Архив рубрики: Статьи

Загадка лазера. Информ ация к размышлению

 

Еще на заре лазерных разработок, в лаборатории Басова был обнаружен необычный эффект, демонстрирующий перемещение информации со скоростью, заметно (но незначительно) превышающей скорость света [1].

Участник разработки, и автор воспоминаний [1], Крюков П.Г. пишет следующее. «К нашему изумлению, форма импульса при уси­лении заметно не изменялась, но усиленный им­пульс явно сдвигался к входному. Ошибка в экспе­риментах исключалась. Получалось, что при про­хождении импульса в усиливающей среде лазерный свет распространяется со скоростью, большей ско­рости света. Требовалось объяснить столь неверо­ятное, на первый взгляд, явление» [1].

На фоне множества других открытий, связанных с лазером, и не вызывающих протеста, этому эффекту, возмутительному по своей сути, все-таки не уделили достойного внимания. Эффект, теоретически, с небольшими натяжками, был объяснен в статье Ораевского А.Н. [2] – и благополучно забыт.

Однако, через некоторое время эффект опять потревожил исследователей. На этот раз, в опытах Вонга 1982 года [3], и в схожих экспериментах других исследователей, проведенных  уже в XXI веке.

В этих экспериментах эффект стал объектом пристального внимания. Объяснения Ораевского оказались неуместными, т.к. импульс лазерного усилителя опережал импульс возбуждающего лазера на время, превышающее длительность самого импульса. Более подробно  эта ситуация описана Гришаевым А.А., см. [4].

На этот раз было получено достаточное количество соотношений, чтобы на их основе можно было сделать правильные и однозначные выводы.

Опишем суть эффекта.

Для определения скорости распространения светового импульса в рабочем теле усилителя Басовым был применен следующий прием. Импульс задающего, стартового лазера делился на два канала. Первый канал, по световоду определенной оптической длины, был соединен со входом двухлучевого измеряющего осциллографа. Второй канал, состоящий из трех последовательных участков (световод 1, рабочее тело лазера, световод 2), соединен со вторым входом осциллографа.

Оптическая длина этих двух каналов подбиралась одинаковой. Калибровка установки производилась в пассивном режиме усилителя, т.е. без его возбуждения.

Было установлено, что при достижении некоторого уровня мощности задающего лазера усиленный импульс вдруг начинал опережать задающий импульс. При этом время опережения точно равнялось суммарному времени, требуемому на прохождение импульсом световода 1 и световода от задающего лазера до раздваивающего устройства, т.е. оптическому пути от задающего лазера до усилителя.

После произведенных манипуляций (вариаций) этой оптической длиной, стало очевидным, что стартовый импульс с задающего лазера на лазер усилителя, минуя световоды и делитель, перебрасывается мгновенно.

Однако, несмотря на полученные наглядные результаты, вывод о мгновенном распространении стартового импульса от задающего лазера до усилителя не был сделан. Так велика вера исследователей в невозможность мгновенной скорости распространения информации.

Дело в том, что исследователи, проводившие эксперименты, по всей видимости, не имели правильного представления о мгновенной скорости, и пользовались традиционным официальным представлением, считающим мгновенную скорость синонимом (т.е. равной) бесконечной скорости. А бесконечная скорость действительно невозможна.

Как же удалось официальной науке выйти из этого положения, и все-таки достаточно убедительно обосновать работу лазеров без интерпретации эффекта Басова?

Попробуем разобраться.

 

Основа официальной модели лазера проста и красива.

По этой модели фотоны излучаются электронами атома при переходе с одного энергетического уровня, на котором они находятся, на другой, меньший уровень.

Согласно официальным представлениям, электрон, обращающийся по круговой орбите, должен излучать электромагнитные волны, фотоны. Это, трагически ошибочное представление, попавшее во все школьные учебники, в данном случае никому не мешает, т.к. компенсировано (нейтрализовано) принципом Паули.

Принцип Паули постулирует существование дискретного набора энергетических уровней орбитального электрона, находясь на которых, электрон не излучает. Этих, разрешенных  энергетических уровней у электрона строго определенное количество, и величина их также строго определена, и квантована в масштабе постоянной Планка.

В исходном (невозбужденном) состоянии, соответствующем нулевой температуре, все электроны атома абсолютно устойчивы. При возбуждении конкретного электрона, он скачком переходит на один из разрешенных для него уровней, который уже не является абсолютно устойчивым, и называется возбужденным (квазиустойчивым).

Возбуждение конкретного электрона осуществляется при тепловом столкновении атомов или при поглощении атомом подходящего (резонансного) фотона. В момент возбуждения электрон атома ничего не излучает.

В возбужденном состоянии электрон тоже ничего не излучает, как не излучает любой круговой постоянный ток, но нас принуждают думать, что это особый квантовый эффект.

С возбужденного уровня электрон в какой-то неизвестный момент, спонтанно (самопроизвольно) может возвращаться в исходное состояние, излучая при этом фотон с соответствующей, строго определенной энергией.

Суммарное спонтанное излучение тела происходит хаотическим образом, т.е. в случайное время, в случайном направлении и со случайной энергией. Это излучение формирует характерный для каждого вещества спектр, вид которого является визитной карточкой данного вещества, т.к. зависит от устройства атома, т.е. типа вещества.

Лазер – это хитроумное устройство, генерирующее излучение фотонов в узком энергетическом диапазоне, и практически в одном заданном направлении.

Как это происходит.

Во-первых, изначально искусственно создается возбуждение атомов подобранного вещества лазера не в естественном энергетическом спектре, а на одном избранном уровне. Это сложная задача, но решаемая. Затем, искусственно провоцируется лавинообразное излучение в заданном направлении, формирующее монохроматический, синфазный лазерный импульс — луч.

Лавина формируется за счет вынуждаемого излучения возбужденных электронов первичными стартовыми фотонами, путем многократного отражения этого излучения в оптической системе лазера.

Полная рабочая теория лазера сложна, и полна всевозможными нюансами и тонкостями, выявленными разработчиками лазеров в процессе практических опытов. Эти нюансы отвлекают внимание теоретиков от красивой основы, изложенной выше, своей наблюдаемой экзотичностью. Теория тоже становится экзотичной, порождая мистику, и внедряется в стереотип мышления, становясь постепенно непререкаемой истиной.

Давайте оглянемся на эту основу – и подвергнем её тестовому сомнению.

Начнем с расхожего сейчас в квантовой теории понятия спонтанности.

Википедия. Спонтанный — (лат.  — самопроизвольный) — самопроизвольность; характеристика процессов, вызванных не внешними влияниями, а внутренними причинами…

В этом, совершенно верном на первый взгляд определении упущен очень важный нюанс. Внутренний процесс, вызывающий спонтанную реакцию, является скрытым.

В нашем случае (тормозного излучения электрона) мы должны предположить, что в электроне идут некие существенные процессы, которые вызывают срыв электрона с возбужденной траектории. Сумрачная ситуация. Ситуация, вынуждающая догматически постулировать спонтанный переход электрона.

Здесь актуальны следующие слова Ланжевена:

«Для борьбы с догматизмом в науке бывает очень полезно ознакомиться с тем, насколько основатели научных теорий лучше своих продолжателей и комментаторов отдавали себе отчет во всех слабостях и недостатках своих теорий. Со временем их оговорки постепенно забываются; то, что для них было гипотезой, превращается в догму, становящуюся все более непререкаемой по мере удаления от первоисточника, пока, наконец, не потребуются значительное усилие для того, чтобы порвать с установившимися взглядами, представляющими собой более или менее отдаленные выводы из теорий, временный и гипотетический характер которых давно забыт«.

Квантовые теоретики уже давно сталкиваются с квантово-философскими парадоксами, но упорно не хотят признавать несовершенство своих основ квантовых представлений, противоречащих выверенным философским принципам.

Поскольку в теории лазера внутренние процессы в электронах не предполагаются, то срыв электрона в исходное состояние становится необоснованным, т.е. он невозможен без внешнего участия, которое в теории лазера тоже не рассматривается. Приходится признавать, что первый стартовый, сорвавшийся электрон производит излучение совершенно без причин. Вроде бы, мелочь. Но …

“Нет ни чего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины”. Это слова Цицерона. И это фундаментальная философская концепция. Но Цицерон ничего не знал о квантовых казусах, скажут современные академики, умеющие управлять процессами, суть которых им непонятна.

Однако давайте согласимся с Цицероном, что возбужденный электрон излучит фотон и перейдет на устойчивый нижний энергетический уровень только по причине некоторого, не замечаемого нами взаимодействия.

Интерпретаторы теории лазера так и поступают, ссылаясь на взаимодействие электрона с пролетающим мимо фотоном, ведь так дальнейший процесс и описывается. Процесс, из спонтанного превращается в вынуждено-детерминированный. При этом энергия излученного фотона оказывается равной энергии фотона, пролетающего мимо, что естественно, т.к. мы возбудили атом специальным образом. Но вот то, что при этом совпадут направление излучения, и, самое главное — фаза излученного фотона совпадет с фазой пролетающего – это совершенно непонятно, и в теории это умалчивается.

Селекция (отбор) однонаправленных фотонов оптической системой лазера – неубедительна, т.к. в других (не лазерных) системах так эффективно не работает.

Фотон — нейтральный объект, не имеющий силового электрического поля. Как он может воздействовать на возбужденный электрон атома? Только своим гравитационным полем, которое официальной наукой признается. Но об этом в теории лазера нет ни слова. Кроме того, каким образом гравитация фотона сообщит электрону, в какой начальной фазе должен стартовать вторичный фотон, опять же непонятно.

Давайте припомним, каковы интересующие нас в данном случае свойства фотона.

Фотон это истинный квантовый объект, который можно и обнаруживать, и измерять. Правда, при измерении фотон неизбежно исчезает. Выражение «поглощение фотонов» — это фразеологический нонсенс. На самом деле поглощается только энергия фотона, и обязательно вся целиком. Фотон в момент «поглощения» прекращает свое существование. Ни в самом атоме в целом, ни у отдельных электронов фотонов нет.

Таким образом, пролетающий фотон никакой информации электрону атома о фазе частоты фотона и его направлении передать не может. Но ведь лазер работает!

Возникает курьезная ситуация, и в науке это не в новинку. Исследователь, встав на позицию, содержащую ошибку, криво объясняет работу исследуемого объекта. Ему на эти натяжки указывают, а он, в качестве доказательства, ссылается на функционирование объекта. Возникает порочный, замкнутый круг.

Обратим внимание на то, что до сих пор в РАН не решен вопрос о размере фотона. Между тем существует постановление РАН, обязывающее исследователей считать процесс излучения фотона мгновенным. Обратим также внимание на то, что размер всех атомов, независимо от их массы и количества электронов в оболочке, практически одинаковый.

Фотоны тоже, непроизвольно (интуитивно), мыслятся одинаковыми.

Перечисленные аргументы складываются в пользу естественного предположения, что фотоны излучаются не электронами, а атомами, как пространственной структурой, и, видимо, не превосходят по своим размерам размер атома.

В момент излучения фотона происходит мгновенное (происходящее за один квант времени, или малое количество квантов) изменение электрического момента атома. Это по определению. На это время, за счет разных масс, при одинаковых зарядах, у  атома возникает электрический дипольный импульс.  Сам атом, принимая во внимание нулевой продольный импульса фотона, остается неподвижным. Однако возникший на короткое время электрический импульс имеет возможность произвести требуемое лазеру воздействие на соседние, возбужденные атомы. В случае такого взаимодействия, в возникшей системе из двух соседних атомов, излучивший атом приобретает продольный импульс второго порядка малости, являющийся причиной якобы спонтанного излучения.

Отсутствие продольного импульса у фотонов подтверждено многочисленными экспериментами, в том числе и повторением (с отрицательным результатом) опытов Лебедева [5]. Беда в том, что в научных экспериментах, обычно, обнаруживают что-то новое, а тут с упорным постоянством не находят то, что ищут. А несбыточная надежда при этом хорошо оплачивается.

В официальной науке описание фотона без продольного импульса искать бесполезно. В связи с этим приведем краткое описание такого фотона.

Фотон — не частица, и не имеет ни релятивистской массы инерции, ни массы гравитации; с частицей  его роднит только свойство жесткой локализации и свойство сохранения направления движения.

Фотон не является осциллятором, и не может рассматриваться как цуг. Частотные эффекты фотона имитирует его крутизна фронта.

Фотон – специализированное возмущение пространства, распространяющееся как локализованная волна особого, уникального вида. Элементы пространства в продольном перемещении фотона участия не принимают, т.е. неподвижны, что и роднит его с волной.

Фотон – инструмент посреднического взаимодействия пространства с веществом.

Фотон – признак всеобъемлющей гармонии Вселенной. Фотон это единственный объект, доступный нам для непосредственного исследования дальнего космоса.

 

Гравитационное поле и постоянное электрическое поле распространяются с мгновенной скоростью, которая определяется отношением расстояния распространения к планковскому значению кванта времени [6]. Экспериментально измерить, эту огромную скорость, пока нет возможности. Поэтому исследователи указывают только порядок превышения скоростью гравитации скорости света. По расчетам Лапласа это превышение не менее 107 раз.

Эта неопределенность, точнее её причина, вкупе с отсутствием рабочей гипотезы, объясняющей природный механизм такой необычной скорости, дает РАН основание не замечать неудобные для ОТО факты.

Отсутствие необходимых рабочих гипотез гарантируется официальным запретом на критику ОТО. Но не только это мешает появлению требуемых гипотез.

Общество зомбировано пропагандой официальной парадигмы, подчинившей себе все учебные программы. Эта парадигма неправомерно допускает бесконечную плотность массы в безразмерной материальной точке, но не допускает существования мнимой (метафизической) мгновенной скорости. Благодаря этому даже в Интернете нет гипотез (кроме авторской статьи [6]), предлагающих механизм реализации мгновенной скорости. Концепция Гришаева [4], признающая и оперирующая мгновенной скоростью, просто постулирует её как природную данность.

В эффекте Басова все фотоны движутся без превышения скорости света. Эффект возникает только для регистрируемого импульса, за счет суперпозиции двух типов скоростей: скорость распространения фотонов (световая) и сверхвысоких (мгновенных) скоростей распространения возбуждающих электрических потенциалов.

Мгновенная скорость – это не физическая скорость. Это скорость метафизическая, но реально наблюдаемая и измеряемая. Подробнее об этом см. [6].

 

Приведенные сведения наводят на грустные размышления. Получается, что технический прогресс иногда развивается не благодаря науке, а вопреки ей. Ведь, каков философский смысл и логические следствия, например, вывода о том, что фотон не имеет продольного импульса, но при этом является переносчиком кванта энергии. Смысл в том, что передавая приемнику квант энергии, фотон не может не предавать при этом квант импульса. Таким образом, можно говорить о переносе фотонами и продольных импульсов. Так и есть, но дело в том, что переносимые импульсы это не единичные импульсы, а обязательно, как минимум, пара импульсов, сумма которых строго равна нулю.

Получается, что фотон может быть поглощен только соответствующей системой, способной реализовать сразу два противоположных импульса, и не может быть поглощен иной системой, и тем более, элементарным объектом, каковым является электрон.

Последний вывод является значимым вкладом именно в философскую копилку фундаментальных знаний. Осознав философский смысл явления, необходимо приступить к поиску новых, адекватных интерпретаций многих известных процессов, которые рассматриваются сейчас как тормозное излучение.

Тормозное излучение это всегда финал системного процесса, в котором участвует рассматриваемый электрон. Для правильного и максимально эффективного использования явлений, сопровождаемых тормозным излучением, необходимо полное знание поведения не только электрона, но и всей системы.

Последнее утверждение, в условиях ведущейся экономической войны, является стратегическим ноу-хау. Может быть, именно поэтому вдруг прекратились все западные публикации на эту тему. Российские же разработчики, либо подавлены мнимым величием  ОТО, либо ангажированы западными благодетелями (гранды, симпозиумы, платные лекции, издание трудов), и не хотят даже слышать о возможности повторения названных опытов.

Автор обращается ко всем патриотически настроенным читателям с просьбой поделиться данной информацией с людьми, причастными к лазерным разработкам. Может быть, найдутся истинные исследователи.

 

Нижний Новгород, сентябрь 2017 г.

 

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице Интернета http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

Источники информации

1.​ П.Г. Крюков /Как это было. К истории рубинового лазера/  Вестник РАН, 2007, том 77, № 10, с. 915-920

2.​  Ораевский А.Н. /Сверхсветовые волны в усиливающих средах/ Успехи физических наук, 168, т 12 (1998) 1311.

3.​ S.Chu, S.Wong. Phys.Rev.Lett., 48, 11 (1982) 738.

  1. Гришаев А.А. /Опыт Басова: мгновенный переброс лазерного импульса на расстояние/ Интернет: http://newfiz.narod.ru.

5.​  Костюшко В.Е. /Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света/ Русское Физическое Общество. Энциклопедия Русской Мысли, т. XVI, стр. 34. Интернет http://v-kostushko.narod.ru

6.​ Леонович В.Н. /Концепция физической модели квантовой гравитации/ Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

  1. Н.Г.Басов, Р.В.Амбарцумян, В.С.Зуев, и др. ЖЭТФ, 50, 1 (1966) 23.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Образование континентальных плит и сопутствующее горообразование

 

            Чтобы знать, куда ты идешь,

 и много ли прошел,

— надо знать, откуда ты вышел.

 

В статье рассмотрена и обоснована космическая катастрофа, равной которой на малых планетах Солнечной системы не прослеживается. Но совершенно очевидно, что катастрофа не вызвала гибели всего живого, более того, считается, что погибло не более 20% видов животных и растений. Жизнь, оказывается, более живуча, чем ей назначили теоретики от официальной науки.

Но выживаемость природы – это одно, а выживаемость цивилизации – это совсем другое. Катастрофа может повториться. Свидетельством тому комета Шумейкеров-Леви.

То, что вероятность подобных катастроф постоянно уменьшается, совсем не повод, чтобы к ним не готовиться.

 

Когда в науке происходит очередной прорыв, всякий раз возникает или выходит из тени новый лидер, новая научная дисциплина. Новый лидер привносит новые отношения, которые непроизвольно частично переносятся на традиционные научные направления. И это неконтролируемое, опосредствованное влияние не всегда является благотворным.

Сейчас несомненным лидером в науке является квантовая механика. Идут споры о её полноте и достаточности. Одно то, что такая проблема обозначилась, свидетельствует о неполноте квантовой теории.

Дело в том, что квантовая теория сразу появилась с родовым пороком: найденный аппарат квантовой теории, и способ его применения, не приемлет фундаментального принципа причинности. В силу этого, все, что наблюдается, но не может быть разумно объяснено, сразу возводится в закон. Эти законы также легко трансформируются или вообще отменяются, как только меняется реальная ситуация.

Любая научная дисциплина, совершив в какой-то момент стратегическую ошибку, начинает испытывать после этого постепенно нарастающее давление неразрешимых проблем.

И вот, вместо классического возврата из тупика к исходным позициям и поиска там стратегической ошибки, лидер, квантовая теория предлагает революционный принцип: принимай всё, как есть.

Смею утверждать, что стратегических ошибок в избытке накопилось в геофизике. Соответственно, они порождают множество неразрешимых проблем разного уровня. И что же? А всё, как в квантовой теории. Если все лунные кратеры удивительно круглые, то это значит, что все астероиды падали на Луну строго вертикально. Пойди, проверь.

 

Процесс формирования горных массивов Земли большинству исследователей, занимающихся изучением этой проблемы, исходя из преподаваемых концепций, представляется весьма загадочным. Во множестве публикаций, непредвзято освещающих эту тему, вынужденно утвердился бессодержательный штамп «период горообразования».

В предвзятых источниках, основой процесса горообразования считается тектоника плит. Всё остальное: вулканизм и катастрофические сценарии,- рассматривается в качестве косметических дополнений.

На первый взгляд, кажется, что теория тектонических плит всё объясняет. Но это только на первый взгляд, при условии, что вы полностью доверились интуитивным представлениям авторов идеи. Но ни одна из представленных моделей горообразования не описана от начала и до конца в динамике. Тем более невозможно обнаружить анализ этого процесса с учетом его исключительной медлительности.

При этом, наблюдаемое строение горных массивов таково, что попытка объяснить их происхождение реальным движением массивных материковых плит приводит к умопомрачительным натяжкам и фантастическим допущениям, особенно в области прочности плит на излом и энергетики их перемещения. Посмотрите на рисунок 1, приведите его в действие, и попробуйте мысленно получить два варианта горных структур, запечатленных на фото1 и фото2.

Тектон Плит

Рис. 1. Схема земной коры

Фото 1 Альпы-Америк

Фото 1. Альпы. Южная Америка.

Фото 2 Кордильеры

Фото 2. Кордильеры.

У вас ничего не получится. Дело в том, что подавляющее большинство гор явно ударного происхождения.

Движение материковой плиты подобно движению гигантского ледокола, подминающего сплошную и тонкую океаническую плиту. Наверное, потребляемую мощность можно рассчитать, хотя бы приблизительно. Но никто этого не делает. Знают авторы, что результат будет абсурдным. Подминая слабую океаническую плиту, невозможно вздыбить горный массив, подобный Андам. А это значит, что горы можно сформировать только столкнув материковые плиты. А какой такой магмоворот миллионы лет двигает одну плиту на другую. А вторая, вместо того, чтобы уступить и двигаться в том же направлении, сопротивляется с огромной силой.

А ведь преодолев сопротивление промежуточной океанической плиты, две материковые плиты должны совершить еще одно чудо: раскрошить одна другую на осколки, вздыбив осколки как торосы, и сформировать поле горного массива. И всё это очень медленно. Так медленно, что никак не верится в такую возможность, предлагаемую без доказательств авторами тектоники. Вернее, с единственным доказательством, которое всегда у них под рукой – реальные горные массивы. Вот они – стоят, то как гигантские торосы, то как плоские, горизонтальные отложения.

Альтернативную точку зрения представляют гипотезы космических катастроф. Но их практически никто всерьез не принимает. Слишком робко они заявляют свои возможности. Ну, как космическое столкновение создаст Уральский хребет, а тем более Анды и Кордильеры?  И это при том, когда все уверены, что столкновение с относительно маленьким астероидом Чиксулуб едва не привело к уничтожению всего живого на Земле.

Геофизики запугали себя страшилкой, получаемой методом пропорциональной экстраполяции. Суть самообмана в следующем. Всю кинетическую энергию космического тела, по аналогии с исходом сгорающих крошечных метеоров, конвертируют в тепловую энергию.

Вот и всё очевиднейшее заблуждение. Энерговыделение любого столкновения рассчитывается методом прямого умножения энергии сгорания однограммового образца на массу космического объекта, хотя совершенно очевидно, что зависимость выделяемой тепловой энергии от массы космического тела является существенно не линейной. Чем больше объект, тем меньший процент его кинетической энергии превращается в тепловую энергию.

Не менее загадочна проблема различия толщины континентальных и океанических плит. Нет у апологетов тектоники ответа на вопрос, как образовались две первичные платформы: материковая и океаническая.

Но, даже постулировав эту невероятную ситуацию, невозможно продолжить её развитие к существующим реалиям. Представьте, почти плоская (т.е. без гор) материковая платформа, возвышающаяся над океанским дном в среднем на 3 км, раскалывается на континентальные плиты Гондвану и Лавразию; и они как ледоколы начинают расходиться, подминая под себя уже существующую океаническую платформу, которая ломается, тонет и плавится (по учению тектоники).

Возникают, по крайней мере, три вопроса: как из океана выросла континентальная протоплита, или наоборот, как утонула океанская плита; почему тонут обломки океанической плиты, если не тонет материковая плита, лишенная спайки с океанической платформой по всему своему периметру; и как образуется новая океаническая плита между расходящимися Гондваной и Лавразией. Почему процесс закончился срединным хребтом? Или он начался со срединного хребта? Цепь вопросов нескончаема. Не имеет смысла искать ответы на обреченные вопросы, проще попытаться построить новую, логичную цепь событий, определивших эволюционный процесс Земли, понимая, что эволюция — это цепь причинных явлений. Малейшая ошибка в одном звене влечет лавину несуразиц во всех последующих звеньях.

Идея происхождения Солнечной системы (и Земли в её составе) из космического облака – первое, что приходит в голову любому исследователю, т.к. лежит на самой поверхности. Это и послужило причиной её популярности в своё время. Но сейчас-то, когда имеется множество фотографий астероидов, и все астероиды оплавлены, т.е. явно сформированы из расплава, как можно совместить этот факт с пылевой теорией. Это явная стратегическая ошибка. В недрах этой идеи множество «подводных камней», их так много, что в стройном, проработанном виде эта идея тоже не изложена, одни общие, разрозненные рассуждения, часто ни чем не обоснованные. Например, простой расчет показывает, что однородное и неподвижное космическое облако (так называемое первое приближение) начнет сжиматься под действием гравитации, уплотняясь вовсе не с центра, а с периферии [7]. Об этом в облачно-пылевой теории ни слова. Несовместимы параметры Солнечной системы с моделью пылевой аккреции и по многим другим показателям, которые при этом хорошо вписываются в модель горячего происхождения [1].

При исследовании любой парадоксальной проблемы можно выдвигать идеи любой степени вздорности. Это положение входит в принцип мозговой атаки. Однако автор выдвигаемой идеи, чтобы не представляться абсолютным профаном, сам должен, до начала дискуссии, произвести её анализ и дать диалектическую оценку своему вздорному предложению.

Например, упорно муссируется нелепая идея захвата спутников планет в момент космических сближений с пролетающими объектами. А баллистики молчат, хотя знают, что такой результат сближения двух космических тел принципиально невозможен. Захват возможен только при временном присутствии третьего тела, двигающегося по уникальной траектории, и вероятность этого события ничтожна.

Все спутники вращаются по практически круговым орбитам, и обязательно в экваториальной плоскости планеты. Даже у лежачего Урана спутники экваториальные. Отсюда вывод: гипотеза захвата ошибочна, а Земля имела первоначальную ось вращения соответствующую плоскости обращения Луны, т.е. стандартную для Солнечной системы.

Принимая во внимание все выше сказанное, попытаемся решить проблему возникновения плит и проблему горообразования, отслеживая значимые этапы эволюции Земли, начиная с момента, когда термодинамическое состояние Солнечной системы описывается практически идентично и пылевой гипотезой, и гипотезой горячего происхождения Солнечной системы.

Примем за исходное состояние Солнечной системы тот момент, при котором все планеты и их спутники в основном сформированы, и пребывают в расплавленном состоянии. При этом продолжается затухающий процесс аккреции, т.е. поглощение крупными объектами смежного космического вещества-мусора.

Эту картину необходимо дополнить кометами, которых в то время было значительно больше, чем сейчас. О происхождении комет см. [1].

Итак, все планеты пребывали в жидком состоянии.

Жидкий космический объект достаточно большой величины принципиально не может вращаться так, чтобы каждый его элемент имел одинаковую угловую скоростью, т.е. как монолит. При любых начальных условиях у таких тел возникает тенденция образования широтных потоков с дискретным распределением угловых скоростей потоков. Максимальная скорость широтных потоков всегда формируется на экваторе. Это явление наблюдается на Солнце и на планетах-гигантах. На границах смежных потоков, двигающихся с разной скоростью, могут формироваться квазистационарные вихри различной величины. Например, Красный вихрь на Юпитере.

По мере охлаждения поверхностного слоя Земли его вязкость все возрастает и, в конце концов, поверхность затвердевает, превращаясь в монолитную сферу. При этом кора остается раскаленной на многие века. Этот период характеризуется следующими особенностями.

1) Атмосфера Земли относительно стабилизируется, т.к. падает поверхностное испарение. Атмосфера содержит максимальное количество всевозможных паров и туманов. Количество атмосферной воды нам неизвестно, но ограничительные оценки можно произвести.

Существование первобытного океана не вызывает сомнений, об этом свидетельствуют повсеместные песчаные и илистые отложения без содержания примесей органического происхождения.

Известно, что при глубине океана более 50 м поверхностное волнение до дна уже не доходит и не может вызвать эрозию дна, см.[Морск.сп]. Предположив среднюю глубину океана равной 25 м, и учитывая малую холмистость поверхности первобытной Земли, получим, что в первобытном океане, а значит и в первобытной атмосфере, количество воды не могло превышать 1% от современного количества, которое при равномерном распределении по всей гладкой поверхности Земли обеспечило бы глубину 2,5 км. Проведенная оценка весьма продуктивна, т.к. конкретно ставит проблему эволюционного пополнения водного запаса Земли.

Мир динозавров, представленный массивными и длинношеими животными с длинными хвостами, передвигавшимися на двух задних ногах, явно приспособлен к жизни в воде и травяной жиже мелководий. Длинные шеи и наблюдаемая тенденция к хождению на задних ногах являются жизненной необходимостью в условиях регулярных и сильных приливов и отливов, регулярности которых не мешали ни материки, ни наклон земной оси. Высота приливов зависела только от взаимного расположения Солнца и Луны. Из этого предположения следует, что огромный период времени первобытный океан оставался достаточно мелким.

Количество воды на Земле время от времени пополнялось за счет столкновения с кометами, но процесс, скорее всего, не был очень интенсивным.

2) После достаточного охлаждения, сопровождаемого образованием внешнего твердого слоя Земли, межпотоковые магматические вихри могут образовывать объекты типа Ришат (48 км в диаметре), см. фото 3. Для объяснения  происхождения магмоворота Ришат современная геофизика не может предложить ни одного разумного варианта.

Фото 3 Ришат

Фото 3. Структура Ришат со спутника Земли.

3) После образования первого твердого слоя, земная кора могла двигаться уже только как монолит, а подкорковая магма при этом продолжала поддерживать широтные потоки, а значит, и вихри. При неоднородном по химическому составу распределении вещества по поверхности Земли сочетание широтных потоков магмы с неподвижной корой приводит к формированию утолщающейся слоистой коры, что подтверждается обнаженными разломами горных коренных пород, сформированных поднятием земной коры, фото 1 и 2. Не предполагая образования слоистой структуры коры в момент застывания, а это происходит сплошь и рядом, геологи вынуждены такие слоистые породы считать тепловыми метаморфизмами осадочных пород, которые в природе тоже существуют. Оба процесса дают схожие текстуры пород, но не настолько, чтобы их нельзя было отличить. Ошибки в генезисе пород имеют фатальные последствия при восстановлении эволюции Земли.

4) Продолжающееся увеличение объема Земли, происходящее за счет космических тел пробивающих тонкую кору и ядерной реструктуризации радиоактивных пород, приводит к растрескиванию коры. Неглубокие трещины сразу заполняются магмой и образуют дайки, своеобразные швы земной коры. По различию состава вещества даек и приграничного вещества  можно судить о толщине земной коры на тот момент.

5) Пока кора еще очень горячая, вулканические извержения представляют относительно плоские разливы. Но постепенно, с охлаждением поверхности Земли, они начинают приобретать конусообразную форму, сначала очень пологую.

В этот же период в подкорковой магме происходит мало изученный процесс, процесс вспенивания глубинных расплавленных пород, который приводит к локальным, а иногда и обширным пучениям пластичной коры.

Пучение приводит к образованию холмистых возвышенностей, которые затем, после завершения внутреннего процесса вспенивания, могут испытывать локальные просадки, провалы и оползни. Иногда холмы пучения превращаются в коротко живущие вулканы. На Земле трудно обнаружить следы этих процессов, но они хорошо сохранились на Луне и на Марсе. Нельзя сказать, что планетологи не заметили этих явлений, но их масштаб и значение явно недооценены. А между тем подавляющее большинство кратеров на Луне вовсе не метеоритной природы, как это принято считать, а именно, провального происхождения.

На фото 4 приведен марсианский кратер явно ударного происхождения с не вызывающими сомнений следами расплавленного выброса. Сам кратер тоже заполнен расплавленной магмой. Таких кратеров и на Марсе, и на Луне очень мало.

Фото 4 Марс УдарнКрат

Фото 4. Ударный кратер на Марсе.

Фотография 5 с изображением лунных кратеров выбрана не случайно. Дело в том, что на ней по воле случая оказались объекты, являющиеся ключом к пониманию происходившего когда-то процесса, речь о группе холмов в правой части снимка 5. Эти холмы явно являются следствием локального поднятия (пучения) еще горячей и достаточно пластичной лунной коры. И эти холмы являются рудиментами Луны, демонстрирующими предысторию кратеров слева.

Фото 5 ПровальнКратер

Фото 5. Кратеры провального происхождения и сохранившиеся холмы вспучивания, предшествующие провалам.

Комментатор НАСА не желает замечать куполообразные (или конусообразные) возвышения в правой части фотографии, и никак не реагирует на характерные формы кратеров слева, которые называет ударными. Нужно быть фанатично целеустремленным, чтобы связать их происхождение со столкновением с метеоритом. Судите сами.

Процесс вспучивания с последующим осаждением является универсальным для малых планет, что подтверждает достаточно типовое марсианское образование, фото 6 .

Фото 6 Марс_Два вздутия

Фото 6. Марс. Два смежных вздутия. Одно с провалом, другое с осадкой смежной области. http://www.2photo.ru/16137-puteshestvie-na-mars/600/.

Перед нами результат специфического вулканического процесса, вызываемого  подкорковым «кипением» магмы. Вспучившаяся кора (холм-пузырь), достигнув определенного размера, разрушается, освобождая внутренние газы, и обрушивается в подкорковую магму, формируя гладкое дно кратера, окаймленного достаточно ровным возвышением.

На снимке одно из смежных вздутий осело, а второе сохранилось за счет осадки, произошедшей в его окружении.

Если очаг, вызывающий вспенивание, находится достаточно глубоко, то холм может не образовываться. Тогда  происходят просто провалы коры. В этом случае у кратера не образуются характерные возвышения, фото 7.

Тектон Плит

Фото 7. Луна, 24 апреля 2010г. (NASA/GSFC/Arizona State University)

Однако кратеры с круговым возвышением составляют подавляющее большинство, что и вызвало ложную оценку интенсивности астероидных столкновений.

Многие вулканы Марса тоже являются сопками, образованными локальным вспучиванием коры, часть которых так и не завершились вулканическим извержением, см. фото 8. Видно, что вулкан Олимп никогда не извергался. Кратер на вершине – это результат частичного осаждения, как и горизонтальные складки на склонах.

Фото 8 Марс_Олимп

Фото 8. Марс. Панорама вулкана Олимп.

Но самый весомый аргумент в пользу неизученного процесса вспучивания — это дихотомия Марса. Изучение облика Марса наталкивает на мысль, что вспенивание подкорковых пород на Марсе носило глобальный характер, а вот последующие глобальные осадочные явления произошли только в одном полушарии, что привело к загадочной дихотомии Марса. Обратите внимание на явно осевшие окрестности вулкана Олимп.

 

Лунная гигантская впадина Эйткен, называемая кратером, вовсе не является следствием столкновения с астероидом, а на самом деле есть результат гигантского проседания лунной коры, которое, вполне возможно, инициировано космическим столкновением. Об этом свидетельствует отсутствие выброса соответствующего объема, а также отсутствие даек и трещин в сопряженных областях кратера, см. фото 9. Явление, аналогичное тому, которое произошло на Марсе, сформировало дихотомию Луны, только масштаб значительно меньше.

Тектон Плит

Фото 9. Бассейн Южного полюса — Эйткена — лунный ударный кратер. Приблизительно 2500 километров в диаметре и 13 километров глубиной. Это крупнейший из известных ударных кратеров во всей Солнечной системе.

На Земле, обширные провалы, подтверждающие существование еще более обширных пучений, обнаружены совсем недавно благодаря космическим фотосъемкам. Речь идет о нуклеарах, поставивших последнюю точку в вопросе о раздвижке материков, см. рис. 2.

Рис 2-Нуклеары

Рис. 2. Схема расположения нуклеаров Земли — Гондваны:
1 — нуклеары; 2 — интернуклеарные пространства.

Именно земная дихотомия провальной природы могла вызвать образование первых равнинных материков и мелких океанов. Но этот процесс никак не мог вызвать наблюдаемых различий в материковых и океанических тектонических плитах.

 

6) Когда температура земной коры стала меньше температуры кипения воды, то на Земле должен был начаться период дождей.

