлению.

 

Обратим внимание, что Вера Рубин, один из авторов исследования, приведшего ученый мир к окончательному убеждению в существовании темной материи, предпочла в качестве причины явления, подтвержденного ею, назвать гипотезу Модифицированной ньютоновской динамики (MOND), заметив: «Если бы я выбирала, то я бы хотела открыть, что это именно ньютоновские законы должны быть изменены для правильного описания гравитационных взаимодействий на больших расстояниях. Это более привлекательно, чем Вселенная, наполненная новым типом суб-ядерных частиц».

Таким образом, Вера Рубин заявила себя противником идеи «темной материи».  И она имеет достаточно веское основание считать, что обнаруженная неполнота наших представлений скрыта именно в неполноте, заложенной в формулировку закона Ньютона. Доказательство такой неполноты у исследователей имеется.

Уже достаточно давно экспериментально установлено, что «гравитационная постоянная», либо вовсе не является постоянной, либо, что скорее всего, в закон Ньютона входит ещё неизвестная безразмерная переменная величина, которая в обычных условиях очень близка к единице. Этот факт не афишируется, но и не скрывается.

Попробуем разобраться в этом метрологическом эффекте, проявляющемся в том, что экспериментально полученные значения гравитационной постоянной различны в разных экспериментах; и при этом не совпадают на величину, которая хоть и мала, но явно превышает погрешность измерений.

Чтобы понять суть происходящего, нам придется вернуться в начало XXI века, во времена воцарения ТО Эйнштейна. Что же тогда произошло?

А произошла величайшая научная революция, философская оценка которой так и не дана до сих пор.

Дело в том, что заинтересованные силы подменили истинную революцию в науке на «бурю в стакане», вызванную учением Эйнштейна.

Проблематика оценки учения Эйнштейна в том, что стечение обстоятельств и эти самые, заинтересованные силы, сумели оттеснить от участия в этой оценке философию, а сами философы-современники это сделать позволили.

В результате этого отстранения, так и не дана достойная оценка той истинной революции в науке, в которой участвовало и учение Эйнштейна, называемое Теорией Относительности.

А случившуюся революцию вызвало вовсе не учение ТО, которое само явилось лишь следствием технического прогресса, вызвавшего накопление практических знаний, не укладывающихся в общепринятую научную парадигму.

Сформулируем кратко суть реально произошедшей революции.

Итак, до рассматриваемой революции и, значит, и до экспансии ТО, научное сообщество пребывало в уверенности, что мир космологически линеен, и описывается в рамках линейного всеобщего принципа относительности Галилея.

Однако, из математических моделей, построенных на основе этого принципа, следовало, что в природе допустимы локальные сингулярности. Многие математические решения физических задач приводили к бесконечным значениям локальных параметров. Ученые, понимая, что это не соответствует действительности, видимо, успокаивали свои сомнения по этому поводу надеждой на корректирующий принцип: математически допустимо — но в природе не реализуется. В связи с этим, в практических пособиях просто рекомендовалось не рассматривать (отбрасывать) точки сингулярности, полученные теоретически.

С философской точки зрения такой подход недопустим. Казалось бы, должна была возникнуть, хоть какая, философская дискуссия. Но не возникла. Оставим этот вопрос историкам.

Между тем, бум технического прогресса изменил представление об окружающем мире.

Оказалось, что мир, в котором мы живем, является принципиально нелинейным. Это открытие нашло свое отражение в преобразованиях Лоренца.

Физически безразмерный фактор Лоренца наводил на мысль о возможной его универсальности и фундаментальности, что и подтвердилось. Но это еще не всё.

Преобразования Лоренца продемонстрировали, что принципиальная нелинейность мира имеет удивительнейшее свойство – она в огромном диапазоне практических возможностей человека является технически не обнаружимой. Прогнозируемая  преобразованиями Лоренца, реальная величина отклонений от линейного представления — ничтожно мала. Но, все-таки, не равна нулю.

Природа, при относительно малых скоростях физических процессов, как бы имитирует свою линейность.

Вот это и есть наиважнейший философский вывод произошедшей революции. Осознание человечеством этого обстоятельства — и является сутью и движущей силой этой научной революции. Стало ясно, что для человечества характер реализуемой природой нелинейности, долгое время играл роль своего рода ловушки-обманки.

Выход из природной ловушки, её преодоление, логически должен был бы вызвать сбалансированный пересмотр представлений об устройстве мира, основанном уже на новых интерпретациях ранее накопленных знаний, и на увеличении этих знаний путем новых, целевых экспериментов. Но появился талантливый честолюбец, который решил осчастливить человечество, освободив его от кропотливого труда переосмысления.

Эйнштейн решил всё сделать сам, и лишь силой своего ума, т.е. теоретически.

Результат всем известен.

 

В философском аспекте, нелинейность природы является диалектической необходимостью. Только ипостась нелинейности в состоянии бесконфликтно исключить из модели мира локальные бесконечности.

Таким образом, принципиальная нелинейность природы вполне могла быть предсказанной. Но в условиях рыночных отношений, проникших в науку, не нашлось достойных философов, которым по силам было преодолеть математическую экспансию первого линейного приближения.

Осознав характер нелинейности физического мира, законодательно исключающий физические бесконечности, можно сформулировать очень важную лемму.

Всякий физический процесс, развивающийся в локальной системе, и на данном этапе своего развития представляющийся наблюдателю линейным, при своем дальнейшем развитии (пусть и предположительном), связанным с беспредельным увеличением задающего параметра, должен неизбежно заканчиваться эффектом (реакцией) насыщения, или разрушением системы.

Естественно, что состоянию насыщения предшествует промежуточная зона – зона нелинейного, экстремального приближения к величине параметра насыщения.

Эта лемма имеет фундаментальный статус, т.к. принципиально не может иметь исключений, и не имеет фактора погрешности.

Фундаментальность требует уважительного отношения, поэтому данной лемме необходимо дать название. Назовем её пока леммой о принципиальной невозможности неограниченных линейных зависимостей, или короче – леммой об ограниченности линейных процессов (леммой ОЛП).

Действие только что сформулированной леммы настолько естественно, что не воспринимается человеком в качестве практической рекомендации (установки) в процессе теоретических размышлений или любой практической деятельности. Это обстоятельство сформировало один из самых замаскированных стереотипов мышления, а именно: мы знаем, что любой процесс не может быть бесконечно линейным, и в постоянных напоминаниях не нуждаемся, т.к. практика решает эту проблему самостоятельно.

А если практика не предоставляет такой возможности?

В этом случае возникает ложный, лукавый стереотип практического отсутствия. Можно сказать, что именно этот стереотип, до данного момента, так и оставался не выявленным и не осознанным, что и привело к абсурдной ситуации.

Два наиважнейших закона физики: закон Кулона и закон всемирного тяготения  Ньютона, были сформулированы без учета фактора об ограниченности линейных зависимостей.

А в практической деятельности значения области нелинейности этих двух законов были технически недосягаемы, т.е. не было нужды учитывать эффект насыщения.

 

Для анализа и устранения допущенной оплошности в записи закона всемирного тяготения проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим малое тело, скажем нейтрон, удерживаемое в гравитационном поле большого тела, сторонними  силами. Гравитационное поле непрерывно и равномерно возрастает.

Что будет происходить? Нас учат, что пробное тело (нейтрон) будет испытывать непрерывное и неограниченное увеличение силы притяжения. Таков стереотип, который навязан нам официальной наукой. Однако этот стереотип является заблуждением, как мы только что выяснили выше.

Сила этого, вышеназванного стереотипа была продемонстрирована при анализе рассчетов Джона Мичелла, который в рамках линейного принципа относительности Галилея рассчитал, что при определенных, вполне допустимых в природе условиях, вторая космическая скорость для звезд типа Солнца, может достигать и превышать скорость света. При выполнении этих условий звезда должна стать невидимой, если свет имеет  корпускулярную природу. Так зародилась идея Черных дыр. И никто не усомнился в постулатах беспредельной линейности.

В 1796 году Лаплас включил обсуждение этой идеи в свой труд «Exposition du Systeme du Monde», однако в следующих изданиях этот раздел был опущен, видимо, как явная математическая несуразица, не стоящая внимания. Но опять же, это была только интуиция мэтра.

Наивно полагать, что наш нейтрон может развить сколь угодно большое усилие на удерживающий механизм. Никто так и не думает; но и не задумывается над ситуацией, хотя математически получается, что должна происходить именно такая несуразица.

Стоит только задуматься над этим вопросом  в нашей ситуации с нейтроном – как элементарная логика приведет к формулировке леммы об ограниченности линейных процессов. И этот вывод вовсе не является никаким открытием. Это называется «снять шоры».

При неограниченном экстенсивном возрастании напряженности внешнего поля, интенсивное воздействие этого поля на пробное тело не может расти беспредельно, и непременно достигнет сначала нелинейного участка, а затем и состояния насыщения реакции на внешнее воздействие.

В режиме насыщения сила притяжения, действующая на пробное тело, перестанет изменяться (возрастать), несмотря на продолжающееся увеличение интенсивности потока гравитонов. Это очень интересный для нас эффект, и необычный по отношению к весу пробного тела. Необычный, только потому что эффект на практике еще не обнаружен, а теоретически никем не рассматривался.

 

В случае достижения режима насыщения поле притяжения двух тел, одно из которых достаточно велико, (например, ядро галактики), можно разбить на четыре зоны.

  1. Зона полного насыщения. Здесь закон всемирного тяготения будет выглядеть так:

F = γ·Mнас·m,

где Mнас – константа насыщения, максимальная эффективная масса, способная восприниматься пробным телом; γ – гравитационная константа. Сила притяжения в зоне насыщения не зависит от расстояния между телами и от дальнейшего увеличения большого тела.

  1. Зона частичного насыщения, в которой закон всемирного тяготения не линеен и может быть описан оператором:

F = γ· Mнас ·m → γ·K(R, M0)·M·m/R → γ·M·m/R2,

где K(R, M0) – безразмерный коэффициент, аналогичный фактору Лоренца в отношении массы; M0 – инвариантная масса инерции большого тела; M – условная, переменная масса гравитации большого тела, в которую можно бы включить и коэффициент K(R, M0), но тогда математическая модель потеряет наглядность.

  1. Зона обратно квадратичной зависимости, в которой закон всемирного тяготения имеет классический вид:

F = γ·M·m/R,

где M = Мграв = М0, а R – расстояние между телами.

  1. Дальняя зона нелинейной малости напряженности, в которой закон всемирного тяготения имеет вид:

F = k·γ·M·m/R,

где  k — безразмерный коэффициент < 1, зависящий от геометрии малого тела, см. [1]. В данной статье этот вариант не рассматривается и является альтернативой гипотезы MOND.

Во всех формулах выше масса гравитации, кроме эффекта насыщения, испытывает релятивистскую зависимость, M= M0√(1-V2/C2), а  m = m0√(1-V2/C2) где   M0 и  m0  это массы инерции этих тел. Масса инерции не зависит от скорости тел относительно физического вакуума [1].

Вокруг сверхтяжелого тела (ядра галактики) облако пыли или семейство звезд будет обращаться на некотором участке удаленности подобно твердому телу; в этой области закон тяготения при частичном насыщении может быть аппроксимирован законом:

F = K(M0)·γ·M·m/R,

а такая переходная область неизбежно реализуется в зоне частичного насыщения. Исходя из расчетов Мичелла, эффект гравитационного насыщения должен начать сказываться уже для звезд с массой, превышающей 500 масс Солнца.

Параметры движения звезд, находящихся в области частичного насыщения не могут быть использованы для определения массы галактик в соответствии с законами Кеплера. А будучи примененными (по недоразумению), дадут существенно заниженный результат, что и произошло.

 

Обращаем внимание читателя на то, что в выражении массы гравитации M, выражения (1), квадратный корень, называемый иногда фактором Лоренца, стоит при M0 и m0 в числителе, а не как в ТО, где он находится в знаменателе.

Выбор Эйнштейна обоснован особенностью поведения электронов в циклотронном ускорителе, хотя эту особенность математически можно связать и с другими параметрами ускорителя, влияющими на траектории ускоряемых электронов. Однако Эйнштейн волевым решением связал эту особенность только с параметром массы электрона, и получил известный закон возрастания массы при увеличении скорости электрона относительно наблюдателя.

В [1] этот выбор произведен на основе анализа данных системы взаимосвязанных экспериментов, обозначенных ниже.

Если некоторой системе сообщить дополнительную энергию, например, методом упругого сжатия заданного количества нуклонов, то система (образовавшееся атомное ядро) реагирует на это прибавление энергии дефектом своей массы.

Таким образом, чем больше внутренняя энергия (например, атомного ядра), тем оно относительно легче, но сохраняет при этом то же количество действующего вещества. Из этого следует (пока гипотетически), что масса гравитации, определяющая эффективное притяжение, условно уменьшается в соответствии с увеличением внутренней энергии, а масса инерции, видимо, должна иметь инвариантную природу, и определяться именно  количеством собственно рассматриваемого вещества.

Если внутреннюю энергию тела (объекта) повышать за счет увеличения его линейной скорости относительно физического вакуума, то логично, чтобы вес тела тоже уменьшался, а не увеличивался, как в ТО. Причем, два тела, движущихся параллельно, т.е. с нулевой относительной скоростью, тоже должны взаимодействовать ослаблено, по сравнению с телами неподвижными относительно неподвижного пространства.

Вследствие выше сказанного, фактор Лоренца должен быть именно в числителе, где он у нас и стоит.

Исходя из этого принципа, можно сделать следующий прогноз о дефекте массы любого компактного тела переменной массы.

Накопление массы тела приводит к увеличению внутреннего напряжения между элементами тела. На это уходит примерно половина энергии пополняющего (падающего) тела в процессе природной аккреции. Вторая половина делится между остаточным импульсом движения и теплом, которое излучается. Внутренняя энергия деформации (потенциальная энергия) увеличивающегося тела вызывает его дефект массы. Таким образом, интеграл (математическая сумма) веса разрозненных элементов тела всегда больше суммарного веса компактного тела, что и является сутью дефекта массы.

Из всего выше изложенного следует, что телу с массой М0 невозможно сообщить энергию, превышающую Emax = M0C2. Это утверждение является революционным по отношению к огромному количеству исследований, проведенных на БАК и других мощных коллайдерах. Почти все интерпретации результатов экспериментов необходимо переосмыслить. Однако Стандартная Модель практически не пострадает, напротив, лишь выиграет, т.к. надуманная гипотеза о партонах окажется излишней.

 

Вернемся, однако, к эффекту, уверенно подтвержденному Верой Рубин, и послужившему поводом для идеи о темной массе.

Теоретики астрофизики дружно направили свои усилия в тупик, необоснованно объявив, что периферийные звезды галактик движутся аномально быстро. Из этого утверждения автоматически (согласно стереотипу мышления) следует, что звезды внутренних областей галактик движутся нормально. А нормально – это значит близким к классическим представлениям образом.

Вот эта, терминологическая некорректность (ошибка), вызванная небрежностью интерпретаторов, и послужила причиной начала ложной революции.

 

Как сказал мудрец: сон разума рождает чудовищ.

К этому можно только добавить: если от этих чудовищ своевременно не избавиться, то чудовища начинают плодиться.

В свете представленных выводов, становится очевидным, что экзотическая интерпретация якобы аномального движения звезд в составе галактик, как следствия существования темной материи, т.е. новой космической сущности, обладающей только свойством гравитационного притяжения, является совершенно ненужной и, скорее всего, несостоятельной.

 

Результаты проведенного анализа закона всемирного тяготения, взятые совместно с новым осмыслением дефекта массы, позволяют развить гармоничную гипотезу процесса формирования галактик.

Итак, рассмотрим процесс формирования галактик с учетом эффекта насыщения, и с учетом релятивистского эффекта уменьшения гравитационного взаимодействия при увеличении скорости тел до скорости света, а также с учетом инвариантности массы инерции.

Бесспорно, что в центре каждой галактики находится её ядро или, более корректно, её центральный объект (ЦОГ) колоссальных размеров, массу которого можно оценить величиной, получаемой по формуле Кеплера с использованием наблюдаемых параметров движения периферийных звезд. Эта величина, из общих соображений, будет являться ограничением снизу.

Предположительно, будем считать ЦОГ состоящим из нуклонной плазмы огромной плотности, близкой к плотности атомных ядер, но не превышающая её.

Вращающийся ЦОГ формирует внутри себя стационарные смерчи (по отдаленной аналогии с Юпитером и Солнцем). В стволах этих вихрей, за счет флуктуаций возникают области, характеризуемые перепадами плотности вещества ЦОГ. При благоприятных условиях, в некоторых из этих областей происходит синтез тяжелых ядер атомов всего ряда таблицы Менделеева. Реакция эндотермическая.

Вследствие того, что плотность ядер атомов выше средней плотности ЦОГ, в зоне начавшегося синтеза возрастает контраст пространственного разрежения вещества. Это позволяет  электронам занять свои места в ближних оболочках атомов, и скомпенсировать тем самым падение давления в области разрежения, сохраняя при этом минимум плотности вещества.

Сила Архимеда выталкивает вращающийся фрагмент, с наработанным тяжелым веществом, по каналу вихря из ЦОГ в ближний космос. Скорость выброса велика, но не может быть близкой к скорости света, что позволило бы выбросу покинуть ЦОГ самостоятельно.

Вырвавшись из ЦОГ, выброс начинает стремительно расправляться в диск, и как парус принимает на себя альфа-нуклонное излучение ЦОГ (нуклонный ветер), скорость которого близка к скорости света.

Этот эффект является ключевым в обосновании механизма выброса звезд из ЦОГ на галактические орбиты.

На выброс действуют следующие силы: сила притяжения, ограниченная эффектом насыщения и фактором Лоренца; сила инерции; а также сила давления нуклонного ветра. Импульс нуклонного ветра максимален, т.к. его масса инерции релятивистскому эффекту не подвержена, а скорость частиц близка к скорости света. Таким образом, наш выброс из ЦОГ выносится в дальний космос, и пропитывается при этом нуклонами и альфа-частицами – будущими атомами водорода и гелия, которые не несут на себе первичного вращательного момента, и как следствие, сформируют потом тело звезды.

Сложный процесс формирования звездной системы из произведенного выброса описан в [4]. Не будем его повторять здесь. Нас интересует только характер движения новой, образовавшейся звезды в составе формирующейся галактической системы.

В нашу задачу не входит производство точных расчетов. Нам достаточно продемонстрировать наблюдаемый феномен движения звезд в составе галактического семейства.

В каждый конкретный момент времени дифференциальная скорость любой звезды определяется законом всемирного тяготения, действующего в данной сложившейся ситуации. С точки зрения математической модели, если её привести Закону Ньютона, эффективные ситуации непрерывно меняются. Таким образом, звезда движется как бы переходя с одной эллиптической траектории на другую.

Достигнув своего афелия, звезда, согласно нашим стереотипным представлениям, должна бы зеркально повторить свою траекторию от афелия к перигелию. Но, круто снижаясь к перигелию, звезда вновь попадет в область нуклонного ветра, который еще раз несколько скруглит её траекторию.

К тому же ЦОГ за прошедшее время несколько похудеет за счет других выбросов, что так же уменьшит крутизну снижения траектории звезды по сравнению с крутизной её восхождения. И так будет повторяться при каждом новом обороте звезды.

Таким образом, траектории всех звезд постепенно сглаживаются, приближаясь к круговым. При этом масса ЦОГ (и инерционная, и гравитационная) постоянно, за счет выбросов, уменьшается. Благодаря этому эффекту, поперечные размеры галактик по мере увеличения их звездного населения, всё время будут расширяться, что особенно будет заметно в средней и в  около центральной зоне галактики.

Каждая «старая» звезда, уже почти занявшая свою стационарную орбиту, при каждом следующем выбросе из ЦОГ, попадающем на более высокую орбиту, будет безынерционно отодвигаться от центра галактики порционным образом.

Этот эффект, по незнанию, можно принять за гипотетическое пространственное расширение, или расширение, происходящее по инерции. Однако это расширение не имеет никакого отношения ни к инерционному расширению, ни к пространственному. И всякая математическая ретроспектива, если она не учитывает физическую природу расширения, даст ложный результат.

Данное расширение галактики немедленно прекратиться, как только прекратится процесс формирования новых выбросов, или он будет скомпенсирован падением на ЦОГ старых звезд или стороннего вещества.

Перед нами пример процесса расширения условно замкнутой системы, который не связан ни с расширением пространства, ни с расширением по инерции.

Расширение Вселенной по закону Хаббла вообще не применимо к бесконечной Вселенной. Если же Вселенная конечна, то обязательно необходимо знать природу наблюдаемого эффекта, а она нам пока неизвестна.

 

Гармоничная Вселенная живет своей бесконечной жизнью, в которой нет места ни темной материи, ни Черным Дырам (тупикам природы), ни другим, выдуманным по недоразумению «чудовищам». А чтобы ничего подобного не случалось, научное сообщество должно выработать принцип моделирования природы, учитывающий переход от принципиально квантового моделирования к адекватному макро моделированию этого же мира. А для этого необходимо отказаться от официальной поддержки одновременно двух, принципиально несовместимых научных концепций. Такая политика приводит к формированию уже не двух, а множества парадигм, фактически на каждый случай. Эти парадигмы плодят так называемые гипотезы «ad hoc», гипотезы, оторванные от всеобщей гармонийй.

Частные теории, разработанные на основе таких парадигм, не складываются в гармоничную модель мира. Однако незаметно, чтобы это обстоятельство тревожило официальную науку. Честолюбие порождает чванство. Это чванство от науки навязывает всем мнение, что Квантовая Теория практически разработана. Официальная наука кокетливо называет оставшиеся (якобы ничтожные) недоработки теории «неполнотой». Однако обратите внимание на изложение Квантовой Теории – оно пестрит терминами «спонтанные события». А за каждым спонтанным событием скрыты неизвестные нам процессы и явления. Бездна неизведанного.

 

Не секрет, что кандидатом на отстранение от науки является ТО Эйнштейна.

Но судьбу этого учения нельзя решать всеобщим голосованием, слишком много зомбированных апологетов, в число которых, видимо, входит и всё правительство. В создавшейся ситуации Правительство обязано проявить мудрость в решении этой проблемы. Для чего надо организовать открытую дискуссию, но не под эгидой Академии.

Дело в том, что установившаяся практика поступления зарубежных грандов привела к фактическому управлению (посредством финансового манипулирования) российской наукой спецслужбами США. Принцип грандов – деньги вперед, располагает исполнителей к ангажируемости, с последующей трансформацией в агентов влияния.

Спецслужбы США заинтересованы в сохранении создавшейся тупиковой ситуации, и всеми доступными средствами, вплоть до ложных научных сообщений, создают видимость справедливости ТО.

Однако необходимое отстранение ТО не только откроет горизонты, но и может вызвать временный хаос «обрушений» множества действенных, практических методик и приложений, разработанных с помощью компенсирующих, но ошибочных по своей сути положений.

Отстранение ТО должно сопровождаться заменой практически используемых рекомендаций ТО, на новые адекватные рекомендации.

Приведем неполный перечень предполагаемых замен.

  1. Геометрия мира в квантовых масштабах должна описываться новой геометрией Евклида, разработанной на его первозданных аксиомах, в которых нет безразмерной точки, как физической, так и математической.

Это – еще не разработанная, удивительно-необычная геометрия.

Макромир же должен описываться классической геометрией, не посягающей на квантовые масштабы.

  1. Постулат эквивалентности массы инерции и массы гравитации заменяется на следующую операторную запись: масса инерции – инвариантна; эффективная масса гравитационного взаимодействия равна массе инерции, умноженной на фактор Лоренца. Именно, умноженной, а не разделенной, как в ТО.
  2. Формула эквивалентности массы и энергии справедлива только для дефекта эффективной (гравитационной) массы. Всякая энергетическая подпитка системы вызывает дефект суммарной, эффективной массы.
  3. Физический вакуум не является источником энергии. Добывать можно только ранее запасенную энергию. Энергия – способность совершать работу. Работу способно совершать только вещество.
  4. Постулат увеличения массы тел при увеличении их относительной скорости, заменяется на релятивистское уменьшение эффективной массы гравитации, при увеличении скорости тела относительно физического вакуума.
  5. Скорость распространения гравитации и электрического поля не равна скорости света в субъективно-эффективном макро представлении, хотя в квантовом представлении эти скорости близки к скорости света.

Субъективная скорость распространения гравитации в макромире равна отношению расстояния между наблюдаемыми телами к длительности кванта времени, т.е. не является константой, и называется мгновенной скоростью.

  1. Фотон является специализированным переносчиком энергии, и не имеет ни массы, ни продольного импульса. Эффективная энергия фотона задается крутизной его пространственной квантовой конфигурации — геометрическим параметром, который можно однозначно связать с частотой условных колебаний.

Взаимодействие фотона с веществом описывается сложным квантовым оператором, функции которого еще не все изучены, т.к. не изучали по причине неправомерного применения классической геометрии для описания краевых эффектов при прохождении фотоном щелей и отверстий.

  1. Электрические и гравитационные поля являются по своей природе импульсными и сканирующими.

Вещество может генерировать излучаемые фотоны, не теряя своей массы, но не может генерировать гравитоны, которые являются принадлежностью данной элементарной частицы. Таким образом, все излучаемые гравитоны должны возвращаться к излучившим их частицам, реализуя этим режим сканирования и, одновременно, свойство инвариантности массы инерции. Глюоны Стандартной Модели, если она выживет, должны иметь аналогичные свойства, а не рождаться в потребном количестве.

  1. Магнитного поля, как специализированной природной сущности, не существует. Магнитное поле описывает динамику электрического заряда, и имеет принципиально тензорный характер. Попытка векторного описания искажает сущность магнитного поля.

 

Все предложенные замены аргументированы в [1].

 

 

Нижний Новгород, январь 2018г.

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

Источники информации

 

  1. Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет, Новости Науки и Техники, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html , 2010г.
  2. Прохоров А.М., Большая Советская Энциклопедия (3 редакция).
  3. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  4. Леонович В.Н., Формирование Солнечной системы. Интернет,

http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10304.html .

  1. Гуревич Л.Э., Чернин А.Д., Происхождение галактик и звезд. Издательство «Наука», 2005 г.

 

 

Парадигмы, и их влияние на экономику

Информация к размышлению

 

Принято считать (нас так учили), что экономический эффект фундаментальных открытий проявляется, в лучшем случае, через десятилетия.

Однако к настоящему времени ситуация несколько изменилась. В статье приведено несколько убедительных примеров, подтверждающих это изменение.

Всякое фундаментальное открытие апробируется на соотношение с действующей парадигмой, которая после каждой такой апробации при необходимости корректируется.

Парадигма  — совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом и объединяющая большинство его членов. Обеспечивает преемственность развития науки и научного творчества.

Парадигма может быть абсолютной, научной, государственной, индивидуальной (субъективной) и общепринятой. Это из энциклопедии. А еще бывает официальная научная парадигма.

Официальная научная парадигма это парадигма, состоящая из фундаментальных положений опубликованных в утвержденных РАН учебниках, пособиях и справочниках.

В приведенном здесь определении, да и в большинстве остальных, нет требований к парадигме, отвечающих за качество собственно парадигмы, а именно: за её внутреннюю непротиворечивость. А ведь парадигма это своего рода избранный фундамент научного описания мира. Мира, который априори является гармоничным. Хотелось бы, чтобы требование непротиворечивости являлось определяющим по отношению ко всем парадигмам.

При таком отношении, парадигма, содержащая противоречивые положения, не может претендовать на статус научной, хотя может при этом успешно использоваться в некоторых научных разработках ограниченного применения. Но это частное послабление не относится к фундаментальным исследованиям.

В фундаментальных исследованиях выявленная внутренняя противоречивость применяемой парадигмы подлежит немедленному устранению. Все разработки, произведенные на базе противоречивой парадигмы, являются сомнительными, и должны рассматриваться не более как гипотетические.

Современная наука вошла в XXI век с неразрешенной проблемой непрерывного континуума. XIX век был ознаменован господством концепции Аристотеля, которая предполагает бесконечную делимость материи, понимаемой как вещество.

XX век был ознаменован уже торжеством квантовой концепции Демокрита. Однако торжество наблюдается, а господства — нет. Концепция Аристотеля всё так же в ходу, и популярна. Исследователи пользуются обеими противоречивыми концепциями, кому как удобнее. Налицо внутренняя противоречивость официальной парадигмы. Это приводит к эволюции научных представлений, характеризуемых шатанием, разбродом и тупиками всевозможного толка.

Прямым следствием сложившейся ситуации стала декларация РАН о признании релятивизма, изложенного в ТО Эйнштейна, единственно верным учением, и критике не подлежащим. Очевидная и принципиальная несовместимость релятивизма и квантовой теории демпфируется мифом о том, что Эйнштейн является одним из основоположников квантовой теории (КТ). А существующий антагонизм ТО и КТ является следствием временного несовершенства математического аппарата КТ, которое следует устранить, изложив КТ в терминах ТО. Именно на это бессмысленное занятие брошены главные силы теоретиков официальной науки. И пока они не убедятся, что их цель недостижима, а учение Эйнштейна ложно, наука по воле РАН будет пребывать в мире эфемерных гипотез.

На эклектической (не правовой) парадигме возникли и процветают разные теории Большого Взрыва и теории Черных Дыр, основанные на ложном понятии «безразмерная материальная точка». Непосредственного влияния на экономику эти теории не оказывают. Но это только непосредственно. Косвенное влияние все же есть. Эти «теории» отвлекают на свою разработку, и поддержание, научный потенциал. И ко всему, являются вредными указателями для молодых ученых и закладками отсроченного действия.

Теперь приведем пример фундаментального положения официальной парадигмы, наносящего огромный и непосредственный экономический ущерб.

Речь пойдет о постулате Эйнштейна, определяющем зависимость массы тела от его относительной скорости как

M = Mо/(1-V2/C2)0.5   (1), см. [1] .

В момент декларации этого постулата зависимость (1) проверить было технически невозможно, и её приняли фактически на веру. В настоящее время проверка почти ничего не стоит. Любой мощный ускоритель, оборудованный замкнутым контуром ускорения, может предоставить необходимую информацию, которая является для ускорителя сводом технологических параметров режима стабилизации ускоряемого пучка частиц.

Безоговорочное подтверждение зависимости (1) явилось бы триумфом ТО, на косвенное подтверждение которой продолжают тратиться значительные средства.

То обстоятельство, что этого подтверждения (предъявления соответствующих параметров) не происходит, убеждает нас в очевидной сути происходящего, а именно: соотношение (1) в природе не реализуется, и на ускорителях не наблюдается.

Экономические последствия (реальные убытки и упущенная выгода), связанные с использованием соотношения (1) в качестве фундаментального закона, невозможно переоценить.

Поясним. С помощью соотношения (1), косвенным образом, определяется знак дефицита массы, который наблюдается у всех природных элементов таблицы Менделеева. Мария Кюри экспериментально определила, что в момент расщепления урана происходит увеличение веса суммы всего вещества, ранее составлявшего атом урана. Этот процесс сопровождается высвобождением (выделением) так называемой ядерной энергии.

Однако из соотношения (1) следует совершенно обратное, ядерная энергия должна выделяться в процессе синтеза. И это положение подтверждается официальной теорией эволюции звезд типа  Солнце.

Противоречивая парадигма порождает противоречивые следствия. Элементарная логика здравого смысла требует определиться, какая же концепция, из двух, действует в мире, т.е. соответствует природным реалиям. Вместо этого, кто-то из авторитетов, придумывает гипотезу из серии «ad hoc» (гипотеза на конкретный случай). По этой гипотезе синтез ядер элементов, которые легче железа  идет с выделением энергии, а синтез элементов тяжелее железа идет с поглощением энергии. Таким образом, объясняется наблюдаемое выделение энергии в процессах расщепления трансурановых элементов, и утверждается  выделение энергии при синтезе легких элементов. То обстоятельство, что дефект массы имеет один знак для всех элементов, почему-то никого не смущает.

Канонизировав возникшую ошибку, причиной которой является заблуждение Эйнштейна  (1), РАН инициировала разработку сначала так называемой водородной бомбы, а затем, разработку бесперспективных ТОКАМАК-ов. Далее ситуация развивается так, что авторитеты, получающие выгоду от этих проектов организуют грандиозный международный  (такой же бесперспективный) проект ИТЭР (Международный Экспериментальный Термоядерный Реактор).

Таким образом, стоимость этой конкретной ошибки (1), включенной в рабочую парадигму, определяется стоимостью всех перечисленных разработок.

В этом перечне особняком стоит разработка водородной бомбы. Особняком, потому что эта разработка официально считается успешной. И этот мнимый успех способствовал «успеху» целого ряда следующих безнадежных проектов.

Справка.

И советские, и американские разработчики, не сумев создать невозможное, т.е. водородную бомбу, совершили подлог, выдав сверхмощную плутониевую бомбу за водородную [2].

Следующей фундаментальной (и разорительной для нас) ошибкой Эйнштейна было утверждение, что фотон является носителем продольного импульса, определяемого соотношением

P = m·C = f·h/C  (2), где m – релятивистская масса фотона, C — скорость света,  f – частота фотона, h – постоянная Планка. Это соотношение обычно сопровождается вздорным пояснением, смысл которого состоит в том, что m при нулевой скорости фотона равна нулю. Формулировка, правда, несколько иная, более маскирующая преподносимый вздор «масса покоя фотона равна нулю».

На самом деле, фотон, будучи специализированным возмущением физического вакуума, переносит только энергию этого возмущения, которая может поглощаться (гасить фотон) только вещественными системами, способным поглощать два равных противоположных импульса, одновременно. Условие одновременности требует, чтобы поглощающий объект был системой. Одиночные протоны или электроны вне силового внешнего поля не могут ни излучить, ни поглотить фотон.

Теоретики и исследователи-умельцы, обманутые официальной наукой, ринулись на разработку фотонных движителей. Потрачен очень большой научный и экономический потенциал, а результатов нет, как нет, потому, что их и не может быть.

У теоретиков уже вполне достаточно фактов для пересмотра исходных положений официальной парадигмы, но они с завидным упорством понуждают экспериментаторов искать ошибки в своих практических разработках.

Между тем, лазеры достигли таких огромных мощностей, которые позволяют им резать толстый металл, как гиперболоид инженера Гарина, но импульс отдачи этих лазеров загадочным образом обнаружить не удается.

Лазерными лучами пытаются сжать нуклоны будущего гелия до радиуса действия сильного взаимодействия, чтобы обеспечить желанную реакцию синтеза. Но безуспешно. Нуклоны, или их носители-посредники, не желают сжиматься в направлении луча лазера.

Исследователи уже поняли это, и пишут об этом в своих отчетах о неудачных опытах. Пишут, как о непонятном явлении. Однако теоретики РАН этого не замечают.

Затраты растут, а результатов нет, и не будет.

Читатель спросит, каким же образом проявляется в рабочем теле лазера отданная в луч энергия, т.е. её убыль? Случайно удалось это установить: это раскрылось в эффекте лазерного охлаждения. Тело лазера интенсивно, в соответствии с излучаемой энергией, охлаждается, впрочем, как и все излучающие тела, о чем всем давным-давно известно.

Тело, излучающее фотоны, соответственным образом охлаждается, не испытывая никакой реакции отдачи. Лебедев в своих опытах измерял не давление света, а отдачу вторичных электронов (фотоэффект), об этом в работе [3].

Как происходит излучение фотонов, наука непременно узнает, когда начнет расчищать «авгиевы конюшни», оставленные официальной наукой, вооруженной эклектической парадигмой.

Картина создавшейся ситуации не будет полной, если не рассказать о лавине ложных научных построений (вторичных), которые приходиться придумывать для объяснения осуществленных подлогов, чтобы первичная, ложная парадигма не подвергалась сомнению.

Рассмотрим феномен шаровой молнии. Петр Капица на закате своей научной деятельности высказал сожаление, что у него нет второй жизни, которую он всю без остатка хотел бы посвятить изучению этого природного явления. Однако до сих пор не слышно, чтобы какая-нибудь научная организация официально занималась этой проблемой.

В популярных публикациях о шаровой молнии упоминается о более тридцати гипотез, ни одна из которых не является общепризнанной.

Почти все гипотезы предполагают всевозможные плазменные структуры, хотя всем известно, что локализовать плазму в открытом пространстве, или в воздухе, невозможно.

Есть несколько гипотез, не опирающихся на плазменную структуру шаровой молнии, но эти гипотезы к публикации не принимаются под предлогом, что они не соответствуют твердо установленным истинам, и являются, таким образом, лженаучными. Действительно, формально — не соответствуют, т.к. истина еще не установлена.

Суть дела в том, что вера в идею удержания локализованной плазмы необходима проектам ТОКАМАК и проекту ИТЭР, чтобы финансирование продолжалось. А шаровая молния, в качестве плазменного образования, служит поддержкой мифа о возможности осуществления голубой мечты – термоядерного промышленного синтеза.

Вот и  блокируется всякое исследование ШМ, грозящее крушением плазменному мифу. Какие реальные убытки это приносит экономике, с учетом не реализованных неизвестных проектов, узнаем только после преодоления создавшейся, нездоровой ситуации.

Таких феноменов, аналогичных ситуации с ШМ, достаточно много. Это ложная интерпретация так называемых широких атмосферных ливней, возникающих в природе под действием космических, энергичных частиц, и являющихся в действительности лавинами. Это водяные нагреватели с эффективными, локальными КПД, превышающими 100%. Это так называемый холодный ядерный синтез и т.д.

Все эти загадочные, с точки зрения официальной  науки, феномены имеют здравые объяснения, правда, они не соответствуют когда-то сделанным поспешным заявлениям, каких-то авторитетов.

А всё начинается с попустительства противоречивой (ошибочной) парадигме.

Нижний Новгород, январь 2017 г.

С другими публикациями автора можно ознакомиться на странице Интернета http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

Источники информации

1.​ Леонович В.Н. /Концепция физической модели квантовой гравитации/ Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

  1. Леонович В.Н. /Источник энергии Солнца. Информация к размышлению/ Интернет:http://www.proza.ru/2017/12/14/1690

3.​  Костюшко В.Е. /Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света/ Русское Физическое Общество. Энциклопедия Русской Мысли, т. XVI, стр. 34. Интернет http://v-kostushko.narod.ru .

  1. Википедия.

 

 

О смертельной опасности, исходящей от апологетов Теории Относительности

Леонович Владимир

  1. Как это бывает, когда вмешивается идеология

(В качестве предисловия)

 

В пору образования СССР естественным образом возникла необходимость в новом гимне.

Конкурс устраивать не стали. Произвели кулуарный отбор – и выбор пал на композитора Александрова.

Получив заказ, Александров приступил к работе – и гимн к сроку был готов.

Комиссия Политбюро во главе со Сталиным прослушала гимн, и Сталин, как всегда, предложил всем высказаться.

Выслушав осторожно похвальные оценки членов комиссии с небольшими критическими замечаниями, Сталин подвел итог. Гимн ему не понравился.

Сталин прохаживался по кабинету, и при каждом повороте начинал формулировать следующую свою претензию.

Закончив, Сталин сказал: «Идите, товарищ Александров, и работайте»,- и вслед добавил,- «и помните, что гимн должен быть торжественным и величественным. Как церковный псалом».

Александров лихорадочно приступил к работе. Новый срок обязывал.

Однако дело не двигалось, гимн не складывался.

Что делать?! Мысль лихорадочно металась, положение казалось безвыходным.

И тут композитор вспомнил напутствие Сталина «Как церковный псалом».

Вот он — желанный выход. Надо взять малоизвестный псалом, немного переделать, изменить ритм-мелодию и соответственно аранжировать. И всё!

Подходящий псалом нашелся легко – это была удача. Однако с переделкой получилась загвоздка. Псалом не желал переделываться. Любая правка разрушала либо его торжественность, либо его величавость, либо и то и другое сразу.

Устав бороться с псалмом, Александров в отчаянии решается и на подлог, и на плагиат сразу. Он решил не переделывать псалом, а только изменить аранжировку.

С камнем на сердце Александров представил «свой» гимн партийной комиссии.

Реакция превзошла его отчаянные надежды. Гимн привел всех в восторг.

А Александров не находил себе места. Памятуя о том, что идею с псалмом высказал сам Сталин, Александров наконец решился, и выбрав момент, с дрожью в коленках, всё рассказал вождю.

Сталин молча выслушал скукожившегося перед ним композитора, и, выдержав многозначительную, нарочитую паузу, произнес: «Вы правильно сделали, товарищ Александров, что честно признались мне. А теперь забудьте всё, и никогда больше не вспоминайте. Идите, получите гонорар. И премию. Вы написали хороший гимн».

 

  1. Как это было

(Историческая реконструкция по методу Станиславского)

 

Через несколько лет, другие люди и по другому поводу тоже получили срочное, идеологическое задание от партии. Эти люди должны были в кратчайшие сроки создать водородную бомбу.

Коллектив был сработанным, за плечами создание атомной бомбы – и работа закипела.

Работа кипела, а навара всё не было. Не желал водород соединяться в гелий, следуя указаниям ТО.

Сроки давили всё сильнее и сильнее. Лидерам стало ясно, что  задание им не выполнить.

На тайном совещании был предложен выход из положения.

Надо идти на подлог – или, в противном случае, шарашка продлится вечно.

Разрабатывая миниатюрный ядерный запал для основного водородного заряда, команда научилась, как делать ядерный запал интенсивным и максимально мощным. Таким образом, увеличив мощность запала до заданной величины, можно ядерную бомбу выдать за термоядерную.

Но останется одна проблема – водородная бомба не дает радиации, а при подлоге радиация неизбежна.

Эта проблема решилась еще проще, чем первая. Просто нужно раздвинуть рамки технического задания – бомба должна быть мощной, но не обязательно чисто водородной. Пусть она будет композиционной или комплексной.

Так родилась трех уровневая (условно) конструкция бомбы, содержащая кроме запала и водородного заряда еще и ядерное устройство на быстрых нейтронах на основе реакции Джекила-Хайда.

Поставленная задача была не из простых, да еще усложнялась дополнительным условием: всё надо сделать так, чтобы никто не догадался о подлоге при анализе конструкции.

Картина «Сикстинская Мадонна» Сальвадора Дали при рассмотрении её издали воспринимается как крупное изображение уха, но при ближайшем рассмотрении все видят поясной портрет женщины.

Команде Курчатова удалось решить и эту задачу. Ни у одного эксперта, воспитанного на ТО, не возникнет сомнения, что перед ним не водородная бомба.

Сказано – сделано. Мастера.

 

В процессе натурных отработок взрываемых устройств экспериментаторами было сделано стратегическое открытие. Дело в том, что для любого ядерного и термоядерного зарядов можно теоретически рассчитать максимально возможное выделение энергии, которое ошибочно называется мощностью. Этот теоретический предел обоснованно считался на практике недосягаемым. Но вот, от взрыва к взрыву, испытатели начали получать превышение предельной, так называемой, мощности.

Сначала решили, что виновата методика расчета. Но быстро убедились, что методика здесь ни при чем.

Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы поныть, что в этом случае в ядерной реакции расщепления принимает участие не только заряд, но и другие элементы конструкции бомбы.

Это и было тем открытием, которое должно было поменять всю стратегию разработки водородной бомбы.

Дело в том, что участие сторонних конструктивных элементов бомбы в реакции расщепления невозможно было рассчитать. Мощность бомбы, обладающей таким эффектом, становилась непредсказуемой. Возникла опасность превысить некоторый, пока никому неизвестный предел, после превышения которого цепная реакция с элементов бомбы перейдет на лабораторное оборудование, а потом далее – на литосферу и всю Землю.

Это будет ядерный взрыв Земли.

Со стороны, из других звездных систем, это будет выглядеть как взрыв сверхновой.

Степень реальности этой угрозы можно оценить по параметрам ШАЛ (широких атмосферных лавин). Именно лавин, а не «ливней», как апологеты ТО переиначили определение первооткрывателей ШАЛ.

В ШАЛ, в штучном исполнении происходит то, что в атомных бомбах, называемых «водородными», происходит массово и неконтролируемо.

Интерпретируя ШАЛ как «ливень», РАН этим самым скрывает (или не признает) возможность осуществления цепной реакции расщепления на легких элементах, не являющихся радиоактивными, вплоть до гелия.

Штучные релятивистские нуклоны космического происхождения вызывают лавину (затухающую цепную реакцию) расщеплений атомов атмосферы. Результат этого цепного расщепления регистрируется датчиками, установленными на поверхности Земли.

Если опрокинутое «дерево» цепной реакции, образующее конус ШАЛ, рассматривать как результат механического распределения начального импульса, т.е. как «ливень», то всю суммарную энергию дерева расщеплений надо приписать одному космическому протону, и его энергия оказывается непомерно большой. Чтобы этого не получалось, апологеты ТО придумали методику снижения оценок показаний датчиков. Теперь, меняя методику, можно получать любые желаемые энергии космического излучения.

Таким образом, перед командой разработчиков возникла проблема совершенно нового плана. Скрывать открытие — или обнародовать?

Если обнародовать, то придется вскрыть и подлог с водородной бомбой, а этого никому не хотелось.

История свидетельствует, что от мировой общественности открытие скрыли.

А от Политбюро?

Похоже, тоже скрыли.

Совершенно ясно, что от Берии и от военных курирующих представителей, скрыть это было чрезвычайно трудно. В общем, круг посвященных в суть открытия остается достаточно неопределенным.

 

Узнав об успешных испытаниях в СССР, американцы усилили свой натиск.

Проблемы те же. А долг платежом красен.

Когда-то американские разработчики по своей инициативе передали все ключевые секреты урановой бомбы команде Курчатова. Теперь, судя по скорости разработки «водородной» бомбы, американцы получили наши секреты. Корпоративный союз, по образцу масонской ложи, состоялся. А с ним состоялся и прецедент молчаливого сговора на взаимный подлог. Скоро он всем пригодится в лунной гонке.

И всё было бы в рамках терпимого обмана, если бы не идеология и политика.

Накануне Карибского кризиса Хрущев уже готовился к психической атаке – и заказал нашим разработчикам водородную супер бомбу.

Это была трагедия.

При малой мощности «водородной» бомбы, добавочная мощность за счет вовлечения стороннего вещества была, хоть и не предсказуемой, но априори достаточно малой. Но что будет при ста мегатоннах – это было одному Богу известно. Это ни в какие ворота.

Сахаров отказался участвовать в авантюре, и вышел из команды, поругавшись с Хрущевым.

Курчатова уже не было.

Оставшиеся ученые пытались уговорить Хрущева снизить планку, но тот ни в какую. Придворные апологеты ТО объяснили ему, что водородная бомба совершенно безопасна. Ну, бабахнет — будь здоров, но никаких цепных реакций, и практически никакой радиации. А третий уровень бомбы, который дает радиацию, пусть выбросят, вот радиации и не будет.

Формально, так и сделали. Объявили, что устройство Джекила-Хайда выбросили, и тем самым снизили мощность в два раза, на что Хрущеву пришлось согласиться.

Говорят, что оскопленный вариант бомбы был создан  всего за 122 дня. Пусть говорят. Но так не бывает. Это блеф. Даже обосновывать не буду.

В реальной бомбе, которую тихо, но напряженно, разрабатывали с 1954 года, ничего менять не стали. Так, по мелочи. Слойку (заряд) уменьшили. Больше с самолетом возились.

 

И вот настало время показательного испытания.

Команда наблюдателей из состава непосвященных была совершенно спокойна, это члены Политбюро; они уверены, что бомба водородная, безопасная и предсказуемая. Но посвященные представители разработчиков и военных наблюдателей нервничают. Ну, как всё пойдет, не как задумали.

Наконец бабахнуло. Но что это, «бабах» случился, а «нуло» не наступает. Небо всё грохочет и грохочет, и искусственное солнце всё сверкает и сверкает. Минуты идут, а кромешный ад не кончается. Посвященные начали прощаться с жизнью.

Вот он – рукотворный конец света.

Один или два генерала обмочили брюки.

Все были уже мокрыми от пота, когда адский грохот заметно пошел на убыль.

Посвященные поняли, что пронесло.

«Что это было?»- спрашивали члены Политбюро. Они меньше всего испугались, т.к. ничего не понимали.

Разработчики молчали, и молили Бога, что высоты взрыва хватило, чтобы цепная реакция не пошла в разнос и не перекинулась на землю. А то далекие цивилизации наблюдали бы взрыв сверхновой.

 

Вся округа была загажена непомерным количеством радиоактивных изотопов.

Шаровое облако взрыва, висевшее в воздухе, было подброшено отраженной ударной волной, и снесено ветром в сторону. Ни в одном описании взрыва на Новой Земле автор ничего не нашел про ветер. Как сообщается в официальном отчете, когда на третий день (через два дня) прибыли в эпицентр взрыва, для измерения остаточной радиации, то её уровень был вполне безопасным. Скользкая формулировка. И это при том, что максимум радиации был вовсе не в эпицентре.

Когда сумма косвенных оценок мощности произведенного «взрыва» перевалила за 75 мегатонн, считать далее перестали, или начали оформлять другой протокол. Было совершенно ясно, что взрыв был существенно не термоядерным.

Человечество, т.е. нас с вами, спасла случайность. Да еще интуитивная опаска разработчиков, снизивших запрос Хрущева в два раза.

Американцам ничего доказывать не пришлось. Им и так всё было ясно. У них тоже не было водородной бомбы. Вернее, тоже была фиктивная водородная бомба. Более того, американское правительство было более полно информировано о сути случившегося, в теоретическом плане.

Подписание договора о прекращении ядерных испытаний и о нераспространении ядерного оружия в создавшейся ситуации было вопросом  времени, и  состоялось уже через два года.

 

  1. Как это может быть

 

Перед теневым кабинетом мирового правительства в США встал вопрос, что предпочтительнее: или посвятить общественность в реальное положение дел, объяснив опасность ядерных испытаний, разоблачив при этом Теорию относительности Эйнштейна; или продолжить еще некоторое время политику оболванивания определенной части научного сообщества, с тем чтобы обеспечить США отрыв в науке и технике от Европы и от Азии.

Алчность переборола страх.

Выбор был остановлен на втором варианте.

И закрутились бесперспективные разоряющие проекты ТОКАМАКов. А потом и международный проект ИТЭР, в котором США благоразумно не участвуют.

И вот, очень не кстати возник Ким Чен Ын. Своим хулиганским и бесшабашным блефом он всерьез напугал США. Действительно, а вдруг, этот хохмач, имитируя для США обладание водородной бомбой, взорвет под землей столько урана, что превысит дозволенный предел, о котором он ничего не знает. И подожжет запал цепной реакции взрыва сверхновой.

Вот тут и становятся понятными странные угрозы Трампа в адрес Кореи, которые всем непосвященным кажутся нелепыми. А ведь перед Трампом (он посвященный) стоит реальная дилемма: хочешь спасти Землю – останови Ким Чен Ына. Любой ценой, вплоть до уничтожения Кореи.

Ну-ка, либералы-обыватели, прикиньте, что вы себе выберете: живой страх стать участником и материалом взрыва сверхновой; или стать свидетелем уничтожения Кореи.

Как Вам это, профессионалам двойных стандартов.

Наше, российское правительство нуворишей, которые дальше своего счета в международном банке ничего не видят, плохой пособник американцам в деле реального ограничения ядерного вооружения. Продадут любой секрет. Коррупция.

Кто первым схватит. Кто больше ухватит.

Сейчас идет подспудная борьба между проамериканской РАН и жуликоватым Правительством РФ за реальное (не прописанное в законах) влияние на общество и на экономику.

Правительство, посредством частных лиц, владеет телевидением, но не очень эффективно им пользуется. А РАН вершит свою волю во всех научных инстанциях и научных журналах, и прекрасно этим пользуется.

Последняя попытка РАН внедриться в Правительство, с целью последующего его полного захвата, провалилась. Сейчас на фронте без перемен. Возня.

Общество не должно ждать, когда теневое мировое правительство миллиардеров позволит нам узнать правду о реальной угрозе ядерного оружия, а заодно и ложном учении Эйнштейна. Но ни КПРФ, ни Яблоко, ни какие другие оппозиционные партии, похоже, даже не понимают сути происходящего.

Однако общество нуждается в посвященных лидерах.

Но РАН всячески этому препятствует, оберегая неприкосновенность ТО как зеницу ока.

 

Ситуация зрела сто лет. А в начале XXI века она находилась на лезвии ножа (бритвы): или масса тел растет с ростом скорости, т.е. мир подчиняется ТО; или — не растет (масса гравитации убывает, а масса инерции инвариантна), и мир следует своей естественной природе, включая и релятивистскую область.

Судьба и магнаты выбрали первый вариант – вариант заблуждений и испытаний.

 

Люди, одумайтесь! Остановитесь в своем безоглядном хапожничестве и истерическом потреблении, осмотритесь – и сделайте единственно верный вывод.

У вас должны быть дети. И вы нужны своим детям, прежде всего, разумными, и только потом — богатыми.

 

Нижний Новгород, сентябрь 2017 г.

 

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.