Архив рубрики: Статьи

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению

Релятивизм в космологии. Информация к размышлению.

Леонович Владимир

Релятивизм – философская концепция устройства мира, в основе которой лежит абсолютизация принципа относительности.

Учение под названием  Теория Относительности (ТО) Эйнштейна начинается со Специальной Теории Относительности (СТО). А идея СТО зародилась и оформилась в голове талантливого, но еще не состоявшегося ученого-математика  Милевы Марич.

Спецификой математического мышления является способность абстрагироваться от физических реалий, сводя их к манипуляции комбинациями символов и индексов. Узкопрофессиональные математики отвыкают мыслить реальными геометрическими образами. А официальная математическая геометрия не совпадает (неадекватна) с геометрией реальной. Математика оперирует нулевыми объектами, а в природе их просто нет. Не учитывать это обстоятельство, значит сознательно искажать реальный мир.

Романтический максимализм молодости порождает научные гипотезы-фэнтези.  Лишь редчайшие из них трансформируются в жизнеспособные теории.

Абстрактное построение Милевы Марич, не будучи обращенным к реальному пространству, могло бы безобидно существовать в компании множества аналогичных абстрактных конструкций, представляющих всевозможные множества, пространства и подпространства, которые преобразовываются, пересекаются, превращаются, и вообще, могут делать много чего интересного, но редко имеют отношение к практической деятельности.

Почему Марич для своих упражнений избрала релятивизм? Дело в том, что преобразование Лорентца, взятое Марич за основу, будучи отнесенным к материальному пространству, т.е. к неподвижному эфиру, приводит к простой, и скучноватой для бушующего математика, теории. В природе же всё устроено достаточно просто. Марич взялась за трудную, рискованную и красивую, с точки зрения математика, задачу – и этим покорила сердце другого молодого романтика, Эйнштейна. Романтик оказался склонным к авантюризму.

Исторически так получилось, что о реальной нелинейности мира мы узнали как бы в связи с релятивистским учением Эйнштейна. На самом деле, просто одновременно. А Эйнштейн, по своему обыкновению, позволил это открытие приписать себе. В результате возник некий казус, а именно: скорости вещественных объектов, близкие к скорости света,  стали неоправданно называться релятивистскими.

Официальная наука в последний век, вообще, «обогатилась» антинаучной терминологией. Например, в астрономии, все элементы тяжелее водорода, называются металлами, а одну из составляющих прецессии Земли назвали нутацией. Извинились, но нутацию-прецессию сохранили.

Косноязычие астрономов можно назвать безобидным, чего не скажешь о косноязычии квантовых теоретиках, которые назвали квантовые события, происходящие по неизвестным для них причинам, спонтанными, т.е. самопроизвольными. Маски, как заметили ещё мыслители древности, иногда прирастают. Спонтанность, являясь фактически признанием собственной беспомощности, стала, с подачи теоретиков, началом мистической экспансии в квантовой теории, а затем и в космологии.

Но придется пользоваться установившейся терминологией. Таким образом, релятивистская скорость – это скорость околосветовая. Глоссарий.

Наука никогда не была стерильной от человеческого фактора. Вот и в ситуации со становлением релятивизма, перед нами предстает учение, порожденное соперничеством честолюбий. Сначала Галилей, без особой на то нужды, абсолютизировал линейную относительность. Затем, как привычный вывих, последовала  абсолютизация нелинейного принципа относительности. Не будь линейной абсолютизации, учение Эйнштейна вряд ли бы возникло.

Естественное стремление ученого к экстраполяции своих достижений вширь и вглубь, является неизбывным, и питает естественное честолюбие. Вот и возникают предпосылки к конфликту честолюбия с научной истиной.

Осмотритесь, в мире как будто всё относительно, ведь всё познается в сравнении. Любая деятельность человека начинается и заканчивается сравнением объекта нашей деятельности с эталоном. Но приглядитесь внимательнее – и станет понятно, что эмоциональное выражение «всё в мире относительно» — это гипербола.

Мир – это не только человечество. А природа обходится без эталонов и без процедур сравнения. Нельзя абсолютизировать ничто, в том числе и антропный принцип. Более того, внимательный анализ исследовательской деятельности человека вскрывает некую двойственность относительности антропогенного происхождения.

Относительность отношений взаимодействующих объектов, инициированных человеком, содержит в себе два начала, одно из которых относится к метрологии, как технологии измерения, а второе относится к выявленной, безотносительной физической сущности исследуемого явления или процесса. Вторая составляющая, как результат практической деятельности, и являясь результатом технологии относительных измерений, приобретает иллюзорную видимость принадлежности к всеобщей относительности, что вызывает путаницу понятий и практических представлений.

Не разобравшись, и не разделив эти два начала, нельзя построить адекватную модель мира. А в ТО, как всем известно, метрологические характеристики не отделены от характеристик физических.  В результате,  метрология Эйнштейна, построенная на принципиальном использовании только одного абсолютного эталона, в качестве которого выступает скорость света, и только одного наблюдателя, являющегося представителем  и носителем абсолютизированной неподвижной ИСО, вторгается в физический мир, диктуя условия физической сущности. Абсурд.

Абсурд, приводящий к множеству ложных выводов, в том числе к выводу об относительности одновременности. Но многие не замечают этой абсурдности, или делают вид, что не замечают.

Рассмотрим действие смешения метрологических эффектов с сущностными эффектами. В качестве примера возьмем эффект Доплера.

Сначала определимся с понятием физический эффект.

Физическим эффектом будем считать закончившуюся реакцию системы на  состоявшееся внешнее воздействие.

Рассмотрим двусторонний лазер, неподвижный относительно наблюдателя, контролирующего частоту лазерного луча с помощью спектрометра. Анализ проведем в два этапа. Сначала без учета тонких эффектов, вызываемых преобразованием Лорентца. Назовем это нулевым приближением. А затем, те же ситуации рассмотрим с учетом этих преобразований.

Сообщим лазеру прямолинейное движение по инерции в сторону наблюдателя. Наблюдатель зафиксирует увеличение частоты лазерного луча. Если лазер перемещать в противоположном направлении, то частота уменьшится. Это изменение частоты было названо эффектом Доплера. По нашему определению – это действительно эффект.

Лазер взаимодействует с пространством, и в результате соответственно изменяет частоту излучаемых фотонов. Процесс не требует энергетических затрат, т.к. происходит сбалансированное перераспределение энергии между фотонами, излучаемыми вперед и одновременно излучаемыми назад.

Теперь вернемся к исходному состоянию системы, и ускорим спектрометр с наблюдателем в сторону лазера до той же скорости. Измеряемая частота луча лазера возрастет на ту же величину, что и при движении лазера. Это увеличение частоты лазерного луча тоже назвали эффектом Доплера. Но ведь, по нашему определению, да и по здравому смыслу тоже, никакого эффекта нет, т.к. нет ни внешнего, ни внутреннего воздействия на лазер. Лазер как излучал, так и продолжает излучать, т.е. мы знаем без измерений, что частота лазера не изменилась, а спектрометр фиксирует метрологический эффект. И мы обязаны были назвать эту реакцию спектрометра либо метрологическим эффектом Доплера, либо эффектом Доплера применительно к спектрометру.

Как эту ситуацию интерпретирует Эйнштейн в своем учении?

Эйнштейн утверждает, что все физические законы в обеих наших ситуациях со встречным движением являются идентичными. Посмотрим, насколько это соответствует действительности. Для наглядности, заменим лазер всенаправленным импульсным моно излучателем, и рассмотрим мгновенный снимок, сформированный одним импульсом в произвольный момент времени.

Для начального состояния, на плоскости, получим две концентрические окружности, ограничивающие импульс.

Для движущегося излучателя получим две окружности со смещенными центрами.

Для движущегося спектрометра опять получим две концентрические окружности.

Мы видим, что физическая картина происходящего существенно разная для двух ситуаций, и законы, описывающие эти ситуации, не то, что отличаются коэффициентами, они просто совершенно другие. Картину с электромагнитным полем для подвижного излучателя отнести к доказательству идентичности природных законов в двух вариантах относительного движения может только влюбленный или неадекватный человек. Очевидно, что законы разные принципиально, но дают одинаковые результаты измерений по причине избранной, конкретной методики. Нет никаких оснований для утверждения, что не существует других методик, которые дадут различные результаты.

В ситуации со всенаправленным излучателем наглядно продемонстрирована неидентичность природных законов в двух разных ИСО. Демонстрация наглядна за счет полноты описания эксперимента.  Отметим, что в процессе проведенного анализа мы не обращались к понятию эфира или физического вакуума. Демонстрационную нагрузку здесь взяло на себя фотонное поле. Картина будет еще нагляднее, если распространение фотонов рассмотреть в момент ускорения лазера или спектрометра. Однако релятивисты противятся этому приему под предлогом несоответствия ситуации определению ИСО, в которых только и возможно применение СТО. Тот факт, что исследователь способен отделить и учесть новые эффекты, возникающие в ускоряемых системах, релятивистами не воспринимается.

Однако процесс распространения фотонов, излучаемых движущимся излучателем, в форме неконцентрических сфер релятивистами не оспаривается. Этот факт невозможно увязать с первым постулатом Эйнштейна, но тем эффективнее становится прием «взять на слабо». Кто осмелится сказать, что он не понимает, как это может быть, тогда как Ландау и взращенные им последователи ТО, всё понимают. Принцип голого короля.

Получается, что временно существующую технологическую (метрологическую) несостоятельность человечества, Эйнштейн возвел в фундаментальный закон.

Вернемся к нашему примеру, и рассмотрим еще раз все ситуации с лазером и спектрометром, но с учетом временных преобразований Лорентца. (Деформацию пространства не рассматриваем, т.к. она не имеет ни одного экспериментального подтверждения, и противоречит философии материализма.)

Начальные условия нашего эксперимента, которые ограничиваются указанием взаимной неподвижности генератора и приемника, с точки зрения ТО, являются вполне достаточными. Однако для модели, использующей понятие физического вакуума, такие начальные условия — не полны. Не хватает условия неподвижности лазера и наблюдателя относительно неподвижного пространства. Введем это условие.

Потребовавшееся уточнение начальных условий свидетельствует не о преимуществе ТО, которую лукаво можно представить более универсальной, а напротив, свидетельствует об обеднении модели мира за счет исключения ситуации параллельного движения не связанных между собой объектов относительно других тел.

Описание начального состояния нашей системы полностью совпадет с описанием  для нулевого приближения. Это следует из равенства скорости объекта «v» нулю.

Для ситуации с подвижным лазером наши измерения частоты дополнятся корректирующими поправками. Поскольку темп всех процессов в системе, образующей объект «лазер», замедлятся,  то неподвижный наблюдатель зафиксирует уменьшение частоты лазера по сравнению с нулевым приближением.

Для ситуации с движущимся спектрометром, темп всех процессов замедлится в спектрометре. В результате к метрологическому эффекту Доплера прибавится положительная добавка к измеряемой частоте, равная по величине отрицательной добавке в ситуации с подвижным лазером. Истинная частота лазера в ситуации  с подвижным спектрометром, в полном соответствии с принципом причинности, остается всё время неизменной.

Следует отметить, что величина и знак лорентцевской поправки не зависят от направления взаимного движения генератора и измерителя, а традиционный эффект Доплера знак меняет.

Было бы некорректно завершить наш анализ не рассмотрев еще одну ситуацию, которую ТО рассмотреть просто не может. Рассмотрим случай, когда и наблюдатель, и лазер перемещаются в пространстве прямолинейно и параллельно, т.е. являются взаимно неподвижными, но движущимися.

В этом случае, в нулевом приближении, два эффекта Доплера (истинный и метрологический) компенсируют друг друга, а два эффекта Лорентца (оба истинные) – складываются и релятивистским образом зависят от скорости относительно пространства.

Вот, мы и выявили методику, позволяющую установить скорость движения лабораторной ИСО, не покидая лаборатории и не глядя по сторонам, и таким образом продемонстрировать, что постулат Эйнштейна, утверждающий сильный принцип относительности не соответствует действительности.

При вариации скорости, минимальное показание спектрометра в связке с лазером будет фиксироваться при нулевой скорости данной системы относительно пространства.

К счастью для ТО, эффект Лорентца так мал, что измерить его чрезвычайно сложно. Пока для реализации этих измерений возможна только одна методика —  это наблюдение за частотой стабильного лазера в течение дня или года, используя естественную вариацию скорости измерительной системы за счет круговых космических движений Земли.

Если бы нашей целью было развенчание ТО, то на этом месте можно было бы остановиться. Но для нас гораздо важнее установить допущенные в науке ошибки за время использования ТО в качестве фундаментальной теории. Поэтому, продолжим.

В метрологической методике Эйнштейна замаскирован еще один подвох.

Методика Эйнштейна позволяет с помощью светового луча и часов определять расстояние между двумя телами, и не позволяет определять направление используемого луча. Таким образом, по методике ТО можно измерять только модуль расстояния между движущимися телами. В этом случае относительная скорость тел будет определяться как отношение приращения модуля расстояния к интервалу времени между измерениями расстояния. Эта относительная скорость в пустоте существенно отличается от векторной относительной скорости в физическом пространстве и называется в астрономии лучевой скоростью.

Можете проверить и убедиться, что  т.к. тело, на котором находится наблюдатель, всегда неподвижно, то относительная (лучевая) скорость тела, пролетающего мимо наблюдателя, и не сталкивающегося с ним, будет вовсе не постоянной величиной. Эта скорость будет изменяться от некоторого максимального значения, измеренного при бесконечном удалении пролетающего тела, до нулевого значения, измеренного в момент максимального приближения тела. Именно эта переменная скорость должна в общем случае присутствовать во всех формулах СТО.

Замечательно, что круговое движение объекта вокруг наблюдателя соответствует нулевой относительной скорости.

Однако не торопитесь на этом основании отвергать СТО. Дело в том, что вся СТО построена для тел, передвигающихся по одной прямой, а это как раз тот случай, когда лучевая скорость, измеренная по методике ТО, совпадает с векторной скоростью, измеренной в физическом пространстве. Таким образом, ТО справедлива лишь для тел, перемещающихся по одной прямой, да ещё для фотонов, излучаемых из точки наблюдения.

Огромные трудности, связанные с переходом СТО к общему случаю, Эйнштейн предоставил будущим пользователям и интерпретаторам.

Продолжим далее.

Учение Эйнштейна проиллюстрировано мысленными опытами, в которых действует только один наблюдатель. Вы не найдете у Эйнштейна явного ограничения на число наблюдателей, это сразу привлекло бы внимание к очевидной слабости учения. Дело в том, что присутствие наблюдателя мистическим образом делает любую систему неподвижной. Получается, что второй наблюдатель должен быть подвижным. А это повлекло бы к существенным изменениям в учении, которые не известно, чем бы закончилось, хотя явно было бы ближе к действительности.

В ТО нет ни одного примера, где действовало бы два наблюдателя. Исключением является неудачный (с точки зрения Эйнштейна) пример с близнецом-космонавтом.

Появление в этом примере второго наблюдателя, Эйнштейном не планировалось, второй наблюдатель появился лишь в результате дискуссии, что моментально привело к парадоксальной ситуации. Апологеты ТО утверждают, что они этот парадокс уже разрешили, но спокойный и внимательный анализ свидетельствует, что парадокс разрешен цыганским методом, т.е. с применением словоблудия.

Если для иллюстрации ТО в мысленных экспериментах привлечь еще и третьего наблюдателя, то многие заключения ТО станут очевидным образом абсурдными.

Чтобы не быть голословными, приведем пример с тремя наблюдателями.

Пусть двое близнецов, из трех присутствующих, отправляются на ракете по прямолинейной траектории, со скоростью 0,86С. Под прямым углом к курсу находится пульсар, по частоте которого близнецы могут контролировать ритм своего времени. После набора скорости, близнецы в ракете убеждаются, что частота пульсара увеличится вдвое. Назначим одного из братьев в ракете наблюдателем. Согласно ТО, теперь ракету необходимо рассматривать как неподвижную, хотя этому сопротивляется частота пульсара, но мы по условию постулатов ТО не должны смотреть на пульсар.

В соответствии с планом полета, один из космонавтов садится в малую ракету, и стартует со скоростью 0,86С в сторону стартовой площадки. Через заданное время скорость малой ракеты сравнивается со скоростью стартовой площадки, что и подтвердит частота пульсара, которая восстановится. Однако по прогнозу ТО и близнеца,  оставшегося в большой ракете, время в ракете отбывшего брата должно ещё замедлиться, т.е. частота пульсара для малой ракеты должна возрасти еще вдвое, и стать больше истинной частоты в четыре раза.

Перед нами не парадокс. Перед нами абсурд, подтверждающий несостоятельность релятивистского учения Эйнштейна.

Таких примеров можно предложить несколько.

Однако и с одним наблюдателем  можно продемонстрировать явную нелепость ТО, достаточную, чтобы разумный человек усомнился в разумности авторов релятивизма.

Рассмотрим протон, перемещающийся со скоростью 0,86С. Масса этого протона равна двум его массам в неподвижном состоянии.

Подсадим наблюдателя к  летящему протону. Масса протона сразу уменьшится вдвое, т.е. придет в норму, а масса Вселенной сразу увеличится в два раза.

Наверно, многие читатели усомнятся, что такой бред следует из ТО. Таким читателям можно только посоветовать обвинить автора статьи во лжи и подать на него в суд, где и будет установлена правота автора статьи.

Релятивистская нелинейность весьма характерна, что и послужило причиной долгих и глобальных заблуждений научного сообщества. Дело в том, что в огромном диапазоне скоростей, прилегающем к нулевой скорости, нелинейность природных процессов так мала, что обнаружить её удалось только в конце XIX века. Получается, что природа искусно скрывала свою принципиальную нелинейность.

Сейчас необходимо уже официально признать и объявить, что во всех ИСО, двигающихся с разной по величине скоростью, один и тот же процесс развивается не идентично; но тем не менее, практически неразличимо при малых скоростях. Одним из признаков этого различия является разный ритм времени рассматриваемых процессов. Это положение с очевидностью следует из временного преобразования Лорентца.

Если на мгновение отвлечься от философии материализма, и оценить ситуацию с позиции высшего Разума, то для создания существующей, гармоничной Вселенной, линейный мир гораздо удобнее и привлекательнее. С этой позиции, наблюдаемую линейность мира, которая фактически является нелинейностью, можно заподозрить в искусственном происхождении.

Природа прикидывается линейной так хорошо, что некоторым честолюбивым, обманутым ученым захотелось это свойство канонизировать под своим именем. Это им удалось. И наука, отказавшись от апробированного метода проб и ошибок, встала на путь директивных догм.

Лорентц вывел свои преобразования не на основе каких-то общих, более глубоких  положений, он их подогнал методом подбора под физическую действительность.  Следствием такого подхода стала невозможность установления истинных причин найденной формы преобразований. Количественную же нагрузку  безразмерного члена преобразования несла скорость тела, которую, не имея причинной зависимости, можно было трактовать достаточно произвольно, чем и воспользовался Эйнштейн..

Переменный релятивистский фактор v/C в преобразовании Лорентца оказался взятым в квадрат. В чем физический смысл квадрата скорости? Предположить сложно. Ситуация на то время загадочная и интригующая.

Но умножим квадрат релятивистского фактора на массу исследуемого объекта – и перед нами сразу предстанет достаточно естественная энергетическая зависимость. И сразу высвечивается еще одно обстоятельство: кинетическая энергия тел, mv^2, вполне может оказаться частным случаем универсального энергетического закона, причастного к загадочному эффекту дефекта массы.

Были бы первооткрыватели релятивизма более почтительны к философии, и может быть история релятивизма пошла бы иным путем. Может быть, научное сообщество не позволило бы Эйнштейну шалить с энергией, как позволило ему это с относительными скоростями.

В чем суть релятивистских эффектов? В том, что все физические процессы в области энергетического насыщения, степень которого можно определить сравнением с кинетическим эквивалентом mC^2, где m – инвариантная масса инерции тела, синхронно замедляют свой ритм развития. Всё очень просто и естественно. И нет необходимости вовлекать в это явление структуру пространства, бессмысленно усложняя модель мира.

ИСО не имеют границ своего влияния. Согласно ТО каждое тело, движущееся с произвольной скоростью, характеризуется своим, отличным от других тел, масштабом расстояний. В локализованной области пространства заданной ИСО может находиться множество тел с различными скоростями движения. Получается, что пространство в одной точке (области) реализует неограниченное множество векторных масштабов. А как ИСО наблюдателя узнает о скорости наблюдаемых объектов? Вопрос не к Эйнштейну, вопрос к научной общественности. Насколько можно не уважать себя и всех своих предшественников, чтобы безоглядно верить в эту бессмыслицу. А Эйнштейн?

Верил ли Эйнштейн в свою несуразную выдумку?  Похоже, на первых порах, верил. Природа самообмана до конца еще не ясна. Это как юношеская влюбленность. Эйнштейн был влюблен в покорившую его идею. Эйнштейн был энергичен и деятелен, он добился успеха. Но, все-таки ему не везло.

Почти всё, за что брался Эйнштейн, он сумел вывернуть шиворот навыворот. (Обратим внимание на мудрость народной пословицы: всё вывернутое можно одеть, и даже работать в этом, – всё как у Эйнштейна.)

Приведем для справки, т.е. без соответствующих доказательств, ряд значимых ошибок, совершенных Эйнштейном в угаре страсти стремления к славе.

Эйнштейн присвоил фотону несуществующий импульс – и исследователи, не удосужившиеся разобраться в хитросплетениях ТО, до сих пор пытаются получить фотонную тягу, тратя на это массу сил и средств.

Эйнштейн постулировал эквивалентность массы инерции и массы гравитации – и сделал тем самым многие явления необъяснимыми,  мистическими.

Эйнштейн постулировал инвариантность заряда и его поля, а эффективный заряд, также как и масса гравитации, стремится к нулю при приближении скорости заряда к скорости света.

Эйнштейн заставил кинетическую энергию, прямо в руках исследователя превращаться в массу вещества ускоряемого тела; и эта масса способна возрастать бесконечно. А в действительности масса гравитации наоборот стремится к нулю:

Mгр=Mин(1-Eсис/Eмакс),

где Mин – инвариантная масса инерции системы атомов,  Mин – инвариантная масса инерции, Eмакс – максимально возможная энергия системы, выражаемая эквивалентом MинC^2 . Частными случаями для выражения Eсис являются: Mин V^2 – для кинетической энергии, и ∆mC^2, где ∆m – дефект массы, для энергии потенциальной.

Следствием этой ошибки является  ошибочная интерпретация всех явлений, происходящих в современных ускорителях. А это, в свою очередь, вызвало целую лавину ошибок в космологии и квантовой теории. Ошибочное  определение знака дефекта массы вывернуло наизнанку всю теорию жизненного цикла  звезд, в которых гелий расщепляется  , а вовсе не синтезируется из водорода. Солнечный источник энергии можно освоить, но обогатиться можно гораздо больше на процессе укрощения энергозатратной реакции синтеза  гелия.

США, похоже, разобрались в сути произошедших заблуждений, или, по крайней мере, усомнились. Они (США) лишь номинально участвуют в проекте ИТЭР, гарантируя свое обладание новыми технологическими достижениями, которые вполне возможны, да еще шефский надзор над затратными разработками, чтобы профаны европейцы не бросили этот разорительный проект.

Но продолжим про релятивизм.

Все фотоны перемещаются в свободном пространстве с одинаковыми скоростями, вне зависимости от скорости излучателя, это естественное свойство волн, что понятно и проверено экспериментально. Однако фотон это не волна, это что-то особое. Может быть особая волна, существуют же солитоны. Не будем фантазировать, определим фотон как специализированный, физический переносчик энергии, перемещающийся в вакууме со скоростью С, что соответствует экспериментальным данным. А из этого следует, что  два встречных фотона сближаются со скоростью 2С. Этот вывод  может быть подтвержден экспериментально. Но эксперимент не проводится, т.к. он дорог, а результат его всем заранее известен. К тому же, методика эксперимента не может быть эйнштейновской. Методика Эйнштейна принципиально не позволяет измерить относительную скорость двух встречных фотонов, т.к. невозможно скорость наблюдателя сравнять со скоростью света. Однако предельный переход, произведенный для двух встречных электронов по формулам ТО, позволяет релятивистам утверждать, что относительная скорость сближения встречных фотонов равна С.

Все эксперименты, проведенные по методике Майкельсона, даже признанные неудачными, свидетельствуют, что постулат Эйнштейна об абсолютном постоянстве скорости света является ложным. Скорость света относительно наблюдателя зависит от скорости ИСО, хотя и не по Ритцу, как предполагалось, а по Лорентцу.

Природа не следует нашим математическим моделям, она о них ничего не знает и не может им следовать. Это мы подгоняем свои модели под природные процессы. Официальная наука, исповедующая релятивизм, используя методы манипуляции общественным мнением, всячески старается представить математику царицей мира, и все формулировки законов строит определенным образом, терминологически акцентируя подчиненность природных законов законам математики.

 

Заключение

Мы живем в век торжества учения, которое никогда ранее не было популярным. Приверженцам концепции релятивизма, во все века, в силу объективных причин,  не удавалось развить положения этой концепции до уровня привлекательности и, тем более, убедительности.

В силу стечения многих обстоятельств, Эйнштейну удалось-таки сделать это учение господствующим.

Казалось бы, торжество правящей лженауки должно вызвать кризис  в науке. Анализ причин кризиса выявит его виновника —  и дни власти Крошки Цахес сочтены. Но начавшийся подъем технического прогресса вызвал бум в научных открытиях, и этот бум скомпенсировал и замаскировал эффекты отрицательного влияния господства Теории Относительности. Официальная наука научилась быстро подстраиваться под новые экспериментальные данные, хотя математические модели становились всё нелепее и нелепее.

Ни одна власть не сдает бразды правления добровольно. Не сдаст и ТО;  её адепты будут цепляться за власть из последних сил.

Но какие возможности есть у компилятивного учения, способного порождать только ошибочные гипотезы, чтобы удерживать власть? Только административный ресурс и тайная инквизиция, да еще удачное стечение обстоятельств. Всё это мы и наблюдаем.

Боле чем трем поколениям ученых досталась нелегкая участь жить под унизительным гнетом властвующего лжеучения. Однако подавляющее большинство ученых, в век господства рыночных отношений, быстро приспособилось к возникшим реалиям, тем более, что этому способствовала предусмотрительно и старательно заложенная толерантность компилятивной конструкции ТО к некоторым частным проявлениям нелинейности мира, которые начали обнаруживаться.

Недолгим огорчением для Эйнштейна, и как ни странно, его действенной удачей было то, что желающих понять его учение, вне узкого круга математиков и астрономов, практически не было. ТО была никому не нужна. Современники Эйнштейна вспоминали, как он был назойлив, объясняя всем подряд своё учение. Эйнштейн не сумел преодолеть преграду этого равнодушия, он её обошел. Он сумел удивить и обескуражить обывателя, заставив его поверить в ТО, не вникая в её сущность — и это привело его к победе. «Стоило в 1919 году «Нью-Йорк Таймс» напечатать несколько броских заголовков, как тут же миллионы обывателей превратились в фанатиков новой теории.» (Олег Акимов).

Релятивизм восторжествовал, впервые в истории.

Принадлежность к торжествующему клану релятивистов требовала безоглядной веры в 4-х мерное геометрическое пространство.  Выводя этот абсурд из-под натиска критики, его детище предупредительно называют пространством-временем. В это пространство могут поверить только не понимающие сути понятия «геометрический», или люди, которые могут поступиться истиной перед благами житейских выгод,  да еще ни о чем не размышляющие фанаты. Одним из непреложных качеств геометрического пространства является его абсолютная нешевелимость, пространственная жесткость. Этого многие не осознают.  В геометрии нет, и не может быть времени, т.е. нет движения.

Обособленная геометрия мертва. А геометрия, объединенная со временем —  это механика, оскопленная от массы, деформаций, прочности и трения.

Релятивизм, как чисто философское учение, — бессмертен. Но одетый в латы ТО, он становится уязвимым. Более того, латы ТО могут погубить релятивизм. Технический прогресс уже достиг высот, которые позволяют провести прямые проверки ТО. И они уже проведены. Но их результаты либо замалчиваются, либо скрываются.

Чтобы скрыть эти эксперименты, и их результаты,  достаточно лишить их авторов общественной трибуны, а если не удается, то заболтать и облить их грязью надуманной и несущественной критики с помощью ангажированных интерпретаторов.

 

Но долго эта ситуация длиться не сможет.

Приближается 2019 год – год столетия с воцарения ТО, и год двухсотлетия с написания Крошки Цахес.

 

Нижний Новгород, ноябрь 2016 г.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1 Большая советская энциклопедия. Интернет.

2 Википедия. Интернет.

3 Физическая энциклопедия. Интернет.

4 Акимов О.Е., Феномен Эйнштейна

5 Леонович В.Н., Импульс фотона, фотонный двигатель и философия. Интернет.

6 Пухов С.Н., Комментарий к статье «Liangzao Fan. Three experiments challenging Einstein’s relativistic mechanics and traditional electromagnetic acceleration theory», Интернет.

7 Маринов Стефан, Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии. Институт Фундаментальной Физики, Австрия. Интернет.

8 Глушко В.П., Опыт по измерению абсолютной скорости движения Земли, Интернет.

9 Леонович В.Н., Теория относительности и её зазеркалье, Интернет.

10 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.

 

Экспериментальное опровержение постулатов ТО Эйнштейна

        

Законы логики просты, конкретны и бескомпромиссны.

Логика не ошибается. Однако все ложные и ошибочные теории используют одни и те же логические приемы, которые используют и истинные теории.

Дело в том, что, если установлена ошибочность какого-либо безупречного по стилю логического построения, то причина ошибки всегда находится в исходных посылках: постулатах и произвольных предположениях исходной теории.

Логика констатирует – всякая теория, даже многократно проверенная опытным путем, может быть опровергнута или ограничена в применении на основании одного отрицательного эксперимента.

Теория относительности Эйнштейна (ТО) не имеет границ применяемости. Это значит, что любой отрицательный эксперимент опровергает всю теорию.

Экспериментальных данных, опровергающих ТО, вполне достаточно. Однако ТО продолжает диктовать свои установки.

Дело в том, что ТО никогда не была теорией в строгом смысле этого слова. ТО — это учение, взятое на вооружение определенной частью общества для достижения своих корыстных целей.

Истинные теории вырастают (формируются) из гипотез, после тщательной их проверки, и в первую очередь — на отсутствие в них внутренних противоречий.

Учение Эйнштейна всё пронизано противоречиями (парадоксами), о которых всем всё известно. Кроме того, все множественные экспериментальные подтверждения этого учения являются при ближайшем рассмотрении косвенными и лукавыми, а при еще более тщательном анализе — оказываются ложными.

 

Ставшие всемирно известными эксперименты Майкельсона — Морли были задуманы как рабочее подтверждение существования абсолютной и неподвижной пространственной среды, называемой в то время эфиром. Оппонентов не было. Более того, все единодушно считали, что результат эксперимента предсказуем, и должен продемонстрировать правоту сформировавшейся парадигмы, еще раз измерив, по новой методике, линейную скорость вращения Земли.

Все были так уверены в существовании неподвижного эфира, и в том эффекте, который он оказывает на характеристики распространения света, что явная неудача опыта ошеломила научное сообщество. Огорчение было таким шокирующим, что адекватная оценка результатов эксперимента не была произведена.

Действительно, ожидаемого эффекта исследователи не получили, но и аргументов в пользу отсутствия эфира тоже не было, т.к. небольшой эфирный ветер все-таки был зафиксирован. Но этот факт не нашел места в обобщенной оценке опытов.

Когда же появились конкретные персоны, заинтересованные в отсутствии эфира, то они очень ловко воспользовались создавшейся ситуацией, представив эксперименты Майкельсона – Морли как доказательство отсутствия эфира. Агрессивное меньшинство всегда активнее и изворотливее безалаберно почивающего большинства.

Развернувшаяся затем дискуссия вскрыла недостатки эксперимента Майкельсона – Морли, но было уже поздно. Исправить положение могли только новые опыты, которые не использовали бы отраженный (возвращающийся) луч. Но исполнителей почему-то долго не находилось.

Первым человеком, осуществившим такой эксперимент, оказался Стефан Маринов. В 1973 г. он определил величину эфирного ветра для Солнца, равной 130 км/с. В 1976 г. он уточнил скорость Солнца относительно пространства, определив её как 300 км/с. В 1979 г. им был получен результат 360 км/с.

Поскольку методом астрономических наблюдений установлено, что линейная скорость Солнца по галактической орбите равна 220÷240 км/с, то скорость, определенная Мариновым методом лабораторных измерений, являлась векторной суммой скорости Солнца по галактической орбите и средней скорости самой Галактики относительно неподвижного физического вакуума, т.е. эфира.

Маринов определил погрешность своих измерений как ±10 км/с, что очень сомнительно. Похоже, он не учитывал ошибку, вносимую лазером.

Таким образом, если Галактика движется в пространстве параллельно своей плоскости, то её скорость относительно пространства находится в области значений от 130 до 590 км/с.

Аппроксимируя ряд: скорость обращения спутников вокруг Земли ≈ 10 км/с, скорость вокруг Солнца ≈30 км/с, скорость вокруг Галактики ≈230 км/с, — мы должны ожидать скорость самой Галактики в области значений 1000 км/с.

Для признания и утверждения результатов оспариваемого эксперимента, научный метод требует независимого повторения эксперимента другим исполнителем, в другом месте и с другой аппаратурой.

Хотя такие независимые измерения были произведены уже в 1975г., Маринову не суждено было узнать о них, и вообще, дождаться признания своих достижений. Он погиб 15 июля 1997 г. при загадочных обстоятельствах, выпав из окна университетской библиотеки.

Маринов не был рядовым противником ТО. Будучи директором Института Фундаментальной Физики в Австрии, он обладал административным ресурсом, достаточным для победы в борьбе за торжество истины – и значит, был очень опасен.

 

А необходимый, независимый эксперимент был произведен в Казахстане уже в 1975г., группой молодых и талантливых выпускников Алма-Атинского электротехникума радиосвязи. Инициативным руководителем молодых энтузиастов был Глушко В.П.

Метрологические характеристики установки Глушко намного превосходили соответствующие характеристики установки Маринова.

Эксперимент Глушко показал, что Земля с Солнцем движется в направлении, соответствующему астрономической долготе α = 12h ± 1h (от границы созвездий Водолея и Рыбы в сторону границы созвездий Льва и Девы), со средней скоростью 700 км/с.

Таким образом, была доказана несостоятельность принципа относительности Эйнштейна, утверждающего невозможность лабораторного измерения собственной скорости в пространстве.

Однако опубликовать результаты своих исследований коллектив техникума, под руководством Глушко В.П., не мог, т.к. критика ТО Эйнштейна запрещена особыми распоряжениями Президиума РАН. А эксперименты Глушко не критиковали ТО, они опровергали её основы. Вот, и не узнал Стефан Маринов об успехе своих незнакомых соратников, обеспечивших и его, личный, успех.

Передовой общественной мысли повезло, что инквизиторская система РАН не уследила за деятельностью молодого научного коллектива незаметного техникума. Иначе, эти опыты были бы прикрыты в зародыше.

В апреле 2015 года результаты эксперимента группы Глушко, наконец, были опубликованы в Интернете, по адресу:

http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/14819.html .

Более того, Глушко опубликовал в Интернет статью «Замалчиваемые результаты опытов Майкельсона и Миллера», которую можно найти по адресу   http://redshift0.narod.ru/Rus/Stationary/References/Glushko_3.pdf .

Эта статья доказывает, что теория опыта Майкельсона существенно отличается от первоначально заявленной идеи Майкельсона, и согласно этой теории и по результатам опубликованных данных опыта Миллера,  вычислена абсолютная скорость нашей планеты, равная  1000 км/с.

 

Казалось бы, теперь истина должна восторжествовать.

Всё, может быть, так бы и было, если бы проведенные Мариновым и Глушко опыты опровергали научную теорию, пусть и ошибочную. Но перед нами не ошибочная теория, а социальное явление – сознательное искажение общественного мировоззрения, целью которого является дискредитация материалистической философии.

С позиций материализма, ТО Эйнштейна изначально является несостоятельной. Обоснованием чего служит один из самых главных постулатов Эйнштейна, который, однако, не включен им в состав исходных. Это безоговорочное признание безразмерных вещественных точек, из которых состоит всё вещество Вселенной.