Даже если изначально воды на Земле не было, то за период охлаждения Земли от 600˚С до 100˚С она могла много раз столкнуться с кометами. До периода дождей вся вода на Земле могла пребывать только в атмосфере в форме паров и тумана. В период дождей резко возрастает  интенсивность растрескивания коры. В этих условиях поднимающаяся по щелям вязкая подкорковая магма может не достигать поверхности коры, и в таком виде полузаполненых даек сохраниться до наших дней.

Самый первый океан на Земле был мелким и горячим. Он покрывал практически всю поверхность Земли, и его испарение было максимально большим. Вследствие этого на Земле, видимо, длительное время была сплошная облачность. Смены времен года не было, т.к. Земля, скорее всего, имела наклон своей оси близкий к нулевому. Это следует из ориентации лунной орбиты. Все спутники планет, кроме Земли, обращаются по экваториальным орбитам – это закон формирования спутников в Солнечной системе. Значит, наклон земной оси возник не в момент формирования планеты, а как следствие космического столкновения (космической катастрофы), время которого требуется определить, что и будет сделано ниже.

 

7) Толщина земной коры медленно, но неуклонно увеличивалась, причем на полюсах несколько быстрее. В силу отстойных эффектов, происходящих в магме, поверхностный слой Земли образован из наименее прочных, рыхлых и легких пород, которые затем океаном легко превращались в песок и глину.

Все реже и реже космические столкновения заканчивались пробоем коры, а это значит, что начался период формирования полезных ископаемых на поверхности Земли за счет космической аккреции. Первое метеоритное железо англичане добывали в болотах.

Для образования тектонических плит необходим был процесс резкого увеличения объема подкоркового вещества. Такой процесс исключать нельзя, но и постулировать тоже нет оснований. Предположим, что в некоторый момент земная кора лопнула сразу по всей поверхности и образовала имеющиеся тектонические плиты. А что дальше? Куда расходиться образовавшимся материкам? Образуются глобальные дайки – и всё стабилизируется, до следующего разрыва.

 

Кроме этого, необходимо осознать, что для образования гор, нужно принудительно уменьшить площадь проекции некоторого участка земной коры, сохраняя при этом его поверхностную площадь – это процесс обжатия плиты, а вовсе не раздвижка.

Чтобы тектонические плиты пришли хотя бы в небольшое относительное движение, необходимы титанические внутренние силы определенного свойства. И эти силы должны действовать на протяжении миллионов лет. Теоретики рисуют локальные внутренние потоки с необходимой для теоретиков направленностью, но где источники тепловых конвенций, и где расчеты необходимой скорости этих потоков. А такие расчеты давно по силам нашим математикам. По своей энергетической обоснованности, идея тектонического горообразования, мало чем отличается от идеи: из пушки — на Луну.

Рассмотрим типовой рисунок 1, предлагаемый теоретиками тектоники. Пусть сила движущая плиту существует. Предлагаем читателю развить рисунок 1 и внедрить его в топологию объемного глобуса. Ничего сложного – всё получится. Всё, кроме динамики. Мысленно попробуйте привести картинку в движение – и сразу столкнетесь с  абсурдами и несуразицами движения магмы, потоки которой должны быть обязательно замкнутыми. Попробуйте замкнуть потоки на любой тектонической схеме, где они всегда почему-то не замкнуты, – и вы поймете несуразность теории.

Но простим  этот абсурд. Пусть тектонический процесс горообразования состоялся и закончился. Обратимся к фактам. Самые молодые и самые высокие горы на Земле это Гималаи. Площадь их так обширна, а конфигурация резких границ так округла, что не хватает никакой фантазии, чтобы представить, как медленно сжималась Евразийская плита, самая мощная изо всех, чтобы получились горы, а вокруг все осталось более-менее ровным. Нельзя во внутренней области плиты деформацией сформировать горы, не исковеркав всю плиту в округе. Попробуйте с листом размоченного картона и все поймете. А еще вспомните, что основной процесс горообразования, произошедший много миллионов лет назад, уже закончился, т.к. все горы, кроме Гималаев и Тибета уже сформированы. И вдруг под Индостанской плитой образовался такой мощный магмоворот, что двинул её на самую мощную, Евразийскую плиту – и смял последнюю как скатерть.

Невозможно представить тектонические горы, отличные от хребтов, типа Урала, Анд и Кордильеров. Но где в Андах противоборствующие плиты. Разве может относительно тонкая океаническая плита так смять материковую плиту по такому огромному фронту. Нет. Теоретики тектоники – или слепцы, или себе на уме.

Взглянем на макет Гималаев, рис. 3 и 4, на которых запечатлены отроги Гималаев со стороны Индийского океана. Только слепой не увидит и не восстановит образ процесса, ставшего причиной образования комплекса горных массивов, Тянь-Шаня, Тибета и Гималаев.

Вот сценарий событий, который только что не кричит о себе с карты Тибета.

Тектон Плит

Рис. 3. Макет Земли  (заимствован из статьи о Челябинском метеорите).

Огромный монолитный астероид из плотной породы, 60 млн. лет назад, столкнулся с Землей в точке, находящейся в районе Турфанской низменности (155м ниже уровня океана). Удар был направлен с севера на юг. Астероид наклонно проломил земную кору, которая к тому моменту была уже достаточно толстая и прочная, вызвав ударную волну чудовищной силы. Импульс волны был так велик, что единовременно сформировал множество горных массивов, в том числе: Тянь-Шань, Тибет и Гималаи. Поставьте ножку циркуля в место столкновения, – Турфанскую низменность,- и очертите дугу по отрогам Гималаев. Видно, что отроги Гималаев представляют фронт ударной радиальной волны, рис. 4.

Гималаи-ТектПлит

Рис.4. Реконструкция. Отроги Тибета и Гималаев

Казалось бы, всё очевидно. Но почему геофизики как бы не замечают очевидного, хотя точно описывают Гималаи, как объект космического столкновения. Вот фрагмент описания Гималаев, данного в Интернете одним из профессионалов, пожелавшим остаться неизвестным.

«Гималаи — южное окраинное поднятие Тибет-Гималайской секции Средиземноморского молодого (альпийского) подвижного пояса, смещенного на север более чем на 1000 км относительно его сопредельных частей в Иране и Индокитае. Будучи частью этого пояса, они представляют собой поднятый, или как бы выдвинутый и преобразованный в систему надвиговых пластин, блок фундамента Индостанской платформы, отчасти перекрытый палеозой-мезозойскими осадками пассивной континентальной окраины. Поэтому большинство высочайших вершин мира сложены преимущественно пологозалегающими слоями известняков и других осадочных горных пород. Высокие Гималаи в виде гигантской моноклинали подняты на большую высоту и смещены по надвигам на юг вместе с подстилающим фундаментом древней платформы. И потому странной оказывается тектоническая позиция Индо-Гангского передового прогиба, сопровождающего эту горную цепь с юга. В отличие от других подобных прогибов он не разделяет платформу и складчатое сооружение, а как бы наложен на первую, поскольку край молодого орогенического пояса оказывается тоже частью древней платформы». Конец цитаты.

Представленное выше описание Гималаев, написанное профессионалом геофизиком, словно бы целенаправленно иллюстрирует сценарий космического столкновения. К этому описанию для убедительности следует добавить, что глыба астероида, отдав свою кинетическую энергию, остановилась под Индостанской платформой, создав аномалию её прогиба. Вот еще одна цитата.

«Судя по результатам глобальной сейсмической томографии и соответствующим расчетам, центр масс, обусловливающий существование Индоокеанского минимума геоида, находится на глубинах 700…800 м [6]. Следовательно, относительно тяжелое (охлажденное) тело имеет вертикальные размеры порядка 1500 км и, видимо, представляет собой гигантский коромантийный геоблок, объем которого минимум в 10 раз превышает объем литосферной плиты». Конец цитаты.

Ну, вот она, четко сформулированная  разгадка тайны Гималаев и Тибета, а заодно и Тянь-Шаня: под Индостанской плитой находится геоблок, сформированный космически холодным астероидом и остывшей вокруг него магмой. Справка: толщина земной коры колеблется от 6 км под океаном до 30…50 км на континентах. Теоретики тектоники никаких выводов не делают, они просто констатируют факт, прогиб (проседание) Индостанской плиты вызван её исключительной толщиной, и объясняют это глубиной охлаждения. Ну, если это твердая плита, то чем еще объяснить её неимоверную толщину, как ни охлаждением, вот только откуда столько холода именно в этом месте. Всё как в квантовой теории: геоблок, холод, прогиб,- и всё. Такой закон.

Вывод автором-профессионалом делается довольно странный: «Характер сейсмичности Тибета, Гималаев, Индостана и Индокитая не объясняется моделью субдукции одной литосферной плиты под другую в ее ортодоксальном исполнении. В морфологической и геологической структуре Гималаев наблюдается причудливое переплетение результатов разнородных геодинамических обстановок: элементов сходства с островодужной геодинамикой, включая формирование предгорного аккреционного клина; тектонического скучивания посредством одновременного перемещения надвиговых клиньев и пластин; приповерхностной складчатости и возможного гравитационного соскальзывания верхних частей литосферы над крутым и высоким скатом цоколя гор. Эта комбинация и делает Гималаи загадочными в их геолого-геоморфологическом отношении». Конец цитаты.

Как видно из этого вывода, автор проявил максимум изобретательности и выдумки, чтобы представить невероятное (в рамках тектоники) в качестве аргумента существующих тектонических канонов.

Сформировав Гималаи, ударная волна не затухла, она просто ослабла, потеряв способность взламывать земную кору. Волна прокатилась по всей Земле, вызвав массовый лесоповал и гибель многих представителей фауны. Неимоверное количество пыли и пара поднятого в атмосферу вызвали очередное резкое похолодание климата. Сценарий этого процесса хорошо проработан, применительно к астероиду Чиксулуб, столкновение с которым произошло примерно в то же время.

Движением плит невозможно объяснить происхождение многих горных массивов, один из примеров которых представлен на фото 10.

Тектоника плит

Фото 10. Кордильеры. Большой каньон.

Все, что сообщают о таких массивах  геофизики это то, что такие горы образованы выветриванием слабых осадочных пород.

Конечно, без выветривания здесь не обошлось, но это вторичный фактор. А породы вовсе не осадочные, а самые что ни наесть коренные, но действительно слабые и слоистые, т.к. представляют самые поверхностные слои земной коры, внешний вид которых подходит на результат теплового метаморфизма. А чтобы получить такую структуру в составе горного массива, необходимо первоначально осуществить параллельный подъем огромного участка земной коры, т.е. должен быть распределенный по большой площади вертикальный удар, который подбрасывает вверх огромный участок коры. Кора при этом растрескивается на множество вертикальных доменов, предоставляя фронт деятельности для эрозии.

Но как могут возникать такие ударные процессы.

Подсказку дает теория тектоники, сама того не желая. Подсказка в неоспоримом факте — раздвижке материков.

Признание механизма ударного (катастрофического) происхождения Тибета и Гималаев позволяет преодолеть тот внутренний барьер, который воздвигли в себе геофизики, отвергая всякую мысль о возможности столкновения Земли с космическим объектом более 10 км в диаметре. До сих пор считается, что это будет смертельным ударом.

Взяв результаты расчетов по выделению тепловой энергии при сгорании в атмосфере одного грамма вещества метеорита, теоретики рассчитывают выделение энергии при падении любого космического тела простым умножением на массу объекта, получая в результате для крупных астероидов жуткие страшилки, которые измеряют в единицах мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму. Однако процент сгорания астероида быстро падает по мере увеличения его радиуса. Размер гималайского астероида видимо измерялся в сотнях километров. Космические баллистики могут прикинуть массу упавшего тогда астероида по смещению земной оси, которую он вызвал.

Вот момент, когда на Земле появились времена года. Это же так важно для всех отраслей геологии.

Формирование Тибета и Гималаев это последний штрих в процессе земного горообразования. Но что же происходило раньше на спокойно остывающей Земле.

Одно событие, фактически определившее дальнейшую эволюцию литосферы Земли, можно восстановить с большой степенью достоверности. 140 ÷ 200 млн. лет назад (время формирования дна мирового океана)  Земля столкнулась с огромной каменно-ледяной  кометой, сложенной из многих фрагментов, наподобие кометы Шумейкеров-Леви. Эта комета столкнулась с Землей в районе Тихого океана. Передовые фрагменты кометы разбили еще не очень толстую кору и вызвали в ней ударную волну, которая сформировала Анды и Кордильеры. Последующие фрагменты кометы, внедряясь во вскрытую мантию, по хорде пронизывали Землю, упираясь на исходе в те участки коры, которые сейчас являются Евразией и Африкой. В эту же область упирались мощные вихревые течения магмы, вызываемые подкорковым движением твердых фрагментов кометы. Часть магматических глубинных вихрей сохранилась в форме алмазоносных кимберлитовых трубок, которые были вынесены из глубинных слоев магмы к поверхности [16].

Огромная площадь земной коры была разрушена, погребена в магме, и вынесена под сохранившуюся часть земной коры, послужив источником органических ископаемых.

Ударно увеличившись в объеме и массе, Земля потеряла симметричную форму геоида. В результате, сохранившаяся после удара кометы земная кора треснула в местах максимальной деформации. Образовавшиеся материки поплыли по свободной магме как айсберги, увлекаемые  течениями магмы и силой гравитации.

Если бы магма имела плотность земной коры, то по закону Архимеда магма должна была подняться вровень с поверхностью земной коры, но магма была тяжелее. Кроме того, процесс подъема магмы был приостановлен интенсивным охлаждением водой мирового океана Земли, вызвавшим ударное отвердевание вскрытой подкорковой магмы. Так сформировалось дно океанов. Вода была практически всюду. Вспомним, поверхность Земли к моменту столкновения представляла собой единый океан с бескрайними мелководьями и с россыпью небольших материковых возвышенностей и болотистых островов. Воды было много, но все-таки, исходя из средней глубины современного океана, равной 2500 м, в несколько раз меньше, чем в настоящее время. Похоже, что большую часть водного дефицита принесла с собой именно эта гигантская комета.

Земля, испытав относительно быструю деформацию, и достигнув максимума искажения естественной формы, начала медленно восстанавливать оптимальную форму геоида. Быстро раздвинувшиеся материки, по инерции немного проскочили оптимальное положение, и поэтому чуть-чуть сдали в обратном направлении. В результате образовались срединные океанические хребты.

Тектоническая идея омоложения океанского дна, так обезоруживающе беспомощна, что её никто и не критикует. А что там критиковать – вздор, возведенный в догму, прикрывающуюся существующим фактом, экспериментальным подтверждением. Однако, собственно теорию тектоники все же критикуют. Вот цитата из интернетовской статьи тоже без авторской подписи.

«Если взглянуть на геологическую карту Аляски, то можно увидеть регионы, где пласты горных пород странным образом «срослись» с платформой. Южная Аляска – это скопление фрагментов всевозможных  форм и размеров, каждый из которых готов рассказать свою историю. Все они — «экзотические террейны», образовавшиеся в разных местах и ​​в разное время. Какие силы перенесли их сюда, и почему некоторые из них развёрнуты относительно соседей, — это загадка». Конец цитаты.

Сценариев формирования террейнов (небольших фрагментов коры, сохранивших признаки мест формирования), в рамках катастрофического происхождения, может быть предложено достаточно много, и совсем не загадочных.
Гигантские подвижки материковых и менее крупных разломов земной коры, испытывающие горизонтальные эшелонные взаимодействия, привели к активному процессу  торосообразного горообразования. Относительно тонкая земная кора вместе с осадочными породами, сформировавшимися на ней, превращалась в горные породы.

А сейчас обратим внимание на горные породы с тонкой слоистой структурой, как на фото 11.

Тектоника плит

Фото 11. Скарн 135х105х20мм

Такие породы геологи автоматически относят к осадочным метаморфизмам. Но что должно происходить в первобытном океане или атмосфере, чтобы с такой явной периодичностью повторять структуру тонкослойных прочных отложений.

А теперь представьте образование льда на реке, цвет воды в которой принудительно меняется каждый час. В результате получим лед с тонкой слоистой цветной структурой. А ведь образование земной коры именно так и происходило. Только скорость потоков магмы на каждой широте разная, да еще могли случаться магмовороты, обеспечивающие периодичность слоистых структур.

После столкновения с кометой, в процессе образования глубоких океанов, а процесс происходил одновременно с горообразованием, на вскрытой мантии испарилось так много воды,- а привнесенная вода кометы это лед,- что на Земле должны были наступить продолжительные сумерки и очень глубокое похолодание. Первый ледниковый период.

Удар кометы был направлен практически вдоль экватора по направлению вращения Земли, что существенно смягчило удар. Ось Земли при этом сместилась незначительно, а сутки заметно сократились. Судя по тому, что орбита Земли мало отклонилась от круговой, скорость столкновения была минимально возможной в той ситуации, что и предопределило не гибельный исход катастрофы.

Для флоры и фауны климатические изменения были грандиозными. Более подробно возможный сценарий событий описан в [7]. Однако гораздо более точное и подробное описание должно быть составлено специалистами-профессионалами. Наш же анализ имеет оценочно-философскую специфику.

 

Теперь можно приступить к описанию методов оценки параметров кометы.

Если на Земле нет следов других грандиозных столкновений с кометами, то приходится исходить из предположения, что земной протоокеан глубиной 20÷300 м был дополнен водой до условной глубины в 2,5 км практически именно этой роковой кометой. Таким образом, верхний предел водной составляющей кометы приблизительно может быть установлен.

Далее можно было бы воспользоваться имеющимся результатом восстановления праконтинента Панагеи. Но уже проведенные вычисления её площади, не принимающие во внимание последствий  столкновения с кометой, явно занижены, т.к. не учитывают площадь разрушенной земной коры. Исправить эти расчеты достаточно просто, если точно оценить масштаб разрушения коры, что опять же должны сделать профессионалы.

Кроме того, необходимо усреднение по комплексу различных оценок.

Возможен следующий, экзотический метод косвенного определения массы Земли до столкновения.

Обратимся к фауне того времени. Нас интересуют птеродактили и другие летающие ящеры. Представим, что их удалось клонировать. Смогли бы они летать в современных условиях? Скорее всего – нет. Но, ведь, летали. А в чем причина. Масса Земли была меньше, а атмосфера, скорее всего,  была плотнее, — ну хотя бы как на Венере, ведь океан был очень теплым, а водное зеркало огромным. Обратившись к аэродинамике, можно по летным качествам птеродактиля прикинуть массу Земли перед столкновением, и таким образом оценить суммарную массу кометы и всех последующих космических поступлений.

Аргументов в пользу идей столкновения с огромной кометой множество. Однако здесь излагается только концепция, а не строгое доказательство. Оставим строгое доказательство профессионалам геофизикам. Для максимально правильной оценки облика Земли накануне столкновения необходимо пополнить арсенал геофизиков знаниями о процессах пучения и последующей осадки магматических подкорковых образований, а также знаниями о слоистом формировании земной коры. Ну, и конечно, избавиться от «страшилок».

Объектом для изучения процессов образования пенистых пород, типа пемзы, на Земле мог бы стать вулкан Шивелуч. Форма Шивелуча не совместима с формой наливного вулкана, каким является соседний вулкан Ключевской. Похоже, что Шивелуч возник как результат столкновения с астероидом, который и вызвал вспенивание магмы, которая, вырвавшись через пробоину в коре, создала многокилометровое, почти горизонтальное поле пемзы. Автор не может указать источники сведений о лавовом поле, т.к. не смог найти их, но сам видел это поле и лично перешел пешком.

Заключение

Теорию катастроф выдвинул в 1812г. французский естествоиспытатель Ж. Кювье и развил французский палеонтолог А. д’0рбиньи, и другие. Согласно теории катастроф жизнь на Земле прерывалась неоднократно вследствие всемирных катастроф, а затем начиналась заново. Всего последователи этой теории насчитывают 27 катастроф, во время которых якобы погибал весь органический мир. Сомнительность этого утверждения обоснована выше.

На протяжении всей данной статьи автор последовательно подвергает критике положения теории континентальных плит, а заканчивает статью фактическим обоснованием этой теории. Дело в том, что критике подвергалась не концепция теории, а лишь её наивные обоснования и выводы, а также явно ошибочная экстраполяция в прошлое, нарушающая причинно-следственные связи. Не тектонические плиты породили горы и океаны. А тектонические плиты возникли в результате явления и процесса, вызвавшего формирование и гор, и океанов, и тектонических плит.

Нижний Новгород, январь 2015 г.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

 

  1. Леонович В.Н. Происхождение Солнечной системы на основе квантовой парадигмы, Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11553.html
  2. Гансер А. Геология Гималаев. М., 1967.
  3. Хаин В.Е. Региональная геотектоника. Альпийский Средиземноморский пояс. М., 1984.
  4.  Хаин В.Е. Мегарельеф Земли и тектоника плит // Геоморфология. 1989. № 3. С. 3–15.
  5. Хаин В.Е.  Силы, создавшие неповторимый облик нашей планеты, Интернет.
  1. Тараканов Ю.А., Винник Л.П. // Докл. АН СССР. 1975. Т.220. №2. С.339-341.
  2. Леонович В.Н. Влияние комет на формирование Земли, Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10185.html
  3. Артюшков Е.В. Геодинамика М.: Наука, 1979. Геология на пороге новой научной революции // Природа. 1995. №1. С.33-5
  1. Еськов К.Ю. История Земли и жизни на ней: от хаоса до человека. М., 2004, с. 43, 44
  2. Добровольский О.В., Кометы, М., 1966.
  3. Человек и Вселенная: Атлас. Отв. ред. И. В. Мучникова. — М.: Комитет по геодезии и картографии, 1994.
  4. Морозов В.И., Физика планет, М., 1967.
  5. Вокулер Ж., Физика планеты Марс, М., 1956.
  6. Шаронов В. В., Планета Венера, М., 1965.
  7. Уиппл Ф., Земля, Луна и планеты, 2 изд., М., 1967.
  8. Портнов А., Алмазы – сажа труб преисподней. Наука и Жизнь, 1999 №10.
  9. Петро Пащенко, Катастрофическая архитектоника Земли, Интернет.

18  Львович М. И., Человек и воды, М., 1963.

  1. Интернет, Фотографии планет и фото реконструкция Гималаев.

Фотон квантовый. Информация к размышлению

                                                                                                        Леонович Владимир

 

Фотон квантовый. Информация к размышлению

 

Ключевые слова: фотон, квант, когерентность, дуализм, физический вакуум, поляризация света, лучистый энергообмен.

 

Человечество познает мир посредством своего интеллектуального анализатора, подаренного ему природой. Это наш мозг — биологический компьютер, оснащенный органами чувств. Образная (компьютерная) модель мира, которая естественным образом создается нашим мозгом в процессе деятельности за выживание, называется эффективной картиной (или моделью) мира.

Эффективная модель мира не всегда совпадает с реалиями. Но это несовпадение постепенно и постоянно устраняется результатами практической деятельности человека. Наиболее наглядными несовпадениями эффективного представления с природными реалиями все знают. Это верх и низ на Земле, это обращение Солнца вокруг Земли, это цветовая гамма, в которой мы всё видим, хотя в природе нет цвета, есть только спектр энергии фотонов.

Человечество заинтересованно в устранении всяческих несовпадений нашего эффективного представления с истинным устройством природы, но полностью от них освободиться не удается. Однако, чем адекватнее наши эффективные представления, тем успешнее наша деятельность.

 

Можно с уверенностью заявить, что свет является самым изучаемым объектом природы, как в отношении сроков изучения, так и в отношении объема произведенных экспериментов. И не смотря на это, свет остается одним из самых загадочных феноменов природы.

Исторически сложилось так, что именно при исследовании световых потоков научное сообщество, пасуя перед непостижимостью поведения фотонов, стало постепенно отказываться от выверенных философских критериев.

Уже во времена Ньютона все понимали и соглашались с тем, что всякая теория, даже подтверждаемая множеством опытов, может быть опровергнута одним надежным отрицательным экспериментом.

Казалось бы, со светом так и случилось. Корпускулярное представление о фотонах было опровергнуто волновыми опытами Юнга.

Следуя вышеизложенному философскому подходу, после опровержения корпускулярной концепции должна последовать разработка новой, волновой, концепции. Однако ничего разрабатывать не пришлось.

Дело в том, что волновая теория вещественных сред уже существовала. Её и применили без должной оглядки на то, что эфир (физический вакуум) явно не относится к вещественным средам.

При этой пертурбации возник казус философского толка. Теперь уже волновая концепция фотонов могла быть опровергнута любым опытом, подтверждающим корпускулярность фотонов, а таких опытов было предостаточно. Вот глубинную суть этого, реверсивного развития событий, философы и естествоиспытатели не осознали в свое время. А в результате не состоявшегося осознания должна была возникнуть логичная мысль (вывод), ну хотя бы подозрение, что фотон не является ни волной, ни частицей.

Фотон — это нечто особое.

Изучение этого нечто могло бы привести к более адекватному пониманию мира. А получилось, что человечество, наскоро объединив в фотоне частицу и волну, заложило основу лукавого принципа дуализма в науке о квантах.

Конечно, дуализм, как пробная точка зрения, как инструмент, вовсе не абсурден. Абсурдна попытка выдать концепцию дуализма квантовых частиц за фундаментальный природный принцип. На этом абсурде возникла и процветает основная беда современной квантовой теории (КТ) — это универсальный метод КТ, который, пасуя перед непонятными явлениями, обращается к мистике, преподнося эту мистику как потустороннюю, непостижимую реальность. Главный аргумент этого метода в том, что конечный образ (результат) мистической модели почти всегда совпадает с действительностью, и обычно (достаточно часто) совпадает с прогнозом подобранной математической модели.

Так или иначе, испробовав несколько вариантов представлений: то в образе волны, то в образе частицы,- свет был признан потоком частиц с волновыми признаками или наоборот – волновым потоком с корпускулярными признаками.

Фотон оказался не единственным представителем, нуждающимся в подобном двойственном описании, и для этих ситуаций необязательный принцип дуализма был развит в обязательный принцип дополнительности.

Принцип дополнительности не ссылается на диалектический принцип единства и борьбы противоположностей, но видимо напрасно. Диалектика всегда присутствует в процессе мышления, но чрезвычайно редко явно выставляется в продукте мышления, являясь виртуальным приемом этого мышления. Принцип дополнительности, напротив, выпячивается на первое место в описании конечного продукта мышления.

Однако этот, искусственно внедренный принцип, не может быть признан научным инструментарием, т.к. не имеет критериев своей применимости. Его автор, Нильс Бор, призывал к максимальной осторожности при обращении к этому принципу. Тем не менее, теоретикам-последователям не просто удалось внедрить этот принцип в квантовую науку, им удалось, наперекор Бору, сделать его излишне популярным.

Однако, вопреки ожиданиям, при изучении фотона оказалось, что интерференция последовательности разрозненных когерентных фотонов не может быть непротиворечиво описана даже в рамках принципа дополнительности.

 

В предлагаемой статье физическая модель фотона принципиально рассматривается без обращения к принципу дополнительности Бора, к которому автор обращается только в историческом аспекте. Таким образом, здесь исследуется материальный фотон, который реализует принцип причинности, и проявляет себя сообразно своей сущности, которая и выявляется в наблюдаемых явлениях и экспериментах. А наша задача – понять эту сущность.

Вторично обратим внимание на курьезное обстоятельство. Весь вещественный мир собран из первичных элементов: протонов, нейтронов и электронов. Структурно этот вещественный мир построен из тел, молекул, атомов и собственно первичных элементов. Этот вещественный коктейль способен, при некоторой своей плотности, образовывать разнообразные среды, в которых могут распространяться известные нам волны. Ассортимент типов волн гораздо меньше, чем ассортимент сред, что наводит на мысль об универсальности принципов волнового движения в вещественных средах. Разработав волновую теорию вещественных сред, описываемых при помощи статистических методов,  мы упорно пытаемся применить эту теорию к локальным возбуждениям (фотонам) в непонятной, но явно не вещественной среде – физического вакуума. Не странно ли?

Ведь мы уверены, что вакуум это не вещественная среда.

Вот, и не будем об этом забывать.

 

В качестве определения понятия фотон в Википедии, и в других энциклопедиях, приводится пространный, но всё равно неполный, список противоречивых свойств фотона. Не будем приводить цитату на три страницы, но будем пользоваться сведениями, приводимыми в справочниках и учебниках, сопровождая их ссылкой на официальную науку.

 

Итак.

Каким для нас должен представляться фотон, если мы воспользуемся развернутым официальным определением?

Если фотон волна, то фотон образован элементами неразрывного пространства. При этом, компактная группа элементов пространства, образующая фотон, выведена некоторым способом из нормального состояния, т.е. как принято формулировать это в научном лексиконе, пространство локально возбуждено. Это возбуждение образует очень устойчивую и высоко стандартную, динамичную структуру — фотон.

Сразу возникает вопрос философского толка. Возможно ли существование двух принципиально различных фотонов с одинаковой энергией?

Официальных деклараций по этому поводу не обнаруживается, но из эффекта Доплера и из принципа разумной достаточности следует, что все фотоны идентичны по своим функциональным возможностям, т.е. по своему устройству. Таким образом, в мире существует только одна, универсальная конструкция фотона. Любой фотон, не нарушая его целостности, может быть переведен в состояние с любой, позволительной для фотонов, энергией. Это свойство фотона реализуется энергетическим обменом, происходящем при доплеровском  отражении.

Получается, что в природе не существует разновидностей фотонов. Запомним этот  предварительный вывод.

Если бы фотоны генерировались только атомами, то предыдущее положение было бы очень естественным. Но официальная наука предписывает способность генерировать фотоны и атомным ядрам, и отдельным электронам, и плазменным потокам. Таким образом, вопрос о квантовом стандарте конструкции фотона остается открытым, и всё еще требует изучения и обоснованной констатации.

В связи с этим возникает практический вопрос: что произойдет, если фотон с заданной энергией столкнется с атомной структурой, в которой не будет подходящей разности энергетических уровней.

При несовпадении энергии фотона с разностью допустимых уровней электронов в атоме, фотон, предположительно, должен, либо отразиться, либо миновать встреченный атом, что соответствует понятию прозрачной среды. Оба варианта входят в понятие рассеяние. В обеих ситуациях фотон явно испытывает воздействие  вещества, но это воздействие не сопровождается обменом энергии. Однако другие параметры фотона, после такого воздействия могут существенно изменяться. Таким образом, информационные преобразования могут происходить без затраты энергии. При этом расшифровка полученной информации невозможна без затраты энергии, т.е. без совершения работы.

 

Официальная наука ничего не предлагает в качестве пространственных квантов, формирующих физический вакуум, кроме бозонного поля Хиггса (не путать с тяжелым бозоном Хиггса, который является флуктуацией поля Хиггса, а точнее результатом несчастного случая – релятивистского столкновения вещественных элементов). Поле бозонов Хиггса является неразрывным, как и положено пространственной среде, но распространяется со скоростью света, и сразу во все стороны.

Предложить природе такую конструкцию модели вакуума – рука не поднимается.

Совершенно логично напрашивается модель пространства, сформированного неподвижными квантами [3]. Но все идеи (в этом плане) предшествующих мыслителей разбивались о невозможность относительного перемещения недеформируемых квантов в неразрывном пространстве. Декарт интуитивно уловил ключевую идею решения. Он пришел к выводу, что пространственный эфир должен быть всепроницающим. Однако Декарт не смог воплотить эту идею в конструктивную форму, как не смог и Гук, который продвинулся несколько дальше в обобщенном, интуитивном описании проникающего эфира.

Роберт Гук об эфире: «Я предполагаю существование тонкого вещества, которое включает и пропитывает все другие тела, которое является растворителем, в котором все они плавают, который поддерживает и продолжает все эти тела в их движении и который является средой, передающей все однородные и гармонические движения от тела к телу».

 

 

Оставим временно квантовое пространство, и обратимся к интерференционным световым явлениям, а конкретно, к их волнообразным проявлениям (картинкам).

Однако откуда такая уверенность, что картинки интерференционные, т.е. результат фазового сложения когерентных волн. Мы же знаем, что фотоны между собой не взаимодействуют. Кроме того, мы точно знаем, что последовательное воздействие двух фотонов на детектор не может реализовать эффект вычитания, из чего следует, что в зону интерференционного минимума фотоны либо не попадают, либо, попав туда, ни с чем не взаимодействуют. Таким образом, образование волнообразной картинки никак не связано с фазовым сложением электромагнитной волны фотонов. Значит, «интерференционная» картинка формируется не фазовым сложением волн, и не в зоне детектирования, где она только проявляется. Картинка неявно закладывается в структуру фотона, каким-то, нам не известным, способом. Видимо, это происходит в структуре щелей, и проявляется при статистическом процессе поглощения/отражения потока фотонов.

Это не предположение. Это строгий логический вывод.

А кто изучал щели интерферометров как квантовые динамические структуры? Что-то не наблюдается таких публикаций. Обычно щели рассматриваются как геометрические, эфемерные отверстия.

 

Обратимся теперь к теории лазеров.

Суть лазерного излучения в том, что фотон, случайно излученный возбужденным атомом некоторой специфической вещественной структуры, вызывает индуцированное излучение идентичных фотонов соседними атомами. Это так. И не подлежит сомнению.

По умолчанию считается, что излучение индуцированных фотонов инициируется пролетающими мимо фотонами.  Этот факт не обсуждается, и даже не постулируется, он преподносится, как очевидная неизбежность. И эта молчаливая убежденность является причиной того, что странности процесса лазерного излучения не исследуются, а маскируются теоретическими фантазиями.

Действительно, каким образом истинно нейтральная частица, фотон, пролетая в образе электромагнитной волны мимо соседнего атома, может вызвать излучение идентичного, обязательно когерентного фотона, не изменив при этом своего состояния. Ведь данная ситуация никак не подходит под случай чисто информационного обмена. В случае индуктивного излучения происходит энергообменный процесс.

Возбужденный электрон  атома сначала должен получить некоторое приращение энергии, и лишь после этого излучить фотон. На этот процесс нужна энергия и нужно время. А времени, при точечном фотоне, нет. Получается, что фотон это цуг волн.

Естественно предположить, что возбужденные атомы излучают фотоны по одному внутреннему алгоритму, и эти излучаемые фотоны описываются стандартными состояниями, в том числе и стартовыми фазами каждого фотона. Однако, согласно теории лазерного излучения, стартовая фаза каждого излученного фотона должна быть равна случайной фазе пролетающего (индуцирующего) фотона.

Поняв, как это происходит, можно узнать нечто новое об устройстве атома. Но теоретики, уже подобрав устраивающую их модель, к этому не стремятся, и даже блокируют новаторские исследования [4].

Теоретики уверены, что даже если всё происходит не совсем так, как они это описывают, то всё равно на их математическую модель это не повлияет. И это — так и есть.

Когда о фотоне мыслят как о цуге волн, этим подразумевается пространственная протяженность фотона по линии распространения, и эта протяженность равна нескольким длинам волн (количество не уточняется). В кристалле рубинового лазера длина волны примерно равна протяженности десяти атомов решетки.

Представление в цугах так нелепо, и так не соответствует экспериментальным данным, что большинство исследователей от него уже отказалось. Однако официальных рекомендаций на отказ от этого представления нет, и всем, кому это нужно, можно его использовать. А требуется оно теоретикам лазерного излучения.

Одним из условий работы лазера в предлагаемой физической интерпретации, является достаточно продолжительное взаимодействие пролетающего (длинного) фотона с возбужденным атомом. Продолжительное взаимодействие нужно именно для того, чтобы обосновать принудительное равенство фаз возбужденного и возбуждающего фотонов.

Кроме того, обратим внимание, эта лукавая интерпретация работы лазера использует еще и понятие стоячей оптической волны, что не совместимо  с квантовой природой реальных фотонов, даже взятых в образе волн.

Пусть попробуют теоретики от официальной науки объяснить, что происходит в пучностях стоячих оптических волн. Это что, скопление фотонов? Или это энергетическая пучность, т.е. резкое повышение частоты фотонов в этом месте? Явная беспомощность принципа дополнительности — на лицо. Однако ответ для настойчивых оппонентов есть. Он как всегда в одном ключе: перед нами квантовый процесс, а квантовые процессы непостижимы для нашего воображения, по определению.

Любой философ древности мог бы дополнить это обоснование: квантовые процессы непостижимы только в рамках предлагаемых моделей.

 

Попробуем пересмотреть наши официозные представления о фотоне, начав с философского утверждения, что фотон это — и не волна, и не частица, а нечто особое.

Итак.

Фотон это, несомненно, материальный объект.

Во времена Ньютона этого утверждения, возможно, было бы достаточно для выбора парадигмы. Но в настоящий момент этого утверждения явно недостаточно. Мы вынуждены еще выбрать одну из двух концепций материализма.

Одна концепция рассматривает материю как сущность, способную бесконечно делиться. Основополагающим элементом концепции является безразмерная вещественная точка. Это концепция Ньютона, Эйнштейна и РАН. Приверженцы этой концепции слово вещественная никогда не используют, заменяя его словом материальная, что звучит не так абсурдно. Но так или иначе – точка в этой концепции является массивной. Этот абсурд и позволяет Вселенной сжиматься в одну точку, а звездам – в черные дыры.

Вторая концепция предполагает мир принципиально квантовым. В квантовом мире нет места безразмерным объектам, как нет места и локальным объектам с бесконечными параметрами. Любой материальный объект имеет конечный объем и конечные, другие параметры. И для каждого материального объекта может быть указан минимальный элемент (квант), из которых (квантов) объект и сформирован.

Эта, вторая, концепция витает в мыслях, излагаемых там и сям; она никем не оспаривается, но и не имеет официальной поддержки, т.к. не взята на вооружение ни одной из научных школ. (А мы попробуем взять).

Не странно ли? Но в науке господствует компилятивная парадигма, допускающая совместное существование двух несовместимых концепций: ТО Эйнштейна, и Квантовой Теории,- и всё это происходит под эгидой РАН, , и управляется распределением грандов иностранных Академий.

Перечислим в произвольном порядке некоторые неоспоримые параметры фотона квантового.

Фотон – объект локализованный, и не делящийся на составные части. При этом фотон не является частью каких-либо устойчивых объектов или образований. Никакой континуум фотонов не может образовать среду.

Странно, но фотон не вписывается в привычное представление о квантах, ни по каким параметрам, кроме одного. Содержание энергии в фотоне меняется ступенчатым образом. Энергия одной ступеньки и является фотонным квантом, которого в природе, похоже, не существует, т.к. фотон с частотой 1 Гц и длиной волны 300 000 км пока не обнаружен.

Если в природе не существует фотонов с частотой 1Гц, то какая же тогда минимальная частота фотона? Действующая квантовая модель не дает ответа.

 

Фотон не может формировать устойчивые фотонные объекты. А именно это свойство является основным и отличительным признаком частиц.

Компилятивное определение понятия квант допускает как материальное, так и не материальное представление кванта, например, у фотона это ступенчато-параметрическое представление. Не разделив эти понятия, научное сообщество рискует попасть в сети самообмана.

Фотон, несомненно, является унифицированным переносчиком квантованных порций энергии. Хотя фотон неделим, но переносимая им энергия может порционно изменяться в процессе его жизненного цикла, но не произвольно, а только в строго определенных ситуациях. Пока из таких ситуаций известна только одна: это зеркальное отражение фотонов, сопровождаемые эффектом Доплера.

 

Атом, пребывающий в возбужденном состоянии, излучает фотоны с энергией, кратной постоянной Планка h. Но стоит поместить этот атом в магнитное поле, как энергия фотона может принимать значения равные nh±ћ/2, где h и ћ несоизмеримы. Таким образом, официальная парадигма требует существования, по крайней мере, двух типов фотонов, точнее, двух масштабов их квантовых ступенек.

 

 

Есть множество экспериментальных и теоретических оснований для утверждения, что фотон не имеет ни массы, ни импульса. Однако официально поддерживается мнение, предложенное Эйнштейном, что фотон имеет конкретную массу и импульс, и таким образом, участвует в гравитационных и механических взаимодействиях. При этом фотон передает веществу скоростной импульс, а обратно может получать только импульс с приращением собственной инертности, т.е. реальной массы. Ну, какое свойство фотона ни возьми – всё не как у всех.

Традиционные оговорки, что масса покоя фотона равна нулю, абсурдна, т.к. не имеет физического смысла. Они (оговорки) используются лишь для отвлечения внимания от вздорного утверждения о массивности реального (движущегося) фотона.

Между тем, отсутствие переносимого импульса у фотонов – очень информативный фактор, который в корне меняет интерпретацию многих экспериментов. Из него следует, что фотон может быть поглощен только вещественной системой, способной реализовать одновременно два противоположно направленных импульса. Из этого следует, что отдельная элементарная частица принципиально не может поглощать или излучать фотоны [5].

 

 

Исключительность фотона проявляется кроме всего прочего в том, что фотон не подпадает под  действие квантового принципа неопределенности. Обладая известной скоростью, фотон формально допускает неограниченную точность измерения своих координат.

 

Официальная наука объявляет фотон истинно нейтральной частицей. Но рассмотрим простейшие случаи изменения направления движения фотона при отражении от зеркальной поверхности или при прохождении сред с градиентом плотности, т.е. при явлениях аберрации. Во всех случаях фотоны не поглощаются веществом, и явно не входят с носителями вещества в контактное взаимодействие с участием элементарных частиц среды.  Однако при этом смена направления и поляризации происходит.

Такое поведение возможно только под действием постоянных электрических полей, формируемых электронами и протонами среды из состава ядер.

Анализ множества экспериментов указывает, что действенным фактором при этих взаимодействиях является не только величина поля, но ещё и градиент.

Если это так, то нам придется признать, что фотон является отличным квантовым детектором градиента электрического поля. Механизм детектирования является объектом будущих исследований.

Вдумаемся, если у фотона нет инерции, но фотоном можно управлять, меняя лишь признак направления его движения, то это значит, что в структуре фотона есть элемент, поворачивая который вместе со всем фотоном, мы можем задавать направление движения фотона. Перемещение фотона в направлении, заданном внутренним параметром фотона, без всяких внешних сил – это новое качество модели (не фотона), определяемое нашим новым знанием, и относящееся к новой парадигме новой физики.

 

Обратим внимание на один из метрологических эффектов квантовой природы, реализующийся при регистрации интерференции. Дело в том, что один и тот же фотон принципиально не может участвовать в двух актах регистрации. Это очевиднейшее утверждение. Выясним, к чему же оно приводит.

Если в качестве экрана для визуального наблюдения картины интерференции света применить фотобумагу, то визуальная картинка при экспонировании принципиально не может совпасть с получаемым чуть позже фотоизображением. Действительно, если мы увидели отраженный фотон, то он уже никак не может создать след (черную точку) на фотобумаге. И наоборот, если фотон оставил след на бумаге, то мы его уже никогда не увидим отраженным, т.к. он уже исчез.

Таким образом, в момент двойной фиксации картины интерференции (визуальной и фотографической) реализуется как минимум два потока фотонов, каждый из которых формирует похожие, но разные, картинки. Возникает подозрение, что суммарный поток может оказаться однородным по плотности, т.е. не содержащим изображения. А это означает, что, возможно, эти два потока формируются не фазой энергетического состояния, как предполагалось до сих пор, а фазой другого параметра, который мы не знаем и не учитываем, но который влияет на способность к поглощению и отражению фотонов именно таким, похожим на волновой процесс, образом. Но ведь никто не проверял.

Вспоминается предположение Эйнштейна о возможном существовании скрытых параметров. В свое время это предположение, сделанное им по поводу парадокса ЭПР, было искажено оппонентами, и подменено незнанием значений параметров, которые, в принципе, известны исследователям. Однако совершенно очевидно, что Эйнштейн имел в виду параметры, о существовании которых мы не подозреваем. Таким образом, концепция Эйнштейна предполагала дальнейшее углубление исследований, тогда как концепция оппонентов это исследование отвергала. В результате победы оппонентов, необходимые эксперименты не были проведены, что привело к торжеству мистических представлений.

Физик, не признающий фундаментального принципа причинности, может позволить себе делать необоснованные и непредсказуемые выводы, по своей прихоти относя, или не относя, их к законам природы. Попав в  правящую академическую элиту, такой физик становится опасным для общества.

 

Таким образом, возвращаясь к фотонам, мы еще раз утверждаемся в мысли, что ни о какой волновой природе интерференции света речи быть не может.

Однако картинка наблюдается – и это значит, что когерентный поток фотонов в какой-то области сближения фотонов с веществом модулируется определенным образом. Ни глаз, ни фотоэмульсия такой областью быть не могут. Значит, областью модуляции являются тонкие щели первого и второго экранов интерферометра.

 

Итак, у нас два эксперимента. Первый, с одной щелью, второй – с двумя.

Не хватает только третьего, с двумя щелями, одна из которых в тени веерного рассеяния фотонов первичного луча.

Почему в арсенале экспериментаторов нет интерференционных картинок от трех (и более) отверстий. А также нет картинок для щелей с вариациями расстояний между щелями, частично нарушающими симметрию. И нет картинок, отличающихся формой экрана, затеняющего поток фотонов от одной из двойных щелей до экрана. Может быть, такие эксперименты уже проведены, но общественности их не показывают? Ведь если они противоречат хотя бы одной из фундаментальных теорий: ТО или КТ,- то в соответствии с решением РАН о запрещении критики ТО, они не подлежат публикации.

Может быть, такие эксперименты уже проведены, но общественности их не показывают? Ведь если они противоречат хотя бы одной из фундаментальных теорий: ТО или КТ,- то в соответствии с решением РАН о запрещении критики ТО, они не подлежат публикации.

Кроме того, уже давно можно было бы без особого труда уже проверить гипотезу, об отклонении фотонов градиентом электрического поля поверхностного слоя электронов. Для этого достаточно исследовать дифракцию на электрически заряженной струне. Это совсем не сложно.

 

Теоретики от КТ, мистифицирующие физический процесс интерференции, утверждают, что интерференционная картинка исчезает даже при намерении установить траекторию фотона. Для проверки этой придуманной страшилки можно предложить следующий эксперимент.

Соберем стандартную установку для наблюдения интерференции от двух щелей. Установим над вторым экраном с двумя отверстиями подвижный сплошной экран, перемещающийся над вторым не касаясь его. Пусть этот экран сначала будет расположен в стороне от отверстий, так далеко, что не будет влиять на интерференцию. (Или уже будет?) Никто не проверял.

Не прекращая наблюдения за интерференцией, будем пододвигать затеняющий экран к интерферирующим отверстиям, со стороны одного из отверстий.

Будем наблюдать, как изменяется интерференционная картинка и как она восстанавливается при обратном движении.

То же самое можно проделать еще с одним таким же экраном, установленным с другой стороны (снизу) от основного экрана со щелями.

Для получения дополнительной информации можно исследовать картинку в зависимости от материала основных экранов, и от расстояния затеняющих экранов от основного экрана, а ещё интерференцию от щелей разной длины.

Можно получить достаточное количество разнообразной информации, способной прояснить реальные (а не мистические) свойства фотонов. Эти эксперименты очень просты. Однако сообщения о них отсутствуют. А это значит, что они кому-то мешают.

Ангажированные исследователи, пытаются выявить исключительно волновые признаки, вызывающие интерференционные картинки. Однако можно бесконечно искать в черной  комнате черную кошку, которой там нет. А по сути — происходит именно это.

При прохождении фотона вблизи границы твердого тела он искривляет свою траекторию, реализуя дифракционное рассеяние. Первая щель сортирует поток фотонов по углу рассеяния, в соответствии со случайными значениями некоего параметра фотона, который мы определим как осциллирующий. Каждое значение случайного параметра задает свой угол отклонения. Таким образом, когерентность (или нечто иное) после первой щели уже сформирована. Однако при прохождении второго экрана с двумя щелями, узкий луч, вырезаемый каждой щелью, опять на этих щелях испытывает веерное рассеяние, формирующее, или не формирующее, интерференционную картинку. В чем причина? Можно гадать, а можно экспериментировать.

Относительно какого опорного состояния фотона происходит природное изменение фазы, влияющей на отклонение и отражение фотонов. Пока не ясно.

Каким образом происходит модуляция предполагаемого здесь осциллирующего скрытого параметра, тоже пока не ясно.

Предположительно, краевые эффекты одиночной щели существенно отличаются от краевых эффектов двух близких и параллельных щелей.

Все, достаточно подробно описанные в доступных источниках эксперименты по интерференции, не противоречат предположению о скрытом параметре. Но вариативность проведенных экспериментов совершенно недостаточна для выявления этого параметра.

Используемая сейчас эклектическая парадигма, ошибочно считая фотон частично волной, частично корпускулой, объясняет многое (но далеко не всё), и этим сдерживает поиск неведомого, или уводит  этот поиск в ложном направлении.

При касательном прохождении границы твердого тела, фотон испытывает действие переменного поля поверхностных электронов. Проявление этого воздействия вынуждает нас предположить, что фотон не может быть истинно нейтральной частицей.

Однако фотоны не оказывают никакого взаимного влияния друг на друга.

Получается, что фотон не имеет собственных электрических полей, но имеет собственный электрический заряд, скорее всего дипольный. Получается диполь без собственного электрического поля. Это нечто небывалое. Это гипотеза новой физики. Но эта гипотеза стучится в дверь, и позволяет многое объяснить из того, что до сих пор не поддавалось объяснению, и её надо иметь в виду в будущих исследованиях.

На основе предполагаемого здесь принципиально нового квантового свойства,- одностороннего действия,- не нарушающего ни один закон сохранения, можно создать сверхчувствительный сенсор, минимально возмущающий исследуемый объект.

 

Переносимую фотоном энергию принято соотносить с частотой фотона.

Планку ничего не стоило связать энергию фотона с длиной волны. В природе от этого ничего бы не изменилось. Изменилась бы только наша планковская константа, что иллюстрирует её непричастность к природным инвариантам.

Волновая природа фотона нами уже отвергнута. А что ещё кроме частоты и длины волны можно связать с энергией фотона? Такие параметры, более широкого действия, в арсенале природы есть. Это крутизна фронта фотона. Или градиент.

Если модель фотона – волна, то чем больше частота фотона,  тем больше крутизна волны. А если фотон не волна, то частота как параметр отпадает, а крутизна остается действующим параметром, и освобождает интерпретаторов от непосильной ноши в образе громоздких цугов.

 

 

Производство вещества из чистой энергии, а конкретно – из фотонов, является чрезвычайно сомнительной, псевдонаучной декларацией. Производство вещества никогда не наблюдалась в непосредственном акте столкновения фотонов. Все, так называемые рождения пар позитрон-электронов, происходят на ядрах атомов, что предполагает скорее эффект выбивания пар, чем их рождение из чистой энергии.

В связи с этой, естественной интерпретацией, возникает практический вопрос – во что превращается нуклон, из которого выбита позитрон-электронная пара, и какова его (нуклона) дальнейшая участь. Но официальная интерпретация блокирует это направление исследований.

 

Приверженцы идеи о наличии импульса у фотонов, опираются на фотоэффект и опыты Лебедева, а также на эффект Доплера. Действительно, никому непонятно, откуда может взяться дополнительная энергия у отраженных фотонов, если у них не будет импульса.

Хотя исследования последних лет опровергли выводы Лебедева, эти исследования замалчиваются, и официальная наука продолжает упорно настаивать на наличии импульса у фотонов [6].

Изменение энергии зеркально отраженных фотонов неожиданно оказалось связанным с изменением тепловой энергии зеркала. Этот эффект обнаружен при исследовании лазерного охлаждения. Эффекту присвоена характеристика «лазерный», т.к. он обнаружен в лазерных исследованиях. Однако это, видимо, общий квантовый эффект, реализующийся для произвольных потоков отражающихся фотонов. Но в лазерах он максимально интенсивен и заметен.

 

Последний параметр фотона, который мы рассмотрим, — это тот, который принято называть поляризацией. Что это такое, надо ещё разбираться. Но мы этого делать не будем. Доверимся на этот раз официальным теоретикам, которые, признав, что так называемая поляризация не может быть корректно описана с помощью принципа дополнительности, обратились для этого к эрмитовой матрице. Одного этого факта уже достаточно, чтобы утверждать, что фотон не является ни волной, ни частицей.

В этой, уже создавшейся ситуации, нас ставят в тупик не столько удивительные свойства фотонов, сколько реакция на эти свойства правящей академической элиты, продолжающей учить студентов тому, что фотон это и волна, и частица. Если уж пользоваться этой неудачной компиляцией, то надо добавить и третью составляющую – фотон это квантовый объект, описываемый шестимерной матрицей.

Осталось пояснить, почему матрица фотона шестимерная. Дело в том, что квантовое пространство принципиально не может быть изотропным [3], оно имеет,  предположительно, сотовую структуру, что и задает размерность матрицы.

Множество наблюдаемых непостижимых квантовых явлений объясняется нашим неведением о природном механизме преобразования квантовой геометрии в геометрию Евклида, которая описывает наш эффективный, макроскопический (пользовательский) мир. Реальным проявлением этого механизма является фундаментальное вращение всех квантовых конструкций вокруг шести осей симметрии пространства.

Вращение, снимающее анизотропию пространства, происходит последовательно вокруг каждой оси, но воспринимается нами как одновременное. Однако детектировать мы можем только одно направление вращения.

Эти, нивелирующие вращения, мы воспринимаем как спин.

 

Вывод, к которому мы пришли,  является следствием (и подтверждением) того, что  мы достигли той глубины квантовых уровней, где статистика уже неприменима, т.к. действуют только фундаментальные квантовые законы, к которым неприменимо понятие «приблизительно». Эти законы описываются булевой алгеброй и соответствующими программами операционного исчисления. Здесь правит не аналитическая математика, здесь правит универсальный программно-операторный метод, способный описать любой квантовый природный процесс, что и иллюстрирует эрмитова матрица, с помощью которой наиболее полно описывается частное свойство фотона — поляризация.

При исследовании поляризации фотона теоретики не сразу добрались до эрмитовой матрицы. Однако, когда добрались, то не решились на философское обобщение, состоящее в том, что фотон это уникальный природный объект.

 

Дополнительные аргументы в пользу уникальности фотона, который, таким образом, не может быть отнесен ни к электромагнитным явлениям, ни к явлениям корпускулярным, — можно найти в работе [7], автор которой, Эткин В.А., глубоко (как профессиональный электродинамик) и широко (как прирожденный философ) изучил и представил проблему лучистого энергообмена.

 

Правильная интерпретация наблюдаемых фотонных эффектов помогла бы исследователям оптимально организовывать свои опыты и максимально эффективно применять полученные знания на практике. Дело в том, что в свете предъявленных сомнений, ни теория лазерного излучения, ни теория лазерного охлаждения, ни многие другие фотонные теории не могут считаться адекватным описанием реальных физических процессов, в которых участвуют фотоны.

 

 

Нижний Новгород, январь 2017 г.

 

Источники информации

  1. Википедия.
  2. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия.
  3. Леонович В.Н. «Концепция физической модели квантовой гравитации», Интернет  http://www.proza.ru/2011/01/12/1571
  4. Ораевский А.Н. «Сверхсветовые волны в усиливающих средах» УФН. Том 168, №12 1998г.
  5. Леонович В.Н. «Импульс фотона, фотонный двигатель и философия» Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/13311.html
  6. Костюшко В.Е. «Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света» Русское Физическое Общество, Энциклопедия Русской Мысли. Т. XVI, стр. 34

 

  1. Эткин В.А. «О неэлектромагнитной природе света» , Интернет

http://samlib.ru/e/etkin_w/oneelectromagnitnoyprirodesveta.shtml .

 

 

 

 

 

 

О магнитной природе ядерных сил на примере взрыва сверхновых

            Леонович Владимир

 

Ключевые слова: протон, нейтрон, сильное взаимодействие, взрыв сверхновой, Тунгусский метеорит, ядерный взрыв.

 

Головокружение от успехов – один из неизбывных пороков общества. Порок не очень заботит общество, т.к. наносимый ущерб относительно мал. Проблемы, связанные с проявлениями порока, решаются (или гасятся) обществом по мере поступления.

Успехи теоретической математики, достигнутые на базе квантовой физики, создали очередную проблему подобного рода. Любое экспериментальное открытие в квантовой физике практически моментально получает математическую интерпретацию. Такая расторопность обеспечивается особым статусом квантовой теории, который лидеры теории сумели навязать обществу. Суть этого статуса озвучил Ландау: мы (надо понимать — научное сообщество в лице его лидеров – квантовых теоретиков) можем гордиться тем, что умеем рассчитывать и управлять процессами, физического смысла которых не понимаем.

Если сейчас создать свод законов квантовой физики, то он будет похож на справочник по сопротивлению материалов — изобилие формул в ранге законов. Однако, ни у кого не возникает желание создавать такой свод, т.к. составляющие его  законы постоянно и очень существенно изменяются.

Математическая эйфория, сопровождающая порочный статус, возникнув в среде квантовой физики, распространилась и за её пределы. Особенно это ощущается в астрофизике, где интерпретация наблюдений очень зависит от субъективного фактора. Но в данном случае нас интересует теория атомного ядра. Экспериментально установлено, что ядро очень компактно и состоит из протонов и нейтронов. Нонсенс. Протоны не могут быть устойчивыми в контактной близости. Такого не может быть!  Однако, прецедент преодоления таких парадоксов уже есть. Достаточно классифицировать явление как квантовое – и объяснение превращается в простое описание происходящего. Протоны не разлетаются – значит есть удерживающее «сильное взаимодействие». Поскольку слабое взаимодействие реализуется гравитонами, а электромагнитное (среднее) – фотонами, которые обеспечивают силу отталкивания электронов в 10раз превышающую их притяжение, то по аналогии сильное взаимодействие должно реализоваться особыми, тяжелыми частицами – мезонами. И не беда, что давным-давно известно: на базе частиц можно реализовать только взаимодействие отталкивания; это ведь относится к классической физике.

Вдумаемся, что произошло. Эксперимент обнаружил ошеломляющий результат. Казалось бы, появился интереснейший фронт для новых исследований. Но нужны средства, а их выделение заблокировано авторитарным мнением.

Может быть ситуация такова, что действительно выход только один – смириться с позицией-диагнозом Ландау. Попробуем хотя бы убедиться в безвыходности ситуации.

Вот перед нами теория спин-спиновых взаимодействий. Она процветает. Выявлено множество законов. Но нет понимания их сокровенного смысла, природного назначения, главной функции. Зачем, например, спин фотону?

Диагноз Ландау освобождает от обязанности думать там, где истина дается с огромным трудом или даже требует ломки привычных представлений. Но хорошо, что не все смирились с диагнозом. Вот мнение думающего ученого, академика А.А. Тяпкина, по поводу одной идеи другого думающего, нобелевского лауреата Ю. Швингера.

«…Я могу сослаться лишь на гипотезу крупного теоретика, лауреата нобелевской премии за 1965 год Юлиана Швингера. Он в 1969 г. [5] высказал весьма неожиданное предположение о том, что магнитные заряды, которые безуспешно пытались обнаружить, на самом деле в виде дипольных моментов входят в основу любого вещества; они принимаются нами за особые коротко действующие ядерные силы, необычно большие по величине. Отметим, что эта удивительно красивая и смелая гипотеза прежде всего отвечает симметрии электрического и магнитного взаимодействия, заложенной в уравнениях Дж. Максвелла, а значительная величина магнитного заряда по сравнению с электрическим зарядом, как это было показано еще в 1931 году П. Дираком, непосредственно следует из законов квантования этих зарядов [6]. Коротко действующими же эти магнитные силы оказываются в силу того, что в веществе они существуют только в виде сильно связанных магнитных диполей. Эта почти забытая физиками идея Ю. Швингера не только красивая, но и удивительно рациональная в своей основе, поскольку сводит ядерные силы к магнитным.»

Вот достойное применение спин-спиновым взаимодействиям: ядерные силы, т.е. близкодействие в смысле современного понимания сильного взаимодействия. Разовьем эту идею как рабочую гипотезу, дополнив её по ходу изложения несколькими естественными предположениями.

Для начала рассмотрим и оценим функциональную роль атомного ядра.

Для определенности рассмотрим процесс падения с малой высоты одного кристалла алмаза на параллельную грань другого алмаза, установленного в плоском и слабом гравитационном поле.

Ядра атомов, образующих внешнюю грань неподвижного кристалла, находятся в одной плоскости, и могут совершать колебательные движения (тепловые и пр.) около центра своего равновесия, узла кристалла. Ядра ничего не касаются; каждое из них подвешено в электромагнитном поле кристаллической решетки. Поле подвески создают электроны из состава оболочки данного атома.

Электроны соседствующих оболочек атомов никогда не сталкиваются друг с другом (в механическом представлении), имеет место только рассеяние электронов, т.е. некоторые изменения их траекторий и обмен энергией. Если попытаться получить характеристики этого рассеивания в рамках дискретных уровней запрета Паули, то ничего не получится. Но при этом атомы, как и их ядра, взвешены в электромагнитном поле.

Таким образом, получаем — кристалл это упорядоченная взвесь атомных ядер и электронов. Если увеличить атом до размеров футбольного стадиона, то ядро предстанет кучкой теннисных мячей в центре поля, а электроны – маленькими горошинами, летающими над трибунами. В бытовом представлении это практически пустое пространство. И вот из такой пустоватой взвеси микроэлементов массивного вещества составлены все твердые тела. Эта просторная взвесь нуклонов и электронов у алмаза имеет удивительную прочность, хотя каждый атом нейтрален.

Вместо определения «нейтрален» по отношению к атому напрашивается более энергичная конструкция — «абсолютно нейтрален». Но именно здесь стереотип мышления скрывает истину. Атом абсолютно нейтрален только при усреднении, уничтожающем за границами электронной оболочки переменные поля. В действительности же такое поле существует и в каждый конкретный момент оно имеет вполне конкретное значение, даже если атом находится в невозмущенном состоянии. Вот эти быстропеременные поля и формируют динамическое, устойчивое взаимодействие, обеспечивающее прочность алмаза, как на сжатие, так и на растяжение. Самое замечательное в этом процессе то, что при отсутствии условий, необходимых для взаимодействия, признаки и параметры, обеспечивающее это взаимодействие, не обнаруживаются. Они возникают только как реакция на начальное взаимодействие, вызванное внешними причинами, и развиваются уже как внутренние признаки замкнутой системы. На это обстоятельство необходимо обратить особое внимание, т.к. его недооценка влечет искаженные представления о действительности, что вызывает фантазии мистического свойства.

Магнитный момент и кулоновское поле, формирующие необходимую потенциальную яму, отсутствуют у свободного атома. Эти поля возникают как реакция на сближение атомов, т.е. по ситуации, и формируются там, где надо. К тому же, оба поля формируются групповыми токами электронной оболочки, т.е. нет постоянного объекта статического заряда, и нет выделенных электронов, движущихся по петлевым траекториям, соответствующим сформированному магнитному моменту.

Эта естественная мысль заблокирована принципом (запретом) Паули, и даже не обсуждается. К тому же, изучать природу этого взаимодействия сложно, проще ввести некие силы (Казимира, Ван дер Вальса и пр.). В этом случае достаточно только определить значение этих сил экспериментальным путем. Здесь уместна цитата из Энгельса, обращенная к творчеству Гегеля. “Что касается специально Гегеля, то он во многих отношениях стоит гораздо выше современных ему эмпириков, которые думали, что объяснили все необъясненные еще явления, подставив под них какую-нибудь силу: силу тяжести, плавательную силу, электрическую контактную силу и т.д., или же, если это никак не подходило, какое-нибудь неизвестное вещество: световое, тепловое, электрическое и т.д. Эти воображаемые вещества теперь можно считать устраненными, но спекуляция силами, против которой боролся еще Гегель, возрождается как забавный призрак”.

 

Что же происходит при падении одного алмаза на другой, если оба алмаза электрически нейтральны. Заявляя об электрической нейтральности тел, мы готовим почву для самообмана, т.к. явно считаем, что сближение алмазов будет происходить до механического контакта. Механический контакт – это всеобщий стереотип, за которым стоит целая отрасль знаний, называемая теорией сопротивления материалов. Но задумайтесь, и сами ответьте на вопрос: могут ли в процессе механического контакта тел столкнуться два электрона или, тем более, два ядра.

Все механические взаимодействия есть результат статистического усреднения электромагнитных взаимодействий, у которых, как известно, нет четко обозначенной границы.

Так с чего же начинается твердое тело? В квантовой теории этот вопрос не корректен. Там вопрос необходимо формулировать в формате волновой функции. При решении разных задач, граница твердого тела может быть определена по-разному. В нашем случае уместно за границу принять плоскость, касательную к внешнему слою электронов, перемещающихся с линейной скоростью, приблизительно равной 1/137 скорости света.

При сближении тел на дистанцию, при которой оболочки атомов геометрически (т.е. гипотетически) имеют возможность соприкоснуться, электроны сближающихся тел своевременно меняют траекторию, и за счет нарушения прежнего равновесия и симметрии формируют групповое кулоновское поле и групповой магнитный момент. Естественно, электроны в момент сближения испытывают сильное кратковременное кулоновское отталкивание, а также воздействие силы Лоренца. Направленность этих сил может быть очень разной, но не произвольной. В результате сложнейших комбинаций взаимодействий, электронные оболочки внешних граней алмазов деформируются таким образом, что возникнут силы, которые остановят движение падающего слоя электронных оболочек алмаза. Но деформация электронных оболочек на этом не закончится. В наших рассуждениях мы еще не учли реакцию ядер. Начальная фаза взаимодействия остановит взаимное движение наружных электронных оболочек, но ядра продолжат движение по инерции, создавая напряжение, вызванное смещением от центра равновесия, которое дополнительно исказит электронные оболочки. В результате — остановятся и все ядра. Но ядра при этом чуть-чуть нагреются, т.е. начнут колебаться около центра равновесия.

Далее, в процесс соударения включатся внутренние слои тела, и т.д. Процесс завершится новым состоянием динамического равновесия для всех оболочек и ядер каждого атома. Этих состояний у каждого атома такое великое множество, и они (состояния) отрабатывают такие малые гравитационные смещения, что никаких разрешенных квантовой механикой уровней электронных орбит не хватит.

В этом заключении нет отрицания квантовых достижений в фотонной оптике. Очевидно, что квантовый характер излучения относится исключительно к фотонам, и не относится к состояниям электронных орбит. Электронные орбиты распределяются по зонам устойчивости, подчиняющимся законам резонансного взаимодействия. В каждой зоне устойчивости электроны имеют достаточную, очень большую, степень свободы.

Это простое и естественное предположение простительно упустить в момент разработки теории Паули, но после открытия излучения Черенкова, не рассмотреть такую возможность – является неосмотрительной оплошностью.

Квантовое объяснение излучения Черенкова,  преподносимое как очередной триумф теории, скорее можно отнести к фиаско последней. С какого квантового уровня, и на какой, переходят электроны при излучении фотонов, не изменяя при этом свою волновую функцию?

 

При дальнейшем исследовании функций электронной оболочки в атомах, примем как рабочую гипотезу предположение об отсутствии квантовых состояний электронов в атоме, заменив их соответствующими зонами устойчивости.

Если от мысленного эксперимента с падающими алмазами перейти к полномасштабным  механическим взаимодействиям, включая самые мощные взрывные процессы, то и в этом варианте невозможно найти повода для контакта между электронами и ядрами атомов. При этом электронные оболочки испытывают огромные ускорения и деформации. Тем не менее, как только бурные процессы заканчиваются, все электроны оказываются в строго определенных динамических состояниях, и все физические и химические параметры атома оказываются строго определенными.  Что обеспечивает стандарт физико-химических параметров атома? Официальную версию о самоорганизации электронов вокруг каплеобразного ядра поставим на последнее место. Самым естественным носителем стандарта может быть устойчивая объемная структура ядра; структура, которой, как видим, природа обеспечила максимально комфортные условия.

Внимательный анализ таблицы Менделеева однозначно свидетельствует, что строительным материалом атомных ядер являются не протоны и нейтроны в отдельности, а их стабильные связки протон-нейтрон. Такая связь может обеспечиваться или магнитными моментами нуклонов, или декларированным сильным взаимодействием. Сильное взаимодействие, в соответствии с рекомендациями мудрецов, мы опять отодвинем на последнее место, и рассматривать не будем.

Отказавшись от услуг сильного взаимодействия, необходимо предложить альтернативную идею, обеспечивающую преодоление кулоновского отталкивания. Такой идеей является предположение о непрозрачности нуклонов для кулоновских полей. Из этого предположения следует, что кулоновским полем пары протон-нейтрон является кардиоида с очень узким минимумом, к тому же размываемым с удалением от нейтрона. Можно не использовать геометрический образ кардиоиды, полагая, что нейтрон создает узкую и короткую тень в шарообразном поле протона.

Из таких строительных блоков, на пример, можно построить нитевидное ядро гелия. Но для этого необходимо потратить энергию на преодоление кулоновского отталкивания. Процедура аналогична зарядке арбалета. Сблизив два блока протон-нейтрон, и придав им требуемую конфигурацию, мы таким образом создаем напряженную конструкцию, существующую за счет функции-защелки, реализованной магнитным моментом и тенью нейтрона.

Не занимаясь дальнейшим конструированием всех ядер таблицы Менделеева, можно отметить общие свойства этих конструкций. Это будут ажурные, кораллоподобные конструкции, отвечающие жестким требованиям симметрии, вызванной необходимостью компенсации боковых воздействий от соседних протонов объемной структуры. Очевидно, что с ростом размеров такой конструкции, прочность её будет уменьшаться, что будет выражаться в сокращении срока полураспада. Кроме того, можно предположить некоторый кризис роста, когда логически законченная симметричная конструкция должна продолжать свой рост, и может это делать только за счет нарушения симметрии с привлечением дополнительных нейтронов.

Исходя из общих положений, можно сделать следующий прогноз. Среди тяжелых элементов возможны такие конструкции атомных ядер, которые имеют изотопные признаки, т.е. некоторое различие в свойствах, связанные с различной топологией, несмотря на полное совпадение состава нуклонов.

Из общих соображений так же следует, что все элементы могут рассматриваться как радиоактивные, а реакций синтеза с выделением энергии просто не существует.

Для сомневающихся приведем следующие аргументы в пользу выдвинутой гипотезы. Не все разработчики водородной бомбы уверены в том, что ими создана бомба именно на основе синтеза. В американских публикациях сообщается, что возможно дейтерий увеличивает плотность нейтронного потока и за счет этого повышает эффективность ядерного распада, не синтезируя гелия. По неофициальным сведениям, последнее испытание термоядерного устройства оказалось неожиданно мощным. Его мощность была так велика, что не могла быть объяснена потенциальной возможностью водородного заряда. Пришлось признать, что в цепную реакцию было вовлечено вещество, не относящееся к заряду. А это означает, что такое устройство становится принципиально непредсказуемым. Испытания были прекращены по инициативе исследовательской группы.

Кроме этого, уже настало время признаться (самим себе) в том, что всё время ядерный дефицит массы, вопреки здравому смыслу, интерпретируется в пользу теории Эйнштейна, не взирая на очевиднейшие противоречия. Так, вес протона и электрона, на которые распадается нейтрон, больше веса самого нейтрона; а суммарный вес отдельного электрона и отдельного протона больше веса атома водорода, хотя по теории Эйнштейна должно быть наоборот. Ведь вращающийся электрон, а его линейная скорость на орбите равна С/137, должен быть тяжелее спокойного (неподвижного). То же самое для любого атома или химического элемента, чем больше запасенная внутренняя энергия, тем больше дефицит массы.

Наши знания о протонах и нейтронах пока не позволяют построить конкретные ажурные конструкции ядер всех атомов, но сам принцип ажурной конструкции ядра позволяет понять природу взрыва сверхновых. Рассмотрим общие свойства ажурных ядер. Протоны удерживаются в тени нейтронов не только магнитным притяжением, но и  поперечной составляющей кулоновского поля объемной конструкции протонов; эта суммарная составляющая значительно слабее радиальных составляющих, и выполняет функцию усиления «защелки». При нарушении заданной конфигурации за счет флуктуаций, сместившийся протон вместе с опирающейся на него конструкцией ядра выталкивается из оболочки атома, реализуя природную радиоактивность. Но смещение протонов можно вызвать и бомбардировкой ядра энергичными частицами, что происходит в атмосфере Земли под действием космического излучения.

В сохранении устойчивой конфигурации атомного ядра огромное значение должны иметь электронные оболочки, обеспечивающие амортизацию при ударных (с большим ускорением) межатомных взаимодействиях. В свою очередь поле объемной конструкции ядра определяет стандарт устойчивой динамической структуры электронной оболочки.

Исходя из рассмотренной концепции, структура ядра гелия должна представлять вытянутую цепь, см. рис. 1, и являться одним из типовых элементов конструкции любого элемента таблицы Менделеева.

alfa-chastica

Эта конструкция естественным образом объясняет причину общего для всех радиоактивных элементов α-излучения. Особенно наглядно это видно на ядерной реакции

14N+p → 11C+ α, где азот под действием облучения протонами превращается в изотоп углерода. Реакция сопровождается α-излучением. Структурная схема реакции представлена на рис.2, где объемная структура ядра условно (и совсем не похоже) изображена на плоскости.

raspad-azot-uglerod

Рассмотрим теперь поведение ажурной структуры атомных ядер в составе звезды. В горячих звездах при столкновении атомов, их электронные оболочки для обеспечения взаимодействий, происходящих с огромными ускорениями, испытывают сильнейшие деформации, но они кратковременны и не нарушают структуру атома. Когда же звезда остывает, ее вещество замедляется и уплотняется. Атомы при этом сближаются так, что геометрические области правильных электронных оболочек начинают пересекаться. Что происходит с реальными траекториями электронов, можно только догадываться, но то, что электроны не склонны сталкиваться – эта тенденция сохраняется. Оболочки начинают испытывать постоянную деформацию, снижая качество выполнения функции стабилизации ядра. Более того, деформированные траектории электронов начинают оказывать негативное воздействие на устойчивость конструкции ядра атома, переводя его в радиоактивное состояние со все уменьшающимся периодом полураспада. В конце концов, наступает ситуация, при которой «защелка» не выдерживает, т.е. протоны ядра смещаются из области тени нейтрона (глубокого минимума) и, попадая в нормальное (сильное) кулоновское поле, разрывают ядро. Все «защелки» взорвавшегося ядра и «защелки» соседних атомов также находятся в ослабленном состоянии, поэтому даже при относительно слабых ударных взаимодействиях они тоже взрываются. Возникает цепная реакция и происходит взрыв сверхновой. Таким образом, по этой модели естественным концом звезды любого типа должен быть взрыв сверхновой, если звезда не взорвется раньше по другой причине. Единственным условием, при котором звезда может избежать взрыва, является недобор критической массы.

Взрыв звезды инициируется в её центре. Оболочка звезды, даже если для нее в начальный момент не выполняются условия взрыва, при взрыве центральной области, получает ударное ускорение такой интенсивности, что тоже взрывается по схожему алгоритму, тем более что плотность активирующих нуклонов огромна.

Оболочка звезды из остаточного водорода не участвует в процессе освобождения энергии и служит всего лишь для создания начального давления, а при взрыве — амортизатором.

Есть основания считать, что человечеству пришлось быть свидетелем мини взрыва по типу сверхновой. Это взрыв Тунгусского метеорита. Все известные, парадоксальные характеристики этого взрыва прекрасно вписываются в модель взрыва сверхновой, но с учетом некоторых особенностей. Дело в том, что ослабление «защелок» в этом случае происходило не за счет давления, а за счет физического удаления значительной части электронов, т.е. за счет интенсивной ионизации.

Сразу возникает вопрос, почему такой взрыв был только один. Видимо, потому что метеорит был уникальный. Во-первых, он видимо прилетел из дальнего космоса, т.е. его скорость могла быть больше, чем у обычных метеоритов, а температура ниже, что содействует взрыву. Во-вторых, он очень быстро вращался. О частоте его вращения можно судить по частоте гула, который он производил. Быстрое вращение способствовало равномерной (по его поверхности) ионизации вещества, что привело к объемному взрыву, в котором участвовало почти всё вещество метеорита. При отсутствии вращения могла бы взорваться только малая часть. Кроме того, всеми свидетелями отмечается явная и необычная реакция поверхности Земли на пролет метеорита. Это могло быть только реакцией на огромный электрический заряд, образовавшийся на метеорите. Взрыв ионизированного вещества вызвал ионизацию большой области атмосферы, что привело к необычным грозовым разрядам, которые также отмечаются свидетелями.

Еще одним свидетельством в поддержку данной гипотезы могли бы быть так называемые космические ливни, которые правильнее называть лавинами, как иногда и поступает Лекомцев В.А. [8]. Но интерпретация этого явления не совсем соответствует действительности. Дело в том, что при столкновении космической частицы с элементами земной атмосферы происходит последовательное (лавинообразное), ударное (по типу второй фазы взрыва оболочки сверхновой) расщепление ядер азота, кислорода и углерода. При этом энергия лавины непрерывно пополняется за счет энергии расщепляющихся атомов атмосферы (по современным представлениям эта реакция энергозатратная). К счастью, плотность энергии лавины все-таки падает — и лавина затухает. Неправомерное присвоение всей (или значительной её части) энергии лавины одной космической частице, многократно завышает её истинную начальную энергию, что влечет бессмысленный поиск источников сверхмощного излучения в космосе. Но это отвечает интересам некоторой части научного сообщества.

На этом цель статьи можно было бы считать достигнутой. Сделав несколько совершенно не фантастических предположений (скорее даже естественных), была построена модель строения ядра атома без привлечения понятия сильного взаимодействия. Модель не только соответствует современным знаниям о веществе, но и позволяет объяснить некоторые ранее необъяснимые явления.

Однако, исключительный характер взрыва сверхновой (взрыв от охлаждения) затрагивает философский аспект, а именно, кругооборот вещества во Вселенной. По этому поводу необходимо добавить несколько слов.

Взрыв Сверхновой является ядерным взрывом с максимально возможным делением вещества. Взрыв Сверхновой это естественное завершение одного из циклов в процессе самосовершенствования материи. Взрыв переводит вещество в состояние с максимальной энтропией, готовя его для начала нового восхождения к вершинам гармонии. По современным теориям, тяжелое вещество, начиная уже с меди, не может синтезироваться в недрах звезд. Откуда же тогда оно берется. Логика подсказывает единственный пока ответ. Гравитация должна собрать нуклонное вещество в гигантские образования, которые уже не могут взорваться по алгоритму сверхновых, т.к. состоят только из нуклонов и электронов, и за счет энергии гравитации синтезировать в недрах этих образований весь ряд элементов таблицы Менделеева. Данные нейтронные образования, по всей видимости, должны находиться в центрах галактик. Такая возможность более подробно рассмотрена в авторских статьях «Формирование звезд и спиральных галактик» [9] и «Формирование Солнечной системы на основе квантовой парадигмы» [10].

 

Нижний Новгород, декабрь 2011г.

 

Контакт с автором E-mail: vleonovich@yandex.ru

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  2. Ландау Л.Д., Румер Ю.Б., К., 1965.
  3. Прохоров А.М.: Большая Советская Энциклопедия (3 редакция).
  4. Тяпкин А.А., Обнаружение аномальных свойств при исследовании Черенковского излучения, ОИЯИ, Дубна.
  5. Швингер Ю. Магнитная модель материи, //УФН, 1971, Т. 103, С.355.
  6. Dirac P.A.M.  // Proc. Roy. Soc. (London), Ser. A, V. 133, P.60 (1931); Phys. Rev. 1948, V.74, P.817
  7. Форд К., Мир элементарных частиц, М., 1965.
  8. Лекомцев В.А., О возможности обнаружения сверхсветовых частиц в шальных экспериментах, Интернет
  9. Леонович В.Н., Формирование звезд типа Солнце в составе спиральных галактик, Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10304.html.
  10. Леонович В.Н., Происхождение Солнечной системы на основе квантовой парадигмы, Интернет, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11553.html.

 

 

 

 

Импульс фотона, фотонный двигатель и философия

Леонович Владимир

            Современное поле научной деятельности так широко и так разнообразно, что кто-то сравнил интегральное научное представление об окружающем нас мире с плохо сшитым лоскутным одеялом. В идеале, каждый лоскут должен быть естественным, непротиворечивым продолжением соседних лоскутков. Однако реалии таковы, что в одеяле пока еще много дыр, а где казалось бы, «дыр» быть не должно, теории не стыкуются.

 

Ситуация вполне естественная, но требует контроля, учета и координации действий по выявлению и устранению недостатков и противоречий. До создания научных академий эту функцию выполняли философы-энциклопедисты. В настоящее время философия эту функцию практически утратила, но значимость прежних достижений философии от этого ничуть не уменьшилась.

 

Словосочетание «философский закон» несет двойную нагрузку. Это может быть любой природный закон, имеющий философскую значимость, но это может быть и закон, являющийся исключительно достижением философской мысли, который в принципе не может быть установлен в рамках практической физики. Эти законы философии дополняют  систему физических законов, и действуют также неукоснительно, без исключений и без погрешностей.

 

Свод исконно философских законов автору, к сожалению, не встречался. Эти законы рассыпаны по трудам классиков, и более концентрированно представлены в первоисточниках, которых тоже достаточно много и их трудно собрать воедино.

 

Несоблюдение законов философии, особенно при построении модели мира, подобно сну разума, порождает чудовищ. Это приводит к бессмысленной трате ресурсов общества, как материальных, так и интеллектуальных.

 

При анализе современных гипотетических теорий создается впечатление, что многие теоретики просто не знают основополагающих законов философии. А может быть и знают, но эти законы так им мешают, что авторы не хотят их знать. Примером может служить философское положение (закон) о  невозможности существования в природе объектов с бесконечными или нулевыми размерами. Нет отверстий с нулевым диаметром, как нет и точечных частиц с нулевыми размерами, и как следствие не существуют бесконечные плотности и бесконечные напряженности. И это всего один из многих постоянно нарушаемых философских законов.

 

Пренебрежительное отношение части исследователей к достижениям философии приводит к появлению ложных научных концепций, на базе которых появляются следующие поколения недееспособных научных и технических проектов.

 

Одной из ложных научных концепций является официальное представление об импульсе фотона.

 

Все энциклопедические справочники и все учебники предоставляют одинаковую информацию о величине импульса фотона и способах его расчета, а также сообщают об экспериментальной проверке, которая многократно подтвердила предлагаемую математическую модель p=hf/c, где с – вектор скорости фотона.

 

Официальная академическая позиция открывает перспективу создания фотонных двигателей. И работы уже ведутся. Например, разработка Photonic Laser Thruster (PLT) – фотонного лазерного двигателя для коррекции траектории искусственных спутников, которую ведет НАСА. И это далеко не единственная коллаборация, ведущая такие разработки.

 

Принцип двигателя прост. Солнечные батареи аккумулируют энергию космических фотонов и по мере накопления энергии поддерживают работу управляемого лазера, создающего фотонную тягу.

Поздравлений с успешными испытаниями не слышно. И это естественно, т.к. положительный результат невозможен по причине принципиальной неосуществимости фотонного двигателя.

 

Докажем это утверждение, основываясь только на самых общих соображениях, т.е. используя инструментарий присущий философскому методу.

 

Начнем доказательство с анализа самых бесспорных знаний о фотоне.

 

Известно, что фотоны излучаются всеми вещественными объектами, температура которых больше абсолютного нуля.

 

Известно также, что освещаемый объект всегда нагревается, т.е. получает тепло от фотонов. Единичный квантовый акт прироста энергии хаотического теплового движения невозможно реализовать без прироста импульса одного из элементов этого движения. Таким образом, факт переноса импульса фотоном можно считать также бесспорным. Но также бесспорно, что передача импульса происходит только совместно с передачей энергии. Невозможно сообщить вещественному объекту  дополнительный импульс, не изменив соответственно энергию объекта.

 

Также известно, что поглощение тепловой энергии от стабильного потока фотонов тем меньше, чем ярче выражены отражательные способности освещаемого объекта. Логично допустить, что при полном отражении, передача энергии от фотона к отражателю вообще не происходит, т.е. равна нулю.

 

Принято считать, что в природе нет вещества, способного реализовать полное отражение. Однако создание искусственного вещества с всё большим и большим отражением успешно прогрессирует. А квантовый акт отражения в принципе не может быть частичным, т.е. или отражения фотона нет, или это полное отражение.

 

Если при полном отражении нет передачи энергии, то нет и передачи импульса, это очевидно. Однако академическая наука предлагает всем формулу для расчета импульса, из которой следует, что при полном отражении отражатель приобретает удвоенный импульс фотона. Вот эта формула: p = (1- k + q)·I/c, где I — интенсивность падающего излучения; c — скорость света, k— коэффициент прохождения, q — коэффициент отражения.

 

Абсурд ситуации очевиден, но все же прокомментируем. Представьте два свободных параллельных отражателя и фотонный луч между ними. По официальной версии, при каждом переотражении, фотоны будут многократно сообщать отражателям свой удвоенный импульс, пока зеркала не разгонятся до субсветовой скорости, а фотоны постепенно лишатся при этом своей несуществующей массы, за счет эффекта Доплера. Суммарное количество движения системы при этом будет  все время сохраняться (что, видимо, и усыпило бдительность первооткрывателей), а энергия системы будет беспричинно возрастать, что почему-то осталось и остается незамеченным. Однако, нарушение закона сохранения энергии не вызывает сомнений.

 

Предыдущий мысленный эксперимент может быть оспорен, т.к. проведен в отсутствии гравитации. Приведем модификацию этого доказательства с учетом гравитации, но в более традиционной форме — от противного. Для этого сконструируем на основе официальной модели вечный двигатель. Закрепим идеальные отражатели на пассивный механический привод, и подберем массу отражателей так, чтобы сила притяжения между ними была в два раза меньше предполагаемой силы давления светового луча. Теперь сформируем прерывистый луч со скважностью ½, т.е. меандр, с длиной волны модуляции, равной удвоенному расстоянию между отражателями, — и вечный двигатель, в принципе,  готов. Пока один из отражателей испытывает давление луча, которое в два раза больше силы притяжения, он ускоряется от центра конструкции. В это же время другой отражатель, испытывая только силу притяжения, ускоряется к центру конструкции. Легко убедиться что, результирующие силы, действующие на отражатели, всегда направлены одинаково, и согласованно меняют свое направление, создавая вечный механический вибратор, т.е. вечный двигатель. А это невозможно.

 

Вывод однозначен: при полном отражении фотона (луча) отражатель не получает ни энергии, ни импульса. А это значит, что импульс фотона (а ранее показано, что он существует) после отражения тоже должен остаться неизменным.  Единственной возможностью избежать  очередного парадокса является признание поперечного направления переносимого фотоном импульса, т.е. отказаться от идеи, что фотон при отражении проявляет себя как частица. Но если это так, то и при поглощении фотона происходит передача только поперечного импульса.

 

В таком уточнении модели фотона нет ничего удивительного и неожиданного, ведь фотоны признаны поперечными электромагнитными волнами. А всем известно, что радиоволны, электромагнитная природа которых несомненна, раскачивают электроны проводимости, создавая в приемных антеннах переменный ток, исключительно в поперечном направлении, т.е. вывод о поперечном импульсе фотона экспериментально давно уже подтвержден.

 

Обратимся еще раз к справочникам и учебникам, которые сообщают читателю, что наличие у фотонов продольного импульса подтверждено множеством прямых и косвенных экспериментов.

 

Не будем утомлять читателя критикой техники проведения этих экспериментов. Их несостоятельность можно считать доказанной на кончике пера независимым исследователем А.А.Гришаевым [3].

 

Самым распространенным аргументом в пользу светового давления до сих пор являются ссылки на опыты П.Н. Лебедева [4], которые в свое время стали решающими в борьбе мнений. Эти опыты тщательнейшим образом повторены на более высоком техническом уровне и расширены В.Е. Костюшко [5]. В этих опытах светового давления обнаружить не удалось, при этом выявлены (экспериментально) все ошибки, допущенные Лебедевым.

 

Логично предположить, что все наблюдаемые эффекты, связанные с передачей фотонного импульса, если они демонстрируют продольное направление действия, являются вторичными.

 

 

 

Представленный анализ и последовавшие выводы могут быть оспорены на основе интерпретации эффекта Доплера. В эффекте Доплера с использованием движущегося отражателя фотон после отражения изменяет свою энергию, и создается впечатление, что при полном отражении фотона в этом случае все-таки происходит передача энергии или фотону, или отражателю.

 

Попробуем разобраться. Все предыдущие мысленные эксперименты представлены в традиционном стиле, без учета влияния материального пространства. Дело в том, что мы реально живем в условиях, определяемых принципом относительности Галилея, а принцип относительности живет в нас, это наш всеобщий стереотип мышления. Галилей не изобретал принцип относительности, он его обнаружил и описал математически. При этом им была допущена фатальная ошибка, которую он мог бы не совершать. Галилей абсолютизировал принцип относительности, лишив его границ применимости.             Последствия известны.

 

Физика фотонов и электромагнитных волн не вписывается в линейный мир бытовой относительности. Преобразования Лоренца явно описывают принципиально нелинейное пространство и предоставляют возможность определять границу применимости принципа относительности, исходя из задаваемой погрешности. Это относится как к мысленным, так и к реальным экспериментам, которые требуют особой культуры проведения экспериментов и последующего их описания и интерпретации.

 

Не будем указывать на недостатки методики приведенного здесь анализа, они не привели к ошибкам, просто постараемся провести последующее изложение без стереотипных допущений-ловушек «по умолчанию», когда все первичные ИСО считаются неподвижными.

 

Рассмотрим систему, реализующую эффект Доплера и состоящую из неподвижного излучателя с известными параметрами и идеального отражателя, движущегося прямо на излучатель. После отражения фотоны приобретут порцию энергии, которая зависит от скорости излучателя. В соответствии с законом сохранения, отражатель должен потерять столько же энергии, если процесс происходит в замкнутой системе. Но рассматриваемая система и не замкнута, и не полна. Мы вновь не учитываем входящее в неё пространство. И даже вспомнив о нем, не знаем, как его учитывать.

 

Для более углубленного понимания природы эффекта Доплера и осознания её новизны и непривычности, рассмотрим еще один вариант его проявления. Пусть в этом варианте отражатель стоит неподвижно относительно пространства, а излучатель в связке с измерительным прибором с той же скоростью (из первого эксперимента) движутся в его направлении. В этом опыте движущийся прибор зарегистрирует начальную энергию фотонов, равную энергии в первом опыте. При этом отражатель и стоящий рядом второй, неподвижный измеритель воспримут её как энергию с приращением. Фотон отразится от неподвижного отражателя именно с этой энергией и будет зарегистрирован первым измерителем около излучателя как фотон, получивший приращение энергии от отражателя, хотя нам известно, что приращения в момент отражения от неподвижного отражателя не было.

 

Происхождение прироста энергии фотонов движущегося излучателя можно понять. Для этого заменим направленный излучатель изотропным. При неподвижном излучателе фотоны всех направлений идентичны по энергии. Но стоит привести излучатель в движение, как получим известное распределение, определяемое эффектом Доплера. Энергия фотонов по направлению движения излучателя возрастет, а против движения соответственно уменьшится. Суммарная энергия на затраты излучения останется неизменной. И это будет истинное распределение энергии фотонов в неподвижном пространстве, а всякие другие распределения, которые можно получить, манипулируя движением прибора-приемника, будут результатом этого относительного движения, т.е. метрологическим эффектом. Таким образом, движение излучателя фотонов относительно пространства вызывает перераспределение общей излучаемой энергии по фотонам различного направления. Это и есть результат взаимодействия движущегося вещества излучателя с неподвижным, по начальным условиям, пространством.

 

Но как идентифицировать неподвижное пространство, или что, то же самое, определить собственное движение наблюдателя? Принцип относительности Галилея, а потом и принцип относительности Эйнштейна, запрещают это, ставя исследователя в противоестественное положение, не позволяя ему выглядывать из замкнутой лаборатории. Ну, а если все же выглянуть…

 

Проведенный анализ и последовавшие выводы опираются на знания, которые объединяются понятием «общие соображения». Эти знания были доступны ученым конца 19-го и начала 20-го века, создавшим теорию фотонного излучения. Придуманный ими продольный импульс фотонов  — это ошибка (и наказание), вызванная пренебрежительным отношением к достижениям философии.

 

Но не надо забывать, что теория создавалась во время научной революции, со всеми атрибутами смутного, революционного времени. Революции не гарантируют принятие оптимальных решений. В революции всего важнее победа, которая иногда достигается авантюрными методами и поступками. Продольный импульс фотона это всего лишь один случай из целого перечня прижившейся лжи.

 

Итак, продольный импульс, переносимый фотоном, не существует ни в образе фотона-частицы, ни в образе фотона-волны. А это значит, что мечте о маршевых фотонных двигателях не суждено сбыться. Все разработки таких двигателей – это черная дыра бюджета. Но это мелочь, по сравнению с потерями гипотетической термоядерной энергетики, в которой основополагающие эффекты происходят в результате давления света.

 

Каким же образом можно уточнить модель фотона, и каково может быть его природное назначение в свете установленной истины.

 

Рассмотрим изотропный излучатель когерентных фотонов в неподвижном пространстве. Исходим из того, что каждый излученный фотон распространяется в свободном пространстве, не изменяя своих параметров.

 

Каждый излученный фотон отнимает у излучателя калиброванную порцию энергии и уносит её в неопределенную даль со скоростью света. Фотон в свободном физическом вакууме распространяется  с постоянной скоростью, строго прямолинейно, без затухания и дисперсии. Единственным мыслимым назначением излученного уже фотона является возможность быть поглощенным другим веществом. Бесконечное во времени убегание (распространение) фотона, без гарантированного поглощения (взаимодействия), является для системы, называемой Вселенная, уничтожающим фактором, ведущим к  неизбежному энергетическому истощению системы. Исключая такую возможность, т.е. утверждая, что каждый фотон будет неизбежно поглощен, можно утверждать, что фотоны обеспечивают принудительный обмен энергией между веществом Вселенной.  Дальнодействие фотонов является неограниченным и гарантированно обеспечивает энергообмен в подсистеме любого размера. Фотонным обменом природа обеспечивает превращение тепловой энергии в другие виды энергии, противодействуя этим неограниченному увеличению энтропии. Таким образом, фотоны, как и гравитация, выполняют системообразующую функцию, не искажая при этом гравитационных законов движения массы. И это наиважнейшее философское положение, недоступное математической физике.

 

Таким образом, фотон является одним из ключиков к пониманию устройства Вселенной. Декларируемый здесь принцип неизбежности поглощения каждого фотона веществом, в космологическом аспекте является очень действенным требованием, предъявляемым к гипотетическим моделям устройства Вселенной. Это отличный критерий для всех космологических теорий.

 

Анализ параметров вещества, обеспечивающего максимальное отражение, а непременный их атрибут — это гладкая поверхность, позволяет сделать более частные предположения об устройстве  фотона.

 

Поверхность является максимально гладкой, если все атомы наружного слоя находятся в одной плоскости и образуют правильную решетку. Это качество реализуется на бездефектных гранях кристаллов. Поверхностный электронный слой таких структур образуется электронами, плоскость обращения которых практически ортогональна отражающей поверхности. Если для отражения это свойство является определяющим, то можно предположить, что поглощение фотонов осуществляется электронами, орбиты которых параллельны отражающей поверхности.

 

Исходя из этого, и учитывая поглощающие свойства сажи, можно предположить, что в атомах углерода, находящихся в несвязанном состоянии (сажа), плоскости электронных орбит смещены от центра атома (ядра), образуя тетраэдр, и практически во всех направлениях соответствуют условиям поглощения фотонов. Такой принцип построения электронных оболочек атомов отстаивает Ф.М. Канарёв [6].

 

При формировании кристаллических структур, электронные оболочки атомов, в том числе углерода, видоизменяются за счет кристаллических связей, в результате плоскости электронов, формирующих поверхностный слой, видимо смещаются к центру атома и устанавливаются ортогонально к поверхности кристалла. Эта конфигурация и обеспечивает практическое отсутствие поглощения на гранях алмаза.

Это краткое отступление в теорию строения атома сделано для подтверждения того, что при переходе электрона с орбиты на орбиту фотон излучается не произвольным образом, а строго ортогонально орбите электрона в этот момент. Такой же вывод можно получить исходя из принципа взаимности. Если фотоны при поглощении раскачивают электроны ортогонально своему направлению, то и излучаются при таких же условиях.

 

Что же такое фотон.

Фотон бессмысленно рассматривать в качестве частицы, т.к. с частицей его роднит единственное свойство – сохранение внутренней структуры во времени.

 

Фотон нельзя рассматривать в качестве элемента поля, т.к. после излучения он существует совершенно независимо от излучателя, и не может быть остановлен для формирования  стационарной конфигурации постоянного поля заряда. Тем более, что электрическое поле заряда подчиняется закону сохранения, т.е. оно не может отрываться от заряда и излучаться.

 

Фотон не разумно рассматривать как бестелесный конгломерат свойств известных природных образований. Предлагаемый дуализм фотона является порождением эклектики, чуждым гармоническому единству природы.

 

Фотон нельзя рассматривать в качестве традиционной волны, т.к. известные типы волн реализуются относительным движением составляющих элементов среды, а квантовые элементы физического вакуума в принципе не могут перемещаться друг относительно друга.

Доказательство последнего утверждения элементарно.

 

Все, признающие квантовую структуру материи, в том числе и физического вакуума, признают неразрывность квантового пространства, образуемого несжимаемыми квантами. Это одно из фундаментальных положений диалектической философии. Механическое перемещение любого квантового объекта (а других нет, и не может быть), даже состоящего из одного кванта, невозможно в таком пространстве, т.к. требует для своего перемещения поочередного смещения бесконечного числа смежных квантов. А т.к. за один квант времени возможен только один акт причинно-следственного смещения, то перемещение любого кванта принципиально невозможно. Вывод однозначен и очевиден (хотя и возмутителен для нашего механистического мышления): все взаимодействующие материальные объекты Вселенной реализуются согласованной передачей возмущенных состояний квантов физического вакуума, без перемещения самих квантов. Кванты при этом остаются взаимно неподвижными и реализуют диалектическое движение, только изменением своей внутренней структуры. Из этого тождественно следует, что все кванты материи идентичны по конструкции и универсальны по своим возможностям, т.е. каждый квант это универсальный трансформер, который в простейшей своей конфигурации (нулевом состоянии) представляет квант свободного пространства. В возбужденном состоянии квант может быть, чем угодно. Более подробно об этом см. [7].

 

Фотон –  специфическое, локальное возбуждение квантовой материи физического вакуума. Фотон это квантовая волна, в которой возбуждение среды не имеет механических признаков. В квантовой волне возмущение (внутреннее изменение структуры кванта) может распространяться только по линии, в силу неделимости (сохранения) кванта. Естественным следствием такого закона распространения является отсутствие затухания в зависимости от расстояния. Таким образом, прямолинейное распространение фотона без затухания прямо указывает на его квантовую природу, не маскируемую от нас промежуточными макроскопическими образованиями. Фотон, видимо, является объектом, состоящим из самого малого количества материальных квантов.

 

Единственным конкурентом для фотона, в этом аспекте, могло  бы быть нейтрино. Но автор считает нейтрино порождением комплекса ошибочных интерпретаций  недостаточно качественных экспериментов, подобно эксперименту Лебедева. Будущее покажет.

 

Предложенный взгляд на принципы, положенные в устройство фотона, ставят перед физиками массу новых и неожиданных вопросов. Ответ на один из таких вопросов помог бы более конкретно понять устройство фотона. Если фотоны, передавая импульс, явно воздействуют на заряженные частицы определенным образом, то как же фотоны взаимодействуют с нейтронами. Достоверный ответ на этот вопрос без эксперимента, видимо, невозможен.

 

Каковы бы ни были ответы на новые вопросы, необходимо сразу признать, что множество современных интерпретаций оптических эффектов являются ошибочными и искажают истинную природу света. Особенно важно это для теории звезд и теории термоядерных реакций, которые практически полностью рушатся без наличия в природе давления света.

А его нет!

 

Итак, перед нами безукоризненное теоретическое доказательство поперечности нулевого фотонного импульса и такое же безупречное его экспериментальное подтверждение.

 

Казалось бы, истина установлена. Но это не так. Знание истины ограниченным кругом людей бессмысленно и бесполезно, если это знание не стало достоянием практики. А здесь на арену выступают человеческий и исторический факторы. Слишком много авторитетов связали свою научную карьеру с продольным импульсом фотона. Огромное количество научных трудов должны потерять свою актуальность. Сопротивление признанию истины будет соответствующим.

 

Но еще никому не удалось остановить ход истории.

Вопрос только во времени задержки.

 

 

Нижний Новгород, декабрь 2013г.

 

Источники информации

 

  1. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  2. Вайнберг С., «Свет как фундаментальная частица», пер. с англ., «Успехи физических наук», 1976, т. 120, в. 4.
  3. Гришаев А.А. «О так называемом давлении света», Интернет: http://newfiz.narod.ru .
  4. Лебедев П.Н., «Давление света» Под редакцией П.П.Лазарева и Т.П.Кравца. (М.: Гостехиздат, 1922. — Классики естествознания).
  5. Костюшко В.Е., «Экспериментальная ошибка П.Н. Лебедева – причина ложного вывода об обнаружении им давления света». Русское Физическое Общество Энциклопедия Русской Мысли. Т. XVI, стр. 34, Интернет http://v-kostushko.narod.ru.
  6. Канарёв Ф.М., «Главная теоретическая проблема химиков решена», Интернет http://www.micro-world.su/.
  7. Леонович В.Н., «Концепция физической модели квантовой гравитации», Интернет, сайт: SciTecLibrary — Новости Науки и Техники, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению.

Леонович Владимир

Релятивизм – философская концепция устройства мира, в основе которой лежит абсолютизация принципа относительности.

Учение под названием  Теория Относительности (ТО) Эйнштейна начинается со Специальной Теории Относительности (СТО). А идея СТО зародилась и оформилась в голове талантливого, но еще не состоявшегося ученого-математика  Милевы Марич.

Спецификой математического мышления является способность абстрагироваться от физических реалий, сводя их к манипуляции комбинациями символов и индексов. Узкопрофессиональные математики отвыкают мыслить реальными геометрическими образами. А официальная математическая геометрия не совпадает (неадекватна) с геометрией реальной. Математика оперирует нулевыми объектами, а в природе их просто нет. Не учитывать это обстоятельство, значит сознательно искажать реальный мир.

Романтический максимализм молодости порождает научные гипотезы-фэнтези.  Лишь редчайшие из них трансформируются в жизнеспособные теории.

Абстрактное построение Милевы Марич, не будучи обращенным к реальному пространству, могло бы безобидно существовать в компании множества аналогичных абстрактных конструкций, представляющих всевозможные множества, пространства и подпространства, которые преобразовываются, пересекаются, превращаются, и вообще, могут делать много чего интересного, но редко имеют отношение к практической деятельности.

Почему Марич для своих упражнений избрала релятивизм? Дело в том, что преобразование Лорентца, взятое Марич за основу, будучи отнесенным к материальному пространству, т.е. к неподвижному эфиру, приводит к простой, и скучноватой для бушующего математика, теории. В природе же всё устроено достаточно просто. Марич взялась за трудную, рискованную и красивую, с точки зрения математика, задачу – и этим покорила сердце другого молодого романтика, Эйнштейна. Романтик оказался склонным к авантюризму.

Исторически так получилось, что о реальной нелинейности мира мы узнали как бы в связи с релятивистским учением Эйнштейна. На самом деле, просто одновременно. А Эйнштейн, по своему обыкновению, позволил это открытие приписать себе. В результате возник некий казус, а именно: скорости вещественных объектов, близкие к скорости света,  стали неоправданно называться релятивистскими.

Официальная наука в последний век, вообще, «обогатилась» антинаучной терминологией. Например, в астрономии, все элементы тяжелее водорода, называются металлами, а одну из составляющих прецессии Земли назвали нутацией. Извинились, но нутацию-прецессию сохранили.

Косноязычие астрономов можно назвать безобидным, чего не скажешь о косноязычии квантовых теоретиках, которые назвали квантовые события, происходящие по неизвестным для них причинам, спонтанными, т.е. самопроизвольными. Маски, как заметили ещё мыслители древности, иногда прирастают. Спонтанность, являясь фактически признанием собственной беспомощности, стала, с подачи теоретиков, началом мистической экспансии в квантовой теории, а затем и в космологии.

Но придется пользоваться установившейся терминологией. Таким образом, релятивистская скорость – это скорость околосветовая. Глоссарий.

Наука никогда не была стерильной от человеческого фактора. Вот и в ситуации со становлением релятивизма, перед нами предстает учение, порожденное соперничеством честолюбий. Сначала Галилей, без особой на то нужды, абсолютизировал линейную относительность. Затем, как привычный вывих, последовала  абсолютизация нелинейного принципа относительности. Не будь линейной абсолютизации, учение Эйнштейна вряд ли бы возникло.

Естественное стремление ученого к экстраполяции своих достижений вширь и вглубь, является неизбывным, и питает естественное честолюбие. Вот и возникают предпосылки к конфликту честолюбия с научной истиной.

Осмотритесь, в мире как будто всё относительно, ведь всё познается в сравнении. Любая деятельность человека начинается и заканчивается сравнением объекта нашей деятельности с эталоном. Но приглядитесь внимательнее – и станет понятно, что эмоциональное выражение «всё в мире относительно» — это гипербола.

Мир – это не только человечество. А природа обходится без эталонов и без процедур сравнения. Нельзя абсолютизировать ничто, в том числе и антропный принцип. Более того, внимательный анализ исследовательской деятельности человека вскрывает некую двойственность относительности антропогенного происхождения.

Относительность отношений взаимодействующих объектов, инициированных человеком, содержит в себе два начала, одно из которых относится к метрологии, как технологии измерения, а второе относится к выявленной, безотносительной физической сущности исследуемого явления или процесса. Вторая составляющая, как результат практической деятельности, и являясь результатом технологии относительных измерений, приобретает иллюзорную видимость принадлежности к всеобщей относительности, что вызывает путаницу понятий и практических представлений.

Не разобравшись, и не разделив эти два начала, нельзя построить адекватную модель мира. А в ТО, как всем известно, метрологические характеристики не отделены от характеристик физических.  В результате,  метрология Эйнштейна, построенная на принципиальном использовании только одного абсолютного эталона, в качестве которого выступает скорость света, и только одного наблюдателя, являющегося представителем  и носителем абсолютизированной неподвижной ИСО, вторгается в физический мир, диктуя условия физической сущности. Абсурд.

Абсурд, приводящий к множеству ложных выводов, в том числе к выводу об относительности одновременности. Но многие не замечают этой абсурдности, или делают вид, что не замечают.

Рассмотрим действие смешения метрологических эффектов с сущностными эффектами. В качестве примера возьмем эффект Доплера.

Сначала определимся с понятием физический эффект.

Физическим эффектом будем считать закончившуюся реакцию системы на  состоявшееся внешнее воздействие.

Рассмотрим двусторонний лазер, неподвижный относительно наблюдателя, контролирующего частоту лазерного луча с помощью спектрометра. Анализ проведем в два этапа. Сначала без учета тонких эффектов, вызываемых преобразованием Лорентца. Назовем это нулевым приближением. А затем, те же ситуации рассмотрим с учетом этих преобразований.

Сообщим лазеру прямолинейное движение по инерции в сторону наблюдателя. Наблюдатель зафиксирует увеличение частоты лазерного луча. Если лазер перемещать в противоположном направлении, то частота уменьшится. Это изменение частоты было названо эффектом Доплера. По нашему определению – это действительно эффект.

Лазер взаимодействует с пространством, и в результате соответственно изменяет частоту излучаемых фотонов. Процесс не требует энергетических затрат, т.к. происходит сбалансированное перераспределение энергии между фотонами, излучаемыми вперед и одновременно излучаемыми назад.

Теперь вернемся к исходному состоянию системы, и ускорим спектрометр с наблюдателем в сторону лазера до той же скорости. Измеряемая частота луча лазера возрастет на ту же величину, что и при движении лазера. Это увеличение частоты лазерного луча тоже назвали эффектом Доплера. Но ведь, по нашему определению, да и по здравому смыслу тоже, никакого эффекта нет, т.к. нет ни внешнего, ни внутреннего воздействия на лазер. Лазер как излучал, так и продолжает излучать, т.е. мы знаем без измерений, что частота лазера не изменилась, а спектрометр фиксирует метрологический эффект. И мы обязаны были назвать эту реакцию спектрометра либо метрологическим эффектом Доплера, либо эффектом Доплера применительно к спектрометру.

Как эту ситуацию интерпретирует Эйнштейн в своем учении?

Эйнштейн утверждает, что все физические законы в обеих наших ситуациях со встречным движением являются идентичными. Посмотрим, насколько это соответствует действительности. Для наглядности, заменим лазер всенаправленным импульсным моно излучателем, и рассмотрим мгновенный снимок, сформированный одним импульсом в произвольный момент времени.

Для начального состояния, на плоскости, получим две концентрические окружности, ограничивающие импульс.

Для движущегося излучателя получим две окружности со смещенными центрами.

Для движущегося спектрометра опять получим две концентрические окружности.

Мы видим, что физическая картина происходящего существенно разная для двух ситуаций, и законы, описывающие эти ситуации, не то, что отличаются коэффициентами, они просто совершенно другие. Картину с электромагнитным полем для подвижного излучателя отнести к доказательству идентичности природных законов в двух вариантах относительного движения может только влюбленный или неадекватный человек. Очевидно, что законы разные принципиально, но дают одинаковые результаты измерений по причине избранной, конкретной методики. Нет никаких оснований для утверждения, что не существует других методик, которые дадут различные результаты.

В ситуации со всенаправленным излучателем наглядно продемонстрирована неидентичность природных законов в двух разных ИСО. Демонстрация наглядна за счет полноты описания эксперимента.  Отметим, что в процессе проведенного анализа мы не обращались к понятию эфира или физического вакуума. Демонстрационную нагрузку здесь взяло на себя фотонное поле. Картина будет еще нагляднее, если распространение фотонов рассмотреть в момент ускорения лазера или спектрометра. Однако релятивисты противятся этому приему под предлогом несоответствия ситуации определению ИСО, в которых только и возможно применение СТО. Тот факт, что исследователь способен отделить и учесть новые эффекты, возникающие в ускоряемых системах, релятивистами не воспринимается.

Однако процесс распространения фотонов, излучаемых движущимся излучателем, в форме неконцентрических сфер релятивистами не оспаривается. Этот факт невозможно увязать с первым постулатом Эйнштейна, но тем эффективнее становится прием «взять на слабо». Кто осмелится сказать, что он не понимает, как это может быть, тогда как Ландау и взращенные им последователи ТО, всё понимают. Принцип голого короля.

Получается, что временно существующую технологическую (метрологическую) несостоятельность человечества, Эйнштейн возвел в фундаментальный закон.

Вернемся к нашему примеру, и рассмотрим еще раз все ситуации с лазером и спектрометром, но с учетом временных преобразований Лорентца. (Деформацию пространства не рассматриваем, т.к. она не имеет ни одного экспериментального подтверждения, и противоречит философии материализма.)

Начальные условия нашего эксперимента, которые ограничиваются указанием взаимной неподвижности генератора и приемника, с точки зрения ТО, являются вполне достаточными. Однако для модели, использующей понятие физического вакуума, такие начальные условия — не полны. Не хватает условия неподвижности лазера и наблюдателя относительно неподвижного пространства. Введем это условие.

Потребовавшееся уточнение начальных условий свидетельствует не о преимуществе ТО, которую лукаво можно представить более универсальной, а напротив, свидетельствует об обеднении модели мира за счет исключения ситуации параллельного движения не связанных между собой объектов относительно других тел.

Описание начального состояния нашей системы полностью совпадет с описанием  для нулевого приближения. Это следует из равенства скорости объекта «v» нулю.

Для ситуации с подвижным лазером наши измерения частоты дополнятся корректирующими поправками. Поскольку темп всех процессов в системе, образующей объект «лазер», замедлятся,  то неподвижный наблюдатель зафиксирует уменьшение частоты лазера по сравнению с нулевым приближением.

Для ситуации с движущимся спектрометром, темп всех процессов замедлится в спектрометре. В результате к метрологическому эффекту Доплера прибавится положительная добавка к измеряемой частоте, равная по величине отрицательной добавке в ситуации с подвижным лазером. Истинная частота лазера в ситуации  с подвижным спектрометром, в полном соответствии с принципом причинности, остается всё время неизменной.

Следует отметить, что величина и знак лорентцевской поправки не зависят от направления взаимного движения генератора и измерителя, а традиционный эффект Доплера знак меняет.

Было бы некорректно завершить наш анализ не рассмотрев еще одну ситуацию, которую ТО рассмотреть просто не может. Рассмотрим случай, когда и наблюдатель, и лазер перемещаются в пространстве прямолинейно и параллельно, т.е. являются взаимно неподвижными, но движущимися.

В этом случае, в нулевом приближении, два эффекта Доплера (истинный и метрологический) компенсируют друг друга, а два эффекта Лорентца (оба истинные) – складываются и релятивистским образом зависят от скорости относительно пространства.

Вот, мы и выявили методику, позволяющую установить скорость движения лабораторной ИСО, не покидая лаборатории и не глядя по сторонам, и таким образом продемонстрировать, что постулат Эйнштейна, утверждающий сильный принцип относительности не соответствует действительности.

При вариации скорости, минимальное показание спектрометра в связке с лазером будет фиксироваться при нулевой скорости данной системы относительно пространства.

К счастью для ТО, эффект Лорентца так мал, что измерить его чрезвычайно сложно. Пока для реализации этих измерений возможна только одна методика —  это наблюдение за частотой стабильного лазера в течение дня или года, используя естественную вариацию скорости измерительной системы за счет круговых космических движений Земли.

Если бы нашей целью было развенчание ТО, то на этом месте можно было бы остановиться. Но для нас гораздо важнее установить допущенные в науке ошибки за время использования ТО в качестве фундаментальной теории. Поэтому, продолжим.

В метрологической методике Эйнштейна замаскирован еще один подвох.

Методика Эйнштейна позволяет с помощью светового луча и часов определять расстояние между двумя телами, и не позволяет определять направление используемого луча. Таким образом, по методике ТО можно измерять только модуль расстояния между движущимися телами. В этом случае относительная скорость тел будет определяться как отношение приращения модуля расстояния к интервалу времени между измерениями расстояния. Эта относительная скорость в пустоте существенно отличается от векторной относительной скорости в физическом пространстве и называется в астрономии лучевой скоростью.

Можете проверить и убедиться, что  т.к. тело, на котором находится наблюдатель, всегда неподвижно, то относительная (лучевая) скорость тела, пролетающего мимо наблюдателя, и не сталкивающегося с ним, будет вовсе не постоянной величиной. Эта скорость будет изменяться от некоторого максимального значения, измеренного при бесконечном удалении пролетающего тела, до нулевого значения, измеренного в момент максимального приближения тела. Именно эта переменная скорость должна в общем случае присутствовать во всех формулах СТО.

Замечательно, что круговое движение объекта вокруг наблюдателя соответствует нулевой относительной скорости.

Однако не торопитесь на этом основании отвергать СТО. Дело в том, что вся СТО построена для тел, передвигающихся по одной прямой, а это как раз тот случай, когда лучевая скорость, измеренная по методике ТО, совпадает с векторной скоростью, измеренной в физическом пространстве. Таким образом, ТО справедлива лишь для тел, перемещающихся по одной прямой, да ещё для фотонов, излучаемых из точки наблюдения.

Огромные трудности, связанные с переходом СТО к общему случаю, Эйнштейн предоставил будущим пользователям и интерпретаторам.

Продолжим далее.

Учение Эйнштейна проиллюстрировано мысленными опытами, в которых действует только один наблюдатель. Вы не найдете у Эйнштейна явного ограничения на число наблюдателей, это сразу привлекло бы внимание к очевидной слабости учения. Дело в том, что присутствие наблюдателя мистическим образом делает любую систему неподвижной. Получается, что второй наблюдатель должен быть подвижным. А это повлекло бы к существенным изменениям в учении, которые не известно, чем бы закончилось, хотя явно было бы ближе к действительности.

В ТО нет ни одного примера, где действовало бы два наблюдателя. Исключением является неудачный (с точки зрения Эйнштейна) пример с близнецом-космонавтом.

Появление в этом примере второго наблюдателя, Эйнштейном не планировалось, второй наблюдатель появился лишь в результате дискуссии, что моментально привело к парадоксальной ситуации. Апологеты ТО утверждают, что они этот парадокс уже разрешили, но спокойный и внимательный анализ свидетельствует, что парадокс разрешен цыганским методом, т.е. с применением словоблудия.

Если для иллюстрации ТО в мысленных экспериментах привлечь еще и третьего наблюдателя, то многие заключения ТО станут очевидным образом абсурдными.

Чтобы не быть голословными, приведем пример с тремя наблюдателями.

Пусть двое близнецов, из трех присутствующих, отправляются на ракете по прямолинейной траектории, со скоростью 0,86С. Под прямым углом к курсу находится пульсар, по частоте которого близнецы могут контролировать ритм своего времени. После набора скорости, близнецы в ракете убеждаются, что частота пульсара увеличится вдвое. Назначим одного из братьев в ракете наблюдателем. Согласно ТО, теперь ракету необходимо рассматривать как неподвижную, хотя этому сопротивляется частота пульсара, но мы по условию постулатов ТО не должны смотреть на пульсар.

В соответствии с планом полета, один из космонавтов садится в малую ракету, и стартует со скоростью 0,86С в сторону стартовой площадки. Через заданное время скорость малой ракеты сравнивается со скоростью стартовой площадки, что и подтвердит частота пульсара, которая восстановится. Однако по прогнозу ТО и близнеца,  оставшегося в большой ракете, время в ракете отбывшего брата должно ещё замедлиться, т.е. частота пульсара для малой ракеты должна возрасти еще вдвое, и стать больше истинной частоты в четыре раза.

Перед нами не парадокс. Перед нами абсурд, подтверждающий несостоятельность релятивистского учения Эйнштейна.

Таких примеров можно предложить несколько.

Однако и с одним наблюдателем  можно продемонстрировать явную нелепость ТО, достаточную, чтобы разумный человек усомнился в разумности авторов релятивизма.

Рассмотрим протон, перемещающийся со скоростью 0,86С. Масса этого протона равна двум его массам в неподвижном состоянии.

Подсадим наблюдателя к  летящему протону. Масса протона сразу уменьшится вдвое, т.е. придет в норму, а масса Вселенной сразу увеличится в два раза.

Наверно, многие читатели усомнятся, что такой бред следует из ТО. Таким читателям можно только посоветовать обвинить автора статьи во лжи и подать на него в суд, где и будет установлена правота автора статьи.

Релятивистская нелинейность весьма характерна, что и послужило причиной долгих и глобальных заблуждений научного сообщества. Дело в том, что в огромном диапазоне скоростей, прилегающем к нулевой скорости, нелинейность природных процессов так мала, что обнаружить её удалось только в конце XIX века. Получается, что природа искусно скрывала свою принципиальную нелинейность.

Сейчас необходимо уже официально признать и объявить, что во всех ИСО, двигающихся с разной по величине скоростью, один и тот же процесс развивается не идентично; но тем не менее, практически неразличимо при малых скоростях. Одним из признаков этого различия является разный ритм времени рассматриваемых процессов. Это положение с очевидностью следует из временного преобразования Лорентца.

Если на мгновение отвлечься от философии материализма, и оценить ситуацию с позиции высшего Разума, то для создания существующей, гармоничной Вселенной, линейный мир гораздо удобнее и привлекательнее. С этой позиции, наблюдаемую линейность мира, которая фактически является нелинейностью, можно заподозрить в искусственном происхождении.

Природа прикидывается линейной так хорошо, что некоторым честолюбивым, обманутым ученым захотелось это свойство канонизировать под своим именем. Это им удалось. И наука, отказавшись от апробированного метода проб и ошибок, встала на путь директивных догм.

Лорентц вывел свои преобразования не на основе каких-то общих, более глубоких  положений, он их подогнал методом подбора под физическую действительность.  Следствием такого подхода стала невозможность установления истинных причин найденной формы преобразований. Количественную же нагрузку  безразмерного члена преобразования несла скорость тела, которую, не имея причинной зависимости, можно было трактовать достаточно произвольно, чем и воспользовался Эйнштейн..

Переменный релятивистский фактор v/C в преобразовании Лорентца оказался взятым в квадрат. В чем физический смысл квадрата скорости? Предположить сложно. Ситуация на то время загадочная и интригующая.

Но умножим квадрат релятивистского фактора на массу исследуемого объекта – и перед нами сразу предстанет достаточно естественная энергетическая зависимость. И сразу высвечивается еще одно обстоятельство: кинетическая энергия тел, mv^2, вполне может оказаться частным случаем универсального энергетического закона, причастного к загадочному эффекту дефекта массы.

Были бы первооткрыватели релятивизма более почтительны к философии, и может быть история релятивизма пошла бы иным путем. Может быть, научное сообщество не позволило бы Эйнштейну шалить с энергией, как позволило ему это с относительными скоростями.

В чем суть релятивистских эффектов? В том, что все физические процессы в области энергетического насыщения, степень которого можно определить сравнением с кинетическим эквивалентом mC^2, где m – инвариантная масса инерции тела, синхронно замедляют свой ритм развития. Всё очень просто и естественно. И нет необходимости вовлекать в это явление структуру пространства, бессмысленно усложняя модель мира.

ИСО не имеют границ своего влияния. Согласно ТО каждое тело, движущееся с произвольной скоростью, характеризуется своим, отличным от других тел, масштабом расстояний. В локализованной области пространства заданной ИСО может находиться множество тел с различными скоростями движения. Получается, что пространство в одной точке (области) реализует неограниченное множество векторных масштабов. А как ИСО наблюдателя узнает о скорости наблюдаемых объектов? Вопрос не к Эйнштейну, вопрос к научной общественности. Насколько можно не уважать себя и всех своих предшественников, чтобы безоглядно верить в эту бессмыслицу. А Эйнштейн?

Верил ли Эйнштейн в свою несуразную выдумку?  Похоже, на первых порах, верил. Природа самообмана до конца еще не ясна. Это как юношеская влюбленность. Эйнштейн был влюблен в покорившую его идею. Эйнштейн был энергичен и деятелен, он добился успеха. Но, все-таки ему не везло.

Почти всё, за что брался Эйнштейн, он сумел вывернуть шиворот навыворот. (Обратим внимание на мудрость народной пословицы: всё вывернутое можно одеть, и даже работать в этом, – всё как у Эйнштейна.)

Приведем для справки, т.е. без соответствующих доказательств, ряд значимых ошибок, совершенных Эйнштейном в угаре страсти стремления к славе.

Эйнштейн присвоил фотону несуществующий импульс – и исследователи, не удосужившиеся разобраться в хитросплетениях ТО, до сих пор пытаются получить фотонную тягу, тратя на это массу сил и средств.

Эйнштейн постулировал эквивалентность массы инерции и массы гравитации – и сделал тем самым многие явления необъяснимыми,  мистическими.

Эйнштейн постулировал инвариантность заряда и его поля, а эффективный заряд, также как и масса гравитации, стремится к нулю при приближении скорости заряда к скорости света.

Эйнштейн заставил кинетическую энергию, прямо в руках исследователя превращаться в массу вещества ускоряемого тела; и эта масса способна возрастать бесконечно. А в действительности масса гравитации наоборот стремится к нулю:

Mгр=Mин(1-Eсис/Eмакс),

где Mин – инвариантная масса инерции системы атомов,  Mин – инвариантная масса инерции, Eмакс – максимально возможная энергия системы, выражаемая эквивалентом MинC^2 . Частными случаями для выражения Eсис являются: Mин V^2 – для кинетической энергии, и ∆mC^2, где ∆m – дефект массы, для энергии потенциальной.

Следствием этой ошибки является  ошибочная интерпретация всех явлений, происходящих в современных ускорителях. А это, в свою очередь, вызвало целую лавину ошибок в космологии и квантовой теории. Ошибочное  определение знака дефекта массы вывернуло наизнанку всю теорию жизненного цикла  звезд, в которых гелий расщепляется  , а вовсе не синтезируется из водорода. Солнечный источник энергии можно освоить, но обогатиться можно гораздо больше на процессе укрощения энергозатратной реакции синтеза  гелия.

США, похоже, разобрались в сути произошедших заблуждений, или, по крайней мере, усомнились. Они (США) лишь номинально участвуют в проекте ИТЭР, гарантируя свое обладание новыми технологическими достижениями, которые вполне возможны, да еще шефский надзор над затратными разработками, чтобы профаны европейцы не бросили этот разорительный проект.

Но продолжим про релятивизм.

Все фотоны перемещаются в свободном пространстве с одинаковыми скоростями, вне зависимости от скорости излучателя, это естественное свойство волн, что понятно и проверено экспериментально. Однако фотон это не волна, это что-то особое. Может быть особая волна, существуют же солитоны. Не будем фантазировать, определим фотон как специализированный, физический переносчик энергии, перемещающийся в вакууме со скоростью С, что соответствует экспериментальным данным. А из этого следует, что  два встречных фотона сближаются со скоростью 2С. Этот вывод  может быть подтвержден экспериментально. Но эксперимент не проводится, т.к. он дорог, а результат его всем заранее известен. К тому же, методика эксперимента не может быть эйнштейновской. Методика Эйнштейна принципиально не позволяет измерить относительную скорость двух встречных фотонов, т.к. невозможно скорость наблюдателя сравнять со скоростью света. Однако предельный переход, произведенный для двух встречных электронов по формулам ТО, позволяет релятивистам утверждать, что относительная скорость сближения встречных фотонов равна С.

Все эксперименты, проведенные по методике Майкельсона, даже признанные неудачными, свидетельствуют, что постулат Эйнштейна об абсолютном постоянстве скорости света является ложным. Скорость света относительно наблюдателя зависит от скорости ИСО, хотя и не по Ритцу, как предполагалось, а по Лорентцу.

Природа не следует нашим математическим моделям, она о них ничего не знает и не может им следовать. Это мы подгоняем свои модели под природные процессы. Официальная наука, исповедующая релятивизм, используя методы манипуляции общественным мнением, всячески старается представить математику царицей мира, и все формулировки законов строит определенным образом, терминологически акцентируя подчиненность природных законов законам математики.

 

Заключение

Мы живем в век торжества учения, которое никогда ранее не было популярным. Приверженцам концепции релятивизма, во все века, в силу объективных причин,  не удавалось развить положения этой концепции до уровня привлекательности и, тем более, убедительности.

В силу стечения многих обстоятельств, Эйнштейну удалось-таки сделать это учение господствующим.

Казалось бы, торжество правящей лженауки должно вызвать кризис  в науке. Анализ причин кризиса выявит его виновника —  и дни власти Крошки Цахес сочтены. Но начавшийся подъем технического прогресса вызвал бум в научных открытиях, и этот бум скомпенсировал и замаскировал эффекты отрицательного влияния господства Теории Относительности. Официальная наука научилась быстро подстраиваться под новые экспериментальные данные, хотя математические модели становились всё нелепее и нелепее.

Ни одна власть не сдает бразды правления добровольно. Не сдаст и ТО;  её адепты будут цепляться за власть из последних сил.

Но какие возможности есть у компилятивного учения, способного порождать только ошибочные гипотезы, чтобы удерживать власть? Только административный ресурс и тайная инквизиция, да еще удачное стечение обстоятельств. Всё это мы и наблюдаем.

Боле чем трем поколениям ученых досталась нелегкая участь жить под унизительным гнетом властвующего лжеучения. Однако подавляющее большинство ученых, в век господства рыночных отношений, быстро приспособилось к возникшим реалиям, тем более, что этому способствовала предусмотрительно и старательно заложенная толерантность компилятивной конструкции ТО к некоторым частным проявлениям нелинейности мира, которые начали обнаруживаться.

Недолгим огорчением для Эйнштейна, и как ни странно, его действенной удачей было то, что желающих понять его учение, вне узкого круга математиков и астрономов, практически не было. ТО была никому не нужна. Современники Эйнштейна вспоминали, как он был назойлив, объясняя всем подряд своё учение. Эйнштейн не сумел преодолеть преграду этого равнодушия, он её обошел. Он сумел удивить и обескуражить обывателя, заставив его поверить в ТО, не вникая в её сущность — и это привело его к победе. «Стоило в 1919 году «Нью-Йорк Таймс» напечатать несколько броских заголовков, как тут же миллионы обывателей превратились в фанатиков новой теории.» (Олег Акимов).

Релятивизм восторжествовал, впервые в истории.

Принадлежность к торжествующему клану релятивистов требовала безоглядной веры в 4-х мерное геометрическое пространство.  Выводя этот абсурд из-под натиска критики, его детище предупредительно называют пространством-временем. В это пространство могут поверить только не понимающие сути понятия «геометрический», или люди, которые могут поступиться истиной перед благами житейских выгод,  да еще ни о чем не размышляющие фанаты. Одним из непреложных качеств геометрического пространства является его абсолютная нешевелимость, пространственная жесткость. Этого многие не осознают.  В геометрии нет, и не может быть времени, т.е. нет движения.

Обособленная геометрия мертва. А геометрия, объединенная со временем —  это механика, оскопленная от массы, деформаций, прочности и трения.

Релятивизм, как чисто философское учение, — бессмертен. Но одетый в латы ТО, он становится уязвимым. Более того, латы ТО могут погубить релятивизм. Технический прогресс уже достиг высот, которые позволяют провести прямые проверки ТО. И они уже проведены. Но их результаты либо замалчиваются, либо скрываются.

Чтобы скрыть эти эксперименты, и их результаты,  достаточно лишить их авторов общественной трибуны, а если не удается, то заболтать и облить их грязью надуманной и несущественной критики с помощью ангажированных интерпретаторов.

 

Но долго эта ситуация длиться не сможет.

Приближается 2019 год – год столетия с воцарения ТО, и год двухсотлетия с написания Крошки Цахес.

 

Нижний Новгород, ноябрь 2016 г.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1 Большая советская энциклопедия. Интернет.

2 Википедия. Интернет.

3 Физическая энциклопедия. Интернет.

4 Акимов О.Е., Феномен Эйнштейна

5 Леонович В.Н., Импульс фотона, фотонный двигатель и философия. Интернет.

6 Пухов С.Н., Комментарий к статье «Liangzao Fan. Three experiments challenging Einstein’s relativistic mechanics and traditional electromagnetic acceleration theory», Интернет.

7 Маринов Стефан, Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии. Институт Фундаментальной Физики, Австрия. Интернет.

8 Глушко В.П., Опыт по измерению абсолютной скорости движения Земли, Интернет.

9 Леонович В.Н., Теория относительности и её зазеркалье, Интернет.

10 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.

 

Экспериментальное опровержение постулатов ТО Эйнштейна

        

Законы логики просты, конкретны и бескомпромиссны.

Логика не ошибается. Однако все ложные и ошибочные теории используют одни и те же логические приемы, которые используют и истинные теории.

Дело в том, что, если установлена ошибочность какого-либо безупречного по стилю логического построения, то причина ошибки всегда находится в исходных посылках: постулатах и произвольных предположениях исходной теории.

Логика констатирует – всякая теория, даже многократно проверенная опытным путем, может быть опровергнута или ограничена в применении на основании одного отрицательного эксперимента.

Теория относительности Эйнштейна (ТО) не имеет границ применяемости. Это значит, что любой отрицательный эксперимент опровергает всю теорию.

Экспериментальных данных, опровергающих ТО, вполне достаточно. Однако ТО продолжает диктовать свои установки.

Дело в том, что ТО никогда не была теорией в строгом смысле этого слова. ТО — это учение, взятое на вооружение определенной частью общества для достижения своих корыстных целей.

Истинные теории вырастают (формируются) из гипотез, после тщательной их проверки, и в первую очередь — на отсутствие в них внутренних противоречий.

Учение Эйнштейна всё пронизано противоречиями (парадоксами), о которых всем всё известно. Кроме того, все множественные экспериментальные подтверждения этого учения являются при ближайшем рассмотрении косвенными и лукавыми, а при еще более тщательном анализе — оказываются ложными.

 

Ставшие всемирно известными эксперименты Майкельсона — Морли были задуманы как рабочее подтверждение существования абсолютной и неподвижной пространственной среды, называемой в то время эфиром. Оппонентов не было. Более того, все единодушно считали, что результат эксперимента предсказуем, и должен продемонстрировать правоту сформировавшейся парадигмы, еще раз измерив, по новой методике, линейную скорость вращения Земли.

Все были так уверены в существовании неподвижного эфира, и в том эффекте, который он оказывает на характеристики распространения света, что явная неудача опыта ошеломила научное сообщество. Огорчение было таким шокирующим, что адекватная оценка результатов эксперимента не была произведена.

Действительно, ожидаемого эффекта исследователи не получили, но и аргументов в пользу отсутствия эфира тоже не было, т.к. небольшой эфирный ветер все-таки был зафиксирован. Но этот факт не нашел места в обобщенной оценке опытов.

Когда же появились конкретные персоны, заинтересованные в отсутствии эфира, то они очень ловко воспользовались создавшейся ситуацией, представив эксперименты Майкельсона – Морли как доказательство отсутствия эфира. Агрессивное меньшинство всегда активнее и изворотливее безалаберно почивающего большинства.

Развернувшаяся затем дискуссия вскрыла недостатки эксперимента Майкельсона – Морли, но было уже поздно. Исправить положение могли только новые опыты, которые не использовали бы отраженный (возвращающийся) луч. Но исполнителей почему-то долго не находилось.

Первым человеком, осуществившим такой эксперимент, оказался Стефан Маринов. В 1973 г. он определил величину эфирного ветра для Солнца, равной 130 км/с. В 1976 г. он уточнил скорость Солнца относительно пространства, определив её как 300 км/с. В 1979 г. им был получен результат 360 км/с.

Поскольку методом астрономических наблюдений установлено, что линейная скорость Солнца по галактической орбите равна 220÷240 км/с, то скорость, определенная Мариновым методом лабораторных измерений, являлась векторной суммой скорости Солнца по галактической орбите и средней скорости самой Галактики относительно неподвижного физического вакуума, т.е. эфира.

Маринов определил погрешность своих измерений как ±10 км/с, что очень сомнительно. Похоже, он не учитывал ошибку, вносимую лазером.

Таким образом, если Галактика движется в пространстве параллельно своей плоскости, то её скорость относительно пространства находится в области значений от 130 до 590 км/с.

Аппроксимируя ряд: скорость обращения спутников вокруг Земли ≈ 10 км/с, скорость вокруг Солнца ≈30 км/с, скорость вокруг Галактики ≈230 км/с, — мы должны ожидать скорость самой Галактики в области значений 1000 км/с.

Для признания и утверждения результатов оспариваемого эксперимента, научный метод требует независимого повторения эксперимента другим исполнителем, в другом месте и с другой аппаратурой.

Хотя такие независимые измерения были произведены уже в 1975г., Маринову не суждено было узнать о них, и вообще, дождаться признания своих достижений. Он погиб 15 июля 1997 г. при загадочных обстоятельствах, выпав из окна университетской библиотеки.

Маринов не был рядовым противником ТО. Будучи директором Института Фундаментальной Физики в Австрии, он обладал административным ресурсом, достаточным для победы в борьбе за торжество истины – и значит, был очень опасен.

 

А необходимый, независимый эксперимент был произведен в Казахстане уже в 1975г., группой молодых и талантливых выпускников Алма-Атинского электротехникума радиосвязи. Инициативным руководителем молодых энтузиастов был Глушко В.П.

Метрологические характеристики установки Глушко намного превосходили соответствующие характеристики установки Маринова.

Эксперимент Глушко показал, что Земля с Солнцем движется в направлении, соответствующему астрономической долготе α = 12h ± 1h (от границы созвездий Водолея и Рыбы в сторону границы созвездий Льва и Девы), со средней скоростью 700 км/с.

Таким образом, была доказана несостоятельность принципа относительности Эйнштейна, утверждающего невозможность лабораторного измерения собственной скорости в пространстве.

Однако опубликовать результаты своих исследований коллектив техникума, под руководством Глушко В.П., не мог, т.к. критика ТО Эйнштейна запрещена особыми распоряжениями Президиума РАН. А эксперименты Глушко не критиковали ТО, они опровергали её основы. Вот, и не узнал Стефан Маринов об успехе своих незнакомых соратников, обеспечивших и его, личный, успех.

Передовой общественной мысли повезло, что инквизиторская система РАН не уследила за деятельностью молодого научного коллектива незаметного техникума. Иначе, эти опыты были бы прикрыты в зародыше.

В апреле 2015 года результаты эксперимента группы Глушко, наконец, были опубликованы в Интернете, по адресу:

http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/14819.html .

Более того, Глушко опубликовал в Интернет статью «Замалчиваемые результаты опытов Майкельсона и Миллера», которую можно найти по адресу   http://redshift0.narod.ru/Rus/Stationary/References/Glushko_3.pdf .

Эта статья доказывает, что теория опыта Майкельсона существенно отличается от первоначально заявленной идеи Майкельсона, и согласно этой теории и по результатам опубликованных данных опыта Миллера,  вычислена абсолютная скорость нашей планеты, равная  1000 км/с.

 

Казалось бы, теперь истина должна восторжествовать.

Всё, может быть, так бы и было, если бы проведенные Мариновым и Глушко опыты опровергали научную теорию, пусть и ошибочную. Но перед нами не ошибочная теория, а социальное явление – сознательное искажение общественного мировоззрения, целью которого является дискредитация материалистической философии.

С позиций материализма, ТО Эйнштейна изначально является несостоятельной. Обоснованием чего служит один из самых главных постулатов Эйнштейна, который, однако, не включен им в состав исходных. Это безоговорочное признание безразмерных вещественных точек, из которых состоит всё вещество Вселенной.

Этот постулат (произвольное предположение) позволяет всей Вселенной сжаться в одну точку, которая опять останется безразмерной. Исчезнуть, сохранив массу и энергию, вот что позволяет Вселенной постулат Эйнштейна по умолчанию.

Как следствие этого постулата появился электрон, способный неограниченно увеличивать свою массу, по мере приближения своей скорости к скорости света. Причем, релятивистский электрон при этом отвечает на ничтожные приращения скорости чудовищными по величине приращениями массы. Сам электрон при этом фактически исчезает, по той причине, что его продольный размер стремится к нулю, в то время, как поперечные размеры остаются неизменными. Плотность массы электрона в этом процессе стремится к бесконечности второго порядка (бесконечная масса в нулевом объеме).

В ложь все верят, если ложь чудовищна.

Ни один из противников ТО не возмутился  мистическим  поведением электрона, предписывемым ему ТО. А это значит, что  мистический релятивизм, в современном его представлении, достиг своей цели – всё научное сообщество зомбировано, и готово к строительству Вифлеемской башни в образе надстроек к Большому Взрыву. Не надейтесь, что «теория» БВ уже закончена. Читайте Библию.

Как утверждал Ленин, прогресс развивается по спирали, и кверху. Кверху-то кверху, вот только спираль, похоже, не вертикальна. И научная мысль на данном этапе находится в глубочайшем упадке. Где вы, философы-материалисты?

Молодежь лишена необходимых учебников, и находится под огромным давлением антинаучной, всеобъемлющей рекламы ТО. На днях мой пятилетний внук спросил, гений ли Эйнштейн. И я растерялся. Скажешь, что нет – и рискуешь сделать ребенка изгоем… . Внук ушел, не дождавшись ответа. Но если он спросит еще раз, то отвечу ему, что — да, Эйнштейн гений, но только в сказке, которую сам выдумал.

Математические джунгли ТО непреодолимы не только для молодежи, но и для маститых ученых. А странное поведение Ландау, освятившего это лукавое учение, ещё только ждет своего исторического расследования.

Выход из создавшейся ситуации известен – это народное просвещение.

Просвещение, в котором каждый участвует лично, не уповая на коррумпированное государство.

Прочтите статью Глушко В. «Опыт по измерению абсолютной скорости движения Земли», а также статью Маринова С. «Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии», Институт Фундаментальной Физики, г. Грац, Австрия, (адрес: http://www.bourabai.kz/marinov/fmr.htm) , и поделитесь ими с друзьями и знакомыми через вашу почту в Интернете. Это так просто: всего лишь кликнуть маркером по сервисной экранной клавише «Переслать» или «Поделиться», когда у Вас открыто сопроводительное письмо.

Читайте также об опытах Фан Лиангджао [1], выполнившего три эксперимента на линейном ускорителе Шанхайского института прикладной физики, в которых Фан Лиангджао продемонстрировал отсутствие релятивистского увеличения массы у релятивистских электронов.

Опыты Фан Лиангджао прокомментированы в работе Гришаева А.А. «Линейный ускоритель: очевидные свидетельства об отсутствии релятивистского роста энергии», http://newfiz.narod.ru/linac.htm.

О ложности эйнштейновского принципа эквивалентности массы инерции и массы гравитации читайте статью Леоновича В.Н. «Принципа эквивалентности масс не существует», http://www.proza.ru/2014/04/22/2054.

 

Ссылки.

 

  1. Liangzao Fan. Three experiments challenging Einstein’s relativistic mechanics and traditional electromagnetic acceleration theory. Серия «Проблемы исследования Вселенной», Вып. 34. Труды Конгресса-2010 «Фундаментальные проблемы естествознания и техники», Часть III, стр.5-16. С-Пб., 2010. Также доступна на http://ivanik3.narod.ru/TO/DiHUALiangzaoFAN/3LiangzaoFAN.doc

 

 

Леонович Владимир, Нижний Новгород, сентябрь 2016 г.

Источник энергии Солнца. Информация к размышлению.

 

Леонович Владимир

Источник энергии Солнца.

(Редакция 3)

Ключевые слова: дефект массы, синтез гелия, расщепление гелия, источник энергии Солнца.

Аннотация. Приведено обоснование ошибочности общепринятой модели Солнца. Представлен альтернативный источник солнечной энергии, в качестве которого рассмотрена реакция расщепления гелия; гелия, который синтезирован в центральном теле Галактики, одновременно с остальными тяжелыми элементами.

Глоссарий.

Коварный стереотип — неосознаваемый стереотип, представляющий ошибочное решение части исследуемой проблемы.  Например, квантовое мировоззрение не допускает существования полей с бесконечной протяженностью, которые отвечают требованиям неразрывности. Однако и математики, и физики продолжают молча пользоваться этими неприемлемым представлением.

Конфайнмент – полевое (дистанционное) силовое воздействие на объект, реализующее принцип нелинейного увеличения силы притяжения при попытке увеличения расстояния до объекта, и противодействующего этому увеличению. Бытовой (не полевой) аналог: причальный канат.

Металлы  в астрономии – элементы таблицы Менделеева, которые тяжелее гелия.

Официальная наука – свод научной информации, представленной в учебниках, пособиях и справочниках, утвержденных к изданию РАН.

Температура – энерго-кинетическая характеристика динамически равновесного хаотического движения субатомных частиц, составляющих вещественную систему; температура объекта измеряется обязательно в собственной ИСО объекта.

Эффект «защелки» — одна из форм проявления конфайнмента; устройство или эффект, служащие для удержания системы в заданном состоянии, противодействуя предельным усилиям, направленным на изменение состояния системы; управление защелкой при этом требует минимальных усилий.

 

Обсуждение любой проблемы полезно начинать с выявления коварных стереотипов мышления, относящихся к обозначенной проблеме. Здесь ссылки на коварные стереотипы будут даваться по мере необходимости.

Отметим слабое место в научной методологии. Никто не возражает против утверждения об удивительной гармоничности окружающего мира. Но автор не нашел ни одного случая применения этого положения в качестве инструмента научного анализа. Попробуем восполнить этот пробел.

В Википедии материализм определяется как устаревающая философская концепция. Российская АН молча признает эту новую точку зрения, что выражается в поддержке РАН мистического учения о Большом взрыве. Согласно этому учению, в эволюции Вселенной был момент, когда Вселенная была равномерно заполнена горячей нуклонно-электронной плазмой. До этого момента, который можно условно назвать стартовым для нашей Вселенной, Вселенная объявлена инфляционной, т.е. подчиняющейся законам, придуманным авторами из команды Хокинга. А после этого, стартового, момента Вселенная стала объектом, подчиняющимся законам диалектической логики с квантовыми исключениями, допускающими, когда это требуется, логику мистицизма.

Согласно официальной науке современное состояние Вселенной представляет результат эволюционного усложнения и укрупнения составляющих элементов Вселенной. Стартовый момент горячей Вселенной – это реверанс пылевой концепции, которая предшествовала учению о Большом Взрыве. Существующая модель эволюции звезд и галактик сталкивается с рядом непреодолимых противоречий, например, происхождением и распределением тяжелого вещества в Солнечной системе, однако гипотеза эволюции звезд подается официальной наукой как фундаментальная теория, зомбируя целые поколения ученых.

Не вызывает никаких сомнений, что все тяжелые элементы вещества Вселенной сформированы в процессе синтеза этих элементов из нуклонной плазмы.  Исходя из этого положения, корифеи науки составили картину мира, которой пользуется официальная наука. Освежим эту картину с использованием новых знаний, неизвестных в свое время авторитетным первопроходцам.

Все ядра атомов конструктивно являются ажурными, но компактными напряженными системами, в которых нуклоны находятся в строго определенных позициях. Перестановка нуклонов местами (изомерия) является редчайшим исключением из правил, и приводит к изменению физико-химических свойств элемента. Так что, конструкция любого атома рассматриваемого элемента является пространственно идентичной другим атомам этого элемента. А это значит, что пространственная конструкция любого атомного ядра заложена в конструкции составляющих нуклонов и электронов, а также заложена в гармонии мира. Этого корифеи-первопроходцы знать не могли, а без этого знания их модель просто не может быть верной.

Капельная модель ядер атомов – абсурдна.

Протоны при сборке ядра атома явно были сжаты огромными стационарными силами, и зафиксированы в этом сжатом, и единственно возможном состоянии за счет этого  природного эффекта, над которым человечество еще размышляет. Этот эффект (или явление) тем более был  неизвестен первопроходцам, но с их подачи преподносится нам со школы как установленная истина; и преподносится в облике короткодействующих, специализированных ядерных сил.

Таким образом, научному сообществу исподволь навязывается авторитарная идея о существовании специфических ядерных короткодействующих сил, обладающих сферической симметрией. Подвох этого очень сомнительного положения в том, что абсолютная (и совершенно обоснованная) уверенность в существовании удерживающих сил, исподволь переносится на характеристику сферической симметрии этих сил. Упоминание о сферичности часто даже опускается, как само собой разумеющееся положение. Перед нами коварный стереотип, направивший развитие науки в ложное русло.

Сферическая симметрия ядерных сил, воспринимаемая нами как самое естественное явление, влечет множество неразрешимых проблем, на которые официальная наука закрывает глаза. Симметрия сил удержания не может обеспечить пространственной идентичности ядерной конфигурации атомов.

В силу своей несостоятельности, гипотеза симметричного сильного взаимодействия не доведена до логического завершения, она заканчивается фактически многоточием. А вернее, она заканчивается моментом захвата нуклонов ядерными силами. Что происходит дальше – замалчивается.

Как следствие, инженерам приходится ориентироваться на противоестественное утверждение Эддингтона, что единственным источником энергии протозвезд может быть только реакция синтеза гелия. Эддингтон был уверен, что дефект массы для гелия положителен. Эддингтон рассуждал следующим образом.

Сжимая нуклоны в ядро атома, мы (или природа) сообщаем ядру дополнительную энергию, которая эквивалентна некоторой прибавочной массе. Тогда еще не было известно, что дефект массы всегда отрицателен. Так сформировался еще один коварный стереотип.

Биографическая справка: «Эддингтон  придерживался принципа дополнительности рационально-научного и мистико-религиозного познания. То, что он был естествоиспытателем, не мешало ему быть религиозным мистиком». Эддингтон счел возможным не учитывать преломление лучей света в солнечной атмосфере, полностью приписав это отклонение гравитационному притяжению. Правда, об истинных размерах солнечной атмосферы он тоже не догадывался.

Короткодействующие ядерные силы гипотетически постулируются официальной наукой как потенциальные, и это их качество провоцирует мысль, что они могут быть при некоторых условиях источником энергии. Но эти «необходимые» условия, при ближайшем рассмотрении, оказываются невозможными ни в условиях Земли, ни в условиях Солнца. Силы, с такими свойствами, не могут сформировать реальное, с заданной конфигурацией, ядро атома, и не вписываются в гармонию Вселенной. Их просто нет.

Продемонстрируем неосуществимость процесса синтеза, инициируемого достаточно высокой температурой, и происходящего якобы с выделением энергии, на качественном примере, справедливом для любого элемента таблицы Менделеева.

Отвлечемся от рассмотрения хитроумных многоходовых ядерных превращений, предлагаемых официальными теоретиками. Рассмотрим только суть процесса, а значит, рассмотрим невероятнейший, счастливый случай.  Два протона, движущиеся с равными по величине скоростями, попадают с разных сторон в неподвижный нейтрон – и останавливаются, погасив свою кинетическую энергию до нуля. Повторим, ситуация самая невероятная, но она отражает все энергетические соотношения при ядерном синтезе гелия в составе стандартных звезд.

Сразу возникает попутный вопрос: сформируется ли в этот момент дефект массы ядра?

По Эйнштейну, начальное состояние нашей системы уже обладает положительным дефектом, за счет начальной скорости протонов, которая вызывает увеличение их массы. Значит, при сборе трех нуклонов в малой области будущего ядра, с учетом законов сохранения, дефект массы должен быть положителен или, по крайней мере, равен нулю. А практика свидетельствует, что дефект отрицателен. Отложим этот парадокс  до поры, взяв вопрос на заметку.

Дополним нашу модель внутриядерными силами, сначала в официальной интерпретации. Это значит, что на каком-то ничтожном расстоянии между нуклонами, возникнут гигантские силы притяжения, со сферической симметрией. Почему они гигантские? Потому что эти силы, преодолевая силы Кулона, должны на ничтожном пути, соизмеримым с размерами атомного ядра, сообщить протонам энергию, превосходящую энергию предварительного разгона протонов. Каким будет превышение, таким будет наш ожидаемый выигрыш в энергии.

Что же получается?  На подлете к нейтрону наши протоны испытывают взаимное торможение, и могут излучать фотоны, но об этом никаких сведений нет. Попав же в поле ядерных сил, протоны приобретают огромное ускорение. Но излучать уже не должны. Исход этого ускорения известен. Три нуклона должны сформировать  неподвижный изотоп-3 гелия. Но какие же силы остановят протоны, если на них действуют гигантские ядерные силы? И в какой форме мы получим ту огромную энергию, которую мечтаем добыть? У нас только одно решение. После гигантского ускорения на ничтожном пути, неизбежно должно последовать еще более гигантское ускорение торможения, которое и остановит нуклоны. Но об этом отрицательном ускорении в официальной теории нет ни слова. Вот, именно в момент этого торможения и может (должна) выделиться вся нужная человечеству энергия. У нас опять нет вариантов. Это должна быть энергия излучения в форме небывало гигантского гамма-кванта.

Итак, совершенно очевидно, что модель синтеза гелия, сопровождаемого выделением огромной энергии, явно не продумана до логического завершения. А, будучи достроенной нами на скорую руку, выглядит совершенно абсурдно, т.к. синтез гелия при температурном преодолении кулоновского барьера  является событием невероятным. Тем более этот синтез невероятен, для реализации взрывного варианта.

Однако у природы есть еще один вариант синтеза тяжелого вещества. Это синтез вещества в стиснутом состоянии нуклонов, в условиях, так называемых, нейтронных звезд. При этом астрофизики, разрабатывая гипотезы нейтронных звезд, делают вид, будто не замечают, что всякая нейтронная звезда, по учению Эйнштейна, неизбежно должна стать черной дырой. Это противоречие между КТ и ТО не единственное. Таких противоречий множество, и все они откладываются официальной наукой в долгий ящик, до момента создания Теории Великого Объединения, над которой бьются лучшие умы РАН.

Существуют ли нейтронные звезды — доподлинно неизвестно. А вот центральные ядра галактик с аналогичными свойствами существуют с очевидностью, т.е. наблюдаются. И формы наблюдаемых галактик хорошо согласуются с предполагаемым процессом последовательного выброса звезд из подобных образований. Образование же галактик из облачных конгломератов с формированием форм наблюдаемых астрономами реальных галактик согласуется плохо и вызывает массу сомнений.

Концепция формирования галактик выбросами нейтронных образований разрабатывается Бюраканской школой астрофизиков, созданной академиком Амбарцумяном.

В отличие от классической концепции, Бюраканская модель в физическом и математическом плане проработана не так подробно. Амбарцумян считал, что математическая проработка пока  преждевременна.  Однако в Бюроканском варианте синтез всех тяжелых элементов, а также гелия, является энергетически затратным, и осуществляется за счет энергии гравитации в центральном теле галактик.

Вернемся к дефекту массы.
Сближая нуклоны в ядра атомов силами гравитации, природа сопровождает данный процесс уменьшением тяжести формируемого ядра на величину «дефекта массы». В обобщенном виде это явление в природе проявляется следующим образом.

Напряженные системы весят легче, чем россыпь сборки – это экспериментальный факт (в отношении атомов).

Прогноз: сжатая пружина (или растянутая) весит меньше по сравнению с ненапряженной этой же пружиной. Горячее тело весит легче холодного. Быстрый протон весит меньше неподвижного. Большое тело весит меньше суммы масс частиц, его составляющих.

Но нейтронный объект (звезда) в центре Галактики – это и есть огромное галактическое ядро нуклонов с огромным дефектом массы. Дефект массы должен быть большим не только по величине, но и в относительном выражении к массе суммы нуклонов ядра, которое (отношение), предположительно, должно зависеть от общей массы нелинейно, по аналогии с фактором Лоренца. Сблизившиеся нуклоны в нейтронном ядре не падают в бессмысленную и бесполезную Черную дыру, а заняты делом: формируют тяжелые элементы, которые, сформировав электронные оболочки, значительно увеличиваются в объеме – и выбрасываются в виде звезд из ядра Галактики [3]. Именно так рождаются звезды, именно это имел в виду Гамов, говоря о горячем рождении звезд и галактик (а не Вселенной), именно это предполагали Амбарцумян и Арп Хэлтон — выдающиеся астрофизики современности. По их мнению, галактики сформированы выбросами из галактических ядер, а вовсе не сжатием сверх гигантских облаков пыли. При этом их позиция не отрицает возможности пылевого происхождения некоторых (редких) звезд, например, бурых (или коричневых) карликов.

Чтобы терминологически обособиться от официального представления о ядерных силах, назовем силы, удерживающие нуклоны в компактном ядре, силами удержания. Эти силы, создающие эффект «защелки», нам доподлинно не известны, но гипотетически — они на самом виду.

Вот мнение одного выдающегося ученого, российского академика А.А. Тяпкина, об идее другого выдающегося, американского ученого.

«…Я могу сослаться лишь на гипотезу крупного теоретика, лауреата нобелевской премии за 1965 год Юлиана Швингера. Он в 1969 г. [2] высказал весьма неожиданное предположение о том, что магнитные заряды, которые безуспешно пытались обнаружить, на самом деле в виде дипольных моментов входят в основу любого вещества; они принимаются нами за особые коротко действующие ядерные силы, необычно большие по величине. Отметим, что эта удивительно красивая и смелая гипотеза прежде всего отвечает симметрии электрического и магнитного взаимодействия, заложенной в уравнениях Дж.Максвелла, а значительная величина магнитного заряда по сравнению с электрическим зарядом, как это было показано еще в 1931 году П. Дираком, непосредственно следует из законов квантования этих зарядов. Коротко действующими же эти магнитные силы оказываются в силу того, что в веществе они существуют только в виде сильно связанных магнитных диполей. Эта почти забытая физиками идея Ю. Швингера не только красивая, но и удивительно рациональная в своей основе, поскольку сводит ядерные силы к магнитным.»

Не будем повторять здесь параметры стандартной солнечной модели (ССМ), они хорошо известны, и приведены в соответствующих справочниках. Будем на них только ссылаться по мере изложения материала.

ССМ производит впечатление незыблемой модели, в которой не хватает лишь нескольких штрихов, связанных с тем, что мы не знаем, как конкретно ведет себя вещество внутри Солнца.

Однако присмотримся внимательнее – и окажется, что наша уверенность всего лишь результат нашего стереотипа мышления, основанного на внушенной нам с детства концепции происхождения Вселенной из гигантского облака космической пыли. А первое поколение звезд в этой модели вообще должно формироваться из облака чистого водорода, т.к. пыли еще не было.

Приняв эту концепцию, мы вынуждены признать, что все элементы, включая гелий, образованы в процессе реакции естественного, т.е. не требующего сторонней энергии, синтеза. Однако логика и здравый смысл (практическая интуиция) подсказывают, что все реакции синтеза являются энергетически затратными. Об этом свидетельствует универсальная конструкция атомных ядер. Об этом свидетельствует и практика ядерной энергетики, философски осмысленной.

Обратим внимание на количество полуфантастических предположений, необходимых для реализации официальной модели. Каждый сам без особого труда обнаружит такие постулаты.

Если эта модель верна, то Природа, в качестве соавтора этой идеи, не вызывает восхищения. Но ведь ССМ это не творение природы, а решение наших теоретиков. Посмотрим, есть ли другие варианты.

Сейчас в официальной науке действует два взаимоисключающих положения, применяемых в  разных, но смежных, научных приложениях. Первую концепцию ядерных симметричных сил мы уже рассмотрели. Вторая концепция используется в Стандартной Модели квантовой теории поля. В этой модели теоретики отказались от сферически симметричных ядерных сил. Для удержания частиц в границах заданной локализованной конструкции ядра они ввели, так называемый, принцип конфайнмента.

С конфайментом, все проблемы, связанные с характеристикой «гигантские ускорения», просто не возникают. Всё становится очень естественным. Но при этом исчезает возможность приобретения и выделения энергии синтеза, на которую уповает ССМ, т.к. силы конфайнмента (защелки) работы не совершают. Разработчики СМ у себя потенциальные ядерные силы устранили, а поделиться новой идеей с разработчиками ССМ «забыли». Вот, те и продолжают «пилить гирю» в поисках ядерной энергии синтеза.

Пилят. Но не все. Ученые США, агрессивно работающие на приоритет США, уже давно осознали всеобщее заблуждение, и хранят это знание как ноу-хау. Узкий круг посвященных ученых США ведет скрытные разработки, маскируемые под холодный ядерный синтез. При этом, похоже, соответствующие службы США, исподволь стимулируют часть наших академиков, борющихся с идеей холодного синтеза как с лженаукой, чтобы энтузиасты не докопались до сути ведущихся в США разработок. В США уже ведется промышленная разработка ядерного ракетного двигателя для полета на Марс. Заявлено используемое реактивное вещество, это водород. Только при расщеплении гелия не требуется строить ускоритель атомов водорода, а движитель ожидается относительно легким.

Конфайнмент, как безликий принцип, придуман теоретиками СМ, как возможный выход из создавшегося тупика. Как он работает в ядерной физике, никто не знает. Это незнание в кругу квантовых теоретиков давно стало нормой. В быту конфайнмент давно реализован как причальный канат, как вертушок или крючок на калитке.

Какова же истинная природа реально наблюдаемого конфайнмента в ядре атома? Ведь протоны в ядре действительно сидят прочно.

Если допустить, что Швингер прав, то придется признать, что конфайнмент реализуется спиновыми взаимодействиями. В этом случае процесс синтеза, как источник энергии, неприемлем  в принципе.

Но как же быть с генераторами тепла на холодном ядерном синтезе? Ведь генератор Росси работает. Дело в том, что в генераторах ХЯС идет не синтез ядер, а перестройка структуры ядер в плане минимизации их внутренней энергии; изменение их конструкций, реализованных в процессе первичного синтеза, и оказавшихся не оптимальными.
Если на Солнце идет не реакция синтеза гелия, то значит, на Солнце идет какая-то другая реакция, которая, исходя из скудости выбора, может быть только ядерным расщеплением гелия. Ведь, конструкция ядра гелия принципиально не отличается от конструкции ядер, с помощью расщепления которых мы до сих пор добывали энергию из урана.

Но откуда тогда на Солнце гелий? Вот вопрос, который естественным образом отменяет пылевую теорию, а заодно и учение о Большом Взрыве.

И гелий, и все другие тяжелые элементы могут быть синтезированы за счет гравитационной энергии в центральном теле (ядре) Галактики, имеющем структуру, описанную астрофизиками как структура нейтронной звезды. Только в условиях нейтронных образований (ядер), где плотность нуклонов близка к их плотности в ядрах атомов (около 10^10 кг/см·куб, плотность же солнечного ядра равна 0,15 кг/см·куб), возможен естественный синтез тяжелых элементов, который идет с поглощением энергии.

Так, какой же должна быть модель Солнца в случае ядерного расщепления гелия как основного источника энергии Солнца?

Создавая альтернативную модель Солнца, мы должны учесть все новые достижения науки. А в новые достижения входит факт установления температуры солнечной короны, превышающей 1,5 млн. град. К.  Эта температура никак не увязывается с официальной ССМ.

Рассмотрим процессы, которые должны сопровождать и обуславливать реакцию расщепления гелия в качестве источника энергии Солнца.

Заметим сразу, что кроме активной реакции расщепления гелия на Солнце в этом случае возможна ещё одна сопутствующая активная реакция – реакция водородного горения. Это реакция экзотермического синтеза молекулярного водорода, а он составляет основу фотосферы (ССМ).

Фотосфера – это тонкий (300÷500 м) переходный слой от жидкого состояния вещества Солнца (светящегося) в газообразное (прозрачное), обладающее температурой 5700 град. К.

Для ядерного расщепления гелия, в качестве основной активной реакции на Солнце, самым естественным является поверхностный процесс. Основная масса Солнца в этом случае выступает в роли запаса топлива, находящегося в условиях термостата с температурой около 6 тыс. град. Топливом служит смесь гелия и водорода, с добавками разнообразных металлов, т.е. более тяжелых элементов. От количества топлива (массы звезды) и вариаций его состава, т.е. от процентного содержания водорода и гелия, а также составляющих примесей, зависит, видимо, реализуемый тип звезды.

Поверхностную реакцию расщепления гелия на Солнце можно рассматривать, как комбинацию стабильного процесса космического «тления», сопровождаемого возмущениями-флуктуациями, вызываемыми самыми разными причинами.

Судя по описанию произведенных учеными наблюдений, самой сложной и динамичной является структура фотосферы Солнца. Видимо, эта структура в образе гранул и спикул и является активным слоем, в котором реализуется реакция расщепления. Именно с фотосферы скачком поднимается температура поверхности Солнца от 6 до 10 тыс. град. К и растет затем постепенно до 1,5 млн. град. К, и выше.

Механизм процесса расщепления гелия, видимо, не отличается примитивной простотой. Оставим раскрытие тонкостей этого техпроцесса специалистам. Сами же сосредоточимся на его внешних проявлениях, подтверждающих или опровергающих предположение о гелии как источнике энергии Солнца.

Гелий расщепляется либо на нуклоны и электроны, либо на атомарный водород, либо на то и другое вместе. Специальной исследовательской программой установлено, что у поверхности Солнца протоны (солнечный ветер) условно разделены (по энергии) на два потока: часть протонов имеет скорость, превышающую 800 км/с, а другая часть имеет скорость менее 400 км/с. Вторая космическая скорость для Солнца, на его поверхности, равна 617 км/с. Кроме того, приводятся данные, что на расстоянии земной орбиты зафиксирована скорость солнечного ветра, равная 400 км/с и выше. Очевидно, что протоны, выброшенные с поверхности Солнца со скоростью менее 400 км/с, до орбиты Земли не долетают, и возвращаются на Солнце.

Быстрые нуклоны, превышающие вторую космическую скорость, покидают Солнечную систему. Более медленные – формируют, так называемое, солнечное гало. Ещё более медленные протоны, возвращаются с почти стартовой скоростью на поверхность Солнца, и, сталкиваясь с частью быстрых протонов встречного солнечного ветра, вызывают эпизодические повышения температуры хромосферы до миллионов градусов.

Поясним последнее предположение. Дело в том, что в строгом определении температуры, акцентируется, что это характеристика энергии именно хаотического движения частиц, реализующего распределение относительных скоростей частиц по формуле Максвелла. Таким образом, пока быстрый поток нуклонов не столкнулся с каким-либо объектом и не приобрел хаотического характера движения, он является быстрым, но холодным объектом. Два потока солнечного ветра (прямой и обратный), сталкиваясь в области короны, поднимают её температуру до миллиона градусов и выше.

Замедлившиеся в процессе своего жизненного цикла протоны, в конце концов, захватывают электроны и становятся атомарным водородом, который вступает сам с собой в реакцию синтеза молекулярного водорода (водородное горение). Конденсат молекулярного водорода осаждается на поверхности Солнца, подпитывая фотосферу и частично экранируя излучение гелия из активного слоя. Но это экранирование происходит только в режиме «спокойного солнца». Излучение гелия становится более доступным наблюдению в момент выброса протуберанцев, т.е. в моменты возмущения стабильного тлеющего процесса.

Мощные возмущения приводят к выбросом жидкого приповерхностного вещества Солнца в прозрачную хромосферу, которая в нижних слоях состоит в основном из молекулярного водорода. Эти выбросы — так называемые, протуберанцы. Жидким веществом протуберанцев является смесь атомарного водорода и частично ионизированного гелия. Состав протуберанцев установлен методом спектроскопии и подтверждается характером поведения вещества протуберанцев в среде хромосферы.

Хромосфера Солнца является прозрачной газовой средой с достаточно высокой плотностью, близкой к плотности конденсации. А жидкие выбросы протуберанцев состоят из атомарного водорода с примесью гелия; удельный вес этой жидкости (или тумана) равен удельному весу нижней хромосферы. (На Земле аналогом этого явления является шаровая молния, см. [4]). Поэтому сформировавшиеся ионизированные выбросы (протуберанцы), висят как облака, в хромосфере по нескольку дней, медленно истощаясь. Создается впечатление, создаваемое нашим бытовым стереотипом, что волокна протуберанцев обгорают, и их «угли» осыпаются на поверхность Солнца. Можно предположить, что это «выгорает» атомарный водород, который, превратившись в молекулярный газообразный водород, смешивается с хромосферой, а оставшийся, более тяжелый гелий действительно падает на Солнце, в фотосферу.

Если выброс происходит в зоне формирования сильного магнитного поля, то ионизированное вещество протуберанца захватывается магнитным полем и движется по его силовым линиям, образуя светящиеся арки, которые тоже сохраняют свою форму (плавают в атмосфере Солнца) по нескольку дней, см. фото 1.

 

Фото 1. Протуберанец на Солнце

Термоядерная ССМ благодаря своей неестественности очень сложна, и требует большого количества произвольных допущений. На основе этой модели разработана сложная гипотеза жизненных циклов звезд. В этой гипотезе так много произвольных и вздорных допущений, что гипотеза не оспаривается лишь на том основании, что других, менее вздорных вариантов, не просматривается. А начинается всё с нелепости термоядерной ССМ.

Поражает всеобщая уверенность, что ядерная реакция синтеза гелия является экзотермической, хотя все исследованные экзотермические ядерные реакции являются реакциями расщепления.

Известно бесспорное правило дефекта массы. Его суть в том, что сумма веса всех составляющих элементов атомного ядра, взятых по отдельности, всегда больше веса целого ядра в сборе. Правило традиционно формулируется по отношению к массе, но измеряется всегда вес.

Это правило не знает исключений, т.к. это не правило, а фундаментальный закон.

Всякая напряженная конструкция теряет в весе в соответствии с формулой дефекта массы, т.е. чем больше внутренняя (запасенная) энергия, тем легче становится система. Это экспериментальный факт, который не устроил Эйнштейна в плане знака.

∆E = ∆m·C

Интерпретация знака дефекта массы была дана Эддингтоном – не самым лучшим физиком, но лучшим другом Эйнштейна. Это он выдал преломление лучей света в атмосфере Солнца за притяжение фотонов. Это он (видимо с подачи Эйнштейна) предложил следующее обоснование дефекта массы: преодолевая силы Кулона, природа тратит энергию на формирование ядра атома, т.е. сообщает ядру энергию, которая превращается в массу, и тем самым должна увеличивать вес ядра. Конечно, чтобы в ложь поверили все, надо чтобы ложь была чудовищной. Но перед нами даже не ложь. Перед нами, белое, т.е. дефект, убыль, называют черным, т.е. наваром, прибылью – и все верят. Это уже зомбирование.

Таким образом, сам дефект ∆m определяется энергией, которая была потрачена на создание напряженной конструкции (системы). Только такую, запасенную, энергию и можно добывать при помощи ядерных превращений, приводящих к изменению дефекта массы. А в теле, не имеющем потенциальной внутренней энергии, никакой другой энергии нет, и его дефект массы равен нулю.

Сообщив телу некоторую энергию (в любой форме) мы уменьшаем свои возможности по дальнейшей передаче энергии этому телу, т.к. энергоемкость любого тела ограничена величиной

E = m·C^2.

Такая интерпретация делает ориентацию разработчиков ИТЭР на таблицу 1 неосмотрительной. Результаты, представленные в таблице 1, интерпретируются современными теоретиками совершенно невероятным образом. Почему-то два элемента с одинаковой удельной связью, например Ca и Zn, но находящиеся по разные стороны от железа, синтезируются с разными энергетическими эффектами: один – с выделением энергии, а другой – с её поглощением. Это следствие натяжки в угоду Эйнштейну, а еще авторитету, указавшему на синтез гелия, как источник выделения энергии.

Таблица 1.

Это странно, но все поверили постулату Эйнштейна об эквивалентности массы и энергии – и никогда не подвергали его тщательной проверке, хотя факты свидетельствуют, что аннигилирует, не масса, а только заряды. Задумаемся, почему дефицит всегда восстанавливается при возврате тел в исходное состояние? Да потому, что физическая сущность тел, количественно характеризуемая массой, никогда не меняется, если от тела ничего не отбавили, если оно сохраняет все свои видовые свойства, т.е. сохраняет свою сущностную целостность.

Но дефицит массы, измеряемый разницей веса одних и тех же частиц в разных условиях, тем не менее, наблюдается. Из этого и следует, что гравитационное взаимодействие зависит от состояния вещества, а сама масса не зависит. Движущееся тело притягивается слабее неподвижного, такого же тела. Таким образом, принципа эквивалентности масс тоже не существует. Вернее, он справедлив лишь как частное равенство массы инерции и массы гравитации при нулевой энергии тела. В этом легко убедиться по параметрам полей удержания релятивистских частиц на круговых орбитах в современных ускорителях. В этом уже убедились, и вновь объявили массу инвариантной. Но имеющей мистическую способность бесконечно увеличивать свою энергию с приближением её скорости к скорости света.

При новом подходе, дефицит массы гелия свидетельствует о запасенной в ядре гелия энергии, которую можно извлечь, если расщепить ядро с помощью внешней энергии, которая меньше запасенной энергии (эффект защелки). Всё очень естественно.

Таким образом, на основании проведенного анализа собранных научных фактов можно утверждать, что на Солнце идет ядерная реакция расщепления гелия.

Успехи космонавтики позволили получить дополнительные данные, способные помочь оценить адекватность анализируемых моделей Солнца. В  XXI веке произведено достаточно много съемок сближений комет с поверхностью Солнца, иногда заканчивающихся их столкновением. Эффекты, наблюдаемые во время этих сближений оказались весьма неожиданными, способными сыграть решающую роль при выборе адекватной модели Солнца.

В объективы телескопов NASA, выведенных на круговые орбиты к Солнцу, попадают в основном небольшие околосолнечные кометы, носящие имя открывшего их немецкого астронома XIX века Генриха Крейца. Сейчас в каталогах зафиксировано более тысячи подобных комет.

Но иногда на солнце падают и кометы-пришельцы. Одна из таких комет попала в объектив телескопа в августе 2016 года. Размер этой кометы был сопоставим с размером Земли.

Съемки процесса сближений комет с Солнцем выявили удивительное, повторяющееся явление. Ядерный процесс, происходящий на Солнца, оказался чувствительным к приближению комет, а именно: кометы действуют на него, как катализатор, т.е. ядерный процесс, идущий на Солнце, интенсивно активизируется при приближении кометы. Причем, он активизируется не со стороны приближающейся кометы, а где-то с обратной стороны Солнца, что явилось неожиданным и очень полезным нюансом, требующим тщательного изучения в плане использования аналогичного явления в условиях Земли.

Избранные кадры столкновения кометы в августе 2016 года приведены на фото 2 ÷ 5. На всех фотографиях лучистая повторяющаяся засветка это эффект, называемый короной Фраунгофера, не имеющей отношения к интересующим нас коронарным выбросам массы.

2                      3                        4                       5

Фото 2÷5. Двухдневное сближение крупной кометы с Солнцем в августе 2016 года

Бурный выброс на Солнце (см. фото 5) такой большой интенсивности — явление достаточно редкое. Падение кометы на Солнце — ещё более редкое явление. Одновременное попадание в кадр двух независимых и редких событий является событием редчайшим. Но все наблюдаемые сближения комет с Солнцем сопровождаются мощными выбросами. Возникает уверенность, что эти события не случайны.

Фото 6÷10. Опасное сближение кометы с Солнцем в январе 2002 года

Но именно в случайности этих «совпадений» пытаются убедить нас комментаторы НАСА. Зачем американцы в фильме с августовской кометой 2016 года удалили кадры с финальным выбросом от непосредственного удара кометы? А первоначально фильм был опубликован полностью. Дело в том, что этот выброс, очень похожий на выброс антипода, длился всего пару часов, и затух почти синхронно со своим антиподом. Но выброс-антипод не был взрывом, этот выброс развивался, усиливаясь синхронно с приближением кометы, почти двое суток. На кадре 2 виден начальный момент его возникновения, он обведен черным кругом. Комета в этот момент еще очень далеко от Солнца, и её проекция на кадре в этот момент как бы удаляется от Солнца, хотя комета на самом деле приближается. С этого момента реакция Солнца монотонно усиливается с приближением кометы, и обрывается сразу после столкновения. Взаимосвязь двух событий – очевидна, и очевидно намерение скрыть её.

Как бы ни старались американцы убедить нас, что бурная реакция Солнца с обратной стороны от кометы не связана с приближением кометы, съемки других столкновений подтверждают их прямую  зависимость.  Особенно показательно в этом плане сближение кометы с Солнцем, без последующего столкновения, произошедшее в январе 2002 года, см. фото 6÷10.

В этот раз реакция Солнца на обратной стороне началась где-то за 40 ч. Но когда голова кометы миновала пиригелий, и позицию головы занял хвост кометы, Солнце прореагировало большим выбросом в сторону хвоста кометы. Когда же комета удалилась на 17 ч, и её хвост успел развернуться, то Солнце ответило выбросом с противоположной стороны. Всё сходится на том, что наведенный положительный заряд увеличивает интенсивность распада гелия, а наведенный отрицательный заряд или не влияет на интенсивность распада, или ослабляет её.

Логично предположить, что кометы при подлете к Солнцу сильно ионизируются, и представляют собой ярко выраженный диполь с отрицательно заряженным хвостом. В момент приближения кометы к Солнцу, с ближней его стороны, возникает область с наведенным отрицательным зарядом, который, видимо, не влияет на реакцию расщепления. Ни на одном кадре сближения кометы с Солнцем, кроме фото №8 с январской кометой 2002 года, автор не смог обнаружить упреждающей, встречной реакции Солнца в зоне предстоящего падения. В зоне столкновения Солнце реагирует мощным выбросом только собственно на столкновение с кометой.

С противоположной же от кометы стороны Солнца индуцируется положительный заряд, который действует уже как катализатор, и приводит к бурному усилению реакции расщепления гелия. В ситуации с январской кометой 2002 года Солнце в перигее прореагировало со стороны кометы. Это была реакция на отрицательно заряженный хвост кометы, не успевший развернуться из-за малого времени пребывания в перигее, и пролетевший также близко, как и голова кометы. После удаления кометы, зона бурной реакции Солнца сместилась на противоположную от кометы сторону (фото №9).

Обнаруженные признаки могут помочь установить тип действующей реакции, т.е. определить какие факторы приводят гелий в состояние, при котором «защелка», удерживающая протоны в ядре, становится более слабой и податливой для внешнего воздействия. При такой интерпретации мы должны предположить тензорный характер сил, реализующих «защелку». Тензорным характером обладают магнитные силы. Это обстоятельство вновь обращает нас к идее нобелевского лауреата Швингера.

Вывод очевиден. На поверхности Солнца идет активная, мощная реакция, которая, видимо, и обеспечивает температуру поверхности Солнца порядка  миллиона градусов, и которая чувствительна определенным образом к пролетающим кометам.

Нет необходимости доказывать, что обнаруживающая себя реакция Солнца на кометы не может быть процессом синтеза гелия, т.к. очень мала температура, и недостаточна необходимая плотность вещества. Кроме того, предположить, что пролет кометы может влиять на термоядерную реакцию синтеза, идущую в центре Солнца, совершенно невозможно, т.к. массы комет ничтожны по сравнению с Солнцем, а возмущения электромагнитной природы преодолевают солнечную область лучевого переноса в течение миллиона лет, см. ССМ. Остается единственно возможный в данной ситуации вариант – мы наблюдаем инициированное усиление ядерного расщепления гелия.

Конкретные параметры реакции и условия происходящего процесса предстоит установить.

Высокой чувствительностью процесса, идущего на Солнце, к некоторым физическим процессам (и не только к пролету комет), можно объяснить образование темных пятен на Солнце.

Как известно, особенностью горячих (теплых) вращающихся жидких тел является их способность формировать слоистые широтные течения, характеризуемые разной скоростью углового вращения. Вторичным эффектом данной особенности является образование квазиустойчивых вихрей между этими слоями. Такие вихри наблюдаются на Юпитере. След бывших водяных вихрей остался на Европе, спутнике Юпитера.

Аналогичные вихри должны образовываться и на Солнце. Однако вершины этих вихрей, подходящих к поверхности Солнца, могут разрушаться (размазываться) активным слоем – и мы их не наблюдаем. Эти вихри, присутствуя в подложке активного слоя, своим зарядом и магнитным полем влияют на интенсивность процесса расщепления гелия. Это влияние и обнаруживается в формате темных пятен. Таким образом, в предлагаемой версии, солнечные пятна находятся над солнечными вихрями.

Похоже, к этому мнению уже склоняются все астрофизики. Только, почему-то они считают причину вихрей неизвестной. А ведь, пятна образуются именно в зоне оптимальной для образования межслоевых вихрей. И когда солнечные пятна начинают смещаться к экватору, это значит, сужается экваториальный поток. Эти закономерности поведения потоков необходимо исследовать, чтобы понять солнечную динамику и цикличность, от которых они зависят. Похоже, при колебании температуры поверхности Солнца, градиент относительных скоростей широтных потоков меняет знак, а вместе с ним меняется направление вращения вихрей.

То обстоятельство, что место, в котором происходит спровоцированный кометой выброс вещества Солнца, производит впечатление непредсказуемого, тоже связано с темными пятнами на Солнце. При наличии на Солнце скрытых вихрей, именно в ближайшем пятне к точке антипода кометы может происходить выброс, инициируемый кометой.

К сожалению, автор не успел скопировать достаточное количество кадров зафиксированных сближений комет с Солнцем, для большей наглядности демонстрации. Агентство НАСА удалило большую часть фильмов на данную тему, и заменило их подбором фотографий или фрагментами этих фильмов, сопроводив их комментариями, маскирующими и заведомо искажающими именно признаки ядерного процесса на поверхности Солнца.

Прокомментируем эту ситуацию на примере августовской кометы 2016 года.

Не странно ли, что фильм заканчивается моментом ухода кометы за экран объектива. А ведь, при первых публикациях момент столкновения и последующий выброс были представлены. Что же от нас скрывают  американцы? А скрывают они ложь нового, появившегося комментария о том, что мощный выброс с противоположной стороны является случайным совпадением.

Дело в том, что удаленный НАСА фрагмент с реакцией, вызванной ударом кометы о поверхность Солнца, отображал выброс, который, возникнув, продолжил развиваться синхронно с бурным выбросом на обратной стороне Солнца, и оба выброса закончились практически одновременно, что отвечает представлению об исчезновении общей причины возмущения.

В Интернете был опубликован еще более наглядный фильм с прохождением кометы близко от Солнца, произошедшем в феврале 2015 года. Но этот фильм НАСА уже удалило целиком.

Отслеживаемые автором публикации НАСА в Интернете дают основания считать, что в США давно знают о невозможности синтеза гелия, сопровождаемого выделением энергии. Видимо, поэтому США отказались от участия в проекте ИТЭР. А удаление съемок столкновений комет с Солнцем, связано с запоздалой реакцией охранных служб США на не замеченный своевременно эффект.

 

Можно понять сомнения эрудированного читателя, который, ознакомившись с предлагаемым альтернативным вариантом модели Солнца, вспомнит множество косвенных обстоятельств, не согласующихся со сделанным здесь заключением. Однако не спешите с поспешными выводами.

В гармоничном мире всякая ошибочная концепция должна непременно обнаружиться в процессе научного прогресса. Вот, она и обнаружилась.

Однако сложившаяся в настоящее время ситуация усугубилась тем, что вскрытая ошибка не является единичной, и к тому же имеет фундаментальный характер. На основе этой ошибки совершены последующие смежные ошибки, сформировавшие системную, ошибочную парадигму. Эта ошибочная парадигма сама себя поддерживает подпорками-натяжками со всех сторон. Такую конструкцию трудно  опровергнуть на основании разбора одной спорной ситуации.

К тому же читатель должен понимать, что перед ним не научная работа, требующая проведения всевозможных экспертиз и приведения убедительных доказательств и расчетов, это всего лишь отчет, построенный на анализе опубликованных экспериментальных фактов, обнаруженных другими учеными и исследователями.

Автор не проводил никаких самостоятельных изысканий, а только сопоставлял факты, полученные профессиональными исследователями, с представленными интерпретациями разрозненных профессионалов-специалистов. Автор пытался выявить устаревшие, содержащие неточности, стереотипы мышления исследователей, манкирующих философским, обобщающим анализом.

Вскрытое заблуждение совершено без злого умысла. Однако обреченное на неудачу строительство ИТЭР и отечественных ТОКАМАК-ов, ориентированных на реакцию синтеза гелия, идет полным ходом. Лучшим способом спасти потраченные средства и не отстать от США является своевременная переориентация проектов ТОКАМАК и ИТЭР с синтеза гелия на его расщепление, или расщепление другого, более подходящего вещества по сравнению с гелием, но тоже обладающего свойством управляемой защелки, и более доступного.

 

Источники информации

1 Физическая энциклопедия. Интернет.

2 Швингер Ю. Магнитная модель материи, //УФН, 1971, Т. 103, С.355.

3 Леонович В.Н., Происхождение солнечной системы на основе квантовой парадигмы. Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11553.html .

4 Леонович В.Н., Природа шаровой молнии. Интернет: www.proza.ru/2009/09/28/936 .

5 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет:     http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html .

6 Столкновение Солнца с кометами. Видео НАСА. Интернет.

7 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.
https://www.youtube.com/watch?v=KMIrHoigEiM

8 Столкновение Солнца с кометами. Интернет. Ютуб.

9 Лучков Б.И., Природа и источники энергии звезд.  http://nuclphys.sinp.msu.ru/mirrors/2001_5.pdf.

 

 

 

Контакты с автором:

Email: vleonovich@yandex.ru

Моб. тел. 8-910-129-9059

 

Бозон Хиггса. Информация к размышлению

 

Ключевые слова: поле Хиггса, бозон Хиггса, механизм Хиггса, конфайнмент.

 

Конец XIX и начало XX века ознаменовались технологическим бумом, иными словами – бумом изобретательства.

В процессе технического прорыва было выявлено множество принципиально новых природных эффектов и явлений, из которых не все были до конца понятными.

Одним из самых загадочных эффектов представлялся обнаруженный дефект массы.

Когда была открыта аннигиляция, то самым революционным выводом из этого события, с учетом эффекта дефекта массы, был вывод о возможности прямого преобразования вещества в энергию. И не дожидаясь исследования этих явлений в полном объеме, было постулировано, что любую частицу можно превратить в квант энергии соответствующей величины. И обратно. Более того, развивая эту идею, была создана квантовая теория поля, в которой вещество в форме жесткого кванта с неизменными параметрами, вообще не рассматривается. Вещественные частицы в этой теории являются сгустками энергии.

С философских позиций, процесс аннигиляции не вызывает непосредственного протеста, но тем не менее, все-таки настораживает. Аннигиляция напоминает процесс горения, самого обычного явления в природе. При горении происходит преобразование вещества, сопровождаемое выделением энергии и  необратимым уничтожением огромного количества информации. Эта устойчивая связь горения с исчезновением информации, почему-то не стала объектом любопытства в современной науке.

Процесс горения, как правило, не обратим.

Возникает естественный вопрос: обратима ли аннигиляция?

Процесс, обратный аннигиляции,– процесс создания вещества из энергии,– с философских позиций представляется весьма сомнительным, и требующим всесторонней проверки и обоснования.

Действительно, всякое массивное вещество несет в себе определенную, внешнюю и внутреннюю информацию, и обладает различными физическими свойствами, которые обеспечиваются сложными природными процессами, гармонично  встроенными в природные взаимодействия.

Каким образом, например, механизм гравитации возникнет из возмущенного, мало  информативного физического вакуума, т.е. из электромагнитных квантов или из других переносчиков энергии, остается неясным и весьма сомнительным.

С момента признания взаимной инверсии вещества и энергии, официальной науке пришлось расширить определение энергии, известное ранее как способность совершать работу. В связи с этим произошло нечто невообразимое. Новый подход потребовал новых допущений, некоторые из которых не согласовываются с прежними философскими выводами. Мешающие законы философии отменили методом пренебрежения, что вообще очень странно. Теперь главенствующее положение в науке занимает всемогущий принцип инфляции.

Смысл инфляционного принципа очень прост –  отказ от всех неугодных законов природы и введение новых, потребных авторам. Красочным примером применения принципа инфляции является теория Большого Взрыва.

 

В науке наступило торжество мистики. Ведущие академики РАН при закладке подмосковного коллайдера ВИКА бравировали намерениями воссоздать состояние вещества на каждой доле первых микросекунд после Большого Взрыва. И всё это они намерены узнать с помощью бозона Хиггса.

 

С тех пор, как наука перестала быть рыцарским и бескорыстным служением в поиске истины и превратилась из хобби в средство существования, т.е. стала заработком, к науке уже нельзя подходить со старыми мерками. Научный продукт стал товаром, а производители и распространители этого товара стали обычными рыночными дельцами, подверженными всем порокам рыночных отношений.

 

Методика анализа результатов столкновения релятивистских частиц в современных коллайдерах несет элемент гадания на кофейной гуще. Ошибиться легко. Еще легче ввести в заблуждение независимого эксперта.

 

Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, попытаемся получить представление о бозоне Хиггса не только на основе научной и справочной информации, а также с учетом, так называемого, человеческого фактора, т.е. максимально приближенное к реальности представление.

 

Начнем анализ собственно со Стандартной модели, в рамках которой и возникла идея бозона Хиггса.

Догадки ученых о том, что нуклоны не являются истинно элементарными частицами, блестяще подтвердились уже при первых бомбардировках неподвижных мишеней релятивистскими протонами. В результате были получены первые частицы, которые можно определить как осколочные по отношению к нуклонам. Когда же были построены современные коллайдеры, количество таких,- осколочных,- частиц начало быстро расти.

Когда количество объектов деления протона перевалило за сотню (а сейчас их уже более 400 шт.), возникло желание выделить из них истинно элементарные частицы, т.е. те, которые уже ни на что не делятся.

Кроме эффекта расщепления нуклонов при столкновении, учеными предполагается возможность образования неизвестных элементарных частиц путем энергетической инверсии, т.е. прямым формированием частиц из гамма-квантов.

 

Считается, что попытка выделить элементарные частицы удалась. Кропотливый анализ огромного количества результатов столкновения разных релятивистских объектов, позволил создать гипотетические образы искомых элементарных частиц, и на их основе разработать Стандартную модель. Все эти элементарные частицы приведены в описании Стандартной модели. Не будем её переписывать.

Теперь, казалось бы, с помощью этой Модели можно создать таблицу, отдаленное подобие таблицы Менделеева. В этой таблице можно было бы классифицировать все, а их более 400, известные  осколочные частицы. И еще множество ячеек этой таблицы должны остаться не заполненными. Для каждой заполненной ячейки можно привести комбинацию элементарных частиц, образующих данную частицу.

Однако никто не спешит создавать такую таблицу, видимо, она не очень нужна. Дело в том, что подавляющее большинство осколков являются короткоживущими и в свою очередь распадающимися. Кроме того, некоторые элементарные частицы, похоже, не могут существовать обособленно, т.е. в чистом виде в природе не существуют.

Так или иначе, Стандартную модель представили обществу без сводной таблицы осколочных элементов. Авторы ограничились описанием 61 избранной частицы.

 

Авторы Стандартной модели довольно давно ведут одностороннюю дискуссию, т.е. сами с собою, о завершенности своей теории, представляя её научной общественности как самую успешную из всех подобных теорий. Завершающим штрихом фундаментальной Стандартной модели было назначено экспериментальное обнаружение бозона Хиггса, этот факт должен послужить беспрекословным обоснованием теории.

Таким образом, фактор мотивации для обнаружения бозона Хиггса достаточно значимый.

Как же возникла идея экзотичного бозона Хиггса?

Самым естественным образом. Всякая законченная модель должна позволять оценивать свою полноту и границы своей применимости.

Питер Хиггс на первых этапах разработки обратил внимание на неполноту Модели в плане охвата существующих природных сил. Действительно, на тот момент в Модели отсутствовала сила инерции.

Следуя логике Стандартной модели, в которой все взаимодействия реализуются специализированными частицами, Хиггс постулировал существование ещё одной такой частицы, ответственной за формирование инертной массы вещественных объектов Вселенной.

Вот, именно этот момент — связь взаимодействия с наличием специализированной частицы, подается как теоретическая неизбежность существования бозона Хиггса, которая якобы следует из Стандартной модели.

Ничего подобного из Стандартной модели конечно не следует. Из самых общих соображений, никак не связанных со Стандартной моделью, следует, что в природе действует некий механизм, реализующий силу инерции – вот и всё. Если теперь принять, что этот механизм реализуется частицей, то это и будет якобы следствием Стандартной модели. Этого предположения оказалось вполне достаточно, чтобы с помощью дополнительных, уже целевых предположений создать гипотетический образ – модель полевого бозона Хиггса.

В этом месте требуется пояснение. Дело в том, что бозон, задуманный Хиггсом, и тот, который триумфально обнаружили в ЦЕРНе, совсем не одно и то же.

Так вот, чтобы не способствовать искусно создаваемой путанице, будем называть бозон, изначально задуманный Хиггсом, полевым бозоном, а обнаруженный в ЦЕРНе – просто бозоном Хиггса или тяжелым бозоном Хиггса.

Примеряя эту гипотетическую частицу к необычным функциям инерции, ученые пришли к выводу, что частица должна образовывать непрерывное поле, т.е. занимать всё пространство, а не взаимодействовать избирательно с отдельной вещественной частицей. В этом случае однозначно не существуют локализованные источники полевых бозонов.

А из всего этого следует, что полевой бозон должен формировать не дискретное поле, а непрерывную среду, которая и создает образ фиктивных масс частиц. Вот здесь и становится понятной аналогия с ветром и парусами. Действительно, ветер никак не входит в конструкцию парусника, но определяет тягу парусов в зависимости от их площади и конструкции.

Чем дальше приспосабливали полевой бозон Хиггса под необычные свойства инерции, тем экзотичнее он становился.

Вот этот процесс мысленной подгонки параметров бозона под известные свойства силы инерции и преподносится под флагом «из теории следует». На самом деле не из теории, а из опыта. Казалось бы, какая разница как сформулировать? Однако разница огромная.

Теоретический вывод предполагает логически обоснованный прогноз, который требует экспериментального подтверждения.

Подбор свойств полевого бозона Хиггса под проявления инерции — к теоретическим выводам отношения не имеет. Гипотетический подбор – он и есть гипотетический подбор по интуиции на основании практического опыта.

Идея была понятна – необходимо придумать частицу, которая реализовала бы все известные проявления инерции. Но аналога не было. Пришлось фантазировать. Называть эти фантазии авторов следствием теории не корректно. Но спекуляции с присвоением всяким идеям статуса теории стали уже повсеместными. За теории платят охотнее и больше.

Если идея неверна, то в процессе её подгонки под реальные факты неизбежно возникают непреодолимые трудности. И они начались. Чтобы их преодолеть пришлось обратиться к помощи реликтовой инфляции.

Авторы инфляционного принципа, создав учение о Большом Взрыве, поспешили объявить инфляцию ушедшей в безвозвратное прошлое. Смысл их заявления понятен, но уловка не удалась. Джин уже выпущен из кувшина.

Вот и для преодоления возникших противоречий в процессе подгонки свойств полевого бозона Хиггса под существующие реалии, пришлось ввести локальное, спонтанное нарушение природного закона, закона сохранения массы. А чтобы это нарушение не раздражало научную, и не научную, общественность, его закамуфлировали под нарушение симметрии, потому что кому какое дело до нарушения какой-то симметрии. Симметрии нарушаются сплошь и рядом.

Симметрия – это изначально геометрическое понятие, приспособленное с некоторых пор математиками для своих самых разнообразных нужд, — и ставшее излишне модным.

Сейчас, в самом общем смысле симметрия означает инвариантность структуры объекта относительно некоторых его преобразований (Википедия).

Найденные, описывающие природу уравнения часто не меняются, если проделать над ними определенные операции. Когда это происходит, говорят, что уравнения обладают симметрией.

Пример: Система обладает калибровочной симметрией, если ее существенные свойства остаются неизменными при изменении уровня, масштаба или значения некоторой физической величины. Так в физике работа зависит от разности высот, а не от абсолютной высоты; напряжение — от разности потенциалов, а не от их абсолютных величин и др.

Всякий закон сохранения можно заявить законом сохранения симметрии. Но эта классификация принижает статус закона сохранения, т.к. этот прием предполагает, что  суть закона является следствием симметрии, что в корне не верно, но именно в этом пытаются всех убедить авторы «фундаментальных» симметрий.

Всякая стабильность может быть рассмотрена как локальный инвариант, и после этого может быть представлена в терминах симметрии.

Ссылки на симметрию совершенно недопустимы, если при этом не указываются преобразования, относительно которых рассматривается симметрия. А такие ссылки, без указания соответствующих преобразований, приводятся очень часто.

 

Таким образом, все характеристики и параметры полевого бозона Хиггса, которые будут представлены ниже, это плод фантазии авторов. Хотелось бы, чтобы эти фантазии,  были в рамках практических наработок, а также в рамках самых общих философских ограничений. Но в данном случае это условие не выполняется.

Учитывая все изложенные обстоятельства, будем анализировать предоставляемую информацию о бозоне Хиггса с предвзятым недоверием.

«Подвергай всё сомнению».

 

Вот, как начинается одна из обзорных статей в Интернете, популяризирующих идею Хиггса.

Цитата. «Бозон Хиггса – элементарная частица, природу которой очень сложно постичь без предварительной подготовки и понимания основных физических и астрономических законов Вселенной». Конец цитаты.

Переведем с русского на русский.

«Знакомясь с информацией о бозоне Хиггса, не пытайтесь проверять её, всё равно ничего не поймете. Доверяйте выводам специалистов-популяризаторов». Конец перевода.

Имея дело с намеренной фальсификацией, не имеет  смысла анализировать лукавые обоснования авторов. Несостоятельность заумных, необоснованных математических формул обычно можно выявить на основе здравого смысла, опирающегося на общеизвестные достижения философии, и с помощью простейшего анализа для особых точек.

Отличительной чертой философского подхода является то, что философия рассматривает все законы природы взаимосвязано с всеобщей вселенской гармонией. Именно по этой причине многие философские положения имеют ограничительный характер. Ученых, обладающих узким кругозором, эта особенность раздражает, и они помыкают ограничениями философии, порождая этим абсурдные идеи, в угоду своим примитивным представлениям.

 

Итак, что нам сообщает Стандартная модель о бозоне Хиггса в официальных справочниках и в статьях многочисленных продолжателей Хиггса.

 

Информация из Википедии.

«Бозо́н Хи́ггса, Хи́ггсовский бозо́н, хиггсо́н (англ. Higgs boson) — элементарная частица (бозон), квант поля Хиггса, с необходимостью возникающая в Стандартной модели физики элементарных частиц вследствие хиггсовского механизма спонтанного нарушения электрослабой симметрии. В рамках этой модели отвечает за инертную массу элементарных частиц. По построению хиггсовский бозон является скалярной частицей, то есть обладает нулевым спином». Конец цитаты.

Чтобы не отвлекать читателя на обращение к справочникам, сообщим, что под мудреным названием «хиггсовский  механизм спонтанного нарушения электрослабой симметрии» подразумевается непреодолимая без бозона Хиггса в рамках Стандартной Модели ситуация, в которой бозон Хиггса наделяет всевозможные частицы массами так хитроумно, что переносчик электромагнитного взаимодействия фотон остается безмассовым, и может перемещаться на какие угодно расстояния, в то время как переносчик слабого взаимодействия реализуется массивными частицами, что ограничивает радиус этого взаимодействия субъядерными масштабами. Таким образом, при помощи бозона Хиггса реализуется нарушение электрослабой симметрии, делающее электромагнитное и слабое взаимодействие настолько непохожими друг на друга.

Это о полевом бозоне Хиггса.

Теперь информация из сайта Элементы.

«4 июля 2012 года на специальном семинаре в ЦЕРНе было объявлено об открытии хиггсовского бозона на Большом адронном коллайдере. Эта частица — отголосок нарушения электрослабой симметрии — кардинального преобразования нашей Вселенной, случившегося в эпоху ее «горячей юности» — была предсказана теоретиками еще полвека назад». Конец цитаты. Это уже о тяжелом, уникальном бозоне Хиггса.

А вот, что сообщает Тим Барклоу, экспериментальный физик из команды ATLAS, который работает в Национальной ускорительной лаборатории SLAC Стэндфордского университета, см. [Ленту новостей из Элементов].

«Идея Хиггса состояла в том, что Вселенная погружена в невидимое поле, подобное магнитному. Каждая частица ощущает это поле — теперь известное как поле Хиггса, — но в разной степени. Если частица может свободно перемещаться в этом поле с минимальным взаимодействием, значит, она имеет минимальную массу. Альтернативно, если частица будет взаимодействовать с полем Хиггса в значительной степени, то у нее более высокая масса». Конец цитаты. Это уже о полевом бозоне Хиггса.

Невидимое поле – это, видимо, издержка перевода, похоже, Барклоу имел в виду неведомое поле.

Приостановимся на этом, и попытаемся осознать, что же нам предлагается в образе бозона Хиггса.

Приведенные свойства полевого бозона Хиггса это постулируемые ожидания. А что же обнаружили в ЦЕРНе? Обнаружили некоторое событие, которое достаточно стабильно повторяется при некоторой конкретной энергии столкновения протонов (125 ГэВ), и сопровождается излучением двух противонаправленных, якобы гамма-квантов. Почему якобы? А потому, что нам не сообщают, могут ли  использованные датчики отличить гамма-квант от релятивистской частицы. Кроме того, для элементарной частицы, каковой должен быть бозон Хиггса, допустимо превращаться в гамма-кванты только в результате полной аннигиляции. Однако об аннигиляции речи не идет, т.к. нет антибозона (пока нет). Кроме того, тяжелый бозон Хиггса имеет возможность распадаться на два Z-бозона с последующим распадом на четыре лептона (на электроны или мюоны), как повезет.

О каком распаде может идти речь, если все частицы Стандартной модели принципиально являются элементарными, т.е. не распадающимися. Почему при энергии столкновения протонов в 125 ГэВ, и только при этой энергии, происходит материализация одного вещественного бозона Хиггса, спрашивать неприлично, т.к. квантовая теория причинно-следственными связями не занимается, теория просто описывает конечный результат происходящего.

Цитата. «Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… П. Дирак» Конец цитаты. Это мечта-надежда одного из основоположников квантовой теории. Такая теория еще не появилась, а существующая теория уже пытается объявить себя фундаментальной, т.е. непререкаемой и вечной.

Итак, интенсивность взаимодействия поля Хиггса с каждым вещественным объектом Вселенной определяет величину инертной массы объекта, но этой массы в объектах нет. Таким образом, интенсивность взаимодействия с полем Хиггса является мерой фиктивной массы инерции, т.е. перед нами своеобразная имитация.

Вещественные частицы проявляют свои инерционные свойства в любой точке пространства и в любое время. Это означает, что поле Хиггса непрерывно заполняет всё пространство и стабильно во времени. Получается, что, либо поле Хиггса само по себе является физическим вакуумом, либо поле Хиггса является одним из проявлений физического вакуума. Об этом в Стандартной модели — ни слова.

Полевой бозон Хиггса, как все безмассовые бозоны, перемещается в пространстве со скоростью света. Пока речь идет об одном бозоне, это свойство проблем как бы не вызывает. Но вопрос возникает к полю Хиггса. В каком направлении движется каждый бозон поля. Авторы нам сообщают, что поле (среда) Хиггса характеризуется полем скоростей. Очень интересно, как распределены эти скорости по направлению. Нет оснований для выделения какого-либо одного из направлений. Значит, бозоны среды движутся во всех направлениях изотропно. Тогда возникает следующий вопрос – сколько же в пространстве направлений. Если направления не квантовать, то их неограниченное количество. Однако Стандартная модель это модель квантовая. Вот только квант телесного угла в Стандартной модели до сих пор не определен. Как только квант станет известным, количество направлений тоже будет известно, и это будет фундаментальная константа.

Но как среда, состоящая из бозонов, может двигаться сразу во всех направлениях со скоростью света? Об этом можно было бы спросить у Кумина А.М., т.к. он занимается разработкой (придумыванием) именно таких сред, но авторы Стандартной модели, похоже, с ним не консультировались.

К тому же, Кумин пытается сформировать с помощью своих бозонов фиктивное поле гравитации, а вовсе не инерции, и у него, как он заявляет, нечто похожее получается [4]. Однако авторы Стандартной модели к этому еще не подошли.

Несмотря на отсутствие у фиктивной массы внешних полей, для формирования фиктивных масс с помощью бозонов, в составе вещественных частиц должен быть некий материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозонной средой. И судя по тому, что нам известно о свойствах двух видов массы (гравитационной и инертной), которые эквивалентны, общий признак у них должен быть. Вот, этот общий признак массы в вещественных частицах, авторов бозона Хиггса, видимо, и не устраивает.

Действительно, если есть материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозоном Хиггса, то чем он отличается от признака массы гравитации, или массы вообще. Получается, что информация об инертной массе частицы заложена в каждой частице. А сама сила инерции всегда совпадает с направлением ускорения тела. А куда направлено ускорение? В рамках ОТО, с которой Стандартную модель стремятся объединить, это сделать невозможно, т.к. поле бозонов Хиггса в этом плане не отличается от фотонных бозонов, которые относительно любого тела движутся с постоянной скоростью света, т.е. их относительное ускорение всегда равно нулю.

Если же бозонное пространство принять неподвижным, то в Стандартной модели оно должно иметь конкретную массу. По этой причине авторы Стандартной модели не обсуждают проблемы неподвижного пространства. Для них такого жуткого пространства просто не существует.

 

Вернемся к полю скоростей. Получается, что в каждой точке пространства, свободного или занятого любой вещественной частицей, находится огромное множество полевых бозонов Хиггса, движущихся во всех направлениях и не взаимодействующих друг с другом, но взаимодействующих определенным образом с каждой вещественной частицей.

Вещественные частицы, по Хиггсу, не имеют инертной массы, но, по умолчанию, имеют массу гравитации. А т.к. инертная масса всегда точно равна массе гравитации, которая зависит от относительной скорости объектов, то получается, что поле Хиггса взаимодействует именно с носителем гравитации. Как пишут идеологи хиггсовской теории, это взаимодействие напоминает функционирование парусов. Вот, только непонятно, как бозоны Хиггса угадывают величину ускорения гравитационной массы, на которую реагируют, ведь скорость бозонов Хиггса относительно любого вещественного объекта постоянна и равна скорости света в любом направлении.

Однако Стандартная модель ответит на все вопросы, которые есть и которые появятся позже. Для этого у неё в резерве имеется могучий инструмент — принцип инфляции.

 

Но обратимся к тяжелому бозону Хиггса. Из [3], накануне экспериментального открытия бозона Хиггса, от Майкла Пескина, физика-теоретика SLAC, узнаем.

Цитата.

«Теория предсказывает, что “жизнь” бозона Хиггса слишком коротка, чтобы ее возможно было зарегистрировать инструментами БАКа, но физики думают, что они могут подтвердить ее существование, если смогут определить частицы, в которые он распадается».

Это высказывание дополняет официальный представитель коллаборации CMS (коллектива ученых, работающих на детекторе CMS) Джо Инкандела.

Цитата.

«Согласно теоретическим предсказаниям, бозон Хиггса распадается сразу же после рождения на разные частицы. Одним из способов («каналов») такого распада может быть распад на два Z-бозона, четыре лептона (электрона или мюона), на два гамма-кванта. Поэтому в экспериментах регистрируются частицы — продукты распада бозона Хиггса, и уже по ним восстанавливается картина того, что произошло». Конец цитаты.

Почему перечисленные в цитате частицы являются результатом распада именно бозона Хиггса, а не тех протонов, которые сталкиваются? И как их отличить?- нам не сообщают.

Читатель должен понимать, что при наблюдении огромного количества протонных столкновений, любую устойчивую комбинацию вторичных частиц можно объявить распадом любой промежуточной, короткоживущей частицы, в том числе и ранее не известной.

Итак, что же мы узнали про бозон Хиггса. Оказывается, полевой бозон существует всегда и везде, образуя скалярное поле-среду. При этом «жизнь» тяжелого бозона Хиггса неимоверно коротка, так что и зарегистрировать эту массивную частицу практически нельзя. О прошлом существовании бозона можно судить лишь по результатам его распада на другие бозоны, лептоны, гамма-кванты. Однако бозон Хиггса заявлен как истинно элементарная частица Стандартной модели. Здесь, видимо, приходится ожидать от авторов извинения за оговорку. Позже нам сообщат, что Бозон Хиггса не распадается, а превращается (инверсирует) в энергию, а энергия уже может превращаться (снова инверсировать) во что угодно, в фейерверк частиц.

Несколько слов о нарушении симметрии в рамках Стандартной модели. Дело в том, что в Стандартной модели бозоны являются переносчиками энергии, обеспечивающими реализацию взаимодействий. Традиционно переносчики энергии являются безмассовыми частицами. Однако для реализации внутриядерных сил в формате конфайнмента пришлось ввести калибровочные Z-бозоны, обладающие массой, что собственно и является волевым нарушением симметрии, которую пытаются выдать за спонтанную.

Вот здесь надо отдать должное Питреру Хиггсу за смекалку и изобретательность.

«Хиггс был очень проницателен, когда обнаружил, что при объединении калибровочной теории с моделью спонтанного нарушения симметрии две проблемы решаются очень красиво. Хиггс нашел брешь в формализме теоремы Голдстоуна, исключающей возможность нарушения симметрии: эта теорема (как показал Хиггс, Л.В.) неприменима при рассмотрении локальной калибровочной симметрии» [7].

Конфайнмент это такая конструкция идей, которая создает эффект, при котором напряженность поля растет пропорционально расстоянию между точечными источниками напряженности. Так, два нуклона в ядре атома притягиваются тем сильнее, чем больше расстояние между ними. Это происходит до достижения определенного расстояния между нуклонами, после превышения которого притяжение исчезает. Этот процесс и есть проявление конмайнмента.

Для реализации внутриядерных сил у полевых бозонов Хиггса возникла дополнительная задача (функция) по обеспечению этого нарушения симметрии. Ведь фотоны и глюоны, как типичные бозоны, должны оставаться безмассовыми, а вот Z-бозоны должны приобрести массу.  Вот Хиггс с этой задачей и справился, а формальные приемы, которые применил Хиггс, назвали механизмом Андерсона-Хиггса. А в литературе эту ситуацию упоминают как спонтанное нарушение симметрии, что производит наукообразное и завораживающее впечатление.

Вообще, выше приведена лишь малая часть удивительных свойств полевого бозона Хиггса. Вот, более полный их перечень. Цитата [6].

«Бозон Хиггса имеет множество уникальных свойств, позволивших получить ему еще одно название – частица Бога. Открытый квант обладает цветным и электрическими зарядами, а его спин по факту равняется нулю. Это означает, что он не имеет квантового вращения.  К тому же, бозон полноценно участвует в гравитационных реакциях и склонен к распаду на пары из b-кварка и b-антикварка, фотонов, электронов и позитронов в сочетании с нейтрино. Однако параметры этих процессов по ширине не превышают 17 мегаэлектроновольт (МэВ). Помимо вышеперечисленных характеристик частица Хиггса способна распадаться на лептоны и W-бозоны». Конец цитаты.

В цитате явно смешаны свойства двух бозонов Хиггса.

И ещё одно уникальное свойство поля Хиггса — его напряженность всюду отлична от нуля. Что это означает, никто не сообщает. Однако эффект очень легко доказывается от противного. Если напряженность поля где-то будет равна нулю, то в этой области все тела лишатся массы инерции, а это недопустимо.

Чтобы на этом эффекте нельзя было построить вечный двигатель, пришлось ввести искусственную симметрию так называемого «бутылочного донышка», которая по сути является нарушением нулевой симметрии энергии.

Суть надуманной симметрии бутылочного донышка в том, что энергия поля имеет минимум при некоторой, не равной нулю, напряженности поля Хиггса. Здесь к здравому смыслу лучше не обращаться, всё равно, как обещано, ничего не поймете.

Но, если есть напряженность, то значит, есть и энергия. Таким образом, поле Хиггса – это напряженная среда. Вновь приходим к соблазну зачерпнуть из безмерного океана энергии.

Теория поля Хиггса не стоит на месте. Стандартная Модель пересматривается с позиций суперсимметрии. Приведем небольшой фрагмент из работы В.В.Дворцевого.

«Результат исследования физических свойств поля Хиггса, показал: поле Хиггса — это особый вид материи, лежащей в основе всего материального мира — Вселенной.
Поле Хиггса — идеальная сплошная среда, скалярное поле потенциальной энергии, пространственно-временной континуум, представляет собой механическую систему с бесконечным числом внутренних степеней свободы, описываемую скалярным полем плотности потенциальной энергии и векторным полем скоростей.

Основными частицами скалярного поля Хиггса являются: отрицательный двойной бозон Хиггса, положительный двойной бозон Хиггса и нейтральный Z- бозон, объединяющий их!»

И далее. «Локальные фазовые возмущения плотности поля Хиггса, в сверхмалых объёмах идеальной сплошной среды характеризующиеся большой массой покоя в связи с малой амплитудой колебания фазы потенциальной энергии, так и остаются локальными скалярными возмущениями поля Хиггса. Этим объясняется конфайнмент кварков.
Вся бесконечная Вселенная в целом — это уникальная тройная неразрывная структура, состоящая из отрицательного двойного бозона Хиггса, положительного двойного бозона Хиггса и нейтральной поверхности раздела фаз скалярного поля потенциальной энергии.
Вселенная в целом представляет собой отрицательный двойной бозон Хиггса [0-], внутренним пространством которого является положительный скалярный бозон Хиггса [0+], положительный двойной бозон Хиггса [0-] и поверхности раздела фаз [Uw] поля потенциальной энергии». Конец цитаты.

Дворцевому В.В.  вторит Джо Инкандел, по словам которого, бозон Хиггса это бозон фундаментальный.

Цитата.

«Согласно Стандартной модели, в момент рождения Вселенной после Большого взрыва частицы приобрели массу под действием Хиггсовского поля, сформированного бозонами Хиггса. Без этого поля не могло бы произойти образование атомов, а частицы, не имеющие массу, просто разлетелись бы по космическому пространству. Согласно теории, неуловимые бозоны Хиггса существуют везде. Через поле Хиггса, заполняющее пространство Вселенной, проходят абсолютно все частицы, из которых строятся атомы, молекулы, ткани и целые живые организмы». Конец цитаты.

Теория не позволяет точно установить массу бозона, поэтому для его обнаружения ученые прибегли к методу эксперимента.

Смотрите, как много всего известно о неуловимом бозоне Хиггса. Откуда столько информации? Ответ очевидный – ученые думают, и думают профессионально, вот и придумали. Но не всё пока гладко. Кое-что не стыкуется. Но это явление временное. Вот построят российский коллайдер ВИКА – и всё отшлифуют. Главное, есть эффективный инструмент – Стандартная модель. И есть заинтересованные люди, которые обеспечивают финансирование проекта.

Следуя стандартной логике развития науки, при открытии нового явления (или процесса) – объект открытия активно исследуется. На основании экспериментальных данных создается физическая гипотеза и, желательно, математическая модель. На их основании делается научный прогноз. Прогноз проверяется целевыми экспериментами, и в случае подтверждения прогноза, гипотеза переходит в ранг теории.

Ситуация с бозоном Хиггса не укладывается в стандартную логику. Дело в том, что инертная масса, как явление и понятие, известна очень давно. Никаких новых сведений о массе инерции в последнее время не появлялось. Однако появилась новая разработка — Стандартная модель, вот она-то и стала инициатором нового осмысления старых данных о массе инерции. Освежим эти данные.

Понятие инертной массы определено первым законом Ньютона, который по своей сути является леммой принципа причинности.

В результате проверки первого закона Ньютона было установлено, что все вещественные объекты оказывают действенное сопротивление любым попыткам изменить кинетическое состояние объекта. Интенсивность этого сопротивления (противодействия) всегда строго пропорционально количеству вещества, содержащемуся в объекте.

На основании этих данных было принято соглашение об измерении количества вещества мерой с названием масса. При этом, если два тела разной природы оказывают равное противодействие одним и тем же внешним усилиям, то считается, что массы инерции этих тел равны межу собой. Дальнейшие исследования показали, что масса инерции является инвариантом замкнутой системы. Это положение отражено в законе Ломоносова – законе сохранения массы. На этом можно было бы закончить, если бы не учение Эйнштейна –Теория Относительности (ТО).

Эйнштейн присовокупил к известным свойствам массы инерции дополнительные свойства. По ТО масса инерции данного тела зависит от скорости этого тела относительно другого тела, на котором находится наблюдатель. В это утверждение трудно поверить. Ведь, получается, что при сообщении телу кинетической энергии часть этой безликой энергии превращается в конкретное вещество: в кварки, в электроны, в позитроны, в протоны и прочее. А затем, при торможении. Эта энергия возвращается без потерь. Очень смелая, наивная идея. Но никто, ни разу её не проверил!  Произведены лишь проверки для гравитационного взаимодействия при бытовых скоростях.

Можно принять создавшуюся ситуацию, в надежде на её исправление в будущем. Но оказывается, что это невозможно. Дело в том, что под скоростью тела Эйнштейн понимал скорость тела относительно наблюдателя.  Трюк, который никто не хочет замечать. А всё просто. Наблюдатель сообщает пробному телу конкретную энергию, т.е. ускоряет пробное тело. Тело приобретает конкретную скорость и якобы увеличивает свою реальную массу. Затем, наблюдатель догоняет пробное тело и исследует его – и что он узнает в результате своих измерений? Масса тела не изменилась.

Итак, в соответствии с классическими представлениями, а также в соответствии с представлениями ТО, масса инерции и масса гравитации являются свойством конкретного тела. А что предлагает Хиггс?

В представлении Хиггса за массу всех вещественных тел становится ответственной среда, составленная из полевых бозонов Хигса. Получается, что масса тел не является физической сущностью, а является характеристикой процесса, как давление или вязкость.

Известно, что среда для реализации такой функции должна быть неподвижной. Но все бозоны в Стандартной модели перемещаются со скоростью света.

Инерция в любом представлении: и как физическая сущность, и как фиктивная имитация, — должна проявлять свои свойства непременно в зависимости от изменения скорости, измеряемого относительно квантов неподвижного пространства — в этом суть понятия инерция.

Обилие свойств и параметров бозона Хиггса, которые нам сообщают авторы Стандартной модели, априори являются домыслами, не смотря на то, что вся информация сопровождается словами «на основании теории». По этому поводу возникает сторонний вопрос: почему о бозоне поля Кулона, вообще, ничего не сообщается. Здесь авторы Стандартной модели прикрылись лаконичным сообщением, что электромагнитное взаимодействие реализуется фотонами. Однако неподвижный заряд не излучает фотоны, хотя поле Кулона у такого заряда существует.

И вопрос по поводу бозона Хиггса. Почему при энергичном столкновении двух протонов, приводящем к их разрушению, иногда, на одно мгновение, должен возникать массивный, мгновенно исчезающий бозон Хиггса. Зачем? Зачем природе понадобилось на мизерные доли секунды в редчайшие моменты лобового столкновения релятивистских протонов овеществлять бозон Хиггса.

Ответов, как минимум, два.

Во-первых, для реализации экзотических фантазий, необходимых и используемых на разных этапах Большого Взрыва.

И во-вторых, и это видимо самое главное, для того, чтобы быть обнаруженным человечеством уже после инфляционного этапа Большого Взрыва.

В своем интервью по поводу обнаружения бозона Хиггса Валерий Тельнов (профессор ИЯФ СО РАН) поделился откровением:  «Дирекция ЦЕРНа уже отрабатывала с физиками вариант, что говорить налогоплательщикам, если хиггсовского бозона не будет обнаружено (или вообще ничего на LHC не откроют). Хиггсовский механизм — это только один из возможных вариантов, были и другие».

А теперь поставим себя на место исследователей. Предположим, что нам удалось зафиксировать некоторое событие, которое проявляется как небольшой резонанс на фоне рутинных двухфотонных событий. Как доказать, что этот резонанс вызван распадом бозона Хиггса? А вот, если резонанс сначала предсказать, и затем обнаружить, то это совсем другое дело.

Вспомним, как драматично развивались события при поиске бозона. Накануне решающих экспериментов в области энергии 125 ГэВ в Интернете появился комментарий: или бозон Хиггса будет найден в предстоящем эксперименте, или этот бозон вообще не существует.

«Трудно не увлечься этими результатами», сказал директор по исследованиям ЦЕРН Сержио Бертолуччи.  «Мы в прошлом году заявили, что в 2012 году будет либо найден новый бозон Хиггса, как частица, либо исключено существование бозона Хиггса Стандартной модели».

 

На фоне откровения Тельнова возникает вопрос: зачем заинтересованным исследователям ставить себя в угол категоричным заявлением — или найдем сейчас, или этот бозон вообще не существует?

Ничего себе — не существует! Да ради этой находки построили коллайдер.

А не было никакого угла, т.к. не было варианта — не найти. Всё уже было «найдено» и подсчитано, а вот достаточной убедительности доказательства действительно не было. Вот и был разыгран спектакль с якобы теоретическим предсказанием двойного исхода, и, последовавшего, счастливого завершения. Спектакль — мелодрама.

Питер Хиггс, пытаясь решить серьезнейшую научную проблему, предложил идею сомнительного бозонного поля. Для доказательства своей идеи придумал предсказание о практически не существующем тяжелом бозоне. И вот, этот бозон обнаружили! Идея о бозонном поле доказана! Надо исследовать это поле.

Но о перспективах этого исследования — никаких публикаций.

Все хотят исследовать свойства и разновидности тяжелого и никчемного бозона Хиггса.

Закон рынка – все туда, где можно заработать.

Обобщим разрозненную информацию.

Итак, бозон Хиггса это стабильная элементарная (неделимая) частица, которая неразрывно и многократно заполняет всё пространство Вселенной. Многократность в данном случае означает, что в каждой квантовой точке пространства постоянно должно находиться N однотипных полевых бозонов, которые изотропно распространяются со скоростью света во все  стороны. Такое полевое образование называется континуумом.

Описанное поле Хиггса принципиально невозможно обнаружить в штучном, квантовом проявлении, т.к. оно проявляет себя всегда и везде как универсальная среда, в которой существует вещество любого типа.

Авторы идеи, в такой откровенно-безнадежной формулировке, этого не оглашают, но этот обобщенный вывод непосредственно и однозначно следует из их постулатов.

Среда, образованная изотропным континуумом релятивистских полей, по мнению авторов должна имитировать (т.е. действенно создавать видимость) инертную массу, которой на самом деле не существует, а существует лишь наше субъективное, но вполне адекватное представление об этой фиктивной массе, как о массе реальной.

Однако надежды авторов в этом плане неосуществимы. Исходя из ОТО, поле Хиггса вообще не может реагировать ни на скорость вещественных частиц, ни на её изменение, т.к. эта скорость относительно бозонов всегда является константой С. Естественно, поле Хиггса не может реагировать и на изменение скорости частиц, т.е. реагировать на ускорение. Но эта реакция и есть основное свойство инерции. Получается, что поле Хиггса в принципе не способно имитировать массу инерции вещества.

А если бы имитация оказалась успешной, то что делать со знаменитой формулой Эйнштейна E=mC^2. Пришлось бы полю Хиггса имитировать и энергию.

Авторы идеи данного обстоятельства, видимо, не заметили.

Идея поля, заявленного Хиггсом, скорее примитивна, чем гениальна. Чего не скажешь об уже знаменитой частице Хиггса, которую якобы обнаружили в ЦЕРНе.

Классический физик, следуя установленным законам природы, опробовав идею бозонного поля, быстро убедится в её никчемности, и отбракует.

Физик новой формации, вооруженный инфляционным инструментом, лишен такой возможности; он должен решить проблему, деформируя старые и придумывая новые, не известные ранее законы природы.

Приходиться поражаться гениальности Хиггса, которой догадался о существовании частицы, которая ни каким образом в природе себя не проявляет, но может быть получена в уникальных условиях и рассматриваться как доказательство существования полевого бозона Хиггса. Более того, для этой частицы трудно придумать какое-нибудь занятие в природе — так трудно, что до сих пор не придумали. Ведь, массу инерции вещественных частиц эмулирует (создает-имитирует) поле-среда безмассовых бозонов Хиггса, а в ЦЕРНе обнаружили какое-то чудо-юдо весом около 135 протонов.

В этом вопросе (о якобы гениальной догадке Хиггса) завесу приподнимает статья из Интернета о механизме Андерсона-Хиггса.

Цитата из Физической энциклопедии.

«Когда статья Хиггса, описывающая модель, была в первый раз послана в Physical Review Letters, она была отклонена, очевидно, из-за отсутствия предсказания каких-либо новых эффектов, которые было бы возможно наблюдать в экспериментах. Тогда он добавил предложение в конец статьи, в котором упоминал о том, что предполагается существование нового или новых массивных скалярных бозонов, которых не достает для полного представления о симметрии. Это и есть бозоны Хиггса». Конец цитаты.

Уловка удалась – статью издали.

А чтобы несуществующую частицу не стали искать, ведь тогда никто не знал, что она существует, теоретики для тяжелой частицы Хиггса отвели такую короткую жизнь, что обнаружить и зафиксировать тяжелый бозон практически невозможно. Практически, частица не существует. Существует только спонтанный процесс нарушения надуманной симметрии.

 

Еще одна цитата из той же статьи.

«Вакуумное ожидаемое значение хиггсовского поля нарушает локальную SU(2) Х U(1) калибровочную симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: слабый изоспин и слабый гиперзаряд), создавая электромагнитную U(1) симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: электрический заряд). Из-за этого эффекта три калибровочных бозона (W и Z бозоны) получают массу и продольную степень поляризации. Четвертая степень поляризации хиггсовского поля, которое, являясь SU(2)-дублетом, состоит из двух комплексных = 4 действительных полей, и есть бозон Хиггса».

Из ЦЕРНа сообщили, что в результате спонтанного нарушения локальной симметрии, происходящей при лобовом столкновении двух релятивистских протонов, стабильно образуется массивная, ранее не известная, частица с весом около 135 протонов. На лицо нарушение закона сохранения массы.

 

В промежуточных взаимодействиях, рассматриваемых Хиггсом, присутствует взаимодействие бозонов с бозонами. До сих пор такого взаимодействия в природе не наблюдалось.

О самом изученном бозоне под названием фотон в этом плане известно, что заставить фотоны взаимодействовать между собой пока не удалось.

Однако массивный бозон Хиггса может образоваться в результате объединения двух безмассовых глюонов. Любопытно было бы узнать, как тяжелый бозон Хиггса, взаимодействуя с постоянным полем Хиггса, приобретает массу инерции.

Чтобы в рамках Стандартной модели всё получалось, как происходит в природе, никак не обойтись без конфайнмента. Вот Хиггс и придумал, как решить сразу две проблемы в рамках одного ухищрения. Разбираться в его придумке не имеет смысла. Ну, как можно разобраться в механизме спонтанного нарушения какой-то локальной симметрии. Симметрия имеет свою логику. Нарушение симметрии логики не имеет. Спонтанный – значит самопроизвольный и по неизвестной причине. Под термином «механизм Хиггса» подразумеваются формальные математические преобразования. Термин механизм призван вызвать ассоциацию этих преобразований с некими природными процессами, о которых никто не имеет ни малейшего представления. Механизм Хиггса правильнее было бы назвать манипуляциями Хиггса, но уже поздно.

Непонятно, почему при столкновении протонов образуется только один бозон, а не два. Протонов ведь два. Куда полетит одиночный бозон? Из условия симметрии, а правильнее — из закона сохранения импульса, бозон должен овеществиться практически неподвижным.

Непонятно, каким образом энергия бозона связана с энергией столкнувшихся протонов, является ли эта энергия дополнительной к уже имевшейся энергии протонов, т.е. является ли эта энергия долгожданной добычей из гипотетической кладовой энергии вакуума.

Любая критика порождений инфляционного принципа — абсолютно бессмысленна, абсурд не подлежит критике. Инфляционный продукт должен существовать, потому что имеет спрос и сбыт, т.к. нужен публике, жаждущей развлечений.

Испытывая явное недоверие к противоречивой информации, поступающей от  заинтересованных исследователей ЦЕРНа, хотелось бы узнать, какие меры приняты для фильтрации информационного шума при проведении экспериментов. А шум возможен следующий.

Вакуум в такой огромной установке не может быть идеальным. Почему бы ни сообщить общественности остаточную плотность атмосферы, выраженную в штуках остаточных молекул на сантиметр кубический. И продемонстрировать, какое событие происходит, например, при столкновении протона с молекулой водорода, и какое при столкновении с ядром атома железа. Ведь, как только начинаются события столкновений, стенки камеры начинают испытывать воздействие жесткого излучения, в результате которого непременно происходит испарение (возгонка) стенок камеры. Таким образом, становится возможным столкновение протонов с атомами металлов, из которых изготовлена камера, например с атомами железа [5].

Создается впечатление, что при высоком административном ранге проведения экспериментов, найти независимых экспертов чрезвычайно трудно. Сложность проверки  результатов эксперимента позволяет ввести общественность в заблуждение.

Что за событие уверенно фиксируется в момент якобы возникновения бозона Хиггса? Это два гамма кванта, излученных в противоположные стороны поперек пучка. Резонанс этого события приходится на энергию столкновения, равную 125 ГэВ. Почему это событие отождествляется с распадом бозона Хиггса? А потому, что другого варианта никто не предложил.

Лекомцев не в счет, он независимый исследователь – человек с улицы, не из коллаборации. Кто с ним будет считаться.

Массивный бозон Хиггса придуман для того, чтобы быть обнаруженным – и его обнаружили. И его будут обнаруживать до тех пор, пока квантовая теория не откажется от инфляционного принципа – принципа вседозволенности.

Вот пророческое высказывание одного из основателей квантовой теории.

«Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… Но такой возврат может стать возможным лишь ценой отказа от какой-нибудь другой фундаментальной идеи, которую сейчас мы безоговорочно принимаем. Если мы собираемся возродить причинность, то нам придется заплатить за это, и сейчас мы можем лишь гадать, какая идея должна быть принесена в жертву».

П. Дирак.

Процитировано по Кумину А.М. [4].

 

Так или иначе, но любой вещественный объект по идее Хиггса постоянно находится во взаимодействии с полем Хиггса, и именно таким образом формирует свою инертную массу, которая должна подчиняться релятивистскому закону увеличения массы до бесконечного значения при условии приближения относительной скорости объекта к скорости света, измеренной обязательно относительно наблюдателя.

Как поле Хиггса реализует эти требования, пока неизвестно.

Кроме того, формируемое значение инертной массы всегда должно быть точно равно значению гравитационной массы, за которую ответственны гравитоны поля притяжения.

 

Все поля в Стандартной Модели реализуются специализированными элементарными частицами, а именно бозонами. Все силовые поля до появления поля Хиггса носили дискретный характер, т.е. частицы (кванты) среду не реализовывали.  Особенность поля Хиггса требует наличия распространяющейся среды, состоящей из специализированных частиц, которая уже является неразрывной. Под этой средой в Стандартной модели подразумевается физический вакуум.

Физический вакуум естественным образом должен быть универсальной средой для всех частиц Стандартной Модели. Следовательно, физический вакуум является неотъемлемой частью Модели. Но о вакууме в Стандартной модели нет ни слова.

Возникает естественный вопрос: как массивный бозон Хиггса взаимодействует с полем Хиггса, чтобы приобрести свою массу.

 

Бозон Хиггса получается очень замысловатой частицей, и творческое воображение Хиггса здесь ни при чем. Достаточно одной стартовой идеи – и все несообразные свойства частицы возникают сами собой, если идея являлась несуразной. Это является следствием качества идеи.

Частицу первоначально назвали частицей чёрта, но редактор журнала не пропустил это название, вот и назвали бозон Хиггса частицей Бога.

 

 

Механизм Хиггса пока не имеет конкретного, строгого описания. Это естественно. Как можно строго описать то, что никому не известно. Но сермяжная правда в механизме Хиггса есть. Эта правда в том, что как бы вы ни старались с помощью бозона Хиггса корректно обеспечить всё вещество инертной массой, адекватной с природой, – вы непременно придете к неразрешимому противоречию, которое и должны объявить спонтанным нарушением симметрии.

Сейчас, когда определены почти все параметры тяжелой частицы Хиггса, которую упорно называют бозоном (бозоны — это безмассовые объекты, по определению), строительство БАК, предпринятое именно ради поиска бозона, кажется нелепым. Однако усилия и средства потрачены не напрасно. Уже сейчас полученных сопутствующих данных достаточно, чтобы осознать и доказать нелепость ТО, и многих следствий этого учения.

Не беда, что пока эти данные скрываются от общественности. Ни что не вечно.

Не вечны и укрыватели.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ

 

  1. Большой адронный коллайдер. Лента новостей. Интернет.
  2. Обзорная статья. Интернет: http://www.km.ru/nauka/2012/07/04/issledovaniya-rossiiskikh-i-zarubezhnykh-uchenykh/naiden-bozon-khiggsa-bez-chastits
3.                          Иванов Игорь. Новые данные ATLAS по хиггсовскому бозону: интрига сохраняется. Интернет.
  1. Кумин А.М. Гипотеза об ипостаси. Интернет.
  2. Лекомцев В.А. Бозон Хиггса – недостижимый предел физики элементарных частиц. Интернет.
  3. Дворцевой В.В. Физика атомного ядра и элементарных частиц. Настоящая история Вселенной – результат исследования физических свойств поля Хиггса. Интернет.
  4. Гордон Кейн, Суперсимметрия. От бозона Хиггса к новой физике. Интернет.
  5. Обзорная статья: Физики изучили проблему идентификации бозона Хиггса. Интернет.
  6. Тельнов Валерий, Интервью о бозоне Хиггса. Интернет

 

 

Теория Относительности Информация к размышлению Часть 2. Относительная скорость

Каждый понимает, что всякая скорость является относительной.

Пока не указан объект, относительно которого измерена скорость, значение скорости остается не определенным.

Имея дело со скоростью в бытовых ситуациях, каждый непроизвольно соотносит скорость любого объекта с некоторой обобщенной средой, с окружающим физическим пространством. Иногда человек оценивает скорость объекта относительно себя.

Кроме субъективных оценок относительной скорости, существуют объективные её характеристики. От относительной скорости непосредственно зависят параметры многих физических процессов, как локального свойства, так и не локального, например: траектории движения планет, звезд и галактик.

В наше бытовое понимание относительной скорости двух объектов, так или иначе, всё время вмешивается восприятие скорости тел относительно некоторого посредника, окружающей среды. Это вмешательство всегда происходит непроизвольно, практически подсознательно. Так или иначе, но в быту мы пользуемся двойным стандартом по отношению к относительной скорости, и этот двойной стандарт никогда не приводит к конфликтным ситуациям.

Эйнштейну, в его  Теории Относительности (ТО) удалось вызвать такой конфликт.

В ТО Эйнштейна среда отсутствует принципиально. Это значит, что в ТО нет, и не может быть, скорости относительно среды, есть только скорость относительно отдельных объектов. Относительно пустоты скорости быть не может. Но на уровне самообмана её можно представить (и представляют), подменяя идеальную геометрическую пустоту эфемерной идеальной средой.

Отсутствие неподвижной среды в ТО создает проблему при трактовке скорости по инерции. Действительно, при отсутствии внешних воздействий каждое тело сохраняет свое состояние, что, кроме прочего, означает сохранение равномерного, прямолинейного движения.

А каковы критерии этого равномерного, прямолинейного движения в пустоте? Критериев нет. В этих условиях всякое мероприятие, требующее знания величины и направления скорости, должно начинаться с создания искусственной среды, которая в ТО безлико называется инерционной системой отсчета (ИСО). Например, горизонтальные рельсовые пути можно считать специализированной средой движения поездов.

В классической механике скорость по инерции, если не указан конкретный объект отсчета — это скорость относительно неподвижного пространства, которое может быть представлено подходящей неподвижной средой, например, воздухом, эфиром, физическим вакуумом.

А как эта проблема решается в ТО? Чтобы задать скорость избранного тела, в ТО непременно должно рассматриваться еще одно, дополнительное тело – тело, несущее ИСО наблюдателя. Это тело в силу первого постулата Эйнштейна может рассматриваться как неподвижное. Получается, что одиночное тело не может быть объектом ТО, по определению.

 

А два основных постулата Эйнштейна следующие.

  1. Законы, по которым изменяются состояния физических систем, не зависят от того, к которой из двух координатных систем, движущихся относительно друг друга равномерно и прямолинейно, эти изменения состояния относятся.
  2. Каждый луч света движется в «покоящейся» системе координат с определённой скоростью V, независимо от того, испускается ли этот луч света покоящимся или движущимся телом» (Собр. научных трудов, т. 1, М., 1965, с. 10)

 

Оба постулата сформулированы весьма расплывчато, и требуют дополняющего толкования. Чего только стоит наделение ИСО термином покоящейся, взятым в кавычки. Но Эйнштейн своими постулатами, смутно похожими на истину, не пользуется. Он пользуется так называемыми леммами, т.е. вспомогательными теоремами, призванными приблизить суть исходных постулатов к существу решаемых проблем. Однако леммы Эйнштейна оказались более странными, чем исходные постулаты.

Первую лемму он позаимствовал у Галилея, объявив невозможность установить лабораторными методами скорость изолированной лабораторной ИСО.

А вторая лемма фактически является вторым постулатом, дополненным еще одним  инвариантом скорости света, по которому скорость света не зависит не только от скорости излучателя, что естественно, а еще не зависит и от скорости приемника, что совсем не естественно.

Наблюдатель в ТО наделен абсолютной свободой перемещения, понимаемого как телепортация. Кроме этого, наблюдатель наделен магической способностью – всякая ИСО, куда перемещается наблюдатель, становится неподвижной.

 

Рассмотрим типовую для ТО систему, состоящую из двух тел. Для её анализа в ТО есть всего две возможности: можно признать неподвижным тело №1, а можно – тело №2.

Вот откуда возникла потребность Эйнштейна в равноправии всех ИСО. По Эйнштейну, любой процесс можно рассматривать из множества ИСО, одна из которых неподвижна относительно процесса, и при этом процесс ни чуть не изменится, т.е. в природе ничего не произойдет в связи с перемещением наблюдателя. Так оно и есть. Это общеизвестный принцип пассивного наблюдателя.

Однако это утверждение не имеет отношения к прогнозам, которые будут произведены с использованием результатов измерений, произведенных в движущихся ИСО. Прогнозы тоже являются принадлежностью реального бытия, и в этом смысле ИСО не могут считаться равноправными, если дают разные прогнозы развития одного и того же процесса.

Кроме того, Эйнштейн мимоходом, не акцентируя данного события, связал ИСО процесса с ИСО наблюдателя, сохранив условие независимости исследуемого процесса от вольных перемещений наблюдателя, т.е. получилось, что от скорости движения процесса. Вот истинный, а ранее туманный, смысл первого постулата. Не существуют в природе локальные процессы, параметры которых зависят от скорости перемещения ИСО. В данной интерпретации скорость может иметь любую природу, как относительно некоторого объекта, так и относительно некоторой среды.

Покажем далее, что существуют системы и развивающиеся в них процессы, параметры которых меняются в зависимости от скорости ИСО, в которой реализуется  исследуемый процесс.

 

Так как в ТО, из-за отсутствия соответствующих критериев, нет возможности для установления неподвижности одиночного объекта, а выбрать неподвижный объект из двух избранных тоже невозможно, то Эйнштейн предоставил это право наблюдателю, тем самым, лишив наблюдателя статуса пассивности, обеспечивающего отсутствие влияния на ход природных процессов. Но только наблюдатель перестает быть пассивным, так учение перестает быть научным, а о фундаментальности ТО не может быть и речи.

Совершенно очевидно, что вероятность неподвижности одного из двух избранных  объектов практически равна нулю. Значит, всегда, назначая одно из тел неподвижным, Эйнштейн изначально искажает картину мира.

 

Вся ТО построена на анализе и описании взаимодействия двух тел. Казалось бы, ничего особенного в этом приеме нет. Однако не будем торопиться с выводами, именно в этом приеме состоит лукавая сущность учения.

Можно ли средствами ТО рассматривать ситуации, в которой оба тела двигаются? Конечно, такая возможность имеется, но она крайне не желательна для автора и для его последователей, и поэтому нигде в ТО не используется. Рассмотрение двух независимых, двигающихся тел требует введения третьего, неподвижного тела, относительно которого будут двигаться два первых тела. А анализ систем ТО, включающих более двух тел, способен вскрыть все неустранимые противоречия ТО, что и будет продемонстрировано ниже.

 

Если неподвижная среда отсутствует, то относительная скорость двух тел может быть выражена только через изменение расстояния между телами, как

V=dL /dt.                                                                                                                  (1)

В этом выражении dL это приращение расстояния до взаимодействующего объекта, измеренного по методике Эйнштейна с применением луча света, и не равна приращению пути dS по траектории движения тела в пространстве. Однако dL и dS совпадут, если наблюдатель будет находиться на траектории движения исследуемого тела. Это обстоятельство,- случайное или умышленное совпадение dL и dS,- позволяет маскировать некоторые недостатки ТО. Поэтому для постоянной реализации этого совпадения все примеры в ТО рассматриваются только для тел, которые двигаются по одной оси. Этим приемом Эйнштейн фактически убрал из ТО введенную им относительную скорость, а точнее скрыл её вместе с её нелепой сущностью. Все рассматриваемые в ТО скорости, формально являясь относительными, тем не менее, являются скоростями относительно неподвижного пространства. Это искусственный прием. Но, убрав из своего ученья неудобные относительные скорости, Эйнштейн не мог убрать их из жизни, в которой они присутствуют, но не играют ни какой роли.

Чтобы проверить себя на верное понимание идеальной относительной скорости в пустоте, раскрутите грузик на короткой веревочке,  и ответьте себе, чему равна скорость грузика относительно вашей, уже неподвижной, руки.

Скорее всего, правильный ответ – равна нулю – вы найдете не сразу.

Но если относительная скорость грузика относительно руки равна нулю, то что за скорость вращения мы наблюдаем? Ответ – скорость относительно пространства.

Но если вы этот вопрос зададите на лекции по ТО, то поучите ответ, что это скорость относительно ИСО наблюдателя. Если вы потребуете более подробного ответа, то лектор приведет косвенное описание движения относительно пространства, называя это движение движением относительно ИСО наблюдателя.

Именно относительная скорость тел, а не всем привычная скорость передвижения тела относительно пространства, должна присутствовать во всех формулах ТО. Именно от относительной скорости  зависит, и местный ритм времени, и относительная масса движущегося тела (одно-то тело всегда неподвижно), и относительные размеры тел. Такая интерпретация взаимного перемещения тел вызывает естественный протест со стороны здравого смысла. Но, приняв в ТО исходные постулаты, пусть они совершенно нелепые, необходимо следовать им неукоснительно. Только так можно установить нелепость созданного учения.

Нелепое учение почти невозможно опровергнуть. Опровергать доступно только ошибочные гипотезы, а нелепость гипотез можно только демонстрировать. Попробуйте опровергнуть любое логическое построение, основанное на постулате «два больше трех».

Удивительным в ТО является не только то, что скорость, т.е. кинетическая энергия, непринужденно может преобразовываться без потерь в массу тела, и обратно. Удивляет способность тел знать для этого скорость каждого из окружающих их в пустоте объектов, и реагировать на скорость удаленных тел одинаковым образом, вне зависимости от расстояния до каждого из объектов.

Исследователь, который руководствуется данной интерпретацией природных отношений, должен иметь чрезвычайно узкий кругозор, чтобы не впасть в водоворот естественных неразрешимых противоречий.

Предлагаемая в ТО зависимость свойств вещественных объектов может быть реализована только непосредственным взаимодействием вещественных объектов с материальным пространством.

Логика преобразований Лоренца тоже такова, что может быть реализована только взаимодействием каждого тела с общим для всех тел неподвижным пространством.

Экспериментально установленная справедливость временных преобразований Лоренца неукоснительно доказывает наличие неподвижного материального пространства.

А неукоснительное постоянство скорости света относительно неподвижного пространства также неукоснительно доказывает квантовую структуру времени и квантовую структуру пространства.

 

Проанализируем средствами ТО ситуацию с системой из трех идентичных тел. Пусть центральное тело М имеет массу М, и неподвижно, а с противоположных сторон к нему со скоростью V приближаются два точно таких же тела, но уже с лоренцевой массой М+ d М.

Теперь оставим всё, как есть, только пересадим наблюдателя с центрального тела на одно из приближающихся. Это тело сразу сделается неподвижным и уменьшит свою массу до величины, равной М. Центральное тело приобретет скорость V  и массу М+ dМ, а третье тело приобретет скорость 2V- dV и массу М+ dМ+d(М+dМ). Все d это приращения, которые получены в результате преобразований Лоренца.

Напомним, что в ТО закон сохранения энергии действует своеобразным образом, попросту – официально не действует.

Как это видно, эффект, произведенный введением третьего тела, оказался ошеломляющим, и явно вызывает скрытый протест. Но это еще не всё.

Человек устроен так, что мыслит с использованием стереотипов. Скорость по инерции воспринимается всеми без исключения, как постоянная скорость по прямой линии. Но в ТО такое поведение реализовать невозможно.

Рассмотрим, например, неподвижное и невесомое тело №1 и пролетающее мимо него на расстоянии L тело №2, которое движется по инерции, т.е. по прямой линии и без ускорения.

Задайтесь любыми параметрами и посчитайте величину относительной скорости тела №2 относительно тела №1, используя строго формулу (1). Вы обнаружите, что относительная скорость тела №2 всё время изменяется во времени и в пространстве, а в момент максимального сближения с телом №1 относительная скорость становится равной нулю. Так какую же скорость необходимо применять в преобразованиях Лоренца, если использовать для расчетов движения тел учение Эйнштейна?

Следуя постулатам и логике ТО, использовать можно только ту относительную скорость, которую вы только что вычисляли. В этой ситуации сложнейшая математика ТО оказывается всего лишь  недопустимым упрощением реальных, еще более сложных уравнений, с переменной скоростью движения по инерции для общего случая.

 

Продемонстрируем при помощи анализа системы из трех тел ошибочность первого, основного постулата Эйнштейна, утверждающего абсолютное равноправие всех ИСО, вне зависимости от скорости их взаимного движения.

Проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим тело №1 (платформу) с находящимся на ней наблюдателем. В состав ИСО наблюдателя включим еще твердую (стальную) плиту (тело №2) с идеально круглым отверстием  радиуса R, в котором может вращаться твердый, идеально круглый диск (тело №3, подшипник скольжения) c радиусом R-dR.

Раскрутим диск до угловой скорости w, при этом его внешние элементы будут двигаться с линейной скоростью   V1= wR. Диск будет свободно вращаться в отверстии в соответствии с законами трения.

Теперь сообщим плите с вращающимся диском линейную скорость  V2, направленную по касательной к плите. В соответствии с преобразованиями Лоренца круглое отверстие в плите превратится в симметричный овал. А вращающийся диск должен превратиться в несимметричный, яйцеобразный овал. Это произойдет в результате сложения и вычитания линейных скоростей V1 и V2 в разных соотношениях в разных частях вращающегося диска. В результате различия характеристик деформаций линейно движущегося отверстия и вращающегося в нем диска  при некотором соотношении скоростей V1 и V2, зависящем кроме того и от величины dR, вращающийся диск должно заклинить.

Таким образом, очевидно, что две ИСО, перемещающаяся и неподвижная, не являются полностью равноправными.

Что и требовалось.

На описанном принципе можно бы разработать измеритель скорости относительно физического вакуума, хотя ТО такую возможность отрицает еще на этапе начального постулирования.

Но не следует напрасно тратить силы на разработку спидометра. Ведь, если первый постулат Эйнштейна является ошибочным, то ошибочно и всё учение, в том числе и вывод из нашего мысленного эксперимента.

Зная, как Эйнштейн объяснял парадокс близнецов, можно предположить, как он объяснил бы предложенный мысленный эксперимент. Объяснение следующее.

Вращающийся диск не может быть отнесен к ИСО именно в силу своего вращения. Следовательно, ТО не может предсказать его поведение, каким бы оно ни было.

С такой аргументацией можно согласиться. Но тогда возникает другой вопрос: где начинается и где кончается область применимости ТО? Ведь, вся наблюдаемая часть Вселенной пребывает во вращательном движении, и таким образом, не может быть объектом ТО.

 

Кроме двух заявленных постулатов, Эйнштейн положил в основу своего учения множество других, не заявленных постулатов, одним из которых является преобразование Лоренца. Дело в том, что преобразование Лоренца не является однородным по своему статусу составных частей.

Если для преобразования времени всё подтверждено экспериментально, то для локального искривления пространства экспериментальных подтверждений не имеется, т.е. пространственное преобразование Лоренца является необоснованным постулатом, т.е. произвольным предположением.

Таким образом, одна часть преобразований Лоренца прикрывает ширмой своего «авторитета» вторую, скорее всего, вздорную, часть преобразований.

 

Рассмотрим еще один мысленный эксперимент с использованием анализа системы, состоящей из более двух тел.

Пусть часы №1 находятся на длинной, неподвижной платформе.

Часы №2 находятся в большой неподвижной ракете, стоящей на платформе.

В большой ракете находится малая ракета с часами №3.

Схитрим немного, и лишим наблюдателя возможности чудесной пересадки из одной ИСО в другую. Для этого поместим наблюдателя в большую, неподвижную ракету, и начнем её реактивный разгон по круговой траектории, чтобы наблюдатель знал, что он перемещается в движущуюся ИСО. В момент, когда ракета с наблюдателем на скорости 0,86С поравняется с платформой, двигатели ракеты отключатся, и одновременно запустятся все часы. Часы на платформе будут идти с нормальной скоростью, а часы №2 в ракете, как нам известно, будут идти в два раза медленнее.

Как только двигатель большой ракеты выключится, наблюдатель на ракете дает старт малой ракете в сторону удаляющейся платформы. Малая ракета быстро набирает скорость 0,86С относительно большой ракеты, и тотчас автоматически выключает двигатель.

Оценим сложившуюся ситуацию. Часы №1 идут с нормальной скоростью. Часы наблюдателя в большой ракете идут в два раза медленнее. Часы №3 в малой ракете должны идти ещё в два раза медленнее часов №2, т.к. они стартовали из ИСО с часами №2. Однако часы №3  остановилась на краю очень длинной нашей платформы, и явно должны идти синхронно с часами №1, т.е. с нормальной скоростью и быстрее в два раза, чем у наблюдателя.

Часы №3 стартовали из ИСО №2, и в соответствии с ТО должны замедлить свой ход относительно часов в большой ракете приблизительно в два раза, т.е. в четыре раза относительно часов №1, с которыми часы №3 уже находятся в одной ИСО и идут синхронно.

Для установления истины в нашем эксперименте предусмотрена контрольная синхронизация часов. Достигнув пункта назначения, расстояние до которого известно, наблюдатель фиксирует показание часов и световым сигналом посылает код времени на платформу. При этом наблюдатель убеждается, что время на его часах свидетельствует, что он потратил на путь время меньшее, чем требуется для этого фотонам, т.е. его ракета двигалась с превышением скорости света, хотя ни один прибор этого эффекта во время пути не обнаружил. Всё время пути платформу можно было наблюдать в телескоп, т.е. фотоны с платформы двигались явно быстрее ракеты.

Получив сигнал от прибывшего наблюдателя, часы на платформе автоматически останавливаются, из их показаний вычитается известное время задержки, и это значение отправляется наблюдателю. Таким способом наблюдатель узнает, что часы на платформе показывают время в два раза большее, чем показывают его часы. Это и есть стороннее время его полета.

Корректный вывод из анализа ситуации только один – во время полета все системы корабля вместе с наблюдателем функционировали (жили) медленнее обычного в два раза. И это всё. Никакого искривления пространства не происходило. Древние мыслители могут спать спокойно. Но наблюдатель из своей ракеты во время движения наблюдал мнимые чудеса искривления пространства, вплоть до смещения звезд.

Получается, что неподвижное пространство является общим для всех ИСО, и взаимодействует с каждой ИСО таким образом, что все процессы в движущейся ИСО замедляются в зависимости от величины её скорости относительно неподвижного пространства в соответствии с временным преобразованием Лоренца. Фотоны же этому эффекту не подвержены, т.к. являются принадлежностью физического, неподвижного пространства, и взаимодействуют с ИСО по закону Доплера, только в момент, когда фотоны сталкиваются с сенсорами приемников.

В таком случае, не производя никаких измерений скорости света, используя только часы и временное преобразование Лоренца, можно установить все параметры движения изолированной лаборатории. Для этого необходимо по шести опорным направлениям с известной скоростью отправить идентичные, прецизионные часы, и получив от них информацию о темпе их хода, вычислить истинную скорость лаборатории относительно абсолютного пространства.

Таким образом, ни какой ТО не требуется. Достаточно корректного обращения с преобразованием Лоренца.

 

В нашем втором мысленном эксперименте встречные и попутные фотоны явно должны перемещаться относительно движущегося наблюдателя со скоростью, отличной от скорости света, но это только если использовать часы наблюдателя, что не допустимо, т.к. часы №2 и фотоны находятся в разных ИСО. Это и является причиной множества парадоксов ТО.

Второй постулат Эйнштейна описанному эффекту и формально, и явно совсем не противоречит, но противоречит тому извращенному смыслу, который вкладывал в него сам Эйнштейн.

Чтобы избежать этого противоречия и создать видимость устранения эффекта превышения скорости света, в рамках ТО Эйнштейн придумал эффект сокращения пространства. Таким методом точная компенсация вариаций скорости света всё равно, принципиально, невозможна, т.к. эффект Ритца линейный, а эффект Лоренца сугубо не линейный. Однако у Эйнштейна выбора не было, и он пошел на уловку поглощения приращения скорости света по Ритцу отрицательным приращением за счет замедления времени по Лоренцу. Уловка удалась, т.к. никто не проводил количественную проверку аргументации Эйнштейна.

Эйнштейн же, как обычно, расчленил единый эксперимент на два отдельных эксперимента, сведя каждый из них их к двум ИСО. Сокращение пространства Эйнштейн применил только в одном из мысленных экспериментов, где было подозрение на превышение скорости света.

С философской точки зрения деформация пространства невозможна.

Но если несуществующий эффект сокращения пространства всё же применить и для случая попутных, и для встречных фотонов, то парадокс все равно неизбежен, и будет очевиден даже без количественных вычислений, т.е. на качественном уровне. Однако желающих проверить Эйнштейна не нашлось.

 

Проблемы кривизны пространства обсудим в следующей части «Информации к размышлению».

 

Нижний Новгород, июнь 2016г.