Этот постулат (произвольное предположение) позволяет всей Вселенной сжаться в одну точку, которая опять останется безразмерной. Исчезнуть, сохранив массу и энергию, вот что позволяет Вселенной постулат Эйнштейна по умолчанию.

Как следствие этого постулата появился электрон, способный неограниченно увеличивать свою массу, по мере приближения своей скорости к скорости света. Причем, релятивистский электрон при этом отвечает на ничтожные приращения скорости чудовищными по величине приращениями массы. Сам электрон при этом фактически исчезает, по той причине, что его продольный размер стремится к нулю, в то время, как поперечные размеры остаются неизменными. Плотность массы электрона в этом процессе стремится к бесконечности второго порядка (бесконечная масса в нулевом объеме).

В ложь все верят, если ложь чудовищна.

Ни один из противников ТО не возмутился  мистическим  поведением электрона, предписывемым ему ТО. А это значит, что  мистический релятивизм, в современном его представлении, достиг своей цели – всё научное сообщество зомбировано, и готово к строительству Вифлеемской башни в образе надстроек к Большому Взрыву. Не надейтесь, что «теория» БВ уже закончена. Читайте Библию.

Как утверждал Ленин, прогресс развивается по спирали, и кверху. Кверху-то кверху, вот только спираль, похоже, не вертикальна. И научная мысль на данном этапе находится в глубочайшем упадке. Где вы, философы-материалисты?

Молодежь лишена необходимых учебников, и находится под огромным давлением антинаучной, всеобъемлющей рекламы ТО. На днях мой пятилетний внук спросил, гений ли Эйнштейн. И я растерялся. Скажешь, что нет – и рискуешь сделать ребенка изгоем… . Внук ушел, не дождавшись ответа. Но если он спросит еще раз, то отвечу ему, что — да, Эйнштейн гений, но только в сказке, которую сам выдумал.

Математические джунгли ТО непреодолимы не только для молодежи, но и для маститых ученых. А странное поведение Ландау, освятившего это лукавое учение, ещё только ждет своего исторического расследования.

Выход из создавшейся ситуации известен – это народное просвещение.

Просвещение, в котором каждый участвует лично, не уповая на коррумпированное государство.

Прочтите статью Глушко В. «Опыт по измерению абсолютной скорости движения Земли», а также статью Маринова С. «Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии», Институт Фундаментальной Физики, г. Грац, Австрия, (адрес: http://www.bourabai.kz/marinov/fmr.htm) , и поделитесь ими с друзьями и знакомыми через вашу почту в Интернете. Это так просто: всего лишь кликнуть маркером по сервисной экранной клавише «Переслать» или «Поделиться», когда у Вас открыто сопроводительное письмо.

Читайте также об опытах Фан Лиангджао [1], выполнившего три эксперимента на линейном ускорителе Шанхайского института прикладной физики, в которых Фан Лиангджао продемонстрировал отсутствие релятивистского увеличения массы у релятивистских электронов.

Опыты Фан Лиангджао прокомментированы в работе Гришаева А.А. «Линейный ускоритель: очевидные свидетельства об отсутствии релятивистского роста энергии», http://newfiz.narod.ru/linac.htm.

О ложности эйнштейновского принципа эквивалентности массы инерции и массы гравитации читайте статью Леоновича В.Н. «Принципа эквивалентности масс не существует», http://www.proza.ru/2014/04/22/2054.

 

Ссылки.

 

  1. Liangzao Fan. Three experiments challenging Einstein’s relativistic mechanics and traditional electromagnetic acceleration theory. Серия «Проблемы исследования Вселенной», Вып. 34. Труды Конгресса-2010 «Фундаментальные проблемы естествознания и техники», Часть III, стр.5-16. С-Пб., 2010. Также доступна на http://ivanik3.narod.ru/TO/DiHUALiangzaoFAN/3LiangzaoFAN.doc

 

 

Леонович Владимир, Нижний Новгород, сентябрь 2016 г.

Источник энергии Солнца. Информация к размышлению.

 

Леонович Владимир

Ключевые слова: дефект массы, синтез гелия, расщепление гелия, энергия Солнца.

 

Аннотация. Приведено обоснование альтернативного варианта источника солнечной энергии, в качестве которого рассматривается термоядерная реакция расщепления гелия, который ранее синтезирован в центральном теле Галактики. Это мнение противоречит официальным представлениям о физике Солнца.

 

Введение. В гармоничном мире всякое ошибочное заключение влечет расширяющийся шлейф вторичных ошибок, что непременно обнаруживается в процессе научного прогресса. Похоже, что модель физики Солнца, попав в широчайший шлейф ошибочных представлений, вызванных заблуждениями Теории Относительности Эйнштейна, явится тем самым моментом истины, который оборвет шлейф ошибок, уже сложившийся в ложную парадигму.

Уверенность автора основана на том, что человечество уже вложило огромные средства в попытку практического освоения ядерных процессов, якобы происходящих на солнце. Как бы ни оттягивали заинтересованные участники момент истины, он уже близок и неотвратим – истинные процессы, происходящие на Солнце, будут установлены.

 

Анализ сложившейся ситуации. На основе ошибочной парадигмы и неблагоприятно сложившихся обстоятельств, которые не будем перечислять, человечество сформировало пакет уверенных мнений о Солнце, на основе которого нет ничего проще, чем указать источник энергии Солнца. Его и указали. Однако кажущаяся очевидность и естественность наших представлений иногда оказываются обманчивыми.

Что сообщает официальная наука по поводу источника энергии Солнца.

Солнце состоит в основном из двух химических элементов: водорода и гелия. Других элементов так мало, что в энергетическом балансе их можно не учитывать. В связи с этим, утверждается, что в центральной области Солнца происходит термоядерная реакция синтеза  гелия из водорода, которая и служит стабильным (на многие миллиарды лет) источником солнечной энергии.

Не будем приводить здесь описание этой модели, оно приведено во множестве источников. На первый взгляд, в официальной модели всё кажется таким очевидным, что всякие сомнения неуместны. А сомнения все-таки тревожат. Интуитивно, не верится в реальность предложенной модели. Присмотримся к ней внимательнее.

Процесс выделения звездной энергии является тлеющим, самоподдерживающимся и само регулируемым.  Процесс является очень естественным, т.к. реализован в огромном массиве звезд, и очень надежным, по той же причине. Это говорит о том, что модель процесса не должна содержать уникальных и труднореализуемых режимов ядерных реакций, с узкими зонами допустимых параметров. Реализуемые реакции должны  быть устойчивыми в продолжение длительного времени, не смотря на непрерывно изменяющиеся внутренние характеристики природного реактора. Эта, акцентированная формулировка задачи, стоящей перед моделью, является критерием, и заставляет задуматься – а как это может быть. Какие процессы регулируют и стабилизируют механизм выделения солнечной энергии? Почему Солнце не тухнет, и не взрывается? Только поняв и объяснив этот феномен можно быть уверенным, что официальная модель Солнца адекватна действительности.

Очевидным следствием наблюдаемой стабильности Солнца является отказ от идеи, что весь его объем  может участвовать в реакции синтеза (речь об официальной модели). Это вряд ли невозможно, т.к. в этом случае и нам, и природе, трудно придумать механизм стабилизации объемной экзотермической реакции. Вот, и пришлось разделить Солнце на специализированные зоны.

Внутри Солнца идет термоядерная реакция, а окружающая оболочка в этом процессе не участвует, и лишь обеспечивает условия, необходимые для стабильного синтеза гелия в центральной области, где температура должна достигать нескольких миллионов градусов, тогда как энергия, реально излучаемая Солнцем, соответствует излучению черного тела с температурой 6 тыс. градусов.

Каждому ясно, что температура Солнца в этом случае должна повышаться по мере приближения к его центру. Но проверить это утверждение пока нет возможности. И превращать гипотезу в теорию пока рановато. Однако кое-что о характере поведения температуры на Солнце ученым удалось узнать дополнительно. Оказалось, что в поверхностном слое Солнца имеется температурный максимум, узкий пик, или всплеск, в котором температура вещества Солнца скачком увеличивается в сотню раз, и оценивается в 1,5 млн. град. Происхождение данного максимума неизвестно, и в предложенную модель явно не вписывается. Ведь если в центре Солнца — несколько миллионов градусов, и на его поверхности – более миллиона градусов, то в замкнутой внутренней области температура не может быть меньше граничной температуры.

Это обстоятельство наводит на еще большие сомнения, которые подкрепляются к тому же  некоторыми астрономическими наблюдениями.

Из предложенной официальной модели следует, что чем моложе звезда, тем больше в ней должен быть процент водорода. Но оказывается, что иногда, например, в голубых звездах центрального шарового скопления Галактики всё оказывается наоборот. Почему?

Попытаемся на качественном уровне, проследить процесс ядерного синтеза, который якобы происходит на Солнце, и поискать возможные альтернативные варианты официальной модели.

Итак, в современном состоянии устойчивого, динамического равновесия Солнце представляет раскаленный шар, в котором, на основе официальной модели, можно выделить четыре, хорошо выраженные области: активная центральная область; далее обширная область лучистого переноса энергии, характеризуемая взаимной неподвижностью вещества; затем область конвенции и, наконец, узкая область трехслойной атмосферы.

В центральной области, где температура, согласно модели, достигает нескольких миллионов градусов, происходит реакция синтеза гелия. Окружающая область, отделенная неким переходным слоем, обеспечивает условия для реакции синтеза, а именно, необходимые для реакции давление, плотность и температуру. В обеспечении этих параметров главная роль отводится гравитации.

Утверждается, что в зоне лучистого переноса энергии конвективного перемещения вещества не происходит. Это уже недоработка теоретиков. А как же тогда водород, в качестве топлива, подается в активную зону, которая должна прирастать заметно медленнее по сравнению с убылью зоны выработанного водорода. Получается, что вещество зоны лучистого переноса медленно, но ускоренно, течет к центральной зоне.

После зоны лучистого переноса энергии следует зона конвенции, в которой  по мере приближения к поверхности вещество Солнца приходит в бурное движение, объясняемое резким уменьшением плотности вещества, попросту эффектом вскипания.

Почти все предполагаемые характеристики термоядерной модели Солнца располагают к категорическим, однозначным решениям, без видимых вариантов. Однако есть один параметр, который всё-таки наводит на некоторые размышления. Речь о мощности солнечного излучения.

Суммарная мощность излучения Солнца доступна для прикидочного измерения. Как уже отмечалось, замечательным свойством этого параметра  является его временная стабильность. В каждую секунду на Солнце синтезируется примерно одно и то же количество гелия, которое чуть-чуть изменяется с одиннадцатилетним периодом колебаний. Вот описание этого природного механизма дозировки, реализуемого при реакции синтеза гелия, и является конкретным критерием качества любой предлагаемой модели.

Мы рассмотрели нулевое приближение при описании официальной модели. При попытке более подробно представить процессы солнечных реакций возникают всевозможные странности и неувязки, о существовании которых официальная наука видимо знает, но информацию о них                                                                                                                                                                                                                                     придерживает.

Во-первых, непонятно, какие процессы в зоне синтеза гелия вызывают повышение и поддержание температуры на уровне нескольких миллионов градусов. Ведь, столкнувшись в необходимой комбинации, группа из четырех нуклонов (будущее ядро гелия), гасит свою кинетическую и тепловую энергию практически до нуля. И лишь после этого устремляется к центру своей микросистемы, и при этом дополнительного суммарного импульса система не получает. Таким образом, кинетическая энергия образовавшегося атома гелия может только уменьшиться по сравнению с суммарной кинетической энергий исходных составляющих. А значит, и температура не может возрасти непосредственно за счет сближения элементов реакции синтеза.

Температура, в этой ситуации, предположительно, может увеличиться только за счет поглощения соседними атомами сопутствующего излучения вновь образованных ядер гелия. Это излучение предполагается таким большим (не по интенсивности, а по энергии фотонов), что наука с ним еще не сталкивалась, и мы о его свойствах ничего не знаем. Однако авторов это не заботит.

Авторы модели вынужденно постулируют, что ядра ранее наработанного гелия способны поглощать гигантские кванты излучения, якобы возникающего в процессе синтеза, и превращать их в низкочастотные кванты, которые затем поглощаются атомами водорода, и вновь излучаются на еще меньшей частоте, которая и является частотой излучения Солнца. Этот процесс должен происходить в центральной зоне и в зоне переноса лучистой энергии. По расчетам авторов модели, продвижение выделившейся, и всё время преобразуемой, лучистой энергии от центра Солнца к его поверхности должно длиться около 8 лет. Получается, что зона лучистого переноса является линией задержки для выделенной энергии. Плотность энергии в линиях задержки, как известно, повышается пропорционально времени задержки. Расчетов по этому поводу авторы модели не предоставляют.

При понижении энергичности фотонов излучения штучная интенсивность излучения должна, либо возрастать, сохраняя тем самым суммарную мощность, либо преобразовываться в тепловую форму.   При этом температура вещества Солнца (область лучистого переноса) понижается с 200 млн. до 8 тыс. градусов, хотя у температуры есть причины для повышения за счет поглощения энергии излучаемых квантов. При этом никакого движения, кроме теплового, вещество в зоне переноса лучистой энергии не испытывает. Перемещение солнечного вещества начинается лишь в зоне конвенции, начиная с 0,7  радиуса Солнца.

Достигнув поверхности, наработанная энергия Солнца вызывает в его  трехслойной атмосфере, состоящей из фотосферы, хромосферы и солнечной короны, некий электро-магнитный процесс, в результате которого температура хромосферы резко возрастает с 5÷8 тыс. до 1,5  милл. градусов. Данный процесс авторами не описан. Ведь нельзя считать описанием смутные намеки на какие-то неизвестные нам природные ускорители вещества, действие которых приводит к резкому повышению температуры. Авторы так удручены ситуацией, в которую завели себя, что не замечают нелепость своих объяснений. Ведь, ни один из ускорителей не увеличивает температуру ускоряемого вещества, а лишь повышает его кинетическую энергию, которая только при соответствующих условиях может преобразоваться в тепловую энергию, при этом повышение температуры происходит за счет внешней накачки энергии. А в условиях Солнца все источники – внутренние, т.е. дополнительной энергии взяться неоткуда.

Кроме всего прочего, авторы официальной модели не описывают механизм дозированной подачи водорода в зону реакции синтеза, а также не описывают механизм и направление отвода наработанного гелия. Наработанный гелий, при равной температуре с окружающей водородной плазмой, будет иметь удельный вес в четыре раза превышающий удельный вес водорода, и будет стремиться к накоплению в центральной области Солнца. Это обстоятельство должно вызывать постоянное увеличение центральной области, что приводит к дополнительным проблемам в процессе стабилизации процесса синтеза.

Всё вместе, перечисленное выше, делает официальную термоядерную модель достаточно сомнительной, чтобы профессиональный исследователь понял, что он зашел в тупик, а это, в свою очередь, должно бы заставить его пересмотреть исходные позиции.

Однако этого не происходит, видимо по причине безоговорочной убежденности авторов модели в правоте постулатов, сформулированных на основе идей высокопоставленных авторитетов.

Попытаемся преодолеть этот ступор.

Анализ альтернативной модели. Модель, построенная на предположении о выделении энергии при ускорении нуклонов под действием гипотетических внутриядерных сил, изначально представляется весьма сомнительной, т.к. дистанция, предоставленная нуклонам будущего ядра гелия для ускорения, ничтожна, а выделяемая при этом энергия гарантированно должна быть равной конкретной величине.

Гарантией служит экспериментально подтвержденное соотношение

dE = dm∙C2                                                                      (1),

где dm — гравитационный дефект массы.

Не следует путать соотношение (1) с формулой Эйнштейна E = m∙C2, которая не имеет экспериментального подтверждения, и относится не к дефекту массы, а ко всей массе тела, включая массу инерции, хотя никто, никогда этого не проверял.

Дефект массы никогда не наблюдался близким по величине к массе исходного объекта, и дефект массы всегда восстанавливается, т.е. является обратимым, становясь равным нулю, при восстановлении начальных условий.

Это значит, что эффект дефекта массы не изменяет природу вещества и, следовательно, не влияет на его количество. Количество вещества в любом материальном объекте, при отсутствии внешних воздействий, нарушающих его целостность и физические свойства во времени, является неизменным (закон Ломоносова).

Отметим еще раз, дефект массы – это гравитационный эффект. Масса инерции частиц (тел) при процессах, сопровождаемых эффектом дефекта массы, никогда не измерялась. Все поверили постулату Эйнштейна об эквивалентности масс – и никогда не подвергали его сомнению. Но задумайтесь, почему дефект массы всегда восстанавливается при возврате вещества в исходное состояние? Да потому, что вещественная сущность тел никогда не меняется, если тело в результате замкнутого процесса сохраняет все свои свойства, т.е. сохраняет свою сущность и целостность. Но дефект массы, характеризуемый разницей веса одной и той же частицы, тем не менее, наблюдается. Это значит, что гравитационное взаимодействие зависит от энергетического состояния вещества.

Всякая переменная величина характеризуется своим изменением, произошедшим за известный интервал времени. Это изменение называется дифференциалом, который может быть и положительным, и отрицательным. А вот понятие дефицит, означающий недостачу, всегда положителен. В нашем случае первопроходцы применили понятие дефект массы, который понятийно тяготеет к термину дефицит, и тем самым вносит некоторую путаницу. По крайней мере, соотношение (1) представлено без пояснений, когда и какой знак нужно применить при дефекте массы.

Россыпь исходных нуклонов любого атома всегда весит больше, чем собранный из этих нуклонов атом. Любое разрушение атома сопровождается выделением кинетической энергии. Имея атом, мы имеем аккумулированную энергию и имеем его дефект массы, который всегда отрицателен, и пропорционален потенциальной (запасенной) энергии атома.

В соответствии с ТО дефект массы обязан быть положительным, т.е. чем больше энергия частицы, тем больше её вес, а заодно и масса инерции.

Представим процесс синтеза гелия с позиций ТО. Четыре покоящихся нуклона мы разгоним до требуемой скорости, по требуемым траекториям. При этом суммарная масса нуклонов сначала возрастет, а затем, по мере торможения, будет постепенно уменьшаться почти до нормы. Попав в зону внутриядерных сил, нуклоны вновь начнут ускоряться, если ядерные силы радиально зависимы, или просто сцепятся за счет конфайнмента.

В случае с конфайнментом, происхождение положительной термоядерной энергии весьма загадочно, ей просто неоткуда взяться. И неоткуда взяться дефекту массы.

В случае же с суперпритяжением нуклонов внутриядерными силами, проблем ни чуть не меньше. Что и как излучают протоны? Как протоны останавливаются? И как останавливаются нейтроны, которые в процессе ускорения излучать не могут?

Чтобы избежать всех этих неестественных трудностей, нарушающих критерий простоты и надежности, который мы сформулировали ранее, достаточно сборку всего спектра атомов предоставить нейтронным звездам, а еще лучше ядрам галактик. Известных физических свойств нуклонов вполне достаточно, чтобы в условиях необходимой плотности вещества собрать напряженные, но прочные конструкции атомных ядер в электронных оболочках – космических разносчиков ядерной энергии.

При таком подходе, дефект массы гелия свидетельствует о запасенной в ядре гелия энергии, которую можно извлечь, расщепив ядро с помощью энергии внешнего воздействия, которую нужно постараться сделать как можно меньшей, меньше запасенной энергии. Всё очень естественно. Но из этого следует, что масса тел уменьшается с увеличением их скорости, что противоречит ТО и официальной установке. Этот эффект, с любым знаком дефекта массы, легко выявить на современных ускорителях. Молчание официальных источников, не предоставляющих победной информации последователям ТО, свидетельствует не в пользу Эйнштейна.

В центральном теле галактик, за счет энергии гравитации, т.е. энергозатратно, создается весь спектр вещества, которое в результате динамических внутренних процессов порциями выбрасывается с около световой скоростью, т.е. практически при нулевой массе гравитации, во внешнюю структуру данной галактики [6].

На стартовом участке, гравитационная масса образующейся звезды сравнительно мала за счет дефицита массы, а масса инерции полноценна. Это обстоятельство позволяет звездным выбросам покидать центральные тела галактик, и создавать наблюдаемые галактические структуры [6].

В этом случае источником энергии Солнца должен являться процесс расщепления гелия, и наша модель Солнца меняется кардинально. В этом случае основная начальная масса Солнца должна состоять из смеси водорода с преобладающим гелием, в которой гелий наработан в центральном теле галактики, и является носителем запасенной энергии. Сама же реакция расщепления гелия должна идти на поверхности Солнца, где накапливается  наработанный водород, сдерживающий цепную реакцию расщепления гелия.

Вещество планет Солнечной системы тоже создано в ядре Галактики, и сконцентрировано на своих орбитах за счет естественного сепаратора, созданного вращающимся выбросом.

Внутренняя область Солнца в этой интерпретации является подогретым термостатом, что и служит гарантом длительной стабильности Солнца, на поверхности которого идет активная ядерная реакция расщепления гелия, о чем и свидетельствует температурный максимум в его хромосфере.

Рассмотрим роль солнечного ветра в этом процессе.

После расщепления ядра гелия в зоне хромосферы, его нуклоны разлетаются во все стороны, приобретая предположительно равные импульсы. Однако эти импульсы, складываясь  случайным образом с начальными импульсами распадающихся ядер, которые определяются высокой рабочей температурой, при которой идет реакции расщепления, формируют некоторый, непрерывный спектр скоростей нуклонов солнечного ветра.

Релятивистские нуклоны, превышающие вторую космическую скорость, покидают Солнечную систему. Более медленные нуклоны – формируют, так называемое, гало. Ещё более медленные, возвращаются со стартовой скоростью (почти) на поверхность Солнца, повышая этим столкновением его поверхностную температуру.

Поясним последний тезис. Дело в том, что в строгом определении температуры, акцентируется, что температура это характеристика энергии именно хаотического движения частиц, реализующего распределение относительных скоростей частиц по формуле Максвелла.

Однако, последнее время, пучку параллельно движущихся частиц часто приписывают температуру, которая соответствует максимуму распределения Максвелла, приравненного скорости движения пучка, который, в общем-то, является холодным. Иногда этот прием имеет смысл, если предполагается последующее столкновение пучка с некоторым объектом, как в нашем случае, когда первичный, солнечный ветер сталкивается с возвращающимся солнечным ветром.

В результате столкновения двух встречных потоков солнечного ветра возникает локальный слой с повышенной температурой, в котором инициируется ядерная реакция распада гелия.

Реакция распада не может развиваться взрывообразно, т.к. гелий в активном слое выгорает, и реакция поддерживается за счет тепловой эмиссии относительно холодного гелия из термостата.  Радиальный, встречный поток холодного гелия (3 — 8 тыс. градусов) не позволяет цепной реакции расщепления распространиться внутрь Солнца. Кроме того, реакция расщепления гелия инициируется быстрыми нейтронами водородной плазмы, которых внутри Солнца недостаточно.

В результате повышения температуры хромосферы, реакция расщепления гелия испытывает тенденцию к увеличению интенсивности. Но при этом вместе с усиливающимся солнечным ветром из активного слоя уносится часть ядер гелия, что приводит к обеднению активного слоя гелием, и вызывает тенденцию снижения интенсивности ядерной реакции расщепления. Таким образом, формируется часть обратной, отрицательной связи.

Весь вынесенный гелий, однако, через некоторое время возвращается на Солнце.

Одиннадцатилетний  цикл, при этом, вовсе не обязан совпадать со временем возвращения гелия. Дело в том, что кроме уноса гелия есть еще другие механизмы саморегулирования реакции расщепления. Наработанный водород, несмотря на частичный унос солнечным ветром, постоянно накапливается в подложке активного слоя. В результате, поверхностный слой водорода фотосферы служит устройством подачи топлива, работающим как дополнительный элемент отрицательной обратной связи.

Рассмотренный процесс на разных гелиевых звездах может развиваться по-разному. Одним из вариантов может оказаться режим цефеид.

Благодаря успехам космонавтики, начиная с 2011 года в рамках проекта SOHO, произведено достаточно много съемок столкновений комет с поверхностью Солнца. Эффекты этих столкновений совершенно не соответствуют представлениям о механических столкновениях комет с жидкой, раскаленной, но инертной средой. Результаты столкновений демонстрируют эффект возмущения очень мощного активного процесса, происходящего на поверхности Солнца [https://www.youtube.com/watch?v=zTxONYFR-KE]. Этим процессом является цепная ядерная реакция расщепления гелия.

Протуберанцы, которые помногу дней «висят» в атмосфере Солнца, не могут по своей плотности превышать окружающую среду. Таким образом, протуберанцы являются струями разнородности состояния, природа которых может определяться температурной или составом среды.

Протуберанцы временами «вспыхивают» и «осыпаются». Скорее всего, это всполыхи сгорающего атомарного водорода, превращающегося в более тяжелый молекулярный водород (реакция экзотермическая). [https://yandex.ru/video/search?text=протуберанцы солнца&path=wizard&parent-reqid=1471890148147000-11568505713621924].

Столкновение комет с солнечной поверхностью наглядно демонстрируют наличие поверхностной ядерной реакции, идущей на Солнце.

Заключение. Эрудированный читатель, ознакомившись с предлагаемым альтернативным вариантом модели Солнца, вспомнит множество фактов из смежных областей науки, которые, как ему может показаться, с очевидностью опровергают сделанное здесь заключение. Однако не спешите с поспешными выводами.

В гармоничном мире всякое ошибочное заключение должно, непременно, обнаружится в процессе продолжающегося научного прогресса, в том числе и прогресса в смежных областях. Однако рассматриваемая нами ситуация, усугубилась тем, что совершённая ранее ошибка не единична. Революционное становление новых представлений в ХХ веке сложилось так, что случайная фундаментальная ошибка повлекла следующие смежные ошибки, сформировав системную, ошибочную концепцию, которая сама себя поддерживает, если её рассматривать по частям, а не в целом, и которую опровергнуть уже достаточно сложно.

Каждый исследователь, натолкнувшись на факт, опровергающий ТО в узкой области знаний, оказывается перед лицом множества фактов, якобы подтверждающих ТО в смежных областях знаний. Таким образом, возможна ситуация, когда несколько исследователей в разных областях знаний, одновременно, но не дружно, фактами опровергают ТО, но ни один из них не решается заявить об этом.
Усомнившемуся читателю предлагаем  каждый найденный факт, опровергающий предлагаемую модель, оценить  его с  двух точек зрения, одна из которых соответствует официальной позиции в современной науке, а вторая отличается от неё несколькими существенными поправками, см. [5, 6,7]. Поправки следующие.

  • В природе не существует безразмерных материальных частиц, мир является принципиально квантовым.

2)           В природе не существует локальных объектов, способных реализовать (даже экстремально или предположительно) бесконечные параметры.
3)           Масса инерции вещественного объекта есть мера количества вещества, и является инвариантом энергетического состояния объекта.
4)           Интенсивность гравитационных взаимодействий массивного вещества уменьшается при увеличении энергетического наполнения рассматриваемого объекта, что в частности выражается в уменьшении эффективной гравитационной массы объекта при увеличении его скорости относительно материального пространства, гравитационная масса объекта стремится к нулю при приближении его скорости к скорости света.
5)           Это же относится к электрическим взаимодействиям.
6)           Фотоны являются исключительно переносчиками энергии, т.е. сумма возникающих в приемнике импульсов движения всегда равна нулю. Таким образом, импульсы, косвенно переносимые фотонами, принципиально не могут быть одиночными.
7)           Нет, и не может быть, спонтанных событий. Бывают только события, происходящие по неизвестным нам причинам, и бывают случайные реализации вариантов следствия.
Возможно, непредвзятый читатель задумается, и поймет, что человечество пока живет в мире кривых зеркал, и чем глубже мы пытаемся заглянуть в природу, тем сильнее сказывается кривизна нашего, отображенного мира. Однако это не повод для сознательного использования заведомо кривых зеркал, т.е. наших моделей.
Нижний Новгород, август 2016г.
Источники информации
1 Большая советская энциклопедия. Интернет.
2 Википедия. Интернет.
3 Физическая энциклопедия. Интернет.
4 Шкловский И.С., Звезды: их рождение, жизнь и смерть. https://fis.wikireading.ru/1781.
5 Леонович В.Н., Магнитная природа ядерных сил на примере взрыва сверхновых. Интернет.
6 Леонович В.Н., Происхождение солнечной системы на основе квантовой парадигмы. Интернет.
7 Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет.

8 Столкновение Солнца с кометами. Интернет. Ютуб.

9 Лучков Б.И., Природа и источники энергии звезд.  http://nuclphys.sinp.msu.ru/mirrors/2001_5.pdf.

 

 

Бозон Хиггса. Информация к размышлению

 

Ключевые слова: поле Хиггса, бозон Хиггса, механизм Хиггса, конфайнмент.

 

Конец XIX и начало XX века ознаменовались технологическим бумом, иными словами – бумом изобретательства.

В процессе технического прорыва было выявлено множество принципиально новых природных эффектов и явлений, из которых не все были до конца понятными.

Одним из самых загадочных эффектов представлялся обнаруженный дефект массы.

Когда была открыта аннигиляция, то самым революционным выводом из этого события, с учетом эффекта дефекта массы, был вывод о возможности прямого преобразования вещества в энергию. И не дожидаясь исследования этих явлений в полном объеме, было постулировано, что любую частицу можно превратить в квант энергии соответствующей величины. И обратно. Более того, развивая эту идею, была создана квантовая теория поля, в которой вещество в форме жесткого кванта с неизменными параметрами, вообще не рассматривается. Вещественные частицы в этой теории являются сгустками энергии.

С философских позиций, процесс аннигиляции не вызывает непосредственного протеста, но тем не менее, все-таки настораживает. Аннигиляция напоминает процесс горения, самого обычного явления в природе. При горении происходит преобразование вещества, сопровождаемое выделением энергии и  необратимым уничтожением огромного количества информации. Эта устойчивая связь горения с исчезновением информации, почему-то не стала объектом любопытства в современной науке.

Процесс горения, как правило, не обратим.

Возникает естественный вопрос: обратима ли аннигиляция?

Процесс, обратный аннигиляции,– процесс создания вещества из энергии,– с философских позиций представляется весьма сомнительным, и требующим всесторонней проверки и обоснования.

Действительно, всякое массивное вещество несет в себе определенную, внешнюю и внутреннюю информацию, и обладает различными физическими свойствами, которые обеспечиваются сложными природными процессами, гармонично  встроенными в природные взаимодействия.

Каким образом, например, механизм гравитации возникнет из возмущенного, мало  информативного физического вакуума, т.е. из электромагнитных квантов или из других переносчиков энергии, остается неясным и весьма сомнительным.

С момента признания взаимной инверсии вещества и энергии, официальной науке пришлось расширить определение энергии, известное ранее как способность совершать работу. В связи с этим произошло нечто невообразимое. Новый подход потребовал новых допущений, некоторые из которых не согласовываются с прежними философскими выводами. Мешающие законы философии отменили методом пренебрежения, что вообще очень странно. Теперь главенствующее положение в науке занимает всемогущий принцип инфляции.

Смысл инфляционного принципа очень прост –  отказ от всех неугодных законов природы и введение новых, потребных авторам. Красочным примером применения принципа инфляции является теория Большого Взрыва.

 

В науке наступило торжество мистики. Ведущие академики РАН при закладке подмосковного коллайдера ВИКА бравировали намерениями воссоздать состояние вещества на каждой доле первых микросекунд после Большого Взрыва. И всё это они намерены узнать с помощью бозона Хиггса.

 

С тех пор, как наука перестала быть рыцарским и бескорыстным служением в поиске истины и превратилась из хобби в средство существования, т.е. стала заработком, к науке уже нельзя подходить со старыми мерками. Научный продукт стал товаром, а производители и распространители этого товара стали обычными рыночными дельцами, подверженными всем порокам рыночных отношений.

 

Методика анализа результатов столкновения релятивистских частиц в современных коллайдерах несет элемент гадания на кофейной гуще. Ошибиться легко. Еще легче ввести в заблуждение независимого эксперта.

 

Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, попытаемся получить представление о бозоне Хиггса не только на основе научной и справочной информации, а также с учетом, так называемого, человеческого фактора, т.е. максимально приближенное к реальности представление.

 

Начнем анализ собственно со Стандартной модели, в рамках которой и возникла идея бозона Хиггса.

Догадки ученых о том, что нуклоны не являются истинно элементарными частицами, блестяще подтвердились уже при первых бомбардировках неподвижных мишеней релятивистскими протонами. В результате были получены первые частицы, которые можно определить как осколочные по отношению к нуклонам. Когда же были построены современные коллайдеры, количество таких,- осколочных,- частиц начало быстро расти.

Когда количество объектов деления протона перевалило за сотню (а сейчас их уже более 400 шт.), возникло желание выделить из них истинно элементарные частицы, т.е. те, которые уже ни на что не делятся.

Кроме эффекта расщепления нуклонов при столкновении, учеными предполагается возможность образования неизвестных элементарных частиц путем энергетической инверсии, т.е. прямым формированием частиц из гамма-квантов.

 

Считается, что попытка выделить элементарные частицы удалась. Кропотливый анализ огромного количества результатов столкновения разных релятивистских объектов, позволил создать гипотетические образы искомых элементарных частиц, и на их основе разработать Стандартную модель. Все эти элементарные частицы приведены в описании Стандартной модели. Не будем её переписывать.

Теперь, казалось бы, с помощью этой Модели можно создать таблицу, отдаленное подобие таблицы Менделеева. В этой таблице можно было бы классифицировать все, а их более 400, известные  осколочные частицы. И еще множество ячеек этой таблицы должны остаться не заполненными. Для каждой заполненной ячейки можно привести комбинацию элементарных частиц, образующих данную частицу.

Однако никто не спешит создавать такую таблицу, видимо, она не очень нужна. Дело в том, что подавляющее большинство осколков являются короткоживущими и в свою очередь распадающимися. Кроме того, некоторые элементарные частицы, похоже, не могут существовать обособленно, т.е. в чистом виде в природе не существуют.

Так или иначе, Стандартную модель представили обществу без сводной таблицы осколочных элементов. Авторы ограничились описанием 61 избранной частицы.

 

Авторы Стандартной модели довольно давно ведут одностороннюю дискуссию, т.е. сами с собою, о завершенности своей теории, представляя её научной общественности как самую успешную из всех подобных теорий. Завершающим штрихом фундаментальной Стандартной модели было назначено экспериментальное обнаружение бозона Хиггса, этот факт должен послужить беспрекословным обоснованием теории.

Таким образом, фактор мотивации для обнаружения бозона Хиггса достаточно значимый.

Как же возникла идея экзотичного бозона Хиггса?

Самым естественным образом. Всякая законченная модель должна позволять оценивать свою полноту и границы своей применимости.

Питер Хиггс на первых этапах разработки обратил внимание на неполноту Модели в плане охвата существующих природных сил. Действительно, на тот момент в Модели отсутствовала сила инерции.

Следуя логике Стандартной модели, в которой все взаимодействия реализуются специализированными частицами, Хиггс постулировал существование ещё одной такой частицы, ответственной за формирование инертной массы вещественных объектов Вселенной.

Вот, именно этот момент — связь взаимодействия с наличием специализированной частицы, подается как теоретическая неизбежность существования бозона Хиггса, которая якобы следует из Стандартной модели.

Ничего подобного из Стандартной модели конечно не следует. Из самых общих соображений, никак не связанных со Стандартной моделью, следует, что в природе действует некий механизм, реализующий силу инерции – вот и всё. Если теперь принять, что этот механизм реализуется частицей, то это и будет якобы следствием Стандартной модели. Этого предположения оказалось вполне достаточно, чтобы с помощью дополнительных, уже целевых предположений создать гипотетический образ – модель полевого бозона Хиггса.

В этом месте требуется пояснение. Дело в том, что бозон, задуманный Хиггсом, и тот, который триумфально обнаружили в ЦЕРНе, совсем не одно и то же.

Так вот, чтобы не способствовать искусно создаваемой путанице, будем называть бозон, изначально задуманный Хиггсом, полевым бозоном, а обнаруженный в ЦЕРНе – просто бозоном Хиггса или тяжелым бозоном Хиггса.

Примеряя эту гипотетическую частицу к необычным функциям инерции, ученые пришли к выводу, что частица должна образовывать непрерывное поле, т.е. занимать всё пространство, а не взаимодействовать избирательно с отдельной вещественной частицей. В этом случае однозначно не существуют локализованные источники полевых бозонов.

А из всего этого следует, что полевой бозон должен формировать не дискретное поле, а непрерывную среду, которая и создает образ фиктивных масс частиц. Вот здесь и становится понятной аналогия с ветром и парусами. Действительно, ветер никак не входит в конструкцию парусника, но определяет тягу парусов в зависимости от их площади и конструкции.

Чем дальше приспосабливали полевой бозон Хиггса под необычные свойства инерции, тем экзотичнее он становился.

Вот этот процесс мысленной подгонки параметров бозона под известные свойства силы инерции и преподносится под флагом «из теории следует». На самом деле не из теории, а из опыта. Казалось бы, какая разница как сформулировать? Однако разница огромная.

Теоретический вывод предполагает логически обоснованный прогноз, который требует экспериментального подтверждения.

Подбор свойств полевого бозона Хиггса под проявления инерции — к теоретическим выводам отношения не имеет. Гипотетический подбор – он и есть гипотетический подбор по интуиции на основании практического опыта.

Идея была понятна – необходимо придумать частицу, которая реализовала бы все известные проявления инерции. Но аналога не было. Пришлось фантазировать. Называть эти фантазии авторов следствием теории не корректно. Но спекуляции с присвоением всяким идеям статуса теории стали уже повсеместными. За теории платят охотнее и больше.

Если идея неверна, то в процессе её подгонки под реальные факты неизбежно возникают непреодолимые трудности. И они начались. Чтобы их преодолеть пришлось обратиться к помощи реликтовой инфляции.

Авторы инфляционного принципа, создав учение о Большом Взрыве, поспешили объявить инфляцию ушедшей в безвозвратное прошлое. Смысл их заявления понятен, но уловка не удалась. Джин уже выпущен из кувшина.

Вот и для преодоления возникших противоречий в процессе подгонки свойств полевого бозона Хиггса под существующие реалии, пришлось ввести локальное, спонтанное нарушение природного закона, закона сохранения массы. А чтобы это нарушение не раздражало научную, и не научную, общественность, его закамуфлировали под нарушение симметрии, потому что кому какое дело до нарушения какой-то симметрии. Симметрии нарушаются сплошь и рядом.

Симметрия – это изначально геометрическое понятие, приспособленное с некоторых пор математиками для своих самых разнообразных нужд, — и ставшее излишне модным.

Сейчас, в самом общем смысле симметрия означает инвариантность структуры объекта относительно некоторых его преобразований (Википедия).

Найденные, описывающие природу уравнения часто не меняются, если проделать над ними определенные операции. Когда это происходит, говорят, что уравнения обладают симметрией.

Пример: Система обладает калибровочной симметрией, если ее существенные свойства остаются неизменными при изменении уровня, масштаба или значения некоторой физической величины. Так в физике работа зависит от разности высот, а не от абсолютной высоты; напряжение — от разности потенциалов, а не от их абсолютных величин и др.

Всякий закон сохранения можно заявить законом сохранения симметрии. Но эта классификация принижает статус закона сохранения, т.к. этот прием предполагает, что  суть закона является следствием симметрии, что в корне не верно, но именно в этом пытаются всех убедить авторы «фундаментальных» симметрий.

Всякая стабильность может быть рассмотрена как локальный инвариант, и после этого может быть представлена в терминах симметрии.

Ссылки на симметрию совершенно недопустимы, если при этом не указываются преобразования, относительно которых рассматривается симметрия. А такие ссылки, без указания соответствующих преобразований, приводятся очень часто.

 

Таким образом, все характеристики и параметры полевого бозона Хиггса, которые будут представлены ниже, это плод фантазии авторов. Хотелось бы, чтобы эти фантазии,  были в рамках практических наработок, а также в рамках самых общих философских ограничений. Но в данном случае это условие не выполняется.

Учитывая все изложенные обстоятельства, будем анализировать предоставляемую информацию о бозоне Хиггса с предвзятым недоверием.

«Подвергай всё сомнению».

 

Вот, как начинается одна из обзорных статей в Интернете, популяризирующих идею Хиггса.

Цитата. «Бозон Хиггса – элементарная частица, природу которой очень сложно постичь без предварительной подготовки и понимания основных физических и астрономических законов Вселенной». Конец цитаты.

Переведем с русского на русский.

«Знакомясь с информацией о бозоне Хиггса, не пытайтесь проверять её, всё равно ничего не поймете. Доверяйте выводам специалистов-популяризаторов». Конец перевода.

Имея дело с намеренной фальсификацией, не имеет  смысла анализировать лукавые обоснования авторов. Несостоятельность заумных, необоснованных математических формул обычно можно выявить на основе здравого смысла, опирающегося на общеизвестные достижения философии, и с помощью простейшего анализа для особых точек.

Отличительной чертой философского подхода является то, что философия рассматривает все законы природы взаимосвязано с всеобщей вселенской гармонией. Именно по этой причине многие философские положения имеют ограничительный характер. Ученых, обладающих узким кругозором, эта особенность раздражает, и они помыкают ограничениями философии, порождая этим абсурдные идеи, в угоду своим примитивным представлениям.

 

Итак, что нам сообщает Стандартная модель о бозоне Хиггса в официальных справочниках и в статьях многочисленных продолжателей Хиггса.

 

Информация из Википедии.

«Бозо́н Хи́ггса, Хи́ггсовский бозо́н, хиггсо́н (англ. Higgs boson) — элементарная частица (бозон), квант поля Хиггса, с необходимостью возникающая в Стандартной модели физики элементарных частиц вследствие хиггсовского механизма спонтанного нарушения электрослабой симметрии. В рамках этой модели отвечает за инертную массу элементарных частиц. По построению хиггсовский бозон является скалярной частицей, то есть обладает нулевым спином». Конец цитаты.

Чтобы не отвлекать читателя на обращение к справочникам, сообщим, что под мудреным названием «хиггсовский  механизм спонтанного нарушения электрослабой симметрии» подразумевается непреодолимая без бозона Хиггса в рамках Стандартной Модели ситуация, в которой бозон Хиггса наделяет всевозможные частицы массами так хитроумно, что переносчик электромагнитного взаимодействия фотон остается безмассовым, и может перемещаться на какие угодно расстояния, в то время как переносчик слабого взаимодействия реализуется массивными частицами, что ограничивает радиус этого взаимодействия субъядерными масштабами. Таким образом, при помощи бозона Хиггса реализуется нарушение электрослабой симметрии, делающее электромагнитное и слабое взаимодействие настолько непохожими друг на друга.

Это о полевом бозоне Хиггса.

Теперь информация из сайта Элементы.

«4 июля 2012 года на специальном семинаре в ЦЕРНе было объявлено об открытии хиггсовского бозона на Большом адронном коллайдере. Эта частица — отголосок нарушения электрослабой симметрии — кардинального преобразования нашей Вселенной, случившегося в эпоху ее «горячей юности» — была предсказана теоретиками еще полвека назад». Конец цитаты. Это уже о тяжелом, уникальном бозоне Хиггса.

А вот, что сообщает Тим Барклоу, экспериментальный физик из команды ATLAS, который работает в Национальной ускорительной лаборатории SLAC Стэндфордского университета, см. [Ленту новостей из Элементов].

«Идея Хиггса состояла в том, что Вселенная погружена в невидимое поле, подобное магнитному. Каждая частица ощущает это поле — теперь известное как поле Хиггса, — но в разной степени. Если частица может свободно перемещаться в этом поле с минимальным взаимодействием, значит, она имеет минимальную массу. Альтернативно, если частица будет взаимодействовать с полем Хиггса в значительной степени, то у нее более высокая масса». Конец цитаты. Это уже о полевом бозоне Хиггса.

Невидимое поле – это, видимо, издержка перевода, похоже, Барклоу имел в виду неведомое поле.

Приостановимся на этом, и попытаемся осознать, что же нам предлагается в образе бозона Хиггса.

Приведенные свойства полевого бозона Хиггса это постулируемые ожидания. А что же обнаружили в ЦЕРНе? Обнаружили некоторое событие, которое достаточно стабильно повторяется при некоторой конкретной энергии столкновения протонов (125 ГэВ), и сопровождается излучением двух противонаправленных, якобы гамма-квантов. Почему якобы? А потому, что нам не сообщают, могут ли  использованные датчики отличить гамма-квант от релятивистской частицы. Кроме того, для элементарной частицы, каковой должен быть бозон Хиггса, допустимо превращаться в гамма-кванты только в результате полной аннигиляции. Однако об аннигиляции речи не идет, т.к. нет антибозона (пока нет). Кроме того, тяжелый бозон Хиггса имеет возможность распадаться на два Z-бозона с последующим распадом на четыре лептона (на электроны или мюоны), как повезет.

О каком распаде может идти речь, если все частицы Стандартной модели принципиально являются элементарными, т.е. не распадающимися. Почему при энергии столкновения протонов в 125 ГэВ, и только при этой энергии, происходит материализация одного вещественного бозона Хиггса, спрашивать неприлично, т.к. квантовая теория причинно-следственными связями не занимается, теория просто описывает конечный результат происходящего.

Цитата. «Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… П. Дирак» Конец цитаты. Это мечта-надежда одного из основоположников квантовой теории. Такая теория еще не появилась, а существующая теория уже пытается объявить себя фундаментальной, т.е. непререкаемой и вечной.

Итак, интенсивность взаимодействия поля Хиггса с каждым вещественным объектом Вселенной определяет величину инертной массы объекта, но этой массы в объектах нет. Таким образом, интенсивность взаимодействия с полем Хиггса является мерой фиктивной массы инерции, т.е. перед нами своеобразная имитация.

Вещественные частицы проявляют свои инерционные свойства в любой точке пространства и в любое время. Это означает, что поле Хиггса непрерывно заполняет всё пространство и стабильно во времени. Получается, что, либо поле Хиггса само по себе является физическим вакуумом, либо поле Хиггса является одним из проявлений физического вакуума. Об этом в Стандартной модели — ни слова.

Полевой бозон Хиггса, как все безмассовые бозоны, перемещается в пространстве со скоростью света. Пока речь идет об одном бозоне, это свойство проблем как бы не вызывает. Но вопрос возникает к полю Хиггса. В каком направлении движется каждый бозон поля. Авторы нам сообщают, что поле (среда) Хиггса характеризуется полем скоростей. Очень интересно, как распределены эти скорости по направлению. Нет оснований для выделения какого-либо одного из направлений. Значит, бозоны среды движутся во всех направлениях изотропно. Тогда возникает следующий вопрос – сколько же в пространстве направлений. Если направления не квантовать, то их неограниченное количество. Однако Стандартная модель это модель квантовая. Вот только квант телесного угла в Стандартной модели до сих пор не определен. Как только квант станет известным, количество направлений тоже будет известно, и это будет фундаментальная константа.

Но как среда, состоящая из бозонов, может двигаться сразу во всех направлениях со скоростью света? Об этом можно было бы спросить у Кумина А.М., т.к. он занимается разработкой (придумыванием) именно таких сред, но авторы Стандартной модели, похоже, с ним не консультировались.

К тому же, Кумин пытается сформировать с помощью своих бозонов фиктивное поле гравитации, а вовсе не инерции, и у него, как он заявляет, нечто похожее получается [4]. Однако авторы Стандартной модели к этому еще не подошли.

Несмотря на отсутствие у фиктивной массы внешних полей, для формирования фиктивных масс с помощью бозонов, в составе вещественных частиц должен быть некий материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозонной средой. И судя по тому, что нам известно о свойствах двух видов массы (гравитационной и инертной), которые эквивалентны, общий признак у них должен быть. Вот, этот общий признак массы в вещественных частицах, авторов бозона Хиггса, видимо, и не устраивает.

Действительно, если есть материальный признак, определяющий интенсивность взаимодействия с бозоном Хиггса, то чем он отличается от признака массы гравитации, или массы вообще. Получается, что информация об инертной массе частицы заложена в каждой частице. А сама сила инерции всегда совпадает с направлением ускорения тела. А куда направлено ускорение? В рамках ОТО, с которой Стандартную модель стремятся объединить, это сделать невозможно, т.к. поле бозонов Хиггса в этом плане не отличается от фотонных бозонов, которые относительно любого тела движутся с постоянной скоростью света, т.е. их относительное ускорение всегда равно нулю.

Если же бозонное пространство принять неподвижным, то в Стандартной модели оно должно иметь конкретную массу. По этой причине авторы Стандартной модели не обсуждают проблемы неподвижного пространства. Для них такого жуткого пространства просто не существует.

 

Вернемся к полю скоростей. Получается, что в каждой точке пространства, свободного или занятого любой вещественной частицей, находится огромное множество полевых бозонов Хиггса, движущихся во всех направлениях и не взаимодействующих друг с другом, но взаимодействующих определенным образом с каждой вещественной частицей.

Вещественные частицы, по Хиггсу, не имеют инертной массы, но, по умолчанию, имеют массу гравитации. А т.к. инертная масса всегда точно равна массе гравитации, которая зависит от относительной скорости объектов, то получается, что поле Хиггса взаимодействует именно с носителем гравитации. Как пишут идеологи хиггсовской теории, это взаимодействие напоминает функционирование парусов. Вот, только непонятно, как бозоны Хиггса угадывают величину ускорения гравитационной массы, на которую реагируют, ведь скорость бозонов Хиггса относительно любого вещественного объекта постоянна и равна скорости света в любом направлении.

Однако Стандартная модель ответит на все вопросы, которые есть и которые появятся позже. Для этого у неё в резерве имеется могучий инструмент — принцип инфляции.

 

Но обратимся к тяжелому бозону Хиггса. Из [3], накануне экспериментального открытия бозона Хиггса, от Майкла Пескина, физика-теоретика SLAC, узнаем.

Цитата.

«Теория предсказывает, что “жизнь” бозона Хиггса слишком коротка, чтобы ее возможно было зарегистрировать инструментами БАКа, но физики думают, что они могут подтвердить ее существование, если смогут определить частицы, в которые он распадается».

Это высказывание дополняет официальный представитель коллаборации CMS (коллектива ученых, работающих на детекторе CMS) Джо Инкандела.

Цитата.

«Согласно теоретическим предсказаниям, бозон Хиггса распадается сразу же после рождения на разные частицы. Одним из способов («каналов») такого распада может быть распад на два Z-бозона, четыре лептона (электрона или мюона), на два гамма-кванта. Поэтому в экспериментах регистрируются частицы — продукты распада бозона Хиггса, и уже по ним восстанавливается картина того, что произошло». Конец цитаты.

Почему перечисленные в цитате частицы являются результатом распада именно бозона Хиггса, а не тех протонов, которые сталкиваются? И как их отличить?- нам не сообщают.

Читатель должен понимать, что при наблюдении огромного количества протонных столкновений, любую устойчивую комбинацию вторичных частиц можно объявить распадом любой промежуточной, короткоживущей частицы, в том числе и ранее не известной.

Итак, что же мы узнали про бозон Хиггса. Оказывается, полевой бозон существует всегда и везде, образуя скалярное поле-среду. При этом «жизнь» тяжелого бозона Хиггса неимоверно коротка, так что и зарегистрировать эту массивную частицу практически нельзя. О прошлом существовании бозона можно судить лишь по результатам его распада на другие бозоны, лептоны, гамма-кванты. Однако бозон Хиггса заявлен как истинно элементарная частица Стандартной модели. Здесь, видимо, приходится ожидать от авторов извинения за оговорку. Позже нам сообщат, что Бозон Хиггса не распадается, а превращается (инверсирует) в энергию, а энергия уже может превращаться (снова инверсировать) во что угодно, в фейерверк частиц.

Несколько слов о нарушении симметрии в рамках Стандартной модели. Дело в том, что в Стандартной модели бозоны являются переносчиками энергии, обеспечивающими реализацию взаимодействий. Традиционно переносчики энергии являются безмассовыми частицами. Однако для реализации внутриядерных сил в формате конфайнмента пришлось ввести калибровочные Z-бозоны, обладающие массой, что собственно и является волевым нарушением симметрии, которую пытаются выдать за спонтанную.

Вот здесь надо отдать должное Питреру Хиггсу за смекалку и изобретательность.

«Хиггс был очень проницателен, когда обнаружил, что при объединении калибровочной теории с моделью спонтанного нарушения симметрии две проблемы решаются очень красиво. Хиггс нашел брешь в формализме теоремы Голдстоуна, исключающей возможность нарушения симметрии: эта теорема (как показал Хиггс, Л.В.) неприменима при рассмотрении локальной калибровочной симметрии» [7].

Конфайнмент это такая конструкция идей, которая создает эффект, при котором напряженность поля растет пропорционально расстоянию между точечными источниками напряженности. Так, два нуклона в ядре атома притягиваются тем сильнее, чем больше расстояние между ними. Это происходит до достижения определенного расстояния между нуклонами, после превышения которого притяжение исчезает. Этот процесс и есть проявление конмайнмента.

Для реализации внутриядерных сил у полевых бозонов Хиггса возникла дополнительная задача (функция) по обеспечению этого нарушения симметрии. Ведь фотоны и глюоны, как типичные бозоны, должны оставаться безмассовыми, а вот Z-бозоны должны приобрести массу.  Вот Хиггс с этой задачей и справился, а формальные приемы, которые применил Хиггс, назвали механизмом Андерсона-Хиггса. А в литературе эту ситуацию упоминают как спонтанное нарушение симметрии, что производит наукообразное и завораживающее впечатление.

Вообще, выше приведена лишь малая часть удивительных свойств полевого бозона Хиггса. Вот, более полный их перечень. Цитата [6].

«Бозон Хиггса имеет множество уникальных свойств, позволивших получить ему еще одно название – частица Бога. Открытый квант обладает цветным и электрическими зарядами, а его спин по факту равняется нулю. Это означает, что он не имеет квантового вращения.  К тому же, бозон полноценно участвует в гравитационных реакциях и склонен к распаду на пары из b-кварка и b-антикварка, фотонов, электронов и позитронов в сочетании с нейтрино. Однако параметры этих процессов по ширине не превышают 17 мегаэлектроновольт (МэВ). Помимо вышеперечисленных характеристик частица Хиггса способна распадаться на лептоны и W-бозоны». Конец цитаты.

В цитате явно смешаны свойства двух бозонов Хиггса.

И ещё одно уникальное свойство поля Хиггса — его напряженность всюду отлична от нуля. Что это означает, никто не сообщает. Однако эффект очень легко доказывается от противного. Если напряженность поля где-то будет равна нулю, то в этой области все тела лишатся массы инерции, а это недопустимо.

Чтобы на этом эффекте нельзя было построить вечный двигатель, пришлось ввести искусственную симметрию так называемого «бутылочного донышка», которая по сути является нарушением нулевой симметрии энергии.

Суть надуманной симметрии бутылочного донышка в том, что энергия поля имеет минимум при некоторой, не равной нулю, напряженности поля Хиггса. Здесь к здравому смыслу лучше не обращаться, всё равно, как обещано, ничего не поймете.

Но, если есть напряженность, то значит, есть и энергия. Таким образом, поле Хиггса – это напряженная среда. Вновь приходим к соблазну зачерпнуть из безмерного океана энергии.

Теория поля Хиггса не стоит на месте. Стандартная Модель пересматривается с позиций суперсимметрии. Приведем небольшой фрагмент из работы В.В.Дворцевого.

«Результат исследования физических свойств поля Хиггса, показал: поле Хиггса — это особый вид материи, лежащей в основе всего материального мира — Вселенной.
Поле Хиггса — идеальная сплошная среда, скалярное поле потенциальной энергии, пространственно-временной континуум, представляет собой механическую систему с бесконечным числом внутренних степеней свободы, описываемую скалярным полем плотности потенциальной энергии и векторным полем скоростей.

Основными частицами скалярного поля Хиггса являются: отрицательный двойной бозон Хиггса, положительный двойной бозон Хиггса и нейтральный Z- бозон, объединяющий их!»

И далее. «Локальные фазовые возмущения плотности поля Хиггса, в сверхмалых объёмах идеальной сплошной среды характеризующиеся большой массой покоя в связи с малой амплитудой колебания фазы потенциальной энергии, так и остаются локальными скалярными возмущениями поля Хиггса. Этим объясняется конфайнмент кварков.
Вся бесконечная Вселенная в целом — это уникальная тройная неразрывная структура, состоящая из отрицательного двойного бозона Хиггса, положительного двойного бозона Хиггса и нейтральной поверхности раздела фаз скалярного поля потенциальной энергии.
Вселенная в целом представляет собой отрицательный двойной бозон Хиггса [0-], внутренним пространством которого является положительный скалярный бозон Хиггса [0+], положительный двойной бозон Хиггса [0-] и поверхности раздела фаз [Uw] поля потенциальной энергии». Конец цитаты.

Дворцевому В.В.  вторит Джо Инкандел, по словам которого, бозон Хиггса это бозон фундаментальный.

Цитата.

«Согласно Стандартной модели, в момент рождения Вселенной после Большого взрыва частицы приобрели массу под действием Хиггсовского поля, сформированного бозонами Хиггса. Без этого поля не могло бы произойти образование атомов, а частицы, не имеющие массу, просто разлетелись бы по космическому пространству. Согласно теории, неуловимые бозоны Хиггса существуют везде. Через поле Хиггса, заполняющее пространство Вселенной, проходят абсолютно все частицы, из которых строятся атомы, молекулы, ткани и целые живые организмы». Конец цитаты.

Теория не позволяет точно установить массу бозона, поэтому для его обнаружения ученые прибегли к методу эксперимента.

Смотрите, как много всего известно о неуловимом бозоне Хиггса. Откуда столько информации? Ответ очевидный – ученые думают, и думают профессионально, вот и придумали. Но не всё пока гладко. Кое-что не стыкуется. Но это явление временное. Вот построят российский коллайдер ВИКА – и всё отшлифуют. Главное, есть эффективный инструмент – Стандартная модель. И есть заинтересованные люди, которые обеспечивают финансирование проекта.

Следуя стандартной логике развития науки, при открытии нового явления (или процесса) – объект открытия активно исследуется. На основании экспериментальных данных создается физическая гипотеза и, желательно, математическая модель. На их основании делается научный прогноз. Прогноз проверяется целевыми экспериментами, и в случае подтверждения прогноза, гипотеза переходит в ранг теории.

Ситуация с бозоном Хиггса не укладывается в стандартную логику. Дело в том, что инертная масса, как явление и понятие, известна очень давно. Никаких новых сведений о массе инерции в последнее время не появлялось. Однако появилась новая разработка — Стандартная модель, вот она-то и стала инициатором нового осмысления старых данных о массе инерции. Освежим эти данные.

Понятие инертной массы определено первым законом Ньютона, который по своей сути является леммой принципа причинности.

В результате проверки первого закона Ньютона было установлено, что все вещественные объекты оказывают действенное сопротивление любым попыткам изменить кинетическое состояние объекта. Интенсивность этого сопротивления (противодействия) всегда строго пропорционально количеству вещества, содержащемуся в объекте.

На основании этих данных было принято соглашение об измерении количества вещества мерой с названием масса. При этом, если два тела разной природы оказывают равное противодействие одним и тем же внешним усилиям, то считается, что массы инерции этих тел равны межу собой. Дальнейшие исследования показали, что масса инерции является инвариантом замкнутой системы. Это положение отражено в законе Ломоносова – законе сохранения массы. На этом можно было бы закончить, если бы не учение Эйнштейна –Теория Относительности (ТО).

Эйнштейн присовокупил к известным свойствам массы инерции дополнительные свойства. По ТО масса инерции данного тела зависит от скорости этого тела относительно другого тела, на котором находится наблюдатель. В это утверждение трудно поверить. Ведь, получается, что при сообщении телу кинетической энергии часть этой безликой энергии превращается в конкретное вещество: в кварки, в электроны, в позитроны, в протоны и прочее. А затем, при торможении. Эта энергия возвращается без потерь. Очень смелая, наивная идея. Но никто, ни разу её не проверил!  Произведены лишь проверки для гравитационного взаимодействия при бытовых скоростях.

Можно принять создавшуюся ситуацию, в надежде на её исправление в будущем. Но оказывается, что это невозможно. Дело в том, что под скоростью тела Эйнштейн понимал скорость тела относительно наблюдателя.  Трюк, который никто не хочет замечать. А всё просто. Наблюдатель сообщает пробному телу конкретную энергию, т.е. ускоряет пробное тело. Тело приобретает конкретную скорость и якобы увеличивает свою реальную массу. Затем, наблюдатель догоняет пробное тело и исследует его – и что он узнает в результате своих измерений? Масса тела не изменилась.

Итак, в соответствии с классическими представлениями, а также в соответствии с представлениями ТО, масса инерции и масса гравитации являются свойством конкретного тела. А что предлагает Хиггс?

В представлении Хиггса за массу всех вещественных тел становится ответственной среда, составленная из полевых бозонов Хигса. Получается, что масса тел не является физической сущностью, а является характеристикой процесса, как давление или вязкость.

Известно, что среда для реализации такой функции должна быть неподвижной. Но все бозоны в Стандартной модели перемещаются со скоростью света.

Инерция в любом представлении: и как физическая сущность, и как фиктивная имитация, — должна проявлять свои свойства непременно в зависимости от изменения скорости, измеряемого относительно квантов неподвижного пространства — в этом суть понятия инерция.

Обилие свойств и параметров бозона Хиггса, которые нам сообщают авторы Стандартной модели, априори являются домыслами, не смотря на то, что вся информация сопровождается словами «на основании теории». По этому поводу возникает сторонний вопрос: почему о бозоне поля Кулона, вообще, ничего не сообщается. Здесь авторы Стандартной модели прикрылись лаконичным сообщением, что электромагнитное взаимодействие реализуется фотонами. Однако неподвижный заряд не излучает фотоны, хотя поле Кулона у такого заряда существует.

И вопрос по поводу бозона Хиггса. Почему при энергичном столкновении двух протонов, приводящем к их разрушению, иногда, на одно мгновение, должен возникать массивный, мгновенно исчезающий бозон Хиггса. Зачем? Зачем природе понадобилось на мизерные доли секунды в редчайшие моменты лобового столкновения релятивистских протонов овеществлять бозон Хиггса.

Ответов, как минимум, два.

Во-первых, для реализации экзотических фантазий, необходимых и используемых на разных этапах Большого Взрыва.

И во-вторых, и это видимо самое главное, для того, чтобы быть обнаруженным человечеством уже после инфляционного этапа Большого Взрыва.

В своем интервью по поводу обнаружения бозона Хиггса Валерий Тельнов (профессор ИЯФ СО РАН) поделился откровением:  «Дирекция ЦЕРНа уже отрабатывала с физиками вариант, что говорить налогоплательщикам, если хиггсовского бозона не будет обнаружено (или вообще ничего на LHC не откроют). Хиггсовский механизм — это только один из возможных вариантов, были и другие».

А теперь поставим себя на место исследователей. Предположим, что нам удалось зафиксировать некоторое событие, которое проявляется как небольшой резонанс на фоне рутинных двухфотонных событий. Как доказать, что этот резонанс вызван распадом бозона Хиггса? А вот, если резонанс сначала предсказать, и затем обнаружить, то это совсем другое дело.

Вспомним, как драматично развивались события при поиске бозона. Накануне решающих экспериментов в области энергии 125 ГэВ в Интернете появился комментарий: или бозон Хиггса будет найден в предстоящем эксперименте, или этот бозон вообще не существует.

«Трудно не увлечься этими результатами», сказал директор по исследованиям ЦЕРН Сержио Бертолуччи.  «Мы в прошлом году заявили, что в 2012 году будет либо найден новый бозон Хиггса, как частица, либо исключено существование бозона Хиггса Стандартной модели».

 

На фоне откровения Тельнова возникает вопрос: зачем заинтересованным исследователям ставить себя в угол категоричным заявлением — или найдем сейчас, или этот бозон вообще не существует?

Ничего себе — не существует! Да ради этой находки построили коллайдер.

А не было никакого угла, т.к. не было варианта — не найти. Всё уже было «найдено» и подсчитано, а вот достаточной убедительности доказательства действительно не было. Вот и был разыгран спектакль с якобы теоретическим предсказанием двойного исхода, и, последовавшего, счастливого завершения. Спектакль — мелодрама.

Питер Хиггс, пытаясь решить серьезнейшую научную проблему, предложил идею сомнительного бозонного поля. Для доказательства своей идеи придумал предсказание о практически не существующем тяжелом бозоне. И вот, этот бозон обнаружили! Идея о бозонном поле доказана! Надо исследовать это поле.

Но о перспективах этого исследования — никаких публикаций.

Все хотят исследовать свойства и разновидности тяжелого и никчемного бозона Хиггса.

Закон рынка – все туда, где можно заработать.

Обобщим разрозненную информацию.

Итак, бозон Хиггса это стабильная элементарная (неделимая) частица, которая неразрывно и многократно заполняет всё пространство Вселенной. Многократность в данном случае означает, что в каждой квантовой точке пространства постоянно должно находиться N однотипных полевых бозонов, которые изотропно распространяются со скоростью света во все  стороны. Такое полевое образование называется континуумом.

Описанное поле Хиггса принципиально невозможно обнаружить в штучном, квантовом проявлении, т.к. оно проявляет себя всегда и везде как универсальная среда, в которой существует вещество любого типа.

Авторы идеи, в такой откровенно-безнадежной формулировке, этого не оглашают, но этот обобщенный вывод непосредственно и однозначно следует из их постулатов.

Среда, образованная изотропным континуумом релятивистских полей, по мнению авторов должна имитировать (т.е. действенно создавать видимость) инертную массу, которой на самом деле не существует, а существует лишь наше субъективное, но вполне адекватное представление об этой фиктивной массе, как о массе реальной.

Однако надежды авторов в этом плане неосуществимы. Исходя из ОТО, поле Хиггса вообще не может реагировать ни на скорость вещественных частиц, ни на её изменение, т.к. эта скорость относительно бозонов всегда является константой С. Естественно, поле Хиггса не может реагировать и на изменение скорости частиц, т.е. реагировать на ускорение. Но эта реакция и есть основное свойство инерции. Получается, что поле Хиггса в принципе не способно имитировать массу инерции вещества.

А если бы имитация оказалась успешной, то что делать со знаменитой формулой Эйнштейна E=mC^2. Пришлось бы полю Хиггса имитировать и энергию.

Авторы идеи данного обстоятельства, видимо, не заметили.

Идея поля, заявленного Хиггсом, скорее примитивна, чем гениальна. Чего не скажешь об уже знаменитой частице Хиггса, которую якобы обнаружили в ЦЕРНе.

Классический физик, следуя установленным законам природы, опробовав идею бозонного поля, быстро убедится в её никчемности, и отбракует.

Физик новой формации, вооруженный инфляционным инструментом, лишен такой возможности; он должен решить проблему, деформируя старые и придумывая новые, не известные ранее законы природы.

Приходиться поражаться гениальности Хиггса, которой догадался о существовании частицы, которая ни каким образом в природе себя не проявляет, но может быть получена в уникальных условиях и рассматриваться как доказательство существования полевого бозона Хиггса. Более того, для этой частицы трудно придумать какое-нибудь занятие в природе — так трудно, что до сих пор не придумали. Ведь, массу инерции вещественных частиц эмулирует (создает-имитирует) поле-среда безмассовых бозонов Хиггса, а в ЦЕРНе обнаружили какое-то чудо-юдо весом около 135 протонов.

В этом вопросе (о якобы гениальной догадке Хиггса) завесу приподнимает статья из Интернета о механизме Андерсона-Хиггса.

Цитата из Физической энциклопедии.

«Когда статья Хиггса, описывающая модель, была в первый раз послана в Physical Review Letters, она была отклонена, очевидно, из-за отсутствия предсказания каких-либо новых эффектов, которые было бы возможно наблюдать в экспериментах. Тогда он добавил предложение в конец статьи, в котором упоминал о том, что предполагается существование нового или новых массивных скалярных бозонов, которых не достает для полного представления о симметрии. Это и есть бозоны Хиггса». Конец цитаты.

Уловка удалась – статью издали.

А чтобы несуществующую частицу не стали искать, ведь тогда никто не знал, что она существует, теоретики для тяжелой частицы Хиггса отвели такую короткую жизнь, что обнаружить и зафиксировать тяжелый бозон практически невозможно. Практически, частица не существует. Существует только спонтанный процесс нарушения надуманной симметрии.

 

Еще одна цитата из той же статьи.

«Вакуумное ожидаемое значение хиггсовского поля нарушает локальную SU(2) Х U(1) калибровочную симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: слабый изоспин и слабый гиперзаряд), создавая электромагнитную U(1) симметрию (величины, подчиняющиеся закону сохранения: электрический заряд). Из-за этого эффекта три калибровочных бозона (W и Z бозоны) получают массу и продольную степень поляризации. Четвертая степень поляризации хиггсовского поля, которое, являясь SU(2)-дублетом, состоит из двух комплексных = 4 действительных полей, и есть бозон Хиггса».

Из ЦЕРНа сообщили, что в результате спонтанного нарушения локальной симметрии, происходящей при лобовом столкновении двух релятивистских протонов, стабильно образуется массивная, ранее не известная, частица с весом около 135 протонов. На лицо нарушение закона сохранения массы.

 

В промежуточных взаимодействиях, рассматриваемых Хиггсом, присутствует взаимодействие бозонов с бозонами. До сих пор такого взаимодействия в природе не наблюдалось.

О самом изученном бозоне под названием фотон в этом плане известно, что заставить фотоны взаимодействовать между собой пока не удалось.

Однако массивный бозон Хиггса может образоваться в результате объединения двух безмассовых глюонов. Любопытно было бы узнать, как тяжелый бозон Хиггса, взаимодействуя с постоянным полем Хиггса, приобретает массу инерции.

Чтобы в рамках Стандартной модели всё получалось, как происходит в природе, никак не обойтись без конфайнмента. Вот Хиггс и придумал, как решить сразу две проблемы в рамках одного ухищрения. Разбираться в его придумке не имеет смысла. Ну, как можно разобраться в механизме спонтанного нарушения какой-то локальной симметрии. Симметрия имеет свою логику. Нарушение симметрии логики не имеет. Спонтанный – значит самопроизвольный и по неизвестной причине. Под термином «механизм Хиггса» подразумеваются формальные математические преобразования. Термин механизм призван вызвать ассоциацию этих преобразований с некими природными процессами, о которых никто не имеет ни малейшего представления. Механизм Хиггса правильнее было бы назвать манипуляциями Хиггса, но уже поздно.

Непонятно, почему при столкновении протонов образуется только один бозон, а не два. Протонов ведь два. Куда полетит одиночный бозон? Из условия симметрии, а правильнее — из закона сохранения импульса, бозон должен овеществиться практически неподвижным.

Непонятно, каким образом энергия бозона связана с энергией столкнувшихся протонов, является ли эта энергия дополнительной к уже имевшейся энергии протонов, т.е. является ли эта энергия долгожданной добычей из гипотетической кладовой энергии вакуума.

Любая критика порождений инфляционного принципа — абсолютно бессмысленна, абсурд не подлежит критике. Инфляционный продукт должен существовать, потому что имеет спрос и сбыт, т.к. нужен публике, жаждущей развлечений.

Испытывая явное недоверие к противоречивой информации, поступающей от  заинтересованных исследователей ЦЕРНа, хотелось бы узнать, какие меры приняты для фильтрации информационного шума при проведении экспериментов. А шум возможен следующий.

Вакуум в такой огромной установке не может быть идеальным. Почему бы ни сообщить общественности остаточную плотность атмосферы, выраженную в штуках остаточных молекул на сантиметр кубический. И продемонстрировать, какое событие происходит, например, при столкновении протона с молекулой водорода, и какое при столкновении с ядром атома железа. Ведь, как только начинаются события столкновений, стенки камеры начинают испытывать воздействие жесткого излучения, в результате которого непременно происходит испарение (возгонка) стенок камеры. Таким образом, становится возможным столкновение протонов с атомами металлов, из которых изготовлена камера, например с атомами железа [5].

Создается впечатление, что при высоком административном ранге проведения экспериментов, найти независимых экспертов чрезвычайно трудно. Сложность проверки  результатов эксперимента позволяет ввести общественность в заблуждение.

Что за событие уверенно фиксируется в момент якобы возникновения бозона Хиггса? Это два гамма кванта, излученных в противоположные стороны поперек пучка. Резонанс этого события приходится на энергию столкновения, равную 125 ГэВ. Почему это событие отождествляется с распадом бозона Хиггса? А потому, что другого варианта никто не предложил.

Лекомцев не в счет, он независимый исследователь – человек с улицы, не из коллаборации. Кто с ним будет считаться.

Массивный бозон Хиггса придуман для того, чтобы быть обнаруженным – и его обнаружили. И его будут обнаруживать до тех пор, пока квантовая теория не откажется от инфляционного принципа – принципа вседозволенности.

Вот пророческое высказывание одного из основателей квантовой теории.

«Мне кажется весьма вероятным, что когда-нибудь в будущем появится улучшенная квантовая механика, в которой будет содержаться возврат к причинности… Но такой возврат может стать возможным лишь ценой отказа от какой-нибудь другой фундаментальной идеи, которую сейчас мы безоговорочно принимаем. Если мы собираемся возродить причинность, то нам придется заплатить за это, и сейчас мы можем лишь гадать, какая идея должна быть принесена в жертву».

П. Дирак.

Процитировано по Кумину А.М. [4].

 

Так или иначе, но любой вещественный объект по идее Хиггса постоянно находится во взаимодействии с полем Хиггса, и именно таким образом формирует свою инертную массу, которая должна подчиняться релятивистскому закону увеличения массы до бесконечного значения при условии приближения относительной скорости объекта к скорости света, измеренной обязательно относительно наблюдателя.

Как поле Хиггса реализует эти требования, пока неизвестно.

Кроме того, формируемое значение инертной массы всегда должно быть точно равно значению гравитационной массы, за которую ответственны гравитоны поля притяжения.

 

Все поля в Стандартной Модели реализуются специализированными элементарными частицами, а именно бозонами. Все силовые поля до появления поля Хиггса носили дискретный характер, т.е. частицы (кванты) среду не реализовывали.  Особенность поля Хиггса требует наличия распространяющейся среды, состоящей из специализированных частиц, которая уже является неразрывной. Под этой средой в Стандартной модели подразумевается физический вакуум.

Физический вакуум естественным образом должен быть универсальной средой для всех частиц Стандартной Модели. Следовательно, физический вакуум является неотъемлемой частью Модели. Но о вакууме в Стандартной модели нет ни слова.

Возникает естественный вопрос: как массивный бозон Хиггса взаимодействует с полем Хиггса, чтобы приобрести свою массу.

 

Бозон Хиггса получается очень замысловатой частицей, и творческое воображение Хиггса здесь ни при чем. Достаточно одной стартовой идеи – и все несообразные свойства частицы возникают сами собой, если идея являлась несуразной. Это является следствием качества идеи.

Частицу первоначально назвали частицей чёрта, но редактор журнала не пропустил это название, вот и назвали бозон Хиггса частицей Бога.

 

 

Механизм Хиггса пока не имеет конкретного, строгого описания. Это естественно. Как можно строго описать то, что никому не известно. Но сермяжная правда в механизме Хиггса есть. Эта правда в том, что как бы вы ни старались с помощью бозона Хиггса корректно обеспечить всё вещество инертной массой, адекватной с природой, – вы непременно придете к неразрешимому противоречию, которое и должны объявить спонтанным нарушением симметрии.

Сейчас, когда определены почти все параметры тяжелой частицы Хиггса, которую упорно называют бозоном (бозоны — это безмассовые объекты, по определению), строительство БАК, предпринятое именно ради поиска бозона, кажется нелепым. Однако усилия и средства потрачены не напрасно. Уже сейчас полученных сопутствующих данных достаточно, чтобы осознать и доказать нелепость ТО, и многих следствий этого учения.

Не беда, что пока эти данные скрываются от общественности. Ни что не вечно.

Не вечны и укрыватели.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ

 

  1. Большой адронный коллайдер. Лента новостей. Интернет.
  2. Обзорная статья. Интернет: http://www.km.ru/nauka/2012/07/04/issledovaniya-rossiiskikh-i-zarubezhnykh-uchenykh/naiden-bozon-khiggsa-bez-chastits
3.                          Иванов Игорь. Новые данные ATLAS по хиггсовскому бозону: интрига сохраняется. Интернет.
  1. Кумин А.М. Гипотеза об ипостаси. Интернет.
  2. Лекомцев В.А. Бозон Хиггса – недостижимый предел физики элементарных частиц. Интернет.
  3. Дворцевой В.В. Физика атомного ядра и элементарных частиц. Настоящая история Вселенной – результат исследования физических свойств поля Хиггса. Интернет.
  4. Гордон Кейн, Суперсимметрия. От бозона Хиггса к новой физике. Интернет.
  5. Обзорная статья: Физики изучили проблему идентификации бозона Хиггса. Интернет.
  6. Тельнов Валерий, Интервью о бозоне Хиггса. Интернет

 

 

Теория Относительности Информация к размышлению Часть 2. Относительная скорость

Каждый понимает, что всякая скорость является относительной.

Пока не указан объект, относительно которого измерена скорость, значение скорости остается не определенным.

Имея дело со скоростью в бытовых ситуациях, каждый непроизвольно соотносит скорость любого объекта с некоторой обобщенной средой, с окружающим физическим пространством. Иногда человек оценивает скорость объекта относительно себя.

Кроме субъективных оценок относительной скорости, существуют объективные её характеристики. От относительной скорости непосредственно зависят параметры многих физических процессов, как локального свойства, так и не локального, например: траектории движения планет, звезд и галактик.

В наше бытовое понимание относительной скорости двух объектов, так или иначе, всё время вмешивается восприятие скорости тел относительно некоторого посредника, окружающей среды. Это вмешательство всегда происходит непроизвольно, практически подсознательно. Так или иначе, но в быту мы пользуемся двойным стандартом по отношению к относительной скорости, и этот двойной стандарт никогда не приводит к конфликтным ситуациям.

Эйнштейну, в его  Теории Относительности (ТО) удалось вызвать такой конфликт.

В ТО Эйнштейна среда отсутствует принципиально. Это значит, что в ТО нет, и не может быть, скорости относительно среды, есть только скорость относительно отдельных объектов. Относительно пустоты скорости быть не может. Но на уровне самообмана её можно представить (и представляют), подменяя идеальную геометрическую пустоту эфемерной идеальной средой.

Отсутствие неподвижной среды в ТО создает проблему при трактовке скорости по инерции. Действительно, при отсутствии внешних воздействий каждое тело сохраняет свое состояние, что, кроме прочего, означает сохранение равномерного, прямолинейного движения.

А каковы критерии этого равномерного, прямолинейного движения в пустоте? Критериев нет. В этих условиях всякое мероприятие, требующее знания величины и направления скорости, должно начинаться с создания искусственной среды, которая в ТО безлико называется инерционной системой отсчета (ИСО). Например, горизонтальные рельсовые пути можно считать специализированной средой движения поездов.

В классической механике скорость по инерции, если не указан конкретный объект отсчета — это скорость относительно неподвижного пространства, которое может быть представлено подходящей неподвижной средой, например, воздухом, эфиром, физическим вакуумом.

А как эта проблема решается в ТО? Чтобы задать скорость избранного тела, в ТО непременно должно рассматриваться еще одно, дополнительное тело – тело, несущее ИСО наблюдателя. Это тело в силу первого постулата Эйнштейна может рассматриваться как неподвижное. Получается, что одиночное тело не может быть объектом ТО, по определению.

 

А два основных постулата Эйнштейна следующие.

  1. Законы, по которым изменяются состояния физических систем, не зависят от того, к которой из двух координатных систем, движущихся относительно друг друга равномерно и прямолинейно, эти изменения состояния относятся.
  2. Каждый луч света движется в «покоящейся» системе координат с определённой скоростью V, независимо от того, испускается ли этот луч света покоящимся или движущимся телом» (Собр. научных трудов, т. 1, М., 1965, с. 10)

 

Оба постулата сформулированы весьма расплывчато, и требуют дополняющего толкования. Чего только стоит наделение ИСО термином покоящейся, взятым в кавычки. Но Эйнштейн своими постулатами, смутно похожими на истину, не пользуется. Он пользуется так называемыми леммами, т.е. вспомогательными теоремами, призванными приблизить суть исходных постулатов к существу решаемых проблем. Однако леммы Эйнштейна оказались более странными, чем исходные постулаты.

Первую лемму он позаимствовал у Галилея, объявив невозможность установить лабораторными методами скорость изолированной лабораторной ИСО.

А вторая лемма фактически является вторым постулатом, дополненным еще одним  инвариантом скорости света, по которому скорость света не зависит не только от скорости излучателя, что естественно, а еще не зависит и от скорости приемника, что совсем не естественно.

Наблюдатель в ТО наделен абсолютной свободой перемещения, понимаемого как телепортация. Кроме этого, наблюдатель наделен магической способностью – всякая ИСО, куда перемещается наблюдатель, становится неподвижной.

 

Рассмотрим типовую для ТО систему, состоящую из двух тел. Для её анализа в ТО есть всего две возможности: можно признать неподвижным тело №1, а можно – тело №2.

Вот откуда возникла потребность Эйнштейна в равноправии всех ИСО. По Эйнштейну, любой процесс можно рассматривать из множества ИСО, одна из которых неподвижна относительно процесса, и при этом процесс ни чуть не изменится, т.е. в природе ничего не произойдет в связи с перемещением наблюдателя. Так оно и есть. Это общеизвестный принцип пассивного наблюдателя.

Однако это утверждение не имеет отношения к прогнозам, которые будут произведены с использованием результатов измерений, произведенных в движущихся ИСО. Прогнозы тоже являются принадлежностью реального бытия, и в этом смысле ИСО не могут считаться равноправными, если дают разные прогнозы развития одного и того же процесса.

Кроме того, Эйнштейн мимоходом, не акцентируя данного события, связал ИСО процесса с ИСО наблюдателя, сохранив условие независимости исследуемого процесса от вольных перемещений наблюдателя, т.е. получилось, что от скорости движения процесса. Вот истинный, а ранее туманный, смысл первого постулата. Не существуют в природе локальные процессы, параметры которых зависят от скорости перемещения ИСО. В данной интерпретации скорость может иметь любую природу, как относительно некоторого объекта, так и относительно некоторой среды.

Покажем далее, что существуют системы и развивающиеся в них процессы, параметры которых меняются в зависимости от скорости ИСО, в которой реализуется  исследуемый процесс.

 

Так как в ТО, из-за отсутствия соответствующих критериев, нет возможности для установления неподвижности одиночного объекта, а выбрать неподвижный объект из двух избранных тоже невозможно, то Эйнштейн предоставил это право наблюдателю, тем самым, лишив наблюдателя статуса пассивности, обеспечивающего отсутствие влияния на ход природных процессов. Но только наблюдатель перестает быть пассивным, так учение перестает быть научным, а о фундаментальности ТО не может быть и речи.

Совершенно очевидно, что вероятность неподвижности одного из двух избранных  объектов практически равна нулю. Значит, всегда, назначая одно из тел неподвижным, Эйнштейн изначально искажает картину мира.

 

Вся ТО построена на анализе и описании взаимодействия двух тел. Казалось бы, ничего особенного в этом приеме нет. Однако не будем торопиться с выводами, именно в этом приеме состоит лукавая сущность учения.

Можно ли средствами ТО рассматривать ситуации, в которой оба тела двигаются? Конечно, такая возможность имеется, но она крайне не желательна для автора и для его последователей, и поэтому нигде в ТО не используется. Рассмотрение двух независимых, двигающихся тел требует введения третьего, неподвижного тела, относительно которого будут двигаться два первых тела. А анализ систем ТО, включающих более двух тел, способен вскрыть все неустранимые противоречия ТО, что и будет продемонстрировано ниже.

 

Если неподвижная среда отсутствует, то относительная скорость двух тел может быть выражена только через изменение расстояния между телами, как

V=dL /dt.                                                                                                                  (1)

В этом выражении dL это приращение расстояния до взаимодействующего объекта, измеренного по методике Эйнштейна с применением луча света, и не равна приращению пути dS по траектории движения тела в пространстве. Однако dL и dS совпадут, если наблюдатель будет находиться на траектории движения исследуемого тела. Это обстоятельство,- случайное или умышленное совпадение dL и dS,- позволяет маскировать некоторые недостатки ТО. Поэтому для постоянной реализации этого совпадения все примеры в ТО рассматриваются только для тел, которые двигаются по одной оси. Этим приемом Эйнштейн фактически убрал из ТО введенную им относительную скорость, а точнее скрыл её вместе с её нелепой сущностью. Все рассматриваемые в ТО скорости, формально являясь относительными, тем не менее, являются скоростями относительно неподвижного пространства. Это искусственный прием. Но, убрав из своего ученья неудобные относительные скорости, Эйнштейн не мог убрать их из жизни, в которой они присутствуют, но не играют ни какой роли.

Чтобы проверить себя на верное понимание идеальной относительной скорости в пустоте, раскрутите грузик на короткой веревочке,  и ответьте себе, чему равна скорость грузика относительно вашей, уже неподвижной, руки.

Скорее всего, правильный ответ – равна нулю – вы найдете не сразу.

Но если относительная скорость грузика относительно руки равна нулю, то что за скорость вращения мы наблюдаем? Ответ – скорость относительно пространства.

Но если вы этот вопрос зададите на лекции по ТО, то поучите ответ, что это скорость относительно ИСО наблюдателя. Если вы потребуете более подробного ответа, то лектор приведет косвенное описание движения относительно пространства, называя это движение движением относительно ИСО наблюдателя.

Именно относительная скорость тел, а не всем привычная скорость передвижения тела относительно пространства, должна присутствовать во всех формулах ТО. Именно от относительной скорости  зависит, и местный ритм времени, и относительная масса движущегося тела (одно-то тело всегда неподвижно), и относительные размеры тел. Такая интерпретация взаимного перемещения тел вызывает естественный протест со стороны здравого смысла. Но, приняв в ТО исходные постулаты, пусть они совершенно нелепые, необходимо следовать им неукоснительно. Только так можно установить нелепость созданного учения.

Нелепое учение почти невозможно опровергнуть. Опровергать доступно только ошибочные гипотезы, а нелепость гипотез можно только демонстрировать. Попробуйте опровергнуть любое логическое построение, основанное на постулате «два больше трех».

Удивительным в ТО является не только то, что скорость, т.е. кинетическая энергия, непринужденно может преобразовываться без потерь в массу тела, и обратно. Удивляет способность тел знать для этого скорость каждого из окружающих их в пустоте объектов, и реагировать на скорость удаленных тел одинаковым образом, вне зависимости от расстояния до каждого из объектов.

Исследователь, который руководствуется данной интерпретацией природных отношений, должен иметь чрезвычайно узкий кругозор, чтобы не впасть в водоворот естественных неразрешимых противоречий.

Предлагаемая в ТО зависимость свойств вещественных объектов может быть реализована только непосредственным взаимодействием вещественных объектов с материальным пространством.

Логика преобразований Лоренца тоже такова, что может быть реализована только взаимодействием каждого тела с общим для всех тел неподвижным пространством.

Экспериментально установленная справедливость временных преобразований Лоренца неукоснительно доказывает наличие неподвижного материального пространства.

А неукоснительное постоянство скорости света относительно неподвижного пространства также неукоснительно доказывает квантовую структуру времени и квантовую структуру пространства.

 

Проанализируем средствами ТО ситуацию с системой из трех идентичных тел. Пусть центральное тело М имеет массу М, и неподвижно, а с противоположных сторон к нему со скоростью V приближаются два точно таких же тела, но уже с лоренцевой массой М+ d М.

Теперь оставим всё, как есть, только пересадим наблюдателя с центрального тела на одно из приближающихся. Это тело сразу сделается неподвижным и уменьшит свою массу до величины, равной М. Центральное тело приобретет скорость V  и массу М+ dМ, а третье тело приобретет скорость 2V- dV и массу М+ dМ+d(М+dМ). Все d это приращения, которые получены в результате преобразований Лоренца.

Напомним, что в ТО закон сохранения энергии действует своеобразным образом, попросту – официально не действует.

Как это видно, эффект, произведенный введением третьего тела, оказался ошеломляющим, и явно вызывает скрытый протест. Но это еще не всё.

Человек устроен так, что мыслит с использованием стереотипов. Скорость по инерции воспринимается всеми без исключения, как постоянная скорость по прямой линии. Но в ТО такое поведение реализовать невозможно.

Рассмотрим, например, неподвижное и невесомое тело №1 и пролетающее мимо него на расстоянии L тело №2, которое движется по инерции, т.е. по прямой линии и без ускорения.

Задайтесь любыми параметрами и посчитайте величину относительной скорости тела №2 относительно тела №1, используя строго формулу (1). Вы обнаружите, что относительная скорость тела №2 всё время изменяется во времени и в пространстве, а в момент максимального сближения с телом №1 относительная скорость становится равной нулю. Так какую же скорость необходимо применять в преобразованиях Лоренца, если использовать для расчетов движения тел учение Эйнштейна?

Следуя постулатам и логике ТО, использовать можно только ту относительную скорость, которую вы только что вычисляли. В этой ситуации сложнейшая математика ТО оказывается всего лишь  недопустимым упрощением реальных, еще более сложных уравнений, с переменной скоростью движения по инерции для общего случая.

 

Продемонстрируем при помощи анализа системы из трех тел ошибочность первого, основного постулата Эйнштейна, утверждающего абсолютное равноправие всех ИСО, вне зависимости от скорости их взаимного движения.

Проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим тело №1 (платформу) с находящимся на ней наблюдателем. В состав ИСО наблюдателя включим еще твердую (стальную) плиту (тело №2) с идеально круглым отверстием  радиуса R, в котором может вращаться твердый, идеально круглый диск (тело №3, подшипник скольжения) c радиусом R-dR.

Раскрутим диск до угловой скорости w, при этом его внешние элементы будут двигаться с линейной скоростью   V1= wR. Диск будет свободно вращаться в отверстии в соответствии с законами трения.

Теперь сообщим плите с вращающимся диском линейную скорость  V2, направленную по касательной к плите. В соответствии с преобразованиями Лоренца круглое отверстие в плите превратится в симметричный овал. А вращающийся диск должен превратиться в несимметричный, яйцеобразный овал. Это произойдет в результате сложения и вычитания линейных скоростей V1 и V2 в разных соотношениях в разных частях вращающегося диска. В результате различия характеристик деформаций линейно движущегося отверстия и вращающегося в нем диска  при некотором соотношении скоростей V1 и V2, зависящем кроме того и от величины dR, вращающийся диск должно заклинить.

Таким образом, очевидно, что две ИСО, перемещающаяся и неподвижная, не являются полностью равноправными.

Что и требовалось.

На описанном принципе можно бы разработать измеритель скорости относительно физического вакуума, хотя ТО такую возможность отрицает еще на этапе начального постулирования.

Но не следует напрасно тратить силы на разработку спидометра. Ведь, если первый постулат Эйнштейна является ошибочным, то ошибочно и всё учение, в том числе и вывод из нашего мысленного эксперимента.

Зная, как Эйнштейн объяснял парадокс близнецов, можно предположить, как он объяснил бы предложенный мысленный эксперимент. Объяснение следующее.

Вращающийся диск не может быть отнесен к ИСО именно в силу своего вращения. Следовательно, ТО не может предсказать его поведение, каким бы оно ни было.

С такой аргументацией можно согласиться. Но тогда возникает другой вопрос: где начинается и где кончается область применимости ТО? Ведь, вся наблюдаемая часть Вселенной пребывает во вращательном движении, и таким образом, не может быть объектом ТО.

 

Кроме двух заявленных постулатов, Эйнштейн положил в основу своего учения множество других, не заявленных постулатов, одним из которых является преобразование Лоренца. Дело в том, что преобразование Лоренца не является однородным по своему статусу составных частей.

Если для преобразования времени всё подтверждено экспериментально, то для локального искривления пространства экспериментальных подтверждений не имеется, т.е. пространственное преобразование Лоренца является необоснованным постулатом, т.е. произвольным предположением.

Таким образом, одна часть преобразований Лоренца прикрывает ширмой своего «авторитета» вторую, скорее всего, вздорную, часть преобразований.

 

Рассмотрим еще один мысленный эксперимент с использованием анализа системы, состоящей из более двух тел.

Пусть часы №1 находятся на длинной, неподвижной платформе.

Часы №2 находятся в большой неподвижной ракете, стоящей на платформе.

В большой ракете находится малая ракета с часами №3.

Схитрим немного, и лишим наблюдателя возможности чудесной пересадки из одной ИСО в другую. Для этого поместим наблюдателя в большую, неподвижную ракету, и начнем её реактивный разгон по круговой траектории, чтобы наблюдатель знал, что он перемещается в движущуюся ИСО. В момент, когда ракета с наблюдателем на скорости 0,86С поравняется с платформой, двигатели ракеты отключатся, и одновременно запустятся все часы. Часы на платформе будут идти с нормальной скоростью, а часы №2 в ракете, как нам известно, будут идти в два раза медленнее.

Как только двигатель большой ракеты выключится, наблюдатель на ракете дает старт малой ракете в сторону удаляющейся платформы. Малая ракета быстро набирает скорость 0,86С относительно большой ракеты, и тотчас автоматически выключает двигатель.

Оценим сложившуюся ситуацию. Часы №1 идут с нормальной скоростью. Часы наблюдателя в большой ракете идут в два раза медленнее. Часы №3 в малой ракете должны идти ещё в два раза медленнее часов №2, т.к. они стартовали из ИСО с часами №2. Однако часы №3  остановилась на краю очень длинной нашей платформы, и явно должны идти синхронно с часами №1, т.е. с нормальной скоростью и быстрее в два раза, чем у наблюдателя.

Часы №3 стартовали из ИСО №2, и в соответствии с ТО должны замедлить свой ход относительно часов в большой ракете приблизительно в два раза, т.е. в четыре раза относительно часов №1, с которыми часы №3 уже находятся в одной ИСО и идут синхронно.

Для установления истины в нашем эксперименте предусмотрена контрольная синхронизация часов. Достигнув пункта назначения, расстояние до которого известно, наблюдатель фиксирует показание часов и световым сигналом посылает код времени на платформу. При этом наблюдатель убеждается, что время на его часах свидетельствует, что он потратил на путь время меньшее, чем требуется для этого фотонам, т.е. его ракета двигалась с превышением скорости света, хотя ни один прибор этого эффекта во время пути не обнаружил. Всё время пути платформу можно было наблюдать в телескоп, т.е. фотоны с платформы двигались явно быстрее ракеты.

Получив сигнал от прибывшего наблюдателя, часы на платформе автоматически останавливаются, из их показаний вычитается известное время задержки, и это значение отправляется наблюдателю. Таким способом наблюдатель узнает, что часы на платформе показывают время в два раза большее, чем показывают его часы. Это и есть стороннее время его полета.

Корректный вывод из анализа ситуации только один – во время полета все системы корабля вместе с наблюдателем функционировали (жили) медленнее обычного в два раза. И это всё. Никакого искривления пространства не происходило. Древние мыслители могут спать спокойно. Но наблюдатель из своей ракеты во время движения наблюдал мнимые чудеса искривления пространства, вплоть до смещения звезд.

Получается, что неподвижное пространство является общим для всех ИСО, и взаимодействует с каждой ИСО таким образом, что все процессы в движущейся ИСО замедляются в зависимости от величины её скорости относительно неподвижного пространства в соответствии с временным преобразованием Лоренца. Фотоны же этому эффекту не подвержены, т.к. являются принадлежностью физического, неподвижного пространства, и взаимодействуют с ИСО по закону Доплера, только в момент, когда фотоны сталкиваются с сенсорами приемников.

В таком случае, не производя никаких измерений скорости света, используя только часы и временное преобразование Лоренца, можно установить все параметры движения изолированной лаборатории. Для этого необходимо по шести опорным направлениям с известной скоростью отправить идентичные, прецизионные часы, и получив от них информацию о темпе их хода, вычислить истинную скорость лаборатории относительно абсолютного пространства.

Таким образом, ни какой ТО не требуется. Достаточно корректного обращения с преобразованием Лоренца.

 

В нашем втором мысленном эксперименте встречные и попутные фотоны явно должны перемещаться относительно движущегося наблюдателя со скоростью, отличной от скорости света, но это только если использовать часы наблюдателя, что не допустимо, т.к. часы №2 и фотоны находятся в разных ИСО. Это и является причиной множества парадоксов ТО.

Второй постулат Эйнштейна описанному эффекту и формально, и явно совсем не противоречит, но противоречит тому извращенному смыслу, который вкладывал в него сам Эйнштейн.

Чтобы избежать этого противоречия и создать видимость устранения эффекта превышения скорости света, в рамках ТО Эйнштейн придумал эффект сокращения пространства. Таким методом точная компенсация вариаций скорости света всё равно, принципиально, невозможна, т.к. эффект Ритца линейный, а эффект Лоренца сугубо не линейный. Однако у Эйнштейна выбора не было, и он пошел на уловку поглощения приращения скорости света по Ритцу отрицательным приращением за счет замедления времени по Лоренцу. Уловка удалась, т.к. никто не проводил количественную проверку аргументации Эйнштейна.

Эйнштейн же, как обычно, расчленил единый эксперимент на два отдельных эксперимента, сведя каждый из них их к двум ИСО. Сокращение пространства Эйнштейн применил только в одном из мысленных экспериментов, где было подозрение на превышение скорости света.

С философской точки зрения деформация пространства невозможна.

Но если несуществующий эффект сокращения пространства всё же применить и для случая попутных, и для встречных фотонов, то парадокс все равно неизбежен, и будет очевиден даже без количественных вычислений, т.е. на качественном уровне. Однако желающих проверить Эйнштейна не нашлось.

 

Проблемы кривизны пространства обсудим в следующей части «Информации к размышлению».

 

Нижний Новгород, июнь 2016г.

Теория Относительности. Информация к размышлению. Часть 1

Теория Относительности

Информация к размышлению

Часть 1

Принцип относительности

Каждый понимает, что всякая скорость является относительной.

Имея дело со скоростью, по любому поводу, каждый непроизвольно соотносит скорость любого объекта с некоторой обобщенной средой, с окружающим физическим пространством. Иногда человек оценивает скорость объекта относительно себя.

Кроме субъективных оценок относительной скорости, существуют объективные её характеристики. От относительной скорости непосредственно зависят параметры многих физических процессов, как локального свойства, так и не локального, например, траектории движения планет, звезд и галактик.

В наше бытовое понимание относительной скорости двух объектов, так или иначе, всё время вмешивается восприятие скорости тел относительно окружающей среды. Это вмешательство всегда происходит непроизвольно, практически подсознательно. Так или иначе, но в быту мы пользуемся двойным стандартом по отношению к относительной скорости, и этот двойной стандарт никогда не приводит к конфликтным ситуациям.

Эйнштейну, в его  Теории Относительности (ТО) удалось вызвать конфликт.

В ТО Эйнштейна среда отсутствует принципиально. Это значит, что в ТО нет, и не может быть, скорости относительно среды, есть только скорость относительно отдельных объектов. Относительно пустоты скорости быть не может.

Отсутствие неподвижной среды в ТО создает проблему при трактовке скорости по инерции. Действительно, при отсутствии внешних воздействий каждое тело сохраняет свое состояние, что, кроме прочего, означает сохранение равномерного, прямолинейного движения.

А каковы критерии этого равномерного, прямолинейного движения в пустоте? Критериев нет. В этих условиях всякое мероприятие, требующее знания величины и направления скорости, должно начинаться с создания искусственной среды, которая в ТО называется инерционной системой отсчета (ИСО). Например, горизонтальные рельсовые пути можно считать средой движения поездов.

В классической механике скорость по инерции — это скорость относительно неподвижного пространства, которое может быть представлено подходящей неподвижной средой, например, эфиром или физическим вакуумом. А как эта проблема решается в ТО? Чтобы задать скорость избранного тела, в ТО непременно должно рассматриваться еще одно, дополнительное тело – тело, принадлежащее инерциальной системе отсчета (ИСО) наблюдателя, которое в силу второго постулата Эйнштейна может рассматриваться как неподвижное тело. А два основных постулата Эйнштейна следующие.

«Каждый луч света движется в «покоящейся» системе координат с определенной скоростью V, независимо от того, испускается ли этот луч света покоящимся или движущимся телом» [1, т.1, с. 10].

 

Одиночное тело не может являться объектом ТО по определению.

Наблюдатель в ТО обладает абсолютной свободой перемещения, понимаемого как телепортация. Кроме этого, наблюдатель наделен магической способностью – всякая ИСО, куда перемещается наблюдатель, становится неподвижной.

 

Рассмотрим типовую систему, состоящую из двух тел. Для её анализа в ТО есть всего две возможности: можно признать неподвижным тело №1, а можно – тело №2.

Вот откуда возникла потребность Эйнштейна в равноправии всех ИСО. По Эйнштейну, любую ИСО можно рассматривать (назначить) в качестве неподвижной, и при этом в природе ничего не изменится. Так оно и есть. Но это утверждение не верно по отношению к прогнозам, которые произведены с использованием результатов измерений, произведенных в движущейся ИСО. Но прогнозы тоже являются частью реального бытия, и в этом смысле ИСО не могут считаться равноправными. Тем более, что существуют, как выяснится далее, измеряемые параметры, результаты измерения которых меняются в зависимости от выбора ИСО.

Так как в ТО, из-за отсутствия соответствующих критериев, нет возможности для установления неподвижности объекта, то Эйнштейн предоставил это право наблюдателю, тем самым, лишив наблюдателя свойства пассивности, не влияющего на ход природных процессов. Но только наблюдатель перестает быть пассивным, так о фундаментальности ТО не может быть и речи.

 

Вся ТО построена на анализе и описании взаимодействия двух тел, или одного тела и всей Вселенной. Казалось бы, ничего особенного в этом приеме нет. Однако не будем торопиться с выводами.

Можно ли средствами ТО рассматривать ситуации, в которой оба тела двигаются? Конечно, такая возможность имеется, но она крайне не желательна автору, и нигде в ТО не используется, т.к. требует введения третьего тела, относительно которого будут двигаться два первых тела. А анализ систем, включающих более двух тел, способен вскрыть все неустранимые противоречия ТО, что и будет продемонстрировано ниже.

 

Если неподвижная среда отсутствует, то относительная скорость двух тел может быть выражена только через изменение расстояния между телами, как

V=∆L /∆t.                                                                                                                (1)

В этом выражении ∆L не является приращением пути ∆S по траектории движения в пространстве, но совпадет с этим приращением, если наблюдатель будет находится на траектории движения исследуемого тела. Это обстоятельство,- совпадение ∆L и ∆S,- позволяет маскировать некоторые недостатки ТО. Поэтому для реализации этого совпадения все примеры в ТО рассматриваются только для тел, которые двигаются по одной оси. Этим приемом из ТО Эйнштейн фактически убрал относительную скорость. Все скорости в ТО, формально являясь относительными, тем не менее, совпадают со скоростями относительно неподвижного пространства. Это искусственный прием.

Чтобы проверить себя на правильное понимание относительной скорости, рукой раскрутите грузик на короткой веревочке,  и ответьте себе, чему равна скорость грузика относительно вашей, уже неподвижной руки.

Правильный ответ – равна нулю – не моментально придет к вам.

Но если относительная скорость грузика равна нулю, то что за скорость вращения мы наблюдаем? Ответ – скорость относительно пространства. Но если вы этот вопрос зададите на лекции по ТО, то поучите ответ, что это скорость относительно ИСО наблюдателя. И если вы потребуете более подробный ответ, то лектор даст косвенное описание движения относительно пространства, называя это движение движением относительно ИСО наблюдателя.

Именно относительная скорость тел, а не всем привычная скорость передвижения тела, должна присутствовать во всех формулах ТО. Именно от относительной скорости  зависит, и местный ритм времени, и относительная масса движущегося тела (одно-то тело всегда неподвижно), и относительные размеры тел. Такая интерпретация взаимного перемещения тел вызывает естественный протест со стороны здравого смысла. Но, приняв в ТО исходные постулаты, необходимо следовать им неукоснительно.

Удивительным в ТО является не только то, что скорость, т.е. кинетическая энергия, непринужденно может преобразовываться без потерь в массу тела, и обратно. Удивляет способность тел знать скорость каждого из окружающих их объектов в абсолютной пустоте, и реагировать на скорость удаленных тел одинаковым образом, вне зависимости от расстояния до каждого из объектов.

Исследователь, который руководствуется данной интерпретацией природных отношений, должен иметь чрезвычайно узкий кругозор, чтобы не впасть в водоворот естественных неразрешимых противоречий.

Предлагаемая в ТО зависимость свойств вещественных объектов может быть реализована только взаимодействием вещественных объектов с пространством.

Логика преобразований Лоренца такова, что может быть реализована только взаимодействием каждого тела с общим для всех тел неподвижным пространством. Экспериментально установленная справедливость временных преобразований Лоренца доказывает наличие неподвижного материального пространства. А постоянство скорости света относительно неподвижного пространства доказывает квантовую структуру времени и пространства.

Проанализируем средствами ТО ситуацию с системой из трех идентичных тел. Пусть центральное тело М имеет массу М и неподвижно, а с противоположных сторон к нему со скоростью V приближаются два точно таких же тела, но уже с лоренцевой массой М+∆М.

Теперь оставим всё, как есть, только пересадим наблюдателя с центрального тела на одно из приближающихся. Это тело сразу сделается неподвижным и уменьшит свою массу до величины, равной М. Центральное тело приобретет скорость V  и массу М+∆М, а третье тело приобретет скорость 2V- dV и массу М+(∆+d)М. Все ∆ и d это приращения, которые получены в результате преобразований Лоренца.

Напомним, что в ТО закон сохранения энергии действует своеобразным образом, попросту – официально не действует.

Эффект, произведенный введением третьего тела, оказался ошеломляющим, и уже вызывает скрытый протест. Но это еще не всё.

Человек устроен так, что мыслит с использованием стереотипов. Скорость по инерции воспринимается всеми без исключения, как постоянная скорость по прямой линии. Но в ТО такое недопустимо.

Рассмотрим, например, неподвижное и невесомое тело №1 и пролетающее мимо него на расстоянии L тело №2, которое движется по инерции, т.е. по прямой линии и без ускорения.

Задайтесь любыми параметрами и посчитайте величину относительной скорости тела №2 относительно тела №1, используя строго формулу (1). Вы обнаружите, что относительная скорость тела №2 всё время изменяется во времени и в пространстве, а в момент максимального сближения с телом №1 относительная скорость становится равной нулю. Так какую же скорость необходимо применять в преобразованиях Лоренца, если использовать для расчетов движения тел учение Эйнштейна?

Следуя постулатам и логике ТО, использовать можно только относительную скорость. В этой ситуации сложнейшая математика ТО оказывается всего лишь  недопустимым упрощением реальных, еще более сложных уравнений, с переменной скоростью движения по инерции при отсутствии внешних воздействий.

 

Продемонстрируем при помощи анализа системы из трех тел ошибочность второго, основного постулата Эйнштейна, утверждающего абсолютное равноправие всех ИСО, вне зависимости от скорости их взаимного движения.

Проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим тело №1 (платформу) с находящимся на ней наблюдателем. В состав ИСО наблюдателя включим еще твердую (стальную) плиту (тело №2) с идеально круглым отверстием  радиуса R, в котором может вращаться твердый, идеально круглый диск (тело №3, подшипник скольжения) c радиусом R-dR.

Раскрутим диск до угловой скорости w, при этом его внешние элементы будут двигаться с линейной скоростью   V1= wR. Диск будет свободно вращаться в отверстии в соответствии с законами трения.

Теперь сообщим плите с вращающимся диском линейную скорость  V2, направленную по касательной к плите. В соответствии с преобразованиями Лоренца круглое отверстие в плите превратится в симметричный овал. А вращающийся диск должен превратиться в несимметричный, яйцеобразный овал. Это произойдет в результате сложения и вычитания линейных скоростей V1 и V2 в разных соотношениях в разных частях вращающегося диска. В результате различных характеристик деформаций линейно движущегося отверстия и вращающегося в нем диска  при некотором соотношении скоростей V1 и V2, зависящем еще и от величины dR, вращающийся диск должно заклинить.

Таким образом, очевидно, что две ИСО, перемещающаяся и неподвижная, не являются полностью равноправными.

Что и требовалось.

На описанном принципе можно разработать измеритель скорости относительно физического вакуума, хотя ТО такую возможность отрицает еще на этапе начального постулирования.

Но не следует напрасно тратить силы на разработку спидометра. Ведь, если второй постулат Эйнштейна является ошибочным, то ошибочно и всё учение, в том числе и вывод из нашего мысленного эксперимента.

 

Кроме двух заявленных постулатов, Эйнштейн положил в основу своего учения множество других, не заявленных постулатов, одним из которых является преобразование Лоренца. Дело в том, что преобразование Лоренца не является однородным по своему статусу. Если для преобразования времени всё подтверждено экспериментально, то для локального искривления пространства экспериментальных подтверждений не имеется, т.е. пространственное преобразование Лоренца является совершенно необоснованным постулатом, т.е. предположением. Таким образом, одна часть преобразований Лоренца прикрывает ширмой своего «авторитета» вторую, вздорную, часть преобразований.

 

Рассмотрим еще один мысленный эксперимент с использованием анализа системы из более двух тел.

Пусть часы №1 находятся на длинной, неподвижной платформе.

Часы №2 находятся в большой неподвижной ракете, стоящей на платформе.

В большой ракете находится малая ракета с часами №3.

Схитрим немного, и лишим наблюдателя возможности чудесной пересадки из одной ИСО в другую. Для этого поместим наблюдателя в большую, неподвижную ракету, и начнем её реактивный разгон по круговой траектории, чтобы наблюдатель знал, что он перемещается в движущуюся ИСО. В момент, когда ракета с наблюдателем на скорости 0,86С поравняется с платформой, двигатели ракеты отключатся, и одновременно запустятся все часы. Часы на платформе будут идти с нормальной скоростью, а часы №2 в ракете, как нам известно, будут идти в два раза медленнее.

Как только двигатель большой ракеты выключится, наблюдатель на ракете дает старт малой ракете в сторону удаляющейся платформы. Малая ракета быстро набирает скорость 0,86С относительно большой ракеты, и тотчас автоматически выключает двигатель.

Оценим сложившуюся ситуацию. Часы №1 идут с нормальной скоростью. Часы наблюдателя в большой ракете идут в два раза медленнее. Часы №3 в малой ракете должны идти ещё в два раза медленнее часов №2, т.к. они стартовали из ИСО с часами №2. Однако часы №3  остановилась на краю очень длинной нашей платформы, и явно идут синхронно с часами №1, т.е. с нормальной скоростью и быстрее в два раза, чем у наблюдателя.

Часы №3 стартовали из ИСО №2, и в соответствии с ТО должны замедлить свой ход относительно часов в большой ракете приблизительно в два раза, т.е. в четыре раза относительно часов №1, с которыми часы №3 уже находятся в одной ИСО и идут синхронно.

Для установления истины в нашем эксперименте предусмотрена контрольная синхронизация часов. Достигнув пункта назначения, расстояние до которого известно, наблюдатель фиксирует показание часов и световым сигналом посылает код времени на платформу. При этом наблюдатель убеждается, что время на его часах свидетельствует, что он потратил на путь время меньшее, чем требуется для этого фотонам, хотя ни один прибор этого эффекта во время пути не обнаружил. Всё время пути платформу можно было наблюдать в телескоп, т.е. фотоны платформы двигались быстрее ракеты.

Получив сигнал от прибывшего наблюдателя, часы на платформе автоматически останавливаются, из их показаний вычитается известное время задержки, и это значение отправляется наблюдателю. Таким способом наблюдатель узнает, что часы на платформе показывают время в два раза большее, чем показывают его часы. Это и есть стороннее время его полета.

Корректный вывод из анализа ситуации только один – во время полета все системы корабля вместе с наблюдателем функционировали (жили) медленнее обычного в два раза. И это всё. Никакого искривления пространства не происходило. Древние мыслители могут спать спокойно. Но наблюдатель из своей ракеты во время движения наблюдал мнимые чудеса искривления пространства, вплоть до смещения звезд.

Получается, что неподвижное пространство является общим для всех ИСО, и взаимодействует с каждой ИСО таким образом, что все процессы в движущейся ИСО замедляются в зависимости от величины её скорости в соответствии с преобразованием Лоренца. Фотоны же этому эффекту не подвержены, т.к. являются принадлежностью физического пространства, и взаимодействуют с ИСО по закону Доплера, только в момент столкновения с приемником.

В этом случае, не производя никаких измерений скорости света, используя только часы и преобразование Лоренца, можно установить все параметры движения изолированной лаборатории. Для этого необходимо по шести опорным направлениям с известной скоростью отправить идентичные, прецизионные часы, и получив от них информацию о темпе их хода, вычислить истинную скорость лаборатории относительно абсолютного пространства.

Таким образом, ни какой ТО не требуется. Достаточно корректного обращения с преобразованием Лоренца.

 

В нашем втором мысленном эксперименте встречные фотоны неизбежно должны перемещаться относительно наблюдателя со скоростью, превышающей скорость света, но это только если использовать часы наблюдателя, что не допустимо, т.к. они находятся в разных ИСО.

Второй постулат Эйнштейна этому эффекту явно противоречит. Чтобы создать видимость устранения эффекта превышения скорости света, Эйнштейн придумал эффект сокращения пространства. Таким методом точная компенсация вариаций скорости света принципиально, всё равно, невозможна, т.к. эффект Ритца линейный, а эффект Лоренца сугубо не линейный. Однако у Эйнштейна выбора не было, и он пошел на уловку поглощения приращения скорости света по Ритцу отрицательным приращением за счет замедления времени по Лоренцу. Уловка удалась, т.к. никто не проводил количественную проверку аргументации Эйнштейна, хотя бы теоретически. Эйнштейн же, как обычно, расчленил единый эксперимент на два отдельных эксперимента, сведя каждый из них их к двум ИСО. Сокращение пространства Эйнштейн применил только в одном из мысленных экспериментов, где было подозрение на превышение скорости света.

С философской точки зрения искривление пространства невозможно.

Но если несуществующий эффект сокращения пространства всё же применить и для случая попутных, и для встречных фотонов, то парадокс неизбежен, и будет очевиден даже без количественных вычислений, т.е. на качественном уровне. Однако желающих проверить Эйнштейна не нашлось.

 

Проблемы кривизны пространства обсудим в следующей части «Информации к размышлению».

 

Нижний Новгород, июнь 2016г.

 

Поступок Эйнштейна, который перевернул Мир

Поступок Эйнштейна, который перевернул Мир

(Историческая реконструкция)

Владимир Леонович

Введение

Энтузиазм Эйнштейна был на исходе. Лекции по ОТО следовали одна за другой, но собирали все меньше и меньше публики. Слушатели реагировали вяло, явно ничего не понимая. Задавали глупейшие вопросы, и заранее начинали смеяться. Было от чего придти в расстройство. Еще чуть-чуть – и он станет всеобщим посмешищем.
Все чаще на ум приходит Фауст. Продать душу дьяволу. Не для себя, а ради всеобщей пользы. Ведь, всем же будет польза, да еще какая. Пусть не понимают, главное, чтобы приняли. Потом поймут.
Казалось бы, странно в положении Эйнштейна думать о торге с дьяволом.
Конечно, речь идет об условном торге, но предложение, совершенно реальное, уже сделано – и выбор за ним, за Эйнштейном.

Историческая справка

В 1898 году в Германии была опубликована статья немецкого математика Пауля Гербера под названием «Пространственное и временное распространение гравитации» [1]. Автор статьи поставил себе задачу проверить, не являются ли необъяснимые расхождения между реальными значениями прецессий планетных орбит с их расчетными величинами результатом конечности скорости распространения гравитации. Дело в том, что все упомянутые расчеты параметров орбит всегда проводились, исходя из предположения о моментальном распространении гравитации.

В своих расчетах Гербер использовал принцип запаздывающих потенциалов, постулируя конечность распространения гравитации.
Из всех доступных объектов, обладающих обозначенной аномалией для поставленной задачи наиболее всего подходил Меркурий, для которого погрешность определения аномальной прецессии была минимальной, с него Гербер и начал.
Окончательное выражение, которое приводит Гербер для расчета скорости гравитации (изначально принятой равной скорости света) представлено в следующем виде:
c2 =6πμ/ a(1-e2)△p, где △p – аномальная прецессия, а – перигелий, T – период.
μ=4π2а3 / T2 — константа. (1)
Гербер выделил составную константу μ, акцентируя тем самым её связь с Третьим законом Кеплера.

Первая попытка оказалась обнадеживающей. Найденная скорость распространения гравитации, получилась равной 305500 км/с, т.е. незначительно превышающей известную скорость света. Это незначительное различие можно было отнести к всевозможным типам погрешностей.
Однако все последующие попытки применить формулу (1) к другим планетам продемонстрировали полную несостоятельность метода.
Когда статья попала в руки Эйнштейна, ему сразу стала ясна её несостоятельность. Но завораживающее совпадение параметров Меркурия с поставленной Гербером задачей производило мистическое впечатление, которое и засело занозой в памяти Эйнштейна.

Принятие решения

Чем явственнее становилась безнадежность убеждения научной общественности в своем открытии, тем чаще Эйнштейн вспоминал работу Гербера.
Если в постановке задачи Гербера поменять местами исходное с искомым, то, постулируя скорость гравитации равной скорости света, что сделано в ОТО, можно получить аномальную прецессию орбиты Меркурия. Случайность, конечно, но каков будет эффект!
В свете последних событий оно приобретает дьявольский смысл. Соблазн. На карту поставлено все: или он всеобщее посмешище, и вся его разработка отодвигается на долгие годы; или перед наукой открывается новая столбовая дорога. И он, гениальный ученый, идет впереди всех.
Итак, накануне 18 ноября, доведенный до отчаяния безуспешными попытками убедить научное сообщество в своей правоте, Эйнштейн решается на чудовищный подлог: выдать решение Гербера за достижение ОТО. Достижение, недоступное классической теории.
18 ноября 1915 года доклад по ОТО хорошо подготовлен, община постаралась. Аншлаг обеспечен. Но каков риск. Вдруг на лекции или после её объявятся соратники Герберта.  Необходимо, насколько возможно, изменить окончательную формулу.
Если в выражении Гербера подставить развернутое значение «μ» и сократить на «а», то оно приобретает вид c2=24π3a3/аT2(1-e2)△p  или  △p = 24π3a2/T2(1-e2)c2     (2), и произведет впечатление более сложной зависимости, чем есть на самом деле.
Это выражение, △p=24π3a2/T2(1-e2) c2, и представил Эйнштейн 18 ноября 1915 года на знаменитом докладе.
Но было еще одно обстоятельство, пугавшее Эйнштейна. Еще ни одна, даже самая простейшая задача не была решена на основе системы уравнений ОТО. Как объяснить появление сложнейшего расчета? Нужно так преподнести факт, чтобы не возник вопрос о происхождении решения.

Триумф

Сообщение о якобы найденной поправке к аномальной прецессии Меркурия, Эйнштейн сделал ближе к концу лекции. Зал пришел в такое возбуждение, что вопрос о происхождении решения никому уже не пришел в голову.
Первое аналитическое решение уравнений Эйнштейна для большого и малого шаровых тел появилось только спустя полгода после предъявления формулы аномальной прецессии Меркурия.

Следующую ночь Эйнштейн не спал. Следующий день был тоже очень тревожным. Эйнштейн ждал разоблачений.
Но все обошлось.
Мир – тронулся. И начал переворачиваться … с боку на голову.
Но Эйнштейн еще долго не замечал этого, а когда обнаружил, то не нашел ничего лучшего, как показать всем язык.

Заключение

Сделки с совестью, как и с дьяволом, редко заканчиваются добром. Формула (1), присвоенная Эйнштейном, оказалась с подвохом. Именно из этой, изначально ошибочной формулы, следует мистическое, ничем не обоснованное, расширение Вселенной.
Предположение о том, что Эйнштейн не знал о работе Гербера, рассмотрено и подробно проанализировано в [2], и не выдерживает критики.
Автор с огромным уважением относится к Эйнштейну, как к незаурядной личности. Логика поступков Эйнштейна позволят надеяться на оставленное им завещание для потомков. Можно даже назвать срок его обнародования. Это случится, как только появится новая, более совершенная теория.

Источники информации

1. Пауль Гербер. «Пространственное и временное распространение гравитации», Штаргард, 1898г., Интернет. http://www.bourabai.kz/articles/gerber/gerber-rus.htm. Перевод на русский Йохана Керна (Johann Kern) , 2004.
2. В.Н. Леонович, «Анализ одной странной ситуации из истории
Общей Теории Относительности», Интернет: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11104.html
3. Н.Т. Роузвер. «Перигелий Меркурия от Леверье до Эйнштейна», Интернет.
4. А.А. Тяпкин. «Об истории возникновения “Теории относительности”», Интернет.
5. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.

Атом. Попытка философского осмысления

Атом. Попытка философского осмысления

Предисловие

Прежде чем приступить к анализу заявленной сущности, конкретизируем некоторые отличия философского подхода от общепринятого, научного подхода.

На первый взгляд принципиальной разницы быть не должно. Но ведь существует понятие философский подход, значит, и различие существует.

Наиважнейшим различием является то, что философский метод, не включая в свои правила требования беспристрастности, тем не менее, естественным образом реализует это условие в большей мере. Философ, анализирующий частную проблему в составе общей, обычно не является автором частной разработки, и уже в силу этого более беспристрастен.

Кругозор философа в рамках используемой им парадигмы обычно шире по сравнению с кругозором специалиста, хотя знания специалиста в своей отрасли гораздо глубже.

Мыслитель, избравший философию основным родом своей деятельности, должен владеть методологическими достижениями философии, что доступно любому исследователю, но часто не является их достоянием.

Философ профессионально владеет диалектической логикой и, что очень важно, более строго следует ей.

Действие законов философии, выведенных в результате философских обобщений, равносильно действию естественных природных законов. В этом смысле законы философии весьма конструктивны. Однако их конструктивность проявляется обычно в ограничительном аспекте. Философские законы жестко ограничивают неуемную творческую фантазию спецов теоретиков. И это является причиной того, что многие теоретики исподволь помыкают законами философии в угоду своим честолюбивым устремлениям.

Профессиональный ученый может совмещать в себе исследователя и философа. Но это трудно. Это требует дополнительных усилий за счет некоторого отвлечения от избранной специализации. В современной жизни такие случаи редки, тогда как в древности это было нормой.

Введение

Практическая деятельность человечества сопровождается непрерывным увеличением знаний об окружающем мире. Осмысливая и систематизируя накапливаемые знания, проверяя эти знания на практике, человечество осознало и восприняло ряд непреложных философских истин. Одна из таких основополагающих истин состоит в том, что окружающий нас мир, в образе Вселенной, реален и гармоничен. Изучение законов гармонии Вселенной является одним из основных направлений деятельности философии.

В настоящее время Вселенная, как гармоничная система, существует совместно с человечеством. Но мир будет существовать и в случае, если человечество исчезнет, как мир существовал и раньше, до появления человечества.

Реальность окружающего мира мыслится в формате его материальности. Материя — непреложная данность бытия. Материю нельзя ни уничтожить, ни произвести,- вот два «нельзя» из обоймы философских ограничительных законов. Материя не имеет ни начала своего бытия, ни конца; она беспредельна в пространстве и пребывает в безостановочном движении. Движение материи подчиняется законам причинной логики, исключающим всякую парадоксальность. В природе нет, и не может быть, парадоксов – и это утверждение является одним из самых действенных и конструктивных законов диалектики.
Использованная выше общепринятая формулировка о подчинении природных процессов и явлений законам природы является не совсем корректной и, более того, является весьма коварной. Природа, не подчиняется ни каким законам. Природа только реализует свою фундаментальную логику – это и есть единственный природный закон. То, что мы узнаем о природе и формулируем в форме законов, является законами природных моделей. Эти законы всегда приблизительны. А природа не знает приблизительности, природа всегда конкретна в рамках квантовой неопределенности. Приблизительны только наши прогнозы, основанные на наших приблизительных моделях.
Всякий парадоксальный вывод, полученный при помощи безупречной логики, свидетельствует о том, что он основан на ложной посылке (предположении, постулате).
Если используемая модель приводит к парадоксальному выводу, значит, модель содержит фатальную ошибку.
Формирование субъективного, адекватного философского восприятия мира требует от субъекта сбалансированных энциклопедических знаний, которые ему обязана предоставить школа. Малейшее изменение в философских фундаментальных концепциях влечет кардинальные изменения в самобытном мировосприятии исследователей.
Стремительно возросший объем научных знаний в начале ХХ века, при их недостаточной систематизации, явился для многих исследователей непреодолимой преградой в формировании их адекватного, самобытного представления о мире.
Сиюминутный успех в ограниченной области знаний порождает завышенное самомнение субъекта, перерастающее иногда, явно или не явно, в гордыню. А гордыня, вкупе с пренебрежением к философии, чревата глубочайшими заблуждениями.
Вот образец богоподобного поведения современного кумира, Стивена Хокинга, (пример взят из его произведения «Краткая история времени»).
Цитата. «… В итоге в 1970 г. мы с Пенроузом написали совместную статью, в которой наконец доказали, что сингулярная точка большого взрыва должна существовать, опираясь только на то, что верна общая теория относительности и что во Вселенной содержится столько вещества, сколько мы видим. Наша работа вызвала массу возражений, …Но с математической теоремой не очень поспоришь, и поэтому, когда работа была закончена, ее приняли, и сейчас почти все считают, что Вселенная возникла в особой точке большого взрыва. По иронии судьбы мои представления изменились, и теперь я пытаюсь убедить физиков в том, что на самом деле при зарождении Вселенной никакой особой точки не было». Конец цитаты.
Оказывается, устройство мира зависит от иронии судьбы одного человека. А в чем ирония? Автор (Хокинг) несколько запоздало расширил свой кругозор. Но достаточно ли?
Человек, участвуя в общем движении материи, может влиять на это движение и его результаты. Но человек не может влиять на законы движения материи. Законы движения материи можно только познавать. Однако окончательно познать мир невозможно, по причине того, что это свойство заложено в принцип устройства мира. Часть не может вместить целое. Кто не понимает, что является лишь частью необъятного мира, и решает, что он познал материю, тот обречен на ошибки, чреватые трагическими последствиями.
Природа наделила человека способностью приспособления к изменяющимся условиям существования. И человек в процессе своего развития выработал уникальное качество, являющееся основой его интеллектуального самосознания и его интеллектуальной деятельности, – способность предвидения.
Совершенствование способности предвидения с целью его практического применения привело к необходимости формализации познанных законов движения материи, что, в свою очередь, потребовало создания системы типовых, упрощенных за счет пренебрежения малыми отклонениями, идеализированных законов движения.
Идеализация – это прием упрощения реальной действительности, необходимый для применения приемов математического формализма в рамках удовлетворительной, для практических нужд, погрешности.
Идеализация и формализм – неразлучны с приблизительностью.
Природа следует своему закону неукоснительно и без всяких погрешностей. Погрешность — это свойство нашего формализованного представления, и наших технических возможностей при измерениях. Но только этими возможностями мы и можем пользоваться.
Приблизительность формализованных прогнозов движения материи может приводить, и приводит, к возникновению парадоксов, хотя в природе их нет. Эти парадоксы возникают тем чаще, чем менее полна (или даже ошибочна) модель принятой формализации. Всякая, даже очень хорошая модель имеет ограниченную область своего применения, за пределами которой модель приводит к ошибочным выводам, первым признаком которых являются парадоксы. И в этом рациональная суть парадоксов.
Всякий парадокс – это повод для поиска скрытой ошибки.
Вот что пишет по поводу геометризации мира Эйнштейном фанатичный математик, практически не владеющий философией, Фридман А.А. в своей работе «Мир как пространство и время», 5 сентября 1922, Петроград, изд. Наука, Москва 1965.

Цитата. «… Таким образом, время свергается со своего пьедестала. Исполняются слова великого немецкого математика Минковского, и физический мир предстает перед нами в своем истинном свете, как совокупность вещей, называемых явлениями, характеризуемых при арифметизации четырьмя числами , , , . Физический мир может служить, на основании сказанного, интерпретацией пространства четырех измерений; явления физического мира становятся интерпретацией точки четырехмерного геометрического пространства.
Вместе с этой новой точкой зрения на физический мир отпадают и те трудности исследования его, на которые мы указывали в конце предыдущего отдела: время перестает мешать нашим исследованиям, наоборот, потеряв свое преимущественное положение, смешавшись с пространственными координатами, время становится деятельным помощником при исследовании уже не физического пространства и не физического времени, которых самих по себе нет, а совокупности пространства-времени – физического мира».
Конец цитаты.

Своей естественной оговоркой в конце цитаты, назвав геометрический мир миром физическим, Фридман превратил своё высказывание в полный абсурд.
Одной из первых, жизненно необходимых формализаций, коварно проявившей свою, скрытую от авторов неполноту, было представление о геометрической точке и о понятии нуль. Числовая геометрическая ось, как формализация бытовой мерной линейки, самым естественным образом вошла в быт человека.
Проблема, вызванная частичной неадекватностью этого представления обнаружилась лишь при формировании геометрии как науки, т.е. изначально только в теоретическом аспекте.
Научный подход в математике и геометрии требовал четкого определения понятия «число». Число естественно мыслилось как количественная мера вещественных объектов, выраженных в штуках. Но странно, в таком представлении нет места для числа нуль. А представление-то уже сложилось.
Любой количественный ряд заканчивается наименьшим числом – единицей, которая символизирует обобщенный цельный образ объекта счета или его конкретной части, выбранной в качестве масштаба. Нуль – это понятие, и символ. Символ, который обозначает отсутствие объекта счета. Нуль монет не имеет физического смысла, т.к. ничем не отличается от нуля овец или от нуля камней. Нуль – не число счета. Математическое деление на отсутствие, т.е. на нуль, – бессмысленно, а вовсе не равно бесконечности.
Но нуль на мерной линейке и на числовой геометрической оси вызывающе занимает свое числовое место.
Изобретение дробных чисел, казалось бы, позволило решить проблему, определив число нуль, как предел дробной последовательности, стремящейся к нулю. Но странное дело, нуль, определенный через предел, приобрел неоднозначность. Можно поделить нуль на нуль – и получить в результате конкретное число, величина которого определяется характером последовательностей. Но если нуль, определенный как предел, попытаться поделить на нуль, полученный в результате штучного вычитания, то проблема деления на отсутствие возникнет вновь.
Проблему так и не решили. Отложили – и забыли. Но забытье не останавливает жизнь. Забытье — это сон разума, а сон разума порождает чудовищ. И чудовище родилось. Этим чудовищем является безразмерная материальная точка. С философских позиций, безразмерная материальная точка – это очевиднейший абсурд. Нет размеров – нет объекта. Нет объекта – нет материи объекта. Не бывает безразмерных материальных точек.
Геометрическая точка – это комбинация трех цифр, обозначающая местоположение в формальной системе координат. Комбинация трех цифр как образ геометрической точки не прижился в сознании человека, привыкшего мыслить образами. Геометрическая точка мыслится в образе бытовой точки. Возник забавный, но коварный, курьез. Геометрическая точка, призванная быть идеализацией бытовой точки, и таковой являющейся, обрела в качестве своего символьного обозначения бытовую точку.
Аксиоматическое утверждение: «В любом отрезке содержится бесконечное количество точек», — некорректно с точки зрения полноты описания, и по сути является ловушкой. Действительно, если точки содержатся — значит, эти точки есть; а если точки есть, то они объективны; а если они объективны, то они материальны. Хотя переход «объективны – материальны» является ложным посылом, перед нами действующий стереотип мышления.
Не могут геометрические точки содержаться, в чем бы то ни было. Безразмерные точки на заданном отрезке можно только определить и обозначить, зато действительно — сколько угодно.
Стереотип утвердился, когда материальная безразмерная точка еще никаких проблем не вызывала, и термин «материальная точка» никого не насторожил. На базе безразмерной материальной точки было создано учение Эйнштейна, Теория Относительности. Это учение, в основу которого положено чудовище в форме материальной безразмерной точки, в свою очередь послужило основой для создания следующего поколения сонма чудовищ: черных дыр, больших взрывов и прочей востребованной экзотики. Эту экзотику придумали неучи-предприниматели на потребу жаждущих зрелищ.
Но с проблемой безразмерной материальной точки это уже никто не связывает. К проблеме не обратились даже тогда, когда появилось веское основание, т.е. когда возникла квантовая теория. Более того, квантовую теорию, в ущерб самой теории, создали так, чтобы она как можно меньше затрагивала проблему нуля и точки.
Для того, чтобы избежать проблемы нулевой точки, существующую квантовую теорию пытаются свести к теории поля, т.е. к теории чистой, подвижной энергии. В этом представлении материальные точки не нужны, более того, они там являются обузой и помехой. Весь мир в этом представлении является формой существования энергии, а вещество – это всего лишь энергетический вихрь или вообще что-то невообразимое — флуктуация (отклонение от нормы) в мировом энергетическом океане. Вздор, конечно, но всё это на полном серьезе. Ведь, если фотон — это универсальная квантовая, т.е. неделимая мера энергии, а из энергии создан мир, то получается, что фотон и есть тот объект, из которого создано мироздание. Согласитесь, не очень удобная модель, особенно с учетом волнового дуализма фотона, и его неспособностью быть неподвижным. Но таково реальное состояние, в котором пребывает сейчас квантовая полевая теория.
Если отличительной чертой философского метода является тест на всеобщую гармонию, то отличительной чертой метода современной квантовой теории является нежелание соотносить наработки, созданные в одной области, с тем, что сотворено в соседней области этой теории.
Вернемся к формализации количества материи с помощью числовой оси с дробными числами.
Если единица — это мера количества вещественных объектов, то что же реально могут описывать дробные числа? Каков их физический смысл? Дробные числа описывают те же самые вещественные объекты, только в масштабах с чуждой, искусственно выбранной, формальной единицей измерения. Формальное отношение к дробным числам приводит к соблазну разделить любую мерную единицу на сколь угодно большое число её элементов, что и произошло в классической геометрии.
Но можно ли и материю реально дробить до бесконечности? Ведь, если нельзя, то какой смысл решать проблему бесконечно малых величин, не существующих в природе.
Классическая теория, опираясь на Евклидову геометрию, утверждает, что бесконечно малое существует. Математический формализм чужд физической проблеме. Математики никогда не задумывались о границе применимости своего математического аппарата. Более того, они пытаются возвести математику в ранг владыки мира. По их теперешнему понятию, любой математический пассаж имеет в природе свое материальное воплощение. Вот и возникли 4-х мерные (и более мерные) геометрические пространства и параллельные (эвереттовы) вселенные. Нескончаемый сонм живучих и множащихся чудовищ. Живучих, потому что это околонаучное шоу тешит обывателя. Эйнштейновская ТО чужда обывателю, т.к. она его унижает своей заумью, но Черные дыры и Большой взрыв – это уже научная экзотика, пряность к пресному бытию сибарита-содержателя.
Знание, которое нам преподают под видом геометрии Евклида, является только малой толикой этой геометрии, т.к. по определению Евклида, точка — это то, что не имеет частей, а вовсе не абсурдный безразмерный объект. Вдумаемся, Евклид однозначно определил точку как квант вещества в современном понимании. Если перед нами неделимый элемент материи, то это и есть материальная геометрическая точка. Вовсе не безразмерная.
Безразмерная точка тоже не имеет частей, и имеет право быть основой одной из геометрий Евклида, которую и создали. Но безразмерная точка не является реальным объектом, т.к. является всего лишь геометрическим местом. Современная геометрия Евклида – это идеальная геометрия местоположений. Идеальная – значит, приблизительная. Однако Евклид в своих Началах закладывал реальную геометрию. Дело в том, что реальным объектом не может быть не только безразмерная точка, но и идеальная линия, и идеальная плоскость. Реальные объекты всегда объемны, а именно, они трехмерны. Хотите убедиться в этом – попытайтесь построить 4-ую геометрическую ось, т.е. реально пространственную, чтобы она была ортогональна 3-м известным осям. Попытка обречена на неудачу. И не потому, что человек ограничен в своих возможностях, а потому, что так устроен мир. Мир – трехмерен, и мир — подвижен.
Объем является непреложным атрибутом материального объекта.
Реальная геометрия всегда трехмерна, и описывает исключительно одно реальное пространство, оперируя при этом множеством других искусственных, идеализированных пространств, что и служит причиной множества заблуждений.
Классическая геометрия оперирует тремя псевдо-реальными пространствами: одномерным, двумерным и трехмерным. Иных размерностей геометрического пространства не бывает даже в идеализированной геометрии. Многомерны лишь математические массивы, которые не могут быть полноценными моделями геометрического пространства, но могут быть использованы для описания реальных объектов и процессов в некоторых, специально оговоренных ситуациях. Это азбука философии, но философия у формалистов не в почете.
Каждый, кто пытается внедрить в научный обиход геометрическое пространство с размерностью превышающей три, либо профан, либо фальсификатор.
Реальные объекты всегда имеют конечный размер, и не могут иметь бесконечных или неограниченных параметров, т.к. реализация бесконечного параметра требует бесконечного числа материальных носителей, которые, как уже выяснили, сами по себе всегда имеют конечные размеры и параметры. Таким образом, объект с бесконечным параметром может быть только бесконечного размера, т.е. не существует. Это азбука квантового мировоззрения.
Авторы современных квантовых теорий даже не пытаются разрабатывать квантовые геометрии, но тем не менее, претендуют на полноту своих квантовых построений, которые становятся абсурдными при использовании для их описания оскопленной идеализированной геометрии Евклида с безразмерными точками.
Все силы квантовых теоретиков брошены сейчас на поиск модели, которая позволила бы примирить квантовую теорию с правящим учением Эйнштейна. Такую модель найдут, конечно, как нашли правила перенормировки. Но зачем всю жизнь ходить в обуви, которая жмет.

Квантовая теория, и её успехи, вроде бы, признаются всеми, но как-то странно, без констатирующего философского обобщения, и без установления соответствующего статуса. Это позволяет всем желающим продолжать пользоваться фарисейскими представлениями, основанными на применении компилятивной парадигмы, включающей в себя, в том числе и представление о безразмерной физической точке, т.е. изначально ложного утверждения.
Как следствие, в самобытной философии исследователей бытуют и уживаются два представления о делимости материи: беспредельная делимость и делимость квантовая.
Например, сплошь и рядом в построениях популяризаторов квантовой концепции мира используется обращение к силовым полям бесконечной протяженности. Эти авторы лекций и учебников даже не осознают абсурдности квантового поля с бесконечной протяженностью. Ведь, достигнув предела квантовой малости, поле должно, либо перестать уменьшаться, и длиться далее в бесконечность как константа, либо оборваться. Естественно, реализуется последнее.
Материальный квант любого типа (если их несколько), и пространственный квант в том числе, который естественно мыслится минимально информационно наполненным, невозможно представить абсолютно аморфным и изотропным. Любой тип кванта явно должен иметь внутреннюю, но непосредственно уже недоступную нам, структуру. Видимо, именно это имел в виду Ленин, конкретизируя мысль философов прошлого, когда писал о неисчерпаемости якобы точечного электрона.
В некотором интервале масштабов мир устроен как последовательность квантовых вложений: молекулы, атомы, частицы. Причем внутренние структуры этих квантовых уровней доступны для непосредственного исследования. Попытки продолжить тенденцию в сторону уменьшения масштаба приводят к пониманию того, что, начиная с некоторого уровня квантовых вложений, структура кванта наиболее глубокого вложения становится недоступной для расчленения средствами квантовых объектов более высоких уровней. Познание внутренней структуры материального кванта с этого уровня возможно только в рамках трансцендентной метафизики. Основой метафизического постижения мира является построение умозрительных моделей на базе философских обобщений и выводов, с последующим сравнением результатов, прогнозируемых моделью, с наблюдаемыми реалиями. В принципе этот прием составляет метод «черного ящика». Неделимый квант и есть «черный ящик».
Стандартная Модель, например, описывает кварковую структуру элементарных частиц, проверяя справедливость своих предположений методом столкновения и разрушения элементарных частиц. Но как установить (выявить) структуру кварков, если кварки по отдельности, вне частиц, не существуют. Только совпадением теоретических предсказаний, относящимся к поведению наблюдаемых осколков частиц, с их реальным поведением.
Стандартная Модель – это модель с атрибутами метафизических вкраплений.
Аморфное, и бесконечно делимое на части материальное нечто, должно состоять из фрагментов с размерами, стремящимися к нулю. Вот это и есть убийственный приговор для данного представления. Разве можно построить теорию (модель) на элементах, не имеющих конкретного размера?
Что значит «стремящиеся»? Это образное, фигуральное выражение. Ничто, никуда не стремится. Просто, какой бы масштаб ни был выбран – он всегда будет неадекватным, а нулевого масштаба не существует. Это и есть приговор беспредельной делимости.
Из аморфного вещества, как из глины, можно создать условные кирпичики всевозможной формы. А из этих кирпичиков создать геометрические (архитектурные) объекты любой сложности. Но не хватит никакой фантазии, чтобы привести эти геометрические объекты в нескончаемое, гармоничное движение.
Возможности геометрии ограничены отсутствием времени и его атрибутов, т.е. отсутствием движения, а это значит, что геометрия, как ей и положено, мертва. Геометрию вещественного, реального мира оживляет механика. Мы так привыкли к этому, что не задумываясь, приписываем механическое движение к атрибутам геометрии. Обратим внимание, ТО Эйнштейна заявлена как геометрическая теория. И, при постановке задачи, Эйнштейн оперирует только пространственными координатами. Но, нарушая научную этику, по ходу решения частных задач, исподволь возвращает движение (т.е. время) в свое уже 4-х мерное геометрическое представление, делая его то ли 5-ти мерным, то ли 4-х мерным, но с мерцающим двойным стандартом: то 4-х мерное, то 3-х мерное плюс время. Последнее обстоятельство создает условия для полного произвола теоретиков, манипулирующих 4-ой или 5-ой координатами.
Наблюдаемый реальный мир не дает никаких оснований для безразмерно точечного, аморфного, моделирования.
Осознав принципиально квантовое устройство мира, и отслеживая структуру его уровней, можно сделать обобщающий вывод.

По мере перехода от одного квантового уровня структуры материи к другому, более низкому, количество исходных квантовых элементов, неуклонно уменьшается. В конце концов, оказалось, что на атомном уровне всё разнообразие вещественного мира создано всего из трех элементарных частиц: электрона, протона и нейтрона.

Экстраполируя тенденцию сокращения количества исходных элементов структур, приходится предположить, что следующий квантовый уровень содержит всего один основополагающий элемент – универсальный материальный квант. Квант – являющийся носителем всего мирового разнообразия.

Грандиозная сложность предполагаемого устройства универсального кванта, необходимого для построения Вселенной, поражает, еще до начала моделирования кванта.

Мир, созданный на основе одного, универсального элемента принципиально неисчерпаем, т.к. по сути, универсальный квант является непостижимой инверсией всей Вселенной в самоё себя, представляемое универсальным квантом. А человек является только частью Вселенной, пытающейся отобразить в себе максимально большую долю Вселенной, которая принципиально не может быть всем миром.

Как можно на основе одного типового квантового элемента (или даже трех) построить всё разнообразие Вселенной? Только при философском допущении наличия динамичной внутренней структуры этого универсального материального кванта. Такое допущение не дает нам права называть этот квант, да и любой другой, элементарным. Чтобы отличать этот квантовый уровень от других, условно назовем его «пространственным», это естественно, т.к. универсальный квант, содержащий минимум внутренней информации, очевидно должен формировать свободное пространство, которое составляет основную часть Вселенной.

Всё то, что уже можно определенно сказать о свойствах пространственных квантов, которые формируют все виды материи только за счет изменения своей внутренней структуры,- всё свидетельствует о невозможности расчленяющего исследования этой структуры.

Это утверждение логически следует из уверенно предполагаемых характеристик универсального кванта, дополненных общим свойством неразрывности квантов материи, из чего непосредственно следует взаимная неподвижность пространственных квантов.

Неподвижность квантов материи воспринята философами и исследователями как тупик, что и послужило, видимо, причиной отсутствия дальнейших разработок теории пространства в этом направлении. Действительно, если кванты пространства неподвижны, то как же перемещаться в таком пространстве?

Вот, именно здесь возник барьер непонимания. Барьер, создавший долговременный затор на пути к истине.

Часть 1

Движение в квантовом мире обеспечивает не механика, а информатика. Информатика, которая эмулирует и механику, и вообще все физические явления, передавая информацию по эстафетному принципу [1]. Эстафета – это почти волна. Но не волна. Или не та волна. Это и волна, и частица единовременно, а не избирательно, в зависимости от действий наблюдателя или от внешних условий. Особенности квантовой эстафеты — вот причина естественного дуализма.

Древние мыслители предвосхитили неизбежный кризис в процессе познания, когда внутренняя структура объектов исследования становится недоступной практическому вмешательству, и для преодоления этого кризиса предложили потомкам, т.е. нам, принцип познания, соответствующий понятию «метафизика».

Метафизика – это принцип, способ проникновения за грань доступного с целью расширения поля объективных физических знаний. Более поздние философы, не оценив глубину мысли авторов этой идеи, и желая конкретизировать это, не понятое ими понятие, внедрили в обиход множество других определений, искажающих изначальную суть метафизики.

Чтобы понять принципиальное устройство пространственного кванта, а детальная структура нам недоступна, необходимо как можно больше знать о всевозможных свойствах универсального кванта. Для выполнения этого условия обратимся к свойствам материи, которые нам известны и проявляются на атомарном уровне, как достаточно близком к пространственному кванту.

Однако прежде чем сфокусировать наше внимание на атоме, необходимо все же определиться, по возможности, с его составляющими. А это, как известно, электроны, протоны и нейтроны. Кроме этого, исходя из самых общих соображений, атом необходимо рассматривать в неотрывной связи с физическим вакуумом, который традиционно из анализа исключается по причине его, якобы, абсолютной индифферентности ко всему, в нем происходящему. Этот ложный стереотип порожден успешной практикой распространенного механистического подхода, нашедшего свое отображение в принципе относительности Галилея, в рамках которого эта индифферентность действительно реализуется, правда, с неощутимой для нас погрешностью.

Кроме того, системный подход требует рассмотрения, кроме четырех названных, бесспорных участников формирования атома, еще двух гипотетических частиц: фотона и нейтрино.

Часть 2.1

Начнем с фотона.
Самая революционная концепция, рожденная в рамках Стандартной Модели, – это способность взаимного превращения элементарных частиц, и их обломков, друг в друга, посредством промежуточного превращения в энергию.

Осколки частиц, а их идентифицировано уже несколько сотен, тоже назвали элементарными частицами. Можно предположить, что количество этих короткоживущих осколков будет, со временем, расти и далее.

На естественный вопрос, как заканчивается жизненный цикл виртуальных осколков вещества, Стандартная Модель ответить пока не может, ибо является описательной моделью, а экспериментальные возможности еще не достигли желаемого уровня.

В связи с этим уместно рассмотреть все формы участия фотонов в жизненном цикле атомов. Речь идет о способности вещества производить фотоны, превращаться в фотоны и способности фотонов производить массивное вещество, составляющее атом.

Квантовая теория поля пытается нас уверить, что элементарные частицы являются особой формой существования энергии. В доказательство приводится явление аннигиляции античастиц, а также явление дефекта массы. В обоих этих явлениях вещество выступает в роли специализированной потенциальной энергии, как бы порох, который способен превращаться в фотоны.

При аннигиляции электрона и позитрона наблюдается возникновение двух фотонов, или более. Два – обязательно. Параметры этих двух фотонов предполагаются практически идентичными. Это по одним источникам.

По другим источникам в результате аннигиляции рождается короткоживущий бозон, который тут же распадается или на два мезона, или на два кварка, которые моментально обрастают глюонами, забираемыми из пространства, и превращаются в два адрона.

Рождение пар, видимо, должно происходить в обратном порядке. Для этого должно произойти лобовое столкновение двух абсолютно одинаковых фотонов.
Лобовое столкновение двух фотонов, как причина и источник рождения двух частиц, весьма сомнительно, ведь волны не могут сталкиваться. При этом, встречным нейтральным фотонам нужно сформировать пару неких устойчивых, зеркально симметричных вихрей-зарядов, с четко заданными, нормированными параметрами, и со структурой, которая по сложности и информативной наполненности явно должна превосходить структуру фотонов. Каждое из таких столкновений должно приводить к возникновению типовых, т.е. неотличимых от уже существующих, частиц, которые обладают массой, т.е. содержат в своем составе Бозон Хиггса.

Читатель нигде не найдет выше приведенного, уничтожающего описания процесса рождения электрон-позитронной пары. Но всё взято из официальных справочников. Просто теоретики, решая частные задачи, вводят произвольные постулаты без оглядки на смежные области квантовой теории. А если эти постулаты свести вместе, что должны делать сами теоретики, то получается выше приведенная абракадабра. И это еще без привлечения мюонов, кварков и глюонов.

К тому же, аннигиляция, в качестве действенного способа добычи энергии, явно отвергнута природой, избравшей сугубо асимметричную форму существования вещества.

Кроме того, никто еще не наблюдал ничего похожего на столкновение фотонов. А если фотон это локализованная волна, то вообще нет никаких надежд на такое столкновение.

Это по поводу формирования электронов из энергии. А как образуются другие элементарные частицы и множество неустойчивых частиц, со структурами существенно различающимися? Тоже из стандартных фотонов? Всего лишь с другой энергией? Всё очень сомнительно. Везде напрашивается философское «нельзя».

Чтобы избежать сомнительности, заинтересованные исследователи придумали добывать пары античастиц одним фотоном, но из атомного ядра. А еще придумали создавать эти пары из энергии вакуума с помощью флуктуаций или поляризации вакуума. Здесь вопросы неуместны, т.к. это из области теории инфляции, в которой всё допустимо.

Инфляция – это полное бездействие (обесценивание) известных законов природы, взамен которых действуют законы, необходимые авторам инфляционных фэнтези.

Флуктуация – это случайное событие, состоящее в отклонении от среднего значения параметра, характеризующего некоторый статистический процесс. Конкретная причина конкретной флуктуации является неизвестной. Большая флуктуация всегда является результатом однонаправленного, но тоже случайного, сложения (которое почему-то часто называют резонансом) определенных, но неизвестных, событий наблюдаемого процесса.

Однако в настоящее время флуктуацию иногда трактуют как беспричинное событие, чем вводят и себя, и всех остальных в заблуждение, т.к. беспричинное событие – это антинаучное понятие, отрицающее все законы сохранения.

Так или иначе, наблюдаемое искусственное рождение вещества возможно только в симметричном исполнении, т.е. в паре с антивеществом. Это обстоятельство, с учетом факта отсутствия заметного количества антивещества в природе, явно свидетельствует о том, что количество вещества во Вселенной не увеличивается. Существующее же вещество, окружающее нас, превратить в энергию невозможно. Вещество – основной переносчик и преобразователь энергии. А квант энергии – это порционная мера скалярного количества обобщенного движения материи.

Таким образом, квантовая теория поля, претендующая на полноту описания мира, по сути, является мифологической, т.к. апеллирует к придуманным, исходным состояниям инфляционной Вселенной. А самое главное она часто манипулирует выдуманными под каждый конкретный случай, загадочными явлениями квантового мира, и не собирается что-либо делать, чтобы эти явления стали менее загадочными. Удачные манипуляции, которые удается подогнать под наблюдаемые явления, афишируются, а неудачные замалчиваются, создавая в итоге видимость триумфального успеха теории.

Метафизический метод познания, без которого не обойтись в современных квантовых исследованиях, требует максимальной прозрачности аргументации, а также не мыслим без дискуссионной апробации, а именно это перестало быть нормой в науке.

Наблюдаемые процессы аннигиляции сомнительны в плане предположения о полной аннигиляции массивного вещества. Аннигиляция становится менее сомнительной в плане предположения об участии в аннигиляции только зарядов. При аннигиляции протонов остается множество осколков массивного вещества. А при аннигиляции электронов, якобы полной, нет полной гарантии, что не остаются массивные осколки неизвестного вещества, не имеющего заряда, судьба которого не может быть установлена в современных методиках измерения.

Интерпретация результатов квантовых экспериментов, связанных с разрушением протонов, в связи со спецификой индикации, несет неизбежный элемент произвола в его толковании, обусловленного набором стереотипов, которым толкователь подвержен. Кроме того, выбор сенсоров и места их установки в значительной мере предопределяет результат эксперимента, т.е. зависит от воли и эрудиции исследователя.

Часть 2.2

Оставим на время фотон, который мы рассмотрели в качестве основного носителя энергии, и обратимся к нейтрино.

Известны удивительные физические свойства нейтрино, которыми он наделен своими создателями. Но публикуемые описания не полны. Некоторые из удивительных, а точнее – странных, свойств нейтрино тихо замалчиваются. Попытаемся выявить их с философских позиций, т.е. в рамках вселенской гармонии, в которой нейтрино должно принимать участие.

В философском аспекте нас будут интересовать не только физические свойства, но и функциональное назначение нейтрино в природе.

Итак, заявлено, что нейтрино — это частица. Таким образом, это однозначно не электромагнитное поле.

Однако масса покоя нейтрино изначально объявлена равной нулю. Уже странно. При этом энергия нейтрино меняется от нулевых значений до 0,8 МэВ. Значит, нейтрино это релятивистская частица, и распространяется она со скоростью света. Но уверенности в этом нет. Почему? Всё очень не просто. Дело в том, что без последней оговорки о возможном несовпадении скорости нейтрино со скоростью света, нейтрино становится очень похожим на фотон, только неуловимый, и диапазон энергии не так широк. А в природе дублеров не бывает.
Вот мудрые создатели нейтрино и ввели искусственное, и смутное, различие: скорость нейтрино равна скорости света, но без гарантии.

Однако в 2015 году за открытие нейтринной осцилляции, якобы подтверждающей наличие инертной массы нейтрино, была присуждена Нобелевская премия. Значит, нейтрино все-таки движется, а не распространяется. И скорость его движения, без сомнений, меньше скорости света. Меньше. Но какая? Пока не известно. Но если скорость нейтрино не равна скорости света, то она может быть какой угодно. Получается, что пора искать медленные нейтрино. А такие нейтрино должны весить в полтора раза больше электрона.

Кроме того, если у нейтрино есть масса, то нейтрино содержит в своем составе бозон Хиггса, масса которого приблизительно уже известна и рана 125 ГэВ/С^2. Получается, что нейтрино это вовсе и не нейтрино, а какая-то совсем иная сущность, о которой Паули даже не подозревал. Видимо, Нобелевский комитет, как и квантовые теоретики, тоже работает по секциям. Одна секция отвечает за бозон Хиггса, другая за нейтрино, а между собой секции не общаются.

Измерять скорость гипотетической, неуловимой частицы неимоверно сложно. Значит, всё так и останется до следующего открытия, которое косвенным образом определит скорость нейтрино или отменит его массивность. Таким образом, двойной стандарт для авторов, склонных к фальсификации и самообману, обеспечен.

Приведенных данных вполне достаточно, чтобы определить место нейтрино в классификационном ряду Стандартной Модели. В этом ряду нейтрино находится между фотоном и всеми остальными частицами. Таким образом, нейтрино это все-таки ближайший родственник фотона.

Как и фотон, нейтрино — нейтральная частица. Спин нейтрино равен 1/2, а его спектр энергии непрерывен и меняется приблизительно от 0 до 0,8 МэВ.

Энергетический спектр нейтрино достаточно широк. Это значит, что энергия нейтрино должна выражаться формулой E=kEo, где k – 1, 2, 3 …, а Eo – минимально возможная порция энергии, т.е. квант энергии, без которого не мыслится квантовая теория, но для которого в теории нейтрино нет ещё обозначения.

Однако представлением E= kEo никто не пользуется, видимо, чтобы не привлекать внимания к коэффициенту k и к кванту Eo, и к их физическому смыслу. У фотона этот коэффициент отождествляется с частотой. А с чем отождествить его у нейтрино? А чему равно Eo? Неужели это опять ħ/2. Почему же нас держат в неведении.

Отличие нейтрино от фотона состоит в том, что фотон образуется в пространстве за счет работы, совершаемой атомом, а для нейтрино такой возможности не просматривается. Рождение нейтрино – это следствие и признак преобразования нуклонного вещества. Чем больше в пространстве нейтрино — тем меньше нейтронов и тем больше распавшегося вещества, т.е. протонов и электронов.

Если тяжелое вещество создано в звездах, то звезды должны производить достаточное количество нейтронов. А в молодой звезде ничего, кроме протонов и электронов, нет. Создавая нейтроны, звезды должны интенсивно поглощать нейтрино. Однако звезды напротив интенсивно излучают нейтрино.

Если нейтрино не поглощается в той же мере, что и излучается, то по плотности нейтрино можно судить о возрасте Вселенной.

Бесконечность Вселенной во времени предполагает её динамическое равновесие, а для этого необходимо, чтобы нейтрино не только излучались, но в таком же количестве и поглощались. Хотелось бы знать, хотя бы теоретически, в каких природных процессах происходит равновеликое поглощение нейтрино. К-захват явно не может справиться с такой нагрузкой.

Таким образом, без ответа остается естественный философский вопрос: зачем природе понадобилось собирать энергетическую дань в форме нейтрино, которые сами по себе в природе не востребованы. Ответов как всегда минимум два. Либо мы не знаем чего-то очень важного, и значит, Стандартная Модель не полна; либо нейтрино является порождением недоразумения. Логика не отвергает третий вариант, в котором ошибочны обе гипотезы.
Неразбериха с нейтрино началась с самого рождения частицы. Спасая закон сохранения энергии в акте бета-распада, когорта великих из Тюбингена одобрила идею Паули о неуловимой гипотетической частице, списав на нее экспериментально обнаруженный дефицит энергии.
Ключевым словом в этом сообщении является слово «экспериментально». Вот именно на эксперимент и следовало направить всю мощь интеллекта первооткрывателей.
Но случилось – как случилось.

Обратим внимание на распространенную и устойчивую формулировку при описании произошедшего события. Оказывается, что участники сотворения нейтрино «спасали закон сохранения». В этой формулировке отразилось и недопонимание понятия «закон природы», и недопонимание роли наблюдателя в познании законов природы, и мания собственного величия. Уж если и спасали, то не природный закон (человечество над законами природы не властно), а спасали себя и человечество от очередной природной загадки.
И, похоже, спасли.

Итак, в каждом акте бета-распада рождаются протон, электрон и нейтрино. Поскольку скорость протона постановили считать равной нулю, а скорость электрона и, соответственно, его энергия имеет непрерывный спектр, то и скорость нейтрино должна меняться по соответствующему, компенсирующему закону.

Возникает естественный вопрос — как развивается процесс распада нейтрона во времени. Вопрос не праздный. Если распад происходит одномоментно, то допустим вариант с неподвижным протоном, что и постулировал Паули. В этом случае электрон и нейтрино испускаются и двигаются в противоположные стороны, унося равный по величине импульс.

При последовательном распаде, с участием виртуального бозона, протон быть неподвижным принципиально не может.

В варианте, предложенном Паули, удивительным является именно то, что нейтрино абсолютно точно компенсирует количество движения электрона, которое меняется случайным образом. Поскольку масса покоя нейтрино была заявлена равной нулю, то компенсация энергии электрона возможна только за счет вариаций релятивистской массы нейтрино, которая обязана изменяться квантовым образом.

Так, что же сомнительного было в организации экспериментов при изучении бета-распада, на что не обратил внимания Паули и все его соратники. Нелепостью данных экспериментов было постулирование неподвижности протона, рожденного неподвижным нейтроном. Это обстоятельство воспринимается с большим удивлением, т.к. в дальнейшем для косвенного доказательства реальности нейтрино, Лейпунским была предложена проверка методом измерения протонной отдачи в момент испускания нейтрино.

Проверка была реализована, и отдача была обнаружена. Однако проверка проведена не на протонах, а на ядрах атомов, что не совсем одно и то же, т.к. объявлять ядро атома безразмерной точкой — уже неприлично. При этом в проведенных экспериментах вновь не учитывалась ещё одна из возможных составляющих отдачи, а именно, не учитывался момент количества движения ядра атома. А это то, что не может не учитывать профессиональный исследователь.

А что, если атомное ядро это не капля, а напряженная ажурная конструкция из протонов и нейтронов, способная не только вращаться, но и колебаться, поглощая энергию. Что тогда?

Обратимся к теории бета-распада, разработанной Ферми.
Вот квинтэссенция его теории, представленная его уравнениями:
n → p + e(+) + ν(-)
p → n + e(-) + ν(+)   [2]
Первое из уравнений описывает распад нейтрона на протон, электрон и антинейтрино, а второе описывает гипотетический распад протона на нейтрон, позитрон и нейтрино. При этом протон постулируется одной из самых стабильных частиц. В шахматах этот прием называется гамбитом, т.е. жертва стабильностью протона для достижения позиционного преимущества.

Оба процесса совершенно независимы. Подставьте второе уравнение в первое – и перед вами модель вечного двигателя первого рода. Из чего следует, что процесс, описываемый вторым уравнением, в природе не реализуется.

Не верится, что Ферми мог допустить такую оплошность. Но здесь анализируется то, что нам преподносится официальной наукой, так что перед нами идея модели вечного двигателя Ферми.

Ситуация напоминает академический фокус с массой фотона. Масса фотона равна m= nħ/c2. При этом масса неподвижного фотона постулируется равной нулю, хотя известно, что неподвижных фотонов не бывает.

Казалось бы всё просто, если у фотона есть масса – докажите экспериментально, и двигайте науку дальше. Однако все эксперименты свидетельствуют о нулевом приросте массы после поглощения фотона. Вот, и пришлось поглощение фотона постулировать как неподвижный фотон, только писать об этом не принято, т.к. всем понятно, что после поглощения, фотона уже не существует.

Вспомним философскую проблему нуля. Сколько весит нуль пудовых барашков?

Нейтрон является самой тяжелой и самой сложной элементарной частицей. Есть даже исследователи, которые считают нейтрон составной частицей, образованной протоном и электроном. Про нейтрино они почему-то забывают. Эту забывчивость нельзя назвать странной. Она естественная. Ведь, если нейтрон является составной частицей, то необходимо ответить на вопрос, что собой представляет частица, образованная из протона и электрона, например, при К-захвате. А ведь в этой частице нейтрино не будет. Или будет? Стандартная Модель позволяет брать всё, что хочешь, из окружающего пространства, сколько надо, и когда надо.

Давайте посмотрим, что же окончательно предлагает нам квантовая теория по интерпретации бета-распада.

Итак, нейтрино уносит до 0,8 МэВ, при этом в каждом акте излучения оно, якобы, точно компенсирует недостающую суммарную энергию образовавшихся электрона и протона, приводя энергию распада нейтрона к константе. Этот факт не акцентируется, но именно он дает основание для введения в процесс излучения виртуального, коротко живущего бозона. Таким образом, неравномерность собственного спектра излучения нейтрино жестко связывается со спектром излучаемых электронов, хотя энергия отдачи протона при этом повисает в воздухе, и висит до сих пор.

Скорость нейтрино равна скорости света, но квантовая теория на этом как бы не настаивает, т.к. для нейтрино не гарантируется нулевая масса покоя. В 2015 году ситуация несколько изменилась. У нейтрино, косвенным образом, обнаружили инертную массу. Но очень маленькую, такую, что ни измерить, ни рассчитать невозможно.

Теперь уже изначально декларируется наличие массы, а потом, в комментарии, это наличие не гарантируется. Это, как и до обнаружения массы, служит поддержкой двойного стандарта при интерпретации моделей процессов с использованием нейтрино. Очень удобно.

Кроме того, заявленная неуловимость нейтрино, при современном состоянии Вселенной, в философской интерпретации равнозначна утверждению о нестационарности Вселенной. Действительно, учитывая интенсивность нейтринного излучения, оно должно относительно быстро насытить собою стационарную Вселенную до такой плотности, при которой интенсивность излучения должна сравняться с интенсивностью поглощения. Но данного эффекта в природе явно не наблюдается. Получается, либо Вселенная непрерывно расширяется, чтобы поддерживать дефицит плотности нейтрино, либо мы являемся свидетелями первичного, и еще не закончившегося, процесса насыщения Вселенной, т.е. мы живем в очень молодой Вселенной. Обе ситуации достаточно парадоксальны.

Усомнившись в реальности нейтрино, благодаря перечисленным обстоятельствам, можно ли представить бета-распад без участия нейтрино?

Можно. При бета-распаде внутри нейтрона происходит формирование (создание) электрон-позитронной пары. При этом электрон испускается наружу, а позитрон или его аналог остается в составе протона. На формирование двух противоположных зарядов требуется энергия, которая и обнаруживается в качестве дефицита. Возникает проблемный вопрос фундаментального свойства. В какой форме эта энергия всегда присутствует в нейтроне? И какая сила преодолевает кулоновское притяжение электрона и позитрона?

Нам достоверно известно, что масса нейтрона больше суммы масс электрона и протона. Если этот факт соотнести с эффектом дефицита массы, то эффект получается на первый взгляд с обратным знаком. Всё очень странно.
Но и факт отталкивания положительного и отрицательного зарядов в бета-распаде тоже не менее странен.
Вот, когда будет разработана модель этого странного поведения, тогда и можно строить модель бета-распада без участия нейтрино.

Пока же живет и действует вычурная и противоестественная теория нейтрино, теория неуловимой, достаточно тяжелой, до 0,8 МэВ (у электрона 0,5 МэВ) частицы, которая в каждом акте распада, то ли имеет разную массу, то ли разную релятивистскую скорость, Но без двойного стандарта не обходится.

Таким образом, существование сомнительной частицы искусно поддерживается искусственно создаваемой неопределенностью, попросту – неразберихой.

Часть 2.3

Обратимся к электрону.
Если в результате новых открытий становится понятно, что некоторый стереотип не соответствует истине, то это вовсе не означает, что ошибочный стереотип уже отменен. Стереотип именно тем и характерен, что он исключен из осознанного процесса мышления. В силу этого свойства, ложный стереотип необходимо изживать сознательно и с усердием.

Например, от привычного, предлагаемого учебниками определения электрона, как элементарной заряженной частицы, необходимо сознательно перейти к более конкретному и более полному определению, охватывающему, например, следующую ситуацию.

Встречные электроны испытают рассеяние, не вступив в непосредственный контакт. Интерпретируя эту ситуацию в обобщенном проявлении, допустимо принять, что электрон это силовое поле, которое несет свое ядро-частицу, оберегая это ядро от непосредственного контакта. Развивая эту мысль, можно придти к аналогичному выводу по отношению к атому. А именно, суммарное поле электронной оболочки атома бережно несет свое атомное ядро, храня его от экстремальных воздействий.

Учитывая выше изложенное, можно дать более корректное и более подробное определение электрона.

Электрон — это сложный природный объект, состоящий из вещественной частицы квантовой природы (неделимого ядра), характеризуемой неизменными массой и зарядом; ядро электрона поддерживает вокруг себя три локальных, неуничтожимых и абсолютно стандартных силовых поля: гравитационное, электрическое и магнитное.

В приведенном определении электрона, нет революционных составляющих – всё давно и хорошо известно. Но, тем не менее, суть определения, в некотором смысле, революционна.

Определение прямо декларирует всем известную, но не акцентируемую истину об отсутствии энергетических затрат на поддержание стабильных силовых полей элементарных частиц, а также определение конкретизирует квантовую природу электрона, из чего логически следует, что поля электрона локализованы в пространстве. А этот вывод является для многих революционным.

Магнитное поле, как производное электрического поля, можно было бы исключить. Но благодаря его причастности к квантовым, инвариантным характеристикам, правильнее рассматривать это магнитное поле как самостоятельное, в качестве фундаментального спина магнитного момента.

В гармоничном взаимодействии с протонами и нейтронами электроны образуют объемную динамичную структуру синтезированного атомарного вещества. Эта структура успешно сопротивляется контактному смыканию элементов вещества под действием полей гравитации и разноименных кулоновских полей.

Уместно задать философский вопрос: зачем природе понадобился спин. Наверное, можно предложить несколько вариантов, каждый из которых связан с известной функцией, выполняемой с участием спина. Однако, задавая вопрос, зачем понадобился спин, хотелось бы узнать (догадаться) о какой-то фундаментальной задаче, решаемой спином.
И здесь необходимо порыться в копилке застарелых вопросов фундаментального свойства.

Одним из таких охотно забытых вопросов является проблема, как на основе сугубо квантовых структур, которые в принципе не могут быть изотропными, природа предоставила человеку (эмулировала) изотропный, сферически симметричный макромир.

Спин, как фундаментальное вращательное движение вещества, помогает решать эту проблему, но частично, сводя всевозможные квантовые асимметрии к одной, осевой. Эта асимметрия присутствует во множестве объектов вещественного мира, но природа сумела устранить и её, практически из всех физических процессов. Каким образом природе это удалось? Возможно, подсказку дает атом водорода.

Эксперименты показывают, что электронная оболочка атома водорода проявляет себя как сферически изотропная. Никаких намеков на природный гироскоп или магнитный контур. Ясно, что для реализации этого эффекта орбитальная плоскость электрона должна сама участвовать как минимум в двух ортогональных, вращательных движениях. Попросту говоря, орбитальный момент атома водорода быстро кувыркается, формируя сферическую орбиталь электронной оболочки.

Распространение этого принципа собственно на электрон и остальные элементарные частицы, приводит к наблюдаемой в природе сферической симметрии вещественного мира.

Таким образом, можно предположить, что фундаментальный спин это вращение элементарной частицы сразу в трех ортогональных плоскостях. Естественно, в квантовом исполнении эти движения реализуются последовательно.

Почему же ни в одном эксперименте это движение не зарегистрировано. Видимо, это определяется особенностью метрологического обеспечения существующих измерений. Если и возможна методика, позволяющая зафиксировать трехмерное вращение, то она должна быть весьма изощренной. Совершенно ясно, что в результате одного измерения можно получить только одно направление спина. Как бы исследователи не меняли направление сенсоров, они неизбежно обнаруживают параллельный спин, что подтверждает как и наше предположение, так и официальный постулат о коллинеарности спина и направления движения электрона.

Часть 2.4

Многие из академиков охотно согласятся, что электрон — квантовый объект, но эти же академики и их последователи тут же восстанут против локальности силовых полей электрона.
Вот этот двойной стандарт и есть причина многих, временно существующих парадоксов. Входя в квантовый мир, многие исследователи не могут освободиться от полезных стереотипов классических представлений, которые совершенно недопустимы в квантовом мировоззгении.

Ни квантовый объект, ни квантовый параметр принципиально не могут быть ни нулевыми, ни бесконечными.

Квантовое силовое поле формируется конечным количеством специализированных виртуальных носителей.
Самой вопиющей, и самой катастрофической по своим последствиям, является ошибочная трактовка соотношения неопределенностей Гейзенберга. Гейзенберг либо забыл, либо не посчитал нужным дополнить свое соотношение одним очевиднейшим условием, а именно: погрешность любого квантового измерения ∆х одного избранного параметра не может быть равной нулю, и всегда большее, чем ∆X/2, где ∆X – квант измеряемого параметра. Это азбука квантового представления, которая относится к левой части соотношения неопределенностей. Правая часть соотношения Гейзенберга определяется уже квантовой природой используемой методики измерения, которая, по мнению Гейзенберга, вне зависимости от природы измеряемых параметров непременно включает в цепочку сенсорных преобразований фотонное представление измеряемых величин. Эта метрологическая погрешность не единственная в суммарной погрешности производимого измерения, но она является обязательной, и поэтому её присутствие справа со знаком больше совершенно оправдано. Знак равенства, совмещенный со знаком больше, в соотношении Гейзенберга означает, что ħ/2 является недостижимым пределом минимальной погрешности. Поэтому, когда в рассуждениях теоретиков встречаешь оборот «если один из сопряженных параметров измерен точно, то …», то перед нами теоретик-профан, или фальсификатор [3].

Использовать соотношение неопределенностей Гейзенберга позволительно только для оценки конечных измерений или расчетов. Применение этого соотношения в самих расчетах, что происходит довольно часто, приводит к неизбежным искажениям реальной действительности.

Загадочное, казалось бы, свойство силовых полей зарядов всех типов сохранять свою величину и распределение в свободном пространстве, при спокойном, философском отношении к перечисленным фактам приводит к логичному решению проблемы. Проблемы энергетического обеспечения стабильности силовых полей частиц. Это решение следующее.

Полевые виртуальные кванты, реализующие контактное дальнодействие вещества, являются неотъемлемой и не уничтожимой принадлежностью элементарных частиц. При этом полевые кванты должны последовательно и периодически взаимодействовать, как со сторонними частицами, так и со своей частицей-носителем. Для этого, после каждого квантового взаимодействия, полевые кванты должны в полном составе возвращаться к ядру элемента-носителя, т.е. к частице, откуда они и испускались.
Этого требует логика наблюдаемых физических явлений и характеристик полевого взаимодействия частиц.

Ни одна частица априори не знает, где находятся другие частицы, но в каждый конкретный момент частица получает информацию, куда и как она должна двигаться. Это очевидный факт. Во исполнение этого, кванты силовых полей излучаются регулярно и равномерно во все стороны, – и все непременно возвращаются, с соответственно измененными своими параметрами, доставляя необходимую информацию для реализации согласованного, мирового движения Вселенной. По-другому, просто, не может быть. Таким образом, силовые поля по своей сути являются сканирующими [1], и в этом смысле они переменные. Однако большая (планковская) частота повторяемости излучения позволяет рассматривать силовые поля как постоянные. При этом надо понимать, что перед нами стабильные, не излучающие волн, осцилляторы. При всяком поступательном перемещении, такой осциллятор допустимо, при необходимости, интерпретировать как псевдо волны де Бройля.

Если электрон в представлении современной квантовой теории является плоской бесконечной волной вероятности, в чем нас хотят убедить некоторые теоретики, то чем тогда в этом представлении является электрическое и магнитное поле электрона? Вопрос из обоймы вопросов системного подхода. Задавать такие вопросы не рекомендуется.
То, что квантовые теоретики знают, они заложили в свои формулы, а то, что не знают – значит, и знать не положено.

Нас убеждают, что всякий раз, когда электрон вступает во взаимодействие, его волновая функция мгновенно коллапсирует, т.е. сжимается в точку, где происходит это взаимодействие. Но разве можно указать состояние электрона, когда он ни с чем не взаимодействует. Таких состояний нет, т.к. любой объект Вселенной постоянно находится в изменчивом поле гравитации Вселенной.

По поводу сканирующих силовых полей современный ретроград скажет, что этого не может быть, т.к. никто, ничего подобного не наблюдал. Но оглянитесь вокруг, сколько всего привычного обнаружится, на что ископаемый ретроград когда-то говорил, что этого не может быть.
Никто не видел процесс распространения радиоволн, но все наблюдают известные результаты этого движения – и в итоге свыклись и признают их существование. Эта конкретная привычка — пример метафизического познания природы. Привычка входит в наше сознании как практическое достижение, превращаясь в стереотип мышления. И так будет со всеми выводами метафизического свойства, прошедшими апробацию практикой.

К тому же, отдаленные аналоги сканирующего поля все же есть, это все щупы и лоты, а также детская игрушка – возвращающийся шарик на резинке, привязанной к ладони.

Модель сканирующего силового поля, обеспечиваемого инвариантным количеством носителей, вносит определенность в интерпретацию характеристик суммарных полей. В данном представлении суммирование полей разного знака методом их компенсации явно невозможно. Если нейтрон является комбинацией положительного и отрицательного зарядов, то в пространстве всегда будут присутствовать оба поля полностью, действе которых уже может компенсироваться в момент совместного действия. Присутствие в пространстве сразу двух противоположных полей обнаруживается при вращении нейтрона. Ведь, если нейтрон имеет магнитный момент, а сам при этом нейтрален, значит, в нейтроне присутствуют сразу два заряда, один из которых более удален от его центра вращения.

Суммарные магнитные поля нейтральных атомов простираются на огромные расстояния, не проявляя своей электрической составляющей. Физики, не понимая сути явления, свыклись с ним – и перестали удивляться.

Законы сложения полей одного знака реализуют, приблизительно, правила векторной алгебры, хотя истинные законы сложения, учитывающие эффект экранирования – несколько иные (квантовые), но они пока не изучаются.

Часть 2.5

Вернемся к анализу известных характеристик электрона.
Итак, калиброванный, петлевой, токовый заряд электрона формирует шарообразное, локализованное электрическое поле. Кроме того, токовая петля формирует калиброванное магнитное поле, названное спином.

Философы, похоже, недооценили значение спина как фундаментального явления. Впервые человечество столкнулось с законом сохранения в таком формате. Вещественная частица обладает движением, от которого не может избавиться, которое она не может передать другой вещественной частице. Спин влияет только на поведение своего носителя, и не может ни исчезнуть, ни измениться.

Не осознав этого нового для нас качества частиц, нельзя глубоко проникнуть в метафизическую суть атомарного вещества. Природа, создав спин, потратила на это порцию энергии. Частица хранит эту энергию в неприкосновенности. Но всегда ли? А что происходит при аннигиляции?
Но, что такое аннигиляция. Разве мы знаем.

Мы предполагаем, что при аннигиляции две частицы не разрушаются, в бытовом смысле этого слова, а полностью переформатируются в иное состояние материи, т.е. превращаются в энергию.
Всё очень не просто, т.к. при аннигиляции должно сохраниться еще и количество движения аннигилирующих частиц. Какой же должна быть энергия фотонов в зависимости от скоростей исходных частиц?

Во что именно превращаются аннигилирующие частицы, пока известно только частично и приблизительно.
При своем поступательном перемещении в пространстве электрон создает магнитное поле, которое является дополнительным по отношению к его спину. Величина этого поля определяется затраченной работой сторонних сил, что находит свое выражение в скорости электрона относительно пространства.
В рамках ТО это простое и естественное представление нельзя даже сформулировать. Дело в том, что Эйнштейн, декларативно признав материальное пространство, тем не менее, сохранил в своем учении математический аппарат, разработанный на основе отрицания этого пространства. Таким образом, декларация оказалась лицемерной, а учение двуликим.

Самым распространенным в природе видом перемещения электронов является их обращение вокруг ядра атома.

Комбинированное электрическое и магнитное поле электрона действует на сторонние заряды, которые в свою очередь действуют на рассматриваемый электрон. В результате электрон меняет своё положение в пространстве или в системе, а также меняет форму своих полей в зависимости от движения и размещения сторонних зарядов. Таким образом, электрические поля электрона изменчивы и подвижны. Форма поля отдельного электрона в составе системы становится неопределенной. Только в свободном пространстве можно проверить стабильность полей одиночных электронов.

Инвариантные параметры поля электрона, находящегося в составе любой системы, тем не менее, должны существовать – и существуют. В квантовой модели, со сканирующими полями, таким инвариантом, естественным образом, является количество испускаемых квантов – носителей поля, т.е. объем собственного поля заряда. Этот инвариант мог бы стать эффективным инструментом для исследователей, но этим инвариантом ещё никто не пользовался.

Ни одна из квантовых концепций не рассматривает и не учитывает законы изменения моментальной формы электрического поля электронов и атомов. Это не только допустимо, но и необходимо в рамках инженерных расчетов. Однако при интерпретации конкретных экспериментов и при разработке теорий, претендующих на фундаментальность, является существенным упущением.

Известно, что излучение электромагнитного поля неразрывно связано с укоренным движением зарядов, которыми обычно являются электроны. Силовое поле, как выяснили выше, не расстается при этом со своим носителем заряда. При этом, электрические поля при смещении заряда обнаруживают некоторую задержку во времени по передаче воздействия, а гравитационные поля такой задержки не обнаруживают.

Моментальное распространение гравитации пока не имеет экспериментального подтверждения, но оно подтверждено косвенно, расчетами натурных наблюдений. В угоду ТО моментальное распространение гравитации официальной наукой не признается, хотя это очень странно. Ведь в ТО нет времени, а есть только геометрическая кривизна. Из этого следует, что любое пробное тело, помещенное в любую точку пространства, моментально должно испытать гравитационную силу. Таким образом в ОТО скорость гравитации должна бы быть не только моментальной, но даже бесконечной.

Отметим, что моментальной скоростью обладает объект, который преодолевает любое конечное расстояние за один квант времени. Но в ТО моментальных скоростей быть не может. А в природе не может быть бесконечных скоростей. Вот и пришлось Эйнштейну ловчить, назначив скорость гравитации равной скорости света, а вслед за Эйнштейном ловчит до сих пор и официальная наука.

Часть 2.6

Каков же механизм излучения электромагнитных волн? Пока никто не знает. Но и вопрос не совсем корректный. Термин «механизм излучения» сразу сужает область поиска, ограничивая её механическими представлениями, хотя понятно, что всех интересует природа излучения.

Чтобы хоть что-то прояснить в этом вопросе, попробуем воспользоваться нашими знаниями из области взаимодействия электронов с электромагнитными полями и теоремой взаимности.

Рассмотрим действие радиоволн на электроны.
Взаимодействуя с радиоволной электрон проводимости испытывает возвратно-поступательное ускорение, направленное ортогонально распространению волны. Кроме того, известно, что это ускорение лежит в плоскости поляризации волны.

В предложенных обстоятельствах желательно уточнить, что же это такое — электрон проводимости, и каким образом он поглощает квантованную энергию радиоволны.

Академическая наука предлагает вариант, в котором электроны проводимости — это полусвободные электроны, сорванные с внешней оболочки атома, которые образуют некое облако, довольно свободно перемещающееся в структуре ионной решетки проводника. Известно, что групповая скорость этого облака, при реализации бытовых токов, очень мала и измеряется несколькими миллиметрами в секунду. При этом скорость электронов в оболочке атома равна приблизительно 1/137 скорости света, т.е. очень велика.

Электроны проводимости и электроны атомных оболочек, поддерживая динамическое равновесие облака должны непрерывно осуществлять рекомбинацию.

Механизм рекомбинации нигде не описывается.
Очевидно, что для рекомбинации электронов их скорость в составе облака и в составе атомной оболочки должны быть соразмерными. Таким образом, облако получается весьма необычным.

Облако проводимости, состоящее из высокоскоростных электронов, оказалось очень неудобным для выполнения своих функций, и про скорость отдельных электронов просто забыли. Следствием этого обстоятельства стало то, что процесс рекомбинации отнесен к квантовым процессам, что позволяет не задумываться о промежуточных состояниях.

Первый вопрос, который возникает при попытке всё же понять суть явления, это по какой причине электроны покидают валентную оболочку атома.

Первое, что приходит на ум, это тепловые столкновения. И сразу – нестыковка, т.к. судя по зависимости сопротивления проводника от температуры, эффект наблюдается обратный, т.е. повышение температуры приводит к понижению проводимости.

Несоответствие еще более заметно при явлении холодной сверхпроводимости, в котором проводящее облако явно существует при практически нулевых температурах.

Приходиться сосредоточиться на поиске не ударной природы ионизации, не зависящей от температуры проводника.

Рассмотрим в проводнике два смежных атома, контактирующих своими оболочками, в геометрическом смысле. Пусть один из внешних электронов атома №1 в некоторый момент оказался в точке касания оболочек, т.е. точно между ядрами смежных атомов №1 и №2, в этом состоянии моментальные поля притяжения электрона к ядрам атомов №1 и №2 почти совпадают по величине и противоположны по направлению. Из этого состояния электрон может покинуть свою орбиталь от малейшего, удачно направленного возмущения.

Результат действия такого «удачного» возмущения в квантовой электродинамике трактуется как туннельный переход, т.е. процесс преодоления потенциального барьера без видимого приложения сторонних сил.
Назовем мимолетное состояние электрона, когда он находится в точке касания оболочек, стартовым, в плане возможной ионизации.

Облако, созданное таким способом, будет характеризоваться высокой и стабильной, парциальной температурой, с распределением по скорости, существенно отличающимся от распределения Максвелла. Это расхождение будет тем более заметным, чем интенсивнее будет процесс рекомбинации, чем короче будет время жизни электрона в облаке. Средняя скорость электронов облака проводимости будет меньше орбитальной скорости. Однако в процессе рекомбинации, этим же способом, скорость будет восстанавливаться.

В условиях сверхпроводимости время жизни электронов в облаке проводимости становится неограниченным, т.е. в этом режиме рекомбинации быть не должно.

Нескончаемый хоровод электронов сверхпроводимости по замкнутому проводнику, вовсе не идеальной формы, не может существовать сам по себе, без затрат сторонней энергии. Это значит, что система, состоящая из неподвижной ионной решетки замкнутого проводника и из потока облака электронов, образует при удачном стечении обстоятельств резонансный, самонастраивающийся контур, который черпает энергию из окружающей среды, охлаждая её. Функцию подкачки энергии в сверхпроводящий контур выполняет по всей видимости резонансная куперовская пара. Из резонансного контура можно даже отводить очень малое количество энергии, ток сверхпроводимости будет поддерживаться неизменным [4].

 

А что, если кроме облака проводимости на результирующую проводимость влияют электроны, находящиеся в стартовом состоянии, которые готовы существенно пополнить облако при возникновении внешнего напряжения. Тогда мы получим ток проводимости двойной природы: первичное облако проводимости и электроны подпитки проводимости, поступающие из стартового состояния только с момента приложения внешнего напряжения. Это позволит объяснить многие нюансы в свойствах проводимости, например, почему сверхпроводимость обычно реализуется сплавами, и почему бывают разные зависимости проводимости от температуры.

Часть 2.7

Отвлечемся пока от облака проводимости, и обратимся, для расширения нашего кругозора в плане взаимодействия полей и электронов, к взаимодействию электронов с оптическими фотонами.

Нас интересует фотонное взаимодействие электронов в четырех фазовых состояниях, а именно: для электронов в составе оболочки атома, для электронов плазмы, для электронов проводимости и для свободных электронов.

Достоверно известно, что атом способен поглощать фотоны. При этом считается, что один из электронов атома возбуждается, переходя на орбиталь с большей энергией. С этого уровня электрон может вернуться на прежний уровень, излучив точно такой же фотон. Но электрон может перейти и на другой энергетический уровень, излучив другой фотон, соответствующий данному переходу.

Как конкретно фотон взаимодействует с атомом – пока никто не знает.
Естественное предположение, что фотон излучается атомом, в официальной науке отвергнуто и подменено утверждением об излучении фотона одним электроном атома, причем только при переходе электрона с одной, разрешенной, орбиты на другую и тоже разрешенную. Характер перехода постановлено считать мгновенным, что наиболее всего соответствует экспериментальным данным. Решение было бы мудрым, если бы его охарактеризовали как вынужденное и временное.

Декларировав мгновенное распространение действия, создающего реальный фотон, академики не соотнесли свое решение с ТО, отрицающей такую возможность. Но, тем не менее, это решение, как бы укрепляет альянс ТО и Квантовой теории, приучая научное сообщество к мысли об осуществимости компилятивной парадигмы.

Официальное положение об излучении фотона орбитальным электроном можно принять только как нулевое приближение, т.к. нельзя существенно изменить траекторию любого из электронов, не повлияв значительно на все остальные. Но второй постулат Бора, о котором чуть позже, используя завоеванные квантовые привилегии, отрицает это влияние, искусственно обедняя мир атома.

При поглощении фотона электроном атома возможен фотоэффект, при котором один электрон, поглотивший фотон, покидает структуру атома. В фотоэффекте экспериментально наблюдается выброс электронов из облучаемого образца в сторону источника фотонов, что очень странно с точки зрения официальной теории, постулирующей продольный импульс фотона. Создается впечатление, что наблюдаемые при фотоэффекте электроны, являются вторично рассеянными. И тогда возникает вопрос огромной и принципиальной важности – в каком направлении происходит первичный выброс электрона из атома по отношению к направлению движения и поляризации фотона.

Дело в том, что сам по себе фотоэффект, в том проявлении, в котором его изучал Эйнштейн, вовсе не доказывает наличия продольного импульса у фотона.

Представим очень легкую, практически невесомую, но достаточно жесткую, сжатую пружину со слабой защелкой. При столкновении такой пружины с рыхлой структурой слабо соединенных шаров, возможна ситуация, имитирующая фотоэффект. Пружина, оказавшись между шарами, может разжаться и оторвать один шар за счет своей потенциальной энергии сжатия. Но для этого пружина должна упереться в соседний шар из состава рыхлой структуры. Это очень важное обстоятельство. В этом случае структура шаров получает малую долю энергии, а основную долю энергии пружина отдает оторванному шару. Однако возникший при этом импульс распределяется между шаром и системой поровну, так что суммарный импульс всегда точно равен нулю.

Энергией системы в подобных случаях принято пренебрегать. А заодно и импульсом системы, хотя для этого часто нет оснований.

Отдельно взятый шар преобразовать потенциальную энергию условно невесомой пружины в соответствующий импульс не может. Это еще одно очень важное обстоятельство, из которого следует, что, скорее всего, для поглощения фотона требуется соответствующая динамичная система.

Тщательный анализ всевозможных исследованных ситуаций, возникающих при отражении и поглощении фотона, в том числе повторение опытов Лебедева, показал, что фотон не имеет продольного импульса [5].

Из этого факта следует огорчительный для многих вывод: результирующее фотонное давление всегда равно нулю. Сотни экспериментаторов, которые безуспешно пытаются построить фотонный движитель, считающих себя неудачниками, могут успокоиться. Они не виноваты в своих неудачах. Виноваты спровоцировавшие безнадежный поиск.

А вот руководителям проекта «Пионеры» есть над чем задуматься [6]. Ведь эта команда списала загадочное поведение аппаратов в дальнем космосе на давление теплового излучения, а давления не существует.

Однако хлопоты и огорчения космических инженеров ничто по сравнению с той перестройкой, которую следует произвести в космологии.

То, что фотоны переносят энергию – факт очевидный. То, что эта энергия может преобразоваться в форму, в которой присутствует продольный импульс – тоже очевидно. Но этот импульс обязательно сопровождается равным и противоположным по направлению импульсом реакции, и это необходимо осознать.

Таким образом, фотоны являются переносчиками кванта именно тепловой энергии, в строго классическом понимании, по которому тепло – это характеристика хаотической составляющей движения. Средняя скорость теплового движения всегда равна нулю. Это не закон, это определение.

Если потоку космических частиц приписывается некая температура, исходя из скорости потока, то это является профанацией.

Принцип переноса кванта тепла представлен в примере с невесомой пружиной. Однако фотон отдает энергию не любой системе, а только строго соответствующей и находящейся в подходящем состоянии. В противном случае фотон отражается.

Известно, что требованиям поглощения и излучения способен удовлетворять атом.
А какие еще системы удовлетворяют этому требованию? Сводной информации нет. Если бы других систем не существовало вообще, то можно было бы ожидать, что между устройством фотона и устройством атома существует корреляция.

Однако судя по разрозненной, но не очень убедительной информации, излучает и поглощает всё вещество.

Если фотон не имеет ни продольного, ни какого другого импульса, а похоже, это так и есть, то фотон принципиально не может поглощаться ни одной свободной элементарной частицей. Доказывается от противного.

Из вышеизложенного следует, что свободные элементарные частицы не могут излучать фотоны. А это приводит к краху многих интерпретаций экспериментов и явлений с участием элементарных частиц, фотонов и гамма квантов.
Этот, философской значимости вывод, – нечто совершенно новое в физике частиц, и хотелось бы убедиться в этом на практике.

Далее, если допустить, что фотон это локализованный осциллятор, несущий квант энергии и перемещающийся в пространстве с максимально возможной скоростью (скоростью света), то придется признать, что отдельные элементы структуры фотона перемещаются со скоростью, превышающей скорость света.

Таким образом, фотон не может быть осциллятором. Это значит, что фотон распространяется как жесткая пространственная конфигурация, что плохо увязывается с представлениями о процессе отражения фотонов.

Кроме того, если допустить, что фотон переносит чисто потенциальную энергию, то возникает естественный вопрос по определению формы этой энергии, которая (форма) пока еще не известна.

Логика поведения фотона не вписывается ни в логику механических, ни в логику волновых взаимодействий, значит, для неё остается только логика квантовых операторов. Однако последнее замечание не несет конструктивной информации, т.к. логика квантовых операторов не имеет ограничений по своей применимости.

Логика операторов не отвергает и не нарушает общепринятую логику во всех её проявлениях, как считают некоторые теоретики [7], а лишь расширяет её. К тому же, квантовая логика испытывает бурное развитие вовсе не в квантовой теории, а в кибернетике и информатике, что создает проблемы субъективного свойства по её использованию.

Итак, атом поглощает энергию фотона, а один из электронов атома приобретает при этом дополнительное движение, т.е. импульс или момент импульса, скомпенсированные импульсами реакции. Но исследование реакции пока не производится.

При взаимодействии орбитального электрона с фотоном атома происходит, либо переход электрона на более высокий энергетический уровень, либо полный разрыв связи электрона с атомом, т.е. реализуется фотоэффект.

А что же происходит с фотоном после его поглощения? Если фотон есть виртуальное возмущение пространства, то фотон, естественно, исчезает бесследно. А если фотон является частицей, то нам необходимо проследить его судьбу. Но не будем этого делать из соображений экономии, т.к. есть все основания не доверять учению Эйнштейна о фотонах, как о частицах. Если же Эйнштейн все-таки прав, то позволим себе оставить пока белое пятно в наших умозаключениях.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод.
Фотон – локализованный объект, представляющий собой специфическое возбуждение пространства, перемещающееся со скоростью С, и являющееся результатом взаимодействия пространства с подходящей вещественной системой. Одна из подходящих систем – это атом в некоторых избранных состояниях.

Фотоны могут поглощаться атомами и другими подходящими системами, если такие системы существуют, только полностью и без потерь, когда вся энергия фотона передается поглощающей системе, а фотон прекращает существование. Энергия фотона не может изменить суммарный импульс поглощающей системы. Обычно, в момент поглощения фотона происходит преобразование энергии фотона в калиброванный элемент тепловой энергии. Однако при фотосинтезе, возможно, происходит непосредственное преобразование потенциальной энергии фотона в потенциальную энергию синтезируемой молекулы.

За квантовый стандарт каждого фотона из полного набора возможных фотонов явно отвечает пространство.
Однако нельзя утверждать, что фотон является исключительно переносчиком энергии. Энергия – это скаляр. А фотон явно поляризован. И на поляризацию можно воздействовать. Значит, кроме энергии фотон переносит ещё и некоторую дополнительную информацию.

Как и для чего в природе используется поляризация фотона? На этот вопрос, и многие другие вопросы, еще предстоит ответить.

Фотон – это еще не разгаданное до конца явление природы.

Часть 2.8

Чтобы приступить к анализу взаимодействия вещества и пространства, необходимо уяснить, есть ли принципиальная разница между фотонами и радиоволнами, и если есть, то в чем она состоит.

Первое, что приходит на ум, это то, что для взаимодействия радиоволн с веществом, в отличие от фотонов, как будто бы не требуются атомные структуры. Это предположение находит подтверждение в том, что характеристика поглощения и излучения радиоволн антеннами не имеют линейчатых спектров.

Кроме того, нет сомнений, что радиоволны не переносят продольный импульс, т.к. наведенный ими импульс тока всегда поперечный. В рамках проведенного выше анализа было бы странно, если бы радиоволны переносили продольный импульс, тогда как фотоны его не переносят.

По аналогии с фотоном, и из общих соображений, суммарный поперечный импульс, наводимый радиоволной, должен быть нулевым. Но в системе электрон — радиоволна это требование реализовать невозможно. Таким образом, либо радиоволна переносит осциллирующий поперечный импульс, что более чем странно, либо по аналогии с фотоном радиоволна поглощается некоторой системой, включающей в свой состав электрон проводимости. А такой системой, обеспечивающей требуемую реакцию, может быть только ионная решетка проводника.

Значит, мы вновь возвращаемся в некотором роде к атому, т.е. к виртуальной системе электрон – радиоволна – ион атома. И нельзя говорить, что электроны поглощают энергию радиоволн, т.к. энергию поглощает проводник. Процесс поглощения энергии радиоволны пока ещё не совсем понятен.

Некоторую ясность в этот вопрос может внести, как ни странно, лазерное (фотонное) охлаждение вещества, движущегося навстречу фотонному лучу [8]. Авторы открытия лазерного охлаждения, получившие за это Нобелевскую премию, не обратили внимания на эффект, который возможно является вторым их открытием, и может быть, более ценным.

Дело в том, что вероятно лазерный встречный луч в этих опытах не просто тормозит атомы встречного вещественного потока, а тормозит парциально, т.е. часть атомов, поглотив фотон, замедляется, а некоторая часть, поглотив встречный фотон, напротив — ускоряется. Это видно из диаграммы, приведенной Филипсом У.Д. в своей нобелевской лекции, см. рис.1.

Если исходить из официальной парадигмы, то Филлипс У.Д. и его соавторы при такой интерпретации открыли фотон с отрицательным продольным импульсом, что совершенно невероятно. Вот поэтому они, как и Эйнштейн при анализе фотоэффекта, не пожелали замечать якобы отрицательный импульс фотона. Мы же здесь должны сделать другой вывод.

 

 

ГрафикЛазенОхлажд

Рисунок 1. Фрагмент нобелевской лекции Филлипса. У.Д. [8]
Радиоволны переносят энергию в форме, преобразующейся атомом в поперечно поляризованный квант тока, с нулевым суммарным механическим импульсом.

Фотоны переносят энергию в форме, преобразующейся атомом в поляризованный квант тепла, с нулевым суммарным механическим импульсом. Поляризация теплового импульса требует дополнительного исследования.

Чтобы поглощать фотоны, поглощающая система должна быть способна воспринять от фотона энергию в формате двух противоположных импульсов, с суммой равной нулю. Если это условие не выполняется, то поглощение фотона состояться не может. Это и есть универсальный квантовый принцип, в бытовом изложении: или всё, или ничего,- если речь о единичном квантовом взаимодействии.

Отсутствие у фотона продольного импульса – это одно из основополагающих отличий фотона от частицы. Нет импульса – нет и релятивистской массы. Фотон – не частица, он только похож на неё некоторыми свойствами, и этих свойств со временем становится всё меньше и меньше. Практически осталась лишь неизменность локальной конфигурации фотона.

Повторим. Если рассматриваемая система при взаимодействии с фотоном не может одновременно реализовать два противоположно направленных импульса движения, то тепловое поглощение фотона этой системой исключается.

Данная характеристика вещественных систем могла бы быть весьма конструктивной при разработке соответствующих моделей, что позволило бы, наконец, приступить к теоретическому исследованию проблемы прозрачности вещества. Действительно, если атом не может поглотить данный фотон, и не реализует условия его отражения, то фотону ничего не остается, как продолжить свое движение сквозь вещество среды.

Продолжим. Исходя из наших теоретических изысканий, необходимо предположить, что электроны облака проводимости в процессе поглощения радиоволн могут участвовать только в паре с соседним ионом из состава решетки проводника.

И мы опять возвращаемся к механизму взаимодействия типа фотон-атом-электрон. Различие в данном случае состоит лишь в том, что электроны проводимости не требуют соблюдения резонансных условий, которые необходимы для поглощения или излучения фотона оптического.

Выявленный вариант взаимодействия радиоволны с электронами проводника, похож на реальность. Необходимо провести целевые эксперименты, чтобы окончательно отказаться от представления, что волновое электромагнитное поле, может служить точкой опоры и способно непосредственно совершать работу, сообщая точечному объекту не нулевой импульс.

Работу могут совершать только вещественные системы посредством силовых полей, носителями которых опять же являются вещественные частицы. Более наглядно это можно изложить следующим образом: точечный заряд в поле радиоизлучения не будет испытывать никакого воздействия.

Получается, что водородная плазма, если она не является сверхплотной, не должна быть ни светопоглощающей, ни радиопоглощающей. Именно это свойство обеспечивает прозрачность космоса, тем самым подтверждая наш вывод.

Данное предположение можно проверить, исследовав модуляцию электронного луча в вакуумной трубке под действием поперечного радиоизлучения.

Все проведенные ранее эксперименты, которые можно бы привлечь для проверки этого явления, как правило, проводились без контроля за границами ближнего, т.е. силового, поля антенн. В результате, в зоне облучения могут присутствовать как радиоволны, так и силовое осциллирующее поле, что не позволяет на основе проведенных экспериментов сделать однозначный вывод по поводу взаимодействия радиоволн со свободными электронами.

Отметим еще раз, что волновые поля обеспечивают односторонние воздействия, а силовые поля обеспечивают двусторонние взаимодействия.

Часть 2.9

В чем же сокровенный, природный умысел однонаправленного дальнодействия? Это философский вопрос, затрагивающий фундаментальные принципы космологии. И это одновременно тест для любой космологической модели, ибо каждая модель должна дать ответ на вопрос, что происходит с излученной энергией, ведь она не может пропадать бесследно.

Как же реализуется процесс перехода орбитального электрона с одного уровня на другой? К ответу на этот вопрос невозможно приступить, не построив дееспособную теорию неподвижного квантового пространства.

Однако авторы подавляющего большинства существующих квантовых теорий как бы не замечают этого естественного требования. И как следствие, уклоняются даже от обозначения тех проблем, которые невозможно решить без обращения к абсолютному пространству.

Найдя способ статистического описания квантового мира, служители этого способа пытаются уверить себя и общественность, что других возможностей не существует. Более того, своё недостаточное знание и умение, такие ученые объявляют фундаментальным свойством природы. В результате, часть теоретиков уверилась в том, что промежуточных состояний квантовых вещественных объектов вообще не существует. Существуют только волновые функции и конечный результат их действия.

Но давайте представим следующую ситуацию. Пусть исследователь создал теорию, позволяющую прогнозировать поведение квантового объекта при наличии сведений о начальном состоянии объекта, которые исследователь не может установить принципиально. Однако он может провести опыт и узнать конечное состояние объекта. Решив обратную задачу, экспериментатор может рассчитать как начальное, так и промежуточное состояние объекта, и тем самым установить скрытую от нас, сущность.

Это и есть один из методов метафизического познания мира.
По известному конечному результату процесса рассеяния пучка пробных частиц, исследователь судит о параметрах объекта, который рассеивает пучок.

Принцип метафизического познания мира был осознан еще философами древности, но ускользнул от перегруженных сложной и успешной математикой современных ученых.

Эйнштейн, свободный от математических перегрузок, интуитивно понимал значение скрытых параметров и верил в их существование, но даже он, с его авторитетом, не смог преодолеть снобизм современной математической школы.

Скрытый параметр – это не тот параметр, величину которого мы не знаем, зная о существовании параметра.
Скрытый параметр – это параметр, о существовании которого мы не знаем, но только подозреваем.
В нашем случае скрытым параметром до настоящего момента являлась импульсная, сканирующая природа силовых полей.

Часть 3.1

Энергия, по определению, это способность совершать работу. Произведенная работа приводит к уменьшению исходной энергии той формы, за счет которой произведена работа. А чтобы совершить работу, необходима точка приложения силы и точка опоры, т.е. нужна вещественная система, как минимум из двух тел, способная совершать работу. Последнее обстоятельство часто ускользает от внимания исследователей, особенно в мысленных экспериментах.

Стоит только осознать, что для совершения работы необходимы как минимум два вещественных объекта, как существующая интерпретация эквивалентности массы и энергии изменится коренным образом.

Замкнутую систему, характеризуемую заданным количеством волновой энергии и количеством вещества, несущим потенциальную энергию, превратить в нечто, состоящее из чистой энергии, принципиально невозможно. Замкнутая система не может реализовывать безусловные процессы
E → MC и   MC2 → E,
где M – масса вещества системы, а C – скорость света.

В свете наблюдаемых эффектов аннигиляции можно допустить, что возможно в природе реализуются некоторые вариации соотношения масса/энергия, в замкнутой системе. Но критерии для определения границ вариации пока не обнаружены. Не доказано и то, что при аннигиляции электронов рождаются гамма-кванты (фотоны), а не нейтральные, высокоскоростные частицы, которые могут быть неизвестными.

Вещество способно создать фотон, затратив при этом соответствующую энергию. Но масса вещества при этом не изменяется. Из этого следует, что, скорее всего, ни фотон, ни группа фотонов, не могут создавать вещество.

Во всех известных экспериментах по созданию электрон-позитронных пар участвует стороннее вещество. Каким образом это вещество участвует в создании пар, никто не знает. Сами волны, при встрече, не отражаются и не сталкиваются. Они не взаимодействуют.

Пространство заполнено электромагнитным излучением, но никто еще не наблюдал ни столкновения фотонов, ни их последствий.
***

При фотоэффекте, точкой опоры для электрона является атом, представляемый своим ядром, которое и получает равный, но противоположный электрону электро-механический импульс.

Почему электро-механический? Потому что электрон, как и ядро атома, реализует два типа инерции: механическую и электрическую.

Инерцию заряда во многих методиках измерений легко спутать с инерцией массы, что, к сожалению, и происходит. Это можно выявить и устранить, если об этом знать и понимать природу каждого вида инерции. Можно, например, по одной и той же методике произвести сравнительные измерения для электрона и протона, а затем в сравнительном анализе выявить составляющие силы.

Если исследовать ускорение протона в постоянном гравитационном поле, то исследователь обнаружит инерционное сопротивление массы протона, плюс магнитное сопротивление его заряда. Это значит, что протон в заданном гравитационном поле будет падать медленнее нейтрона! Зато нейтрон вообще не будет падать в электрическом поле.

Однако проще всего это сделать в современном кольцевом ускорителе.
Система горизонтального удержания заряженных частиц фактически производит магнитное, взвешивание частиц, т.е. определение их гравитационной массы. А система удержания луча на круговой траектории фактически, но косвенным образом, измеряет массу инерции. Система, ускоряющая частицы, преодолевает суммарную, электро-механическую инерцию. Однако при разгоне частиц современными мощными ускорителями, на последнем этапе, ускорение частиц практически равно нулю, и не влияет на результат измерения двух масс различной природы.

Эйнштейн постулировал эквивалентность массы инерции и массы гравитации, т.е. идентичное поведение массы инерции и массы гравитации во всех условиях, в том числе при изменении скорости вещества. И никто до сих пор не удосужился проверить это вольное утверждение. При этом огромные средства вложены в проверку этого же постулата при бытовых скоростях. Результат проверок при бытовых скоростях, всегда благоприятен для ТО.

Однако здравый смысл, логика и философское мировосприятие склоняют к мысли о том, что масса гравитации уменьшается при увеличении скорости тел, и даже приближается к нулю при приближении скорости тела к скорости света. Масса же инерции при всех скоростях остается неизменной, т.е. она инвариантна [1].

Часть 3.2

Несомненно, что атом является природной фабрикой по производству фотонов, которые атом создает в окружающем пространстве из материи пространства в основном за счет тепловой энергии. При этом не совсем ясно, какую роль в природе играет спектр излучаемых фотонов. Кроме того, не ясна окончательно и роль, и характер внутреннего излучения атомов твердых и жидких тел. Действующая модель этого излучения построена на концепции о продольном импульсе фотона, и значит, скорее всего, не верна. Однако вполне возможно, что выводы этой теории могут оказаться близкими к истине, как уже случалось с некоторыми ошибочными теориями.
.
Из принципа взаимности следует, что всякий природный излучатель может выступать в роли поглотителя, т.е. атомы, излучающие фотоны, способны и поглощать фотоны. При этом вторичное излучение фотона может происходить не только на частоте поглощения.

Атом является носителем множества слабо выраженных, но устойчивых асимметрий, лежащих в основе разнообразия молекулярного вещества. Эта асимметрия не хаотична, она лежит в основе гармонии Вселенной. Гармонию творит асимметрия.

Недавно возникшее, популярное направление в науке, которое изучает всевозможные симметрии, традиционно впало в эйфорию мнимого всемогущества. Теоретики этого направления ищут основополагающую, фундаментальную симметрию мира. А такой симметрии нет и быть не может. Природа реализует только те виды симметрии, нарушая которые она может обеспечивать гармонию Вселенной. Выбор исходных симметрий модели аналогичен выбору системы координат. Выбрали тип симметрии – и можно изучать природные законы отклонения от неё.

Взаимодействие атомов между собой сопровождается непрерывным взаимодействием каждого атома с пространством, что проявляется в непрерывной генерации спектра фотонов. Спектр фотонов является визитной карточкой каждой свободной атомарной конструкции. В связи с этим возникает некоторое недоумение по поводу теории излучения черного тела.

Теория излучения черного тела предписывает всем молекулам излучать одинаково, меняя параметры излучения только в зависимости от температуры тела.
Однако излучение газообразного вещества четко проявляет свою спектральную индивидуальность. При этом нигде, ни слова о корреляции двух типов излучения. Каждая из двух теорий входит в состав квантовой электродинамики (КЭД), которая объявлена самой успешной теорией. Однако механизм перехода от одного спектра излучения к другому не может быть скачкообразным, и похоже, этот переход никому не ясен. Почему запреты Бора и Паули действуют для газовых молекул, обеспечивая индивидуальный спектр, и не действуют для молекул твердого тела, обеспечивая стандартный непрерывный спектр.

Проследим поведение атома при так называемых механических взаимодействиях твердых тел.

В классической механике принято считать, что воздействие на испытуемое тело осуществляется либо непосредственно сторонним телом (контактным способом), либо полем стороннего тела. Поле наблюдаемого тела, как правило, не рассматривается. Считается, что о наблюдаемом теле достаточно знать массу, заряд и его форму.

Это еще один застарелый стереотип научной идеализации, порождающий при некоторых экстраординарных условиях, разные парадоксы. Кроме того, на практике эта идеализация проявляется как не учитываемая (или малая, или неощутимая) погрешность измерений.

При столкновении твердых тел, собственно атомы и элементарные частицы, их составляющие (протоны, нейтроны и электроны), в мнимой непосредственности контактного столкновения участия не принимают. Взаимодействуют только поля с частицами. Это все знают, но случается, в нужный момент, забывают вспомнить.

Таким образом, классическая механика, как и термодинамика, является порождением статистической идеализации, которая, правда, исторически смогла обойтись без аппарата статистического усреднения, а сразу развила свой специализированный математический аппарат, в основу которого положена классическая геометрия.

 

Часть 3.3

Обратим внимание на одно очень интересное обстоятельство, которое авторы и популяризаторы квантовой теории практически не комментируют. Линейный размер атомов слабо зависит от их атомного номера, т.е. с возрастанием массы атома его размер почти не увеличивается. Чтобы понять суть этого явления обратимся к планетарной модели атома.

Модель атома, предложенная Резерфордом и усовершенствованная Бором, называется планетарной по причине очевидного сходства двух конструкций. Завораживает и сходство формул, которые эти конструкции описывают. На первый взгляд — очень наглядно, особенно для атома водорода. Действительно, вокруг тяжелого протона (звезды) обращается легкий электрон (планета). И вот наглядный образ уже работает.

Но ведь в движении электронов и планет есть ещё и существенное отличие, о котором нужно всегда помнить, но которое никто из авторов модели, и их последователей, никогда не упоминают. Разница в том, что в атомах электроны (планеты) между собой не притягиваются как планеты, а отталкиваются, причем с огромной силой, соизмеримой с силой притяжения электрона к ядру атома (звезде).
Таким образом, ни на какое сходство, за исключением атома водорода, надежд быть и не должно.

Однако и с атомом водорода всё не так просто. В атоме, в отличие от реальной планетарной системы, действуют силы разной природы.
Силы электрические и силы гравитационные формируют центростремительную силу, а центробежную силу формируют только силы инерции. Центробежная сила определяется только инертной массой электрона, которая принимается эквивалентной массе гравитации.
Для системы протон-электрон силы Кулона превосходят силы гравитации по интенсивности приблизительно на 39 порядков.

Известно, что всякое возбуждение электрона, находящегося на орбите атома, вызывает увеличение его кинетической энергии и его потенциальной энергии в равных долях.

Если бы у электрона, как у планет, не было заряда, то удвоение его орбитальной скорости вызвало бы увеличение радиуса орбиты приблизительно в полтора раза.
Наличие кулоновского поля требует введения для потенциальной энергии другого масштаба, и масштаб этот в пересчете к силам гравитации равен 1039. Таким образом, при удвоении энергии орбитального электрона радиус его орбиты изменится незначительно, т.е. возбужденный электрон увеличит скорость, но практически не увеличит при этом радиус своей орбиты.

Однако в соответствии с известной формулой Бора радиус возбужденной орбиты электрона равен
r = an2/Z .
Здесь n – порядковый номер уровня возбуждения орбитального электрона; Z – атомный номер элемента, a — размерная константа.

Исходя из формулы Бора, радиус первого возбужденного уровеня электронной орбиты в любом атоме будет в 4 раза превосходить исходный стационарный размер атома, а радиус второго – в 9 раз, дальше — больше.

Преклоняясь перед авторитетом Бора, а главное, перед результатами спектральных измерений, основанных на формуле Бора, и подтверждающих её, можно было бы извиниться за проявленную инициативу с ещё одной проверкой планетарной модели – и забыть про неё. Но дело в том, что реальные электронные оболочки в реальных атомах ведут себя именно так, как показал наш анализ, т.е. радиус реальной электронной орбиты от n и Z практически не зависит.

А поведение возбужденного орбитального электрона чрезвычайно важно для понимания процессов поглощения и излучения фотонов. Так что необходимо выбрать вариант, соответствующий истине. И выбор не в пользу формулы Бора.

Бор не знал, что размер атомов не зависит от числа электронных оболочек, и его не удивила рыхлая структура оболочек атома, которую предписывает его формула. Но современные-то академики это знают.

Орбитальный электрон водорода притягивается к протону по закону Кулона, очень интенсивно, а центробежная сила формируется по закону Ньютона силой инерции. Коэффициент, обеспечивающий соответствующий пересчет масштабов электрических сил в гравитационные, для связки электрон – протон приблизительно равен 10^39. Соотношение сил инерции и сил Кулона до сих пор официально не определено.
Коварство создавшейся ситуации в том, что этот коэффициент не присутствует ни в одной формуле, т.к. он скрыт изначально эклектической системой единиц измерения, примененной в расчетах Бора.

Математика всеядна и не может выявить оплошность физика, совершенную при постановке задачи. Вот, поэтому математик и не может заменить физика. А разработчики квантовых теорий всё повышают и повышают статус математики в ущерб статусу физики.

Частный успех планетарной модели при описании атома водорода косвенно доказал, что модель локализованного электрона обращающегося вокруг ядра атома соответствует действительности. И в этом величайшая заслуга Бора и Резерфорда.

Таким образом, можно утверждать, что электрон всегда является локализованным элементом вещества, вне зависимости от того, измеряет наблюдатель что-нибудь или не измеряет. А волновая функция – это лишь математическая модель для промежуточных вычислений, описывающая статистическое распределение математического ожидания, т.е. распределение результатов множества измерений, и не более.

Волновая функция электрона является плоской и бесконечной в плоскости (y, z) не потому, что такова природа электрона, а потому, что её так определили. Если полет пули описывается только с помощью оси х, то волновая функция пули в принципе не будет отличаться от волновой функции электрона, тоже будет плоской и бесконечной.

Статистическое распределение это характеристика процесса, но не объекта. Также и волновая функция электрона описывает не объект, а только метрологический процесс метафизического свойства.

Хотелось бы понять — эта простая истина ускользает от внимания правящих сейчас теоретиков, или теоретики сознательно, для привлекательности своей продукции, насаждают искаженное представление о волновой функции, мистифицируя своих спонсоров.

Естественные неудачи, связанные с применением планетарной модели для тяжелых атомов, были вызваны ошибочным представлением о характере коллективного движения электронов в условиях действия двух сил разной природы, т.е. ошибочной постановкой задачи. Электроны так сильно отталкиваются друг от друга, что вопреки идее Бора не могут реализовать круговые стационарные орбиты. Об этом наглядно свидетельствуют имеющиеся решения уравнений Шрёдингера, которые допускают положение электронов даже в непосредственной близости от ядра атома. Таким образом, К-захват электронов вовсе не является спонтанным, в чем пытаются нас уверить.

Обычные тепловые «столкновения» атомов могут вызвать последовательность удачно складывающихся флуктуаций, в результате которых один из электронов оказывается в пределах ядра атома – и внедряется в ближайший протон, от которого уже не может увернуться под действием магнитного поля, как это происходит со свободным протоном в водородной плазме.

Благоприятное совпадение нескольких случайных событий нельзя называть резонансом, т.к. резонанс — это регулярное благоприятное совпадение периодических процессов. Поэтому К-захват можно условно назвать результатом случайного резонанса.

Несколько слов о свойствах решения уравнений Шрёдингера. Не секрет, что уже для двух объектов это решение, можно сказать, катастрофически усложняется, и обычно не может быть выражено аналитическими функциями. Но и будучи решенными современными цифровыми, приближенными методами, эти решения не являются гарантированной истиной. Дело в том, что степень адекватности решений любых уравнений зависит от корректности и полноты формулировки исходных условий.

Чтобы реально ощутить этот эффект, воспользуемся методом Станиславского, и представим себя в качестве специалиста по решению уравнений Шрёдингера. Задача не самая сложная. Необходимо рассчитать волновую функцию для единственного валентного электрона лития. Не беда, что мы не умеем решать уравнения Шрёдингера, нам нужно только сформулировать исходные условия для профессионала математика. Вот от того, как мы сформулируем, вокруг чего вращается наш электрон, такое решение и получит математик.
А теперь попросим сформулировать исходные условия для нашей задачи нескольких независимых физиков. Спрашивается, от кого больше будет зависеть решение уравнений Шрёдингера: от физиков, или от математиков?

В связи с вышеизложенным, вопрос к популяризаторам – почему во всех описаниях ссылка на решения уравнений Шрёдингера является последней инстанцией? Почему ни в одном источнике не указываются исходные идеализации (упрощения), примененные при решении конкретной задачи.

Итак, мы выяснили, почему радиусы квантовых орбит разных энергетических уровней в атомах очень мало отличаются друг от друга по сравнению с величиной самого радиуса.

Спрашивается, какие же физические законы, действующие внутри атома, заставляют электроны вести себя так, что реализуются формальные правила заполнения электронных оболочек.

Запреты Паули предполагают сверхестественную информированность электронов, а хотелось бы знать физические законы.

Опустим пространные логические построения, и сразу приведем одно предположение, дополняющее известные энергетические требования законов сохранения, которое причинным образом влияет на движение электронов.

Характер стационарного движения электронов вокруг ядра должен стремиться исключить образование пучностей электронного облака. А это условие исключает встречное движение электронов по параллельным траекториям, приводящее к неизбежному сближению электронов. При этом следует принимать во внимание, что при увеличении номера атомного элемента, каждый следующий добавленный электрон обращается не вокруг ядра, а вокруг иона. Сложность задачи неимоверная. Но ведь есть нулевое приближение запретов Паули.

Часть 3.4

По здравой логике, при обнаружении нового явления или эффекта, первооткрыватели-теоретики должны предложить соответствующие гипотезы.
По результатам дополнительных целевых исследований эти гипотезы должны либо отвергаться, либо корректироваться и превращаться в рабочую теорию.

Авторитарный подход искажает этот естественный процесс, из которого выпадает этап творческого осмысления, проверки и коррекции гипотез. Вопреки здравому смыслу и логике, авторитеты, с помощью угодников, творят сразу теории.

Случайные пробелы в знаниях нельзя исключить в отношении любого человека, в том числе и в отношении авторитета. Но возведение в догму ложного представления одного человека, недопустимо ни при каких обстоятельствах. И, если научная общественность не способна отстоять случайно попранную истину, то это свидетельствует о хроническом нездоровье общества.

Науке дорого обошелся авторитет Бора. Допущенная им оплошность при построении планетарной модели атома была скомпенсирована подгонкой вторичных математических моделей по формированию сперктров, и в результате мало повлияла на дальнейший прогресс науки. Но вот, о второй ошибке, допущенной Бором, этого уже сказать нельзя.

Развивая квантовые идеи при построении планетарной модели атома, Бор ввел два следующих постулата.

1. Атом может находиться только в особенных стационарных или квантовых состояниях, каждому из которых отвечает определённая энергия. В стационарном состоянии атом не излучает электромагнитных волн.

2. Излучение и поглощение энергии атомом происходит при скачкообразном переходе из одного стационарного состояния в другое, при этом имеют место два соотношения:
1) ε = En2- En1 где ε — излучённая (поглощённая) энергия, n1, n2 — номера квантовых состояний.
2) Правило квантования момента импульса: mvr = nħ, n = 1, 2, 3…
Современная квантовая теория весьма благосклонно относится к введению частных постулатов и их последующей, непринужденной коррекции. В приведенных, как оказалось ошибочных, постулатах Бора не было бы ничего особенного, если бы Бор не решил обосновать их, используя классическую аргументацию. Для этого он привел веский, как ему казалось, аргумент, утверждая, что орбитальные электроны, в классической интерпретации, должны постоянно излучать, и вследствие этого быстро падать на ядро атома. А так как уже было известно, что атомы излучают, а электроны, тем не менее, не падают, то при такой аргументации первый постулат выглядел очень внушительно, и просто напрашивался.

Ошибочный аргумент, приведенный, так сказать, для пущей важности, вызвал чудовищные последствия. Фундаментальное положение о не потреблении энергии при стационарных круговых движениях тяготеющих тел было попрано. Правда, не огульно, а избирательно, только для электродинамики. В механике планетам до сих пор позволено кружиться вокруг звезд без ограничения времени и без потери энергии.

Эффектный аргумент Бора о якобы постоянно излучающем классическом электроне, потребовавшийся ему для обоснования своей концепции, был явно ошибочным и вздорным. Но действует до сих пор, тормозя и искажая решение множества как практических, так и теоретических задач. Коварство создавшейся ситуации в том, что квантовая теория, в лице Бора, запретила излучение, которого нет – и, следовательно, не может быть опровергнута прямым экспериментом.

А какой же постулат действительно был нужен Бору?
Постулат о спонтанном, квантовом излучении атома, которого по классическим соображениям быть бы не должно.

В этом варианте потребовалось бы обоснование спонтанности, т.е. случайного излучения, происходящего за счет внутренних процессов. А каких процессов? Вот, при ответе на этот вопрос и возникла бы необходимость во взаимодействии атома с физическим пространством, в котором формируются излучаемые фотоны. Но не случилось.

Непонимание сути происходящего чревато ошибками при интерпретации некоторого явления.

Недопонимание сути приводит к ошибкам, специфическая особенность которых в том, что они очень похожи на истину. В этом случае недопонимание бывает более вредоносным, чем полное непонимание.

Заблуждение Бора никто не оспорил. И вот, наука несет крест.

Однако, если концепция Бора не верна, то какой же должна быть более правильная.

Приведем одну из возможностей.
При приближении атома к равновесному состоянию, каждый электрон стремится двигаться в зоне своей стационарной орбитали, и в этих состояниях электроны не изучают. Всё как у Бора. Только это не следствие квантового постулата, а прямое следствие уравнений Максвелла. Далее.

В результате тепловых столкновений, и прочих возмущений, электроны могут ударно переходить на любую другую траекторию, которая может не соответствовать требованиям стационарности. Из этих состояний электроны могут тут же возвратиться в исходное состояние, излучая при этом соответствующий фотон, реализуя тем самым непрерывный спектр излучения.

В случае газообразного состояния вещества всё происходит похожим образом, но несколько иначе. Электроны при столкновении атомов, которые уже не имеют опоры от атомной решетки, испытывают меньшие ускорения и имеют возможность демпфировать условия моментального излучения фотона. В результате, излучения может не произойти. Перемещаясь, таким образом, относительно свободно, сообразно внешним воздействиям, возбужденные электроны, попав на резонансную орбиту, излучают соответствующий квант, и оказываются на вполне определенном уровне.

Отметим существенное отличие. Энергия излученного фотона перестает быть случайной, и определяется разницей энергий двух существующих уровней атома, один из которых является резонансной ловушкой, что приводит к формированию линейчатого спектра. В результате формируются линейчатые спектры, индивидуальные для каждого атома соответствующего элемента.

По предложенной гипотезе получается, что реально в атоме действует инверсный второй постулат Бора. Такая интерпретация квантового излучения электронов позволяет адекватно отразить необъятное разнообразие природы. Если бы электроны в атоме идеально следовали квантовому формализму Бора – природа не создала бы ничего выдающегося.

Предположение о справедливости инверсированного толкования постулата Бора подтверждается найденными уже решениями уравнений Шрёдингера для электронов в тяжелых атомах. Облака вероятности нахождения электронов свидетельствуют о большой свободе их движений, несовместимой с принципом движения только по Боровским орбитам.

Решения уравнений Шрёдингера предъявляются как величайшее достижение квантовой теории, не обращая при этом внимания на их явную несовместимость с запретами и Бора, и Паули, чем плодится искусственный двойной стандарт.

Теория строения атома ничего не потеряет, а только выиграет, если жесткий «запрет» сменить на мягкое «стремление». Ведь оба запрета сформулированы для стационарных состояний атомов, а они в этих состояниях никогда не пребывают, но всё время стремятся к ним.

Часть 3.5

Установлено, что суммарный вес элементарных частиц, составляющих атом и взятых по отдельности, всегда больше веса самого атома. Это явление называется дефектом массы. Установлено также, что дефект массы связан с энергией, выделяемой при ядерном распаде атома, следующим соотношением
ΔE=ΔmС^2 (2),
где Δm — дефект массы, С — скорость света.

Не вызывает сомнения положение, что вес частиц, составляющих атом, естественным образом восстанавливается после того, как атом распадется. Это значит, что с частицами в составе атома количественного изменения вещества не происходит. Однако гравитационные свойства частиц явно изменяются.

Что происходит с инерционными свойствами частиц, из опытов прошлого заключить невозможно.

Эффект дефекта массы свидетельствует, что при увеличении запасенной энергии ядра атома, его гравитационная масса уменьшается.

Исходя из выше изложенного, можно предположить, что в природе действует не релятивистский принцип, а принцип более общего характера, который включает релятивизм как частный случай. Обобщающим принципом может быть только обще энергетический подход.

В этом случае, всякая система должна изменять свои гравитационные свойства (вес) в соответствии с изменением содержащейся в системе энергии. Было бы естественно и логично, если бы кинетическая энергия тела тоже вызывала уменьшение гравитационной массы. Однако в ТО постулируется обратное, т.е. бесконечное увеличение гравитационной массы, а вместе с ней и массы инерции, при приближении скорости тел к скорости света. Из этого противоестественного постулата следует, что увеличивая относительную скорость тел, мы непонятным образом, либо увеличиваем их реальную массу, либо соответственно изменяем физический закон притяжения, который становится способным реализовать бесконечный параметр.

Современная техника позволяет достоверно определить закон изменения масс для случая релятивистских скоростей, т.е. в зависимости от сообщаемой частице кинетической энергии. Это можно узнать, например, по результатам измерений параметров современных ускорителей при стабилизации пучка ионов свинца или водорода, т.е. пучка протонов. Можно. Но данных нет. Факт замалчивания этих сведений очень настораживает [9].

По этому поводу придется сделать небольшое отступление.

Проведем мысленный эксперимент, позволяющий сделать более определенный вывод о связи энергии с массой тела, с учетом сложившихся представлений о дефекте массы.

Рассмотрим систему из трех свободных и неподвижных тел: два шара и пружина с защелкой, каждое тело имеет массу m. Сообщим шарам скорость V, и направим их на пружину, подобрав все параметры так, чтобы в момент столкновения пружина сжалась и защелкнулась, а шары остановились.

Проследим, как изменяется масса нашей системы по ходу эксперимента, пользуясь представлениями ТО.

В начальный момент, когда система была неподвижна и разделена, её масса была 3m. Затем, когда шарам сообщили скорость V, её масса, по Эйнштейну, увеличилась на 2Δm. Когда же пружина сжалась, а шары остановились, система оказалась в напряженном, неподвижном состоянии. Масса системы при этом должна уменьшиться до величины начального состояния 3m и еще, возможно, на величину дефекта массы. Второе и третье состояние нашей системы, кроме того, характеризуется постоянством её энергии, которое возможно в данной ситуации только при равенстве релятивистского приращения массы величине дефекта массы, которая всегда отрицательна.

Обратим внимание на то, что природа напряженности пружины совпадает с природой напряженности атомного ядра. В обоих случаях напряженность формируется деформацией кулоновских полей.

Таким образом, либо релятивистское приращение массы и дефект массы должны быть отрицательными, либо дефект массы и релятивистское приращение массы должны быть положительными, но этого не может быть, т.к. отрицательность дефекта массы неоднократно подтверждена экспериментально. Релятивистское, положительное приращение массы экспериментального подтверждения не имеет. Значит, релятивистское приращение массы является отрицательным.

Косвенные подтверждения роста массы тел при увеличении скорости получены на циклотронных ускорителях при скоростях частиц не достигающих релятивистского диапазона, где инерция заряженных частиц складывается из двух составляющих: собственно массы инерции, которая не изменяется, и магнитной инерции заряда, которая в нерелятивистской области скоростей растет с ростом скорости.

Вот этот рост массы инерции, и послужил Эйнштейну основой для его формулы
Mv= M0 /√(1-V2/C2).

Чтобы преодолеть возникшее парадоксальное разногласие, необходимо признать, что изменение гравитационного притяжения масс при увеличении скорости вещества является отрицательным, и убедиться в этом экспериментально. Конкретный, математический закон уменьшения выявить на имеющихся мощных ускорителях, что в современных условиях достаточно просто.

Теоретически, используя уже имеющиеся косвенные данные, этот закон выводится в следующем виде:
Mv= M0 [1-V2/C2] (3)
M0 – масса гравитации тела при его нулевой скорости относительно физического пространства, равная массе инерции, являющейся в предлагаемом представлении инвариантом относительно скорости [1].

Данная модель устраняет сразу несколько парадоксов ТО, в том числе и знаменитый парадокс массы фотона.

Однако в эту гармоничную гипотезу закралось некоторое сомнение, связанное с бета-распадом.

Если использовать принцип дефекта массы, а нет оснований его не использовать, то получается, что при бета-распаде перед нами дефект массы с обратным знаком. Однако это обстоятельство вовсе не отрицает наметившейся закономерности в формировании дефекта массы, но требует учета дополнительных, интересных обстоятельств.

Действительно, в случае с отрицательным дефектом массы в атоме, электрическая напряженность конструкции ядра имеет внешнюю направленность. А в случае с положительным дефектом в нейтроне, напряженность имеет внутреннюю направленность. Но, не взирая на напряженность, направленную к центру, нейтрон все же распадается. И это обстоятельство заставляет целенаправленно искать причину такого поведения нейтрона. И эта находка, возможно, станет принципиально новым открытием.

Наличие магнитного момента у нейтрона свидетельствует в пользу гипотезы о нейтроне как составной частице с двумя противоположными зарядами, один из которых является не центральным.

Часть 3.6

Продолжим. Казалось бы, выявление эффекта, описываемого соотношением (2), ΔE=ΔmС2, в свое время должно было вызвать революционную перестройку в естественных науках и в философии.
Действительно, нарушается фундаментальный закон сохранения массы, закон Ломоносова.
Однако всё не совсем так, как кажется с первого взгляда.

Обнаружено вовсе не нарушение закона, а его несоблюдение в некотором частном случае. И, самое главное, при восстановлении исходных условий, эффект исчезает, т.е. вес системы самопроизвольно восстанавливается. Значит, количество вещества всё время оставалось неизменным, и масса, определяющая количество вещества, никуда не исчезает.

А что же тогда происходит?
Ни ТО, ни современная квантовая теория не приспособлены для ответа на этот вопрос. Обе теории могут только математически формализовать экспериментально установленный факт, т.е. предложить соотношение (2).

Все понимают и все согласны, что и электрон, и протон это абсолютно стабильные частицы. Это значит, что непременно существуют внутренние, инвариантные параметры, обеспечивающие стабильность частиц. В качестве одного из этих параметров Ломоносов предложил количество вещества, выражаемого массой.

Обратим внимание, в законе Ломоносова речь идет о количестве вещества! А дефект массы – это эффект, обнаруживаемый при взвешивании частиц. Таким образом, для опровержения закона Ломоносова оснований было недостаточно. Закон и не опровергли. Его просто забыли.
Если масса в разных условиях весит по-разному, то надо изучать эту зависимость в полном объеме, и только после этого делать основополагающие вывода. Однако случилось так, что озарение Марии Кюри по поводу замеченного ею частного соответствия, Эйнштейн превратил в фундаментальный принцип эквивалентности массы и энергии.

Никто не сомневается, что элементарные частицы, получаемые в результате распада атома, идентичны частицам, из которых атом был собран. При этом не заметно ни удивления, ни любопытства по поводу того, что же происходит с элементарными частицами в составе атома, от чего они теряют в весе.

Повторим. Всё свидетельствует, что количество вещества в атоме, собранном из соответствующих элементов, неизменно в обоих состояниях, однако меняется закон гравитационного взаимодействия.

А что за причина?
Но ведь известно, что ядро атома пребывает в напряженном состоянии, т.е. несет огромную потенциальную энергию. Если обобщить, получается, что наличие внутренней потенциальной энергии в любой системе должно вызывать ослабление гравитационного взаимодействия. Таким образом, дефект веса можно интерпретировать как ослабление гравитации. А это уже знание, позволяющее строить соответствующую модель, которую можно исследовать в плане прогнозирующих способностей, т.е. на степень адекватности реальному миру.

Развивая идею о влиянии внутренней энергии системы на интенсивность гравитационных взаимодействий, можно усмотреть любопытный факт. Гравитация сама создает внутреннее напряжение в системе, определяемой как массивное вещественное тело.

Получается, что всякое тело имеет некоторый (начиная с ничтожного) дефект веса, который тем больше, в процентном исчислении, чем больше масса тела. Это справедливо, если эффект носит релятивистский характер. В этом случае эффект изначально ничтожно мал, но затем начинает стремительно увеличиваться, отодвигая границы эффекта Черной дыры в небытие.

Это всего лишь концепция гипотезы. Гипотезы, которая устраняет Черные дыры, как из ядер всех галактик, так и из Вселенной, вообще. А то, что в центрах галактик Черных дыр нет – это уже давно очевидный факт, в буквальном смысле этого слова [10].

Экспериментально обнаруженный «дефект» массы не нарушил закона Ломоносова. Но его нарушил постулат Эйнштейна об эквивалентности масс. По Эйнштейну, потеря в весе связана с потерей массы инерции. Таким образом, масса частиц не может быть в этом случае гарантом стабильности частиц. Логика и здравый смысл подсказывают, что закона эквивалентности масс не существует.

А если гипотетический закон эквивалентности масс не существует, то замена Δm на m в соотношении (2) является не только необоснованной, но и не корректной.

Убедительная экспериментальная проверка физической реальности соотношения
E=mС2 (1)
до сих пор не проведена.
Считалось, что с полным преобразованием массы в энергию происходит аннигиляция электронов. Однако современная интерпретация, не отрицая предыдущую, утверждает, что при аннигиляции электронов рождается виртуальный фотон. Этот фотон сразу превращается или в пару мюонов, или в пару кварков [Википедия] , которые тут же обрастают глюонами и преобразуются в пару адронов.

Таким образом, если кому-то надо, тот может считать, что электрон и позитрон превращаются в фотонную энергию, а кто в этом сомневается, тот может сомневаться дальше.
Во всех остальных известных реакциях аннигиляции о полном преобразовании массы в энергию речи не идет.

Похоже, что аннигилируют только заряды. При аннигиляции протонов масса не исчезает, а лишь убывает, скорее всего в соответствии с соотношением (2), но проверить это на коротко живущих остатках протонов пока очень сложно.

Поскольку параметры виртуального фотона, никто знать не может, то необходимо признать, что полного преобразования массы в энергию, и обратно, практике не известно.

Энергия фотонов, возникающих при аннигиляции электронов, в соответствии с ТО, должна точно равняться энергетическому эквиваленту массы электронов, т.е. 0,511 МэВ, плюс кинетическая энергия этих электронов. Однако привлечение в этот процесс глюонов делает проверку принципиально невозможной.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать определение дефекта массы, отличное от официального.

Всякое изменение внутренней энергии системы сопровождается изменением веса данной системы в соответствии с соотношением ΔE=-Δm С2 (4), масса инерции при этом остается неизменной.

В этой интерпретации выражение (1) является максимальной мерой энергии, которую можно сообщить вещественной системе.

Часть 3.7

Электрические поля принципиально отличаются от гравитационных тем, что своим перемещением в пространстве создают вторичные материальные сущности, а именно: магнитные поля и электромагнитные волны.

Электромагнитная волна не является собственным полем частицы, а является принадлежностью пространства. Из этого естественного положения следует, что фотон является именно виртуальным переносчиком энергии. Фотон формируется из физического вакуума силовым полем заряда, определенной пространственно-временной конфигурации. При этом фотон создается за счет работы, совершаемой зарядом-инициатором. Будучи поглощенным, фотон передает свою энергию приспособленному для этого вещественному носителю энергии, а сам бесследно исчезает, как виртуальное возмущение пространства.

Таким образом, фотонное действие не является обменным, оно одностороннее и избирательное. Его можно назвать адресно-передаточным, т.к. поглощение фотона происходит избирательно.

Официальная точка зрения, на этот же самый процесс, гораздо богаче и затейливее. По официальному представлению, в волновой структуре фотона создается (формируется) релятивистская масса, имеющая инерцию, т.е. имеющая продольный, конечный импульс, величина которого жестко связана с частотой фотона-волны.

Массивный фотон взаимодействует с внешним гравитационным полем. Обычное при этом пояснение популяризаторов, что масса неподвижного фотона равна нулю, является антинаучным. Неподвижных фотонов не бывает. Таким образом, вопрос должен ставиться следующим образом – есть у фотона масса или у него её нет. Утверждается, что есть. Далее следует двойной стандарт. Позволяется считать, что объект, генерирующий фотоны, тратит на это свою массу, и также позволяется считать, что не тратит.

Оказавшись в гравитационном поле параллельном движению фотона, фотон должен изменять свою энергию, а значит, и свою начальную массу, и свою начальную частоту, не меняя при этом своей скорости. Загадочный процесс может происходить плавно (по Эйнштейну) или скачками (т.е. квантовым образом) и должен наблюдаться как красное смещение характерных спектров молекул и атомов. Эффект тем больше, чем больше гравитационное поле. Это значит, что ядро Галактики должно иметь заметное красное смещение по сравнению с её периферией. Однако этого не наблюдается. Но все спокойны. Статьи и учебники издаются.

Эффект красного смещения спектра наблюдается, но интерпретируется официальной наукой как эффект Доплера.

По официальной точке зрения, масса фотона меняется не только в результате гравитационных взаимодействий, она меняется еще и по воле наблюдателя, который может выбирать ИСО с произвольной скоростью, и, в соответствии с эффектом Доплера, назначать вес фотонов и их импульс.

Итак, мы имеем две существенно отличающиеся точки зрения на одну природную сущность, называемую фотоном. А что же, все-таки, в этих точках зрения общего.

Общее то, что при поглощении, фотон не может поглощаться частично. Это чрезвычайно важное свойство, которое при создании модели накладывает на нее очень существенные требования.

Наличие или отсутствие массы у фотона доступно проверке, как в мысленном, так и в реальном эксперименте.

Рассмотрим систему из неподвижного зеркала и одного фотона, движущегося ортогонально в раскрыв зеркала. Считаем, что все начальные параметры системы (т.е. до момента отражения) известны.

Пусть фотон отразился от зеркала. Мы знаем, что при полном отражении передачи тепловой энергии неподвижному зеркалу не происходит, и частота отраженного фотона точно равна частоте падавшего фотона.

Если бы фотон имел продольный импульс Р, то после отражения импульс фотона должен стать отрицательным относительно ИСО наблюдателя, а его энергия должна остаться прежней. Закон сохранения импульса системы требует, чтобы импульс зеркала возрос на 2Р. Но это невозможно, т.к. при этом неизбежно должна возрасти как кинетическая, так и тепловая энергия зеркала, а она, как экспериментально установлено, остается без изменений. Разрешением этого парадокса, не существующего на самом деле, является признание отсутствия продольного импульса у фотона.

В случае поглощения фотона зеркалом, происходит возбуждение одного из электронов одного из атомов зеркала. А что же происходит дальше, если атом не излучит точно такой же фотон и не реализует фотоэффект. Известно, что температура плохого отражателя возрастет. Значит, наш атом получил возможность толкать соседние атомы. Таким образом, получается, что энергия поглощенного фотона превращается в хаотическое движение атомов зеркала. При этом суммарный прирост импульса поглотителя имеет возможность остаться равным нулю. Но утверждать это из данного эксперимента нельзя. Однако с учетом предыдущего эксперимента вывод однозначный: фотоны не имеют продольного импульса, а значит, не имеют ни массы покоя, ни релятивистской массы.

Таким образом, наблюдаемые при фотоэффекте встречные по отношению к направлению фотонов электроны могут быть либо следствием вторичного рассеяния первичных фотоэлектронов, либо следствием всенаправленного испускания фотоэлектронов.

Подтверждение всенаправленного испускания прояснило бы механизм поглощения фотонов.

Приведенное доказательство выглядит вполне убедительным в рассмотренной ситуации с неподвижным зеркалом. Однако в ситуации с подвижным зеркалом всё несколько усложняется.

Пусть лазер, излучающий фотоны с энергией νh, неподвижен относительно пространства, а зеркало, отражающее луч лазера, движется навстречу лучу со скоростью V. После отражения фотона, его энергия, как известно, увеличится, и это может произойти только за счет потери энергии зеркалом. Это значит, что зеркало либо теряет часть своего импульса, либо изменяет свою температуру. Практика технологии лазерного охлаждения свидетельствует, что вещество, движущееся навстречу лучу света, охлаждается [8].

За чрезвычайно сложное объяснение лазерного охлаждения, основанного на предположении о наличии продольного импульса у фотонов, авторам присуждена Нобелевская премия.

Часть 3.8

Рассмотрим некоторые, не афишируемые, особенности фотонов, которые условно можно назвать странными.

Рассмотрим вызов, который фотон бросает соотношению неопределенностей Гейзенберга. Действительно, скорость фотона заранее известна с известной погрешностью, которую теоретически можно повышать до планковского предела. Это повышение точности измерения не накладывает никаких ограничений на сопряженные измерения. Значит, любой сопряженный со скоростью параметр фотона тоже может быть измерен с высочайшей точностью. Это позволяет представлять фотон в некоторый конкретный момент времени как квантовое возмущение материи с известными координатами и скоростью.

Рассмотрим два фотона, один с энергией ħ, а другой с энергией 2ħ. Первый вопрос, который возникает, чем отличаются два фотона. А именно, сколько пространственных квантов материи задействовано в создании структуры каждого из фотонов, и какие элементы структуры фотона ответственны за количество переносимой энергии.
На эти простые вопросы с непростыми ответами должна отвечать любая модель фотона, любой квантовой теории.

Вопрос об энергии сразу требует конкретизации, а именно, какие формы энергии возможны в структуре фотона? Дело в том, что если фотон действительно движется с максимально допустимой скоростью, то элементы его структуры вообще лишены возможности перемещения относительно друг друга, т.к. это неизбежно вызвало бы превышение скорости света отдельными элементами фотона. Таким образом, с точки зрения ТО, внутренняя структура фотонов совершенно неподвижна.

Применение этого утверждения при интерпретации оптических экспериментов вызовет лавину парадоксов.

Таким образом, однозначно получаем, что фотон не содержит кинетической энергии.

Предположение, что каждый раз при удвоении энергии фотон удваивает количество составляющих его материальных элементов, весьма сомнительно.

Если же фотоны с разной энергией содержат равное количество материальных квантов, т.е. пространственного материала, то можно говорить об одном фотоне с разными внутренними конфигурациями его структуры.

Если же все фотоны отличаются и количественно и структурно, то перед нами целое семейство родственных образований — фотонов.

Необходимо определиться.

Квантовое движение с максимальной скоростью означает, что фотон, или любой другой объект, за один квант времени (в один квантовый цикл) смещается как целое на один пространственный квант. С большей скоростью перемещаться в любом квантовом пространстве принципиально невозможно. Если при этом ни один элемент фотона не меняет своего относительного положения, то это соответствует нашему представлению о принципе движения абсолютно неподвижного объекта.
Всё сказанное относится к скорости относительно пространства.

Здесь придется сделать маленькое отступление по поводу ТО Эйнштейна.
Уникальные свойства фотонов, положены в основу учения Эйнштейна. Скорость фотона объявлена фундаментальным инвариантом ТО. Но конфуз в том, что сами характеристики фотона не вмещаются в рамки ТО, которая не может измерять скорость между фотонами относительно стороннего наблюдателя. Каждому ясно, что для стороннего наблюдателя два фотона по одной прямой сближаются со скоростью 2С. Тогда как по учению Эйнштейна скорость сближения фотонов равна С.

Вот, и академики, которые дали добро на строительство коллайдеров, явно признают этот факт. Но те же академики не хотят посвящать общественность в проблему несовпадения параметров ускорителей и получаемых на них результатов, с прогнозами ТО. Ведь, если сопровождать один из протонов, то он станет привычно легким и неподвижным шариком, а навстречу ему со скоростью близкой к скорости света летит тяжеленный и сплюснутый другой протон, который даже неловко называть таким же.
Каков будет результат столкновения? Это совсем не ёрнический вопрос. Но у ТО нет на него ответа.

По правилам ТО наблюдатель не может непосредственно измерить относительную скорость между двумя сторонними объектами, но он может её рассчитать. По этим правилам получается, что первый фотон удаляется от наблюдателя со скоростью С, а второй фотон приближается со скоростью С. При этом скорость между фотонами тоже равна С. Это математический фокус, не имеющий физического смысла.
Таким образом, учение Эйнштейна принципиально исключает возможность адекватно описывать огромный класс практических ситуаций, и при этом не определяет производимого этой недоступностью эффекта.

Вот реальная ситуация. Один протон в БАК преодолевает 1м за долю секунды со скоростью 0,99999999С, но и второй протон, летящий навстречу, за ту же долю секунды преодолевает еще 1м с той же скоростью. Относительная скорость сближения протонов в коллайдере равна 1,99999998С. Оба протона «живут» в системах, темп времени в которых совпадает, но отличается от нашего времени. Но нас-то интересуют эффекты в нашем времени, а ТО не может ответить на наши вопросы. По ТО, если один протон весит 1 условную единицу, то второй весит 47000 условных единиц. Или наоборот. Где формулы по расчету результатов столкновения? Их нет.

Часть 3.8

Однако вернемся к взаимодействию фотонов с частицами, составляющими атом, а именно, к электрону.

Рассмотрим взаимодействие свободных электронов с фотонами. Пофантазируем на тему, как нейтральный фотон, перемещающийся со скоростью света, может быть поглощен или рассеян одиночным, электроном, и что при этом произойдет с электроном.

Нам известно, что свободный электрон не реализует возбужденные состояния, связанные с его внутренней структурой, т.е. с собственной осцилляцией или с внутренним напряжением. Считается, что такой структуры нет. В этом случае, получив порцию энергии от фотона, электрон имеет только одну возможность — изменить свою скорость.

Если импульс, передаваемый фотоном, равен нулю, то из выше изложенного следует, что одиночный, свободный электрон не может поглотить фотон. Но он не может и изменить энергию фотона, как всякое вещественное тело.

Однако о рассеянии фотонов на электроне ничего определенного сказать невозможно. Из общих соображений, интуитивно, можно предположить невозможность рассеяния фотонов на одиночном электроне. Это предположение основывается на соотношении размеров фотона и электрона. Кроме того, если в эффективный размер электрона включить его поле, то для фотона оно окажется осциллирующим, т.к. ни о каком усреднении говорить не приходится. Если даже рассеяние имеет место, то оно непременно будет случайным и частичным, т.е. часть фотонов из ансамбля рассеивается, а часть нет. Всё это гипотетически.

Однако запрет поглощения не распространяется на ансамбль электронов. В случае взаимодействия ансамбля электронов с фотонами, допустимо рассматривать электронные пары, когда электроны находятся на расстоянии, сопоставимом с размерами фотона, как виртуальный псевдо куперовский объект.

Таким образом, окончательно получаем, что одиночный электрон или ансамбль достаточно разрозненных электронов всегда прозрачен для фотонов.

При отсутствии квантовой теории неподвижного пространства трудно представить, как фотон конкретно взаимодействует с парой условно свободных электронов. Однако известен закон рассеяния фотонов на медленных электронах. Скорее всего, в подобных экспериментах электроны нельзя рассматривать как свободные по причине того, что они находятся в силовом поле установки.
Можно утверждать, что поглощение фотонов или их излучение электронами не наблюдалось.

Здесь можно ожидать возражения, ссылающегося на официальную интерпретацию излучения Черенкова.
Однако сам Черенков, который изучал явление более 10 лет, считал, что излучение вызывается потревоженными атомами из состава среды распространения. Нобелевские же лауреаты сочли излучение Черенкова излучением самих электронов, двигающихся с постоянной скоростью, превышающей скорость света в данной среде. Постоянство скорости электронов при излучении Черенкова никто не измерял. Поверили авторитетам, как поверили и в то, что электрон может производить энергию излучения, не изменяя своей скорости, т.е. без потери энергии [12].

Сейчас в Интернете можно найти анонимные статьи, которые очень аргументировано и профессионально опровергают официальную точку зрения, соглашаясь с первоначальным мнением Черенкова. Анонимность, в данной ситуации, это защита от административных санкций. Видимо, специалисты, публикующие эти статьи, еще не на пенсии.

Таким образом, нет оснований для предположений, что свободный электрон способен поглощать или излучать фотоны.

А что можно предположить в отношении радиоволн?
Казалось бы, что может быть проще. Радиоволны излучаются антеннами. А в антеннах колеблются электроны, которые и излучают радиоволны непосредственно. Всё сказанное – бесспорно, кроме характеристики — непосредственно. Непосредственно – это как?

Часть 3.9

Рассмотрим тормозное излучение.
Разгоним электрон до скорости, близкой к скорости света, и направим его на плоский объект, отрицательно заряженный.
На каких участках, и с какой частотой электрон будет излучать радиоволны, и в каком направлении? Прикинем, сколько всяких возможностей. А связать их не с чем. А ещё, как обеспечить осевую симметрию? А как быть с повторяемостью? Похоже, повторяться сможет только одна ситуация — электрон вообще не будет излучать.

Действительно, исходные данные производят впечатление вполне исчерпывающих, но при этом явно ощущается их парадоксальная недостаточность, а это значит, что в постановке задачи скрыта ошибка.

Ситуация вполне показательная для выявления способов преодоления искусственных парадоксов. Начинать необходимо с выявления использованных стереотипов. В нашем вопросе речь идет об электромагнитном излучении, неотъемлемым свойством которого является колебание. Периодичность электромагнитного излучения обычно задается частотой источника возбуждения. В данной задаче фактор периодичности отсутствует. Вследствие чего мы должны сделать логический вывод: заряд, движущийся с неизменно тормозным ускорением, излучать э.м. волны в линейной среде не может. Получается, что необходимым условием излучения должно являться возвратно-поступательное ускорение заряда. Именно ускорение, а не скорость. Хотя возвратно-поступательную скорость заряда невозможно реализовать без возвратно-поступательного ускорения, формулировка с возвратно-поступательной скоростью искажает суть и маскирует истинную причину излучения. Пространство не реагирует на скорость зарядов, но реагирует на их линейное ускорение. В случае движения со ступенчатой скоростью, как например, это происходит в атомах, при смене энергетических уровней электронов, всякая ступенька в скоростной характеристике движения заряда может рассматриваться как полуволна, но только с точки зрения возвратно-поступательного ускорения, реализующего эту ступеньку. И всё становится на свои места.

Таким образом, утверждение, что всякое ускоренное движение заряда сопровождается излучением – является весьма сомнительным, и скорее всего, ошибочным. Все примеры тормозного излучения, приведенные в справочниках фактически описывают ударное излучение электронов, т.е. излучение в момент ударного столкновения. А в этом случае ускорение является возвратно поступательным импульсом.

Заряд, равномерно движущийся по круговой орбите, возвратно-поступательной составляющей своего ускорения не имеет – и не излучает. Однако проекция кругового движения электрона может иметь возвратно-поступательную составляющую. Но проекция заряда не является физическим объектом, и не может совершать работу, связанную с излучением. Если бы Бор, или его последователи, попытались рассчитать, или хотя бы качественно прикинуть диаграмму направленности излучения заряда, движущегося по кругу, то они давно бы поняли свою роковую ошибку.

Приведенное обоснование естественного отсутствия излучения у стационарных орбитальных электронов не является единственным. Строгое и корректное решение уравнений Максвелла приводит к тому же выводу. Кроме того, из давно известного факта, что петля постоянного тока не излучает, легко, но несколько громоздко, от противного, доказывается, что не излучают и все элементы тока этой петли. Последнее обстоятельство подтверждено экспериментально в опытах с пучностью тока в замкнутом сверхпроводнике.

Возникает уверенность, что для генерации радиоволн необходимо обязательное возвратно-поступательное движение возбуждающего заряда (электрона). При этом механизм распространения радиоволн таков, что пространство реализует только синусоидальные волны. Если движение заряда не синусоидальное, то возбудится некоторый спектр радиоволн, видимо, соответствующий ряду Фурье.

Часть 3.10

Теперь попытаемся определиться с собственными магнитными полями протона, нейтрона и электрона, т.е. со спинами этих элементарных частиц. Экспериментально установлено, что величина спина является квантовым инвариантом. А направление? Интуиция подсказывает, что направление спина свободного нуклона или электрона может быть любым. Вот только измерить это направление технически невозможно, да и к интуиции в квантовом мире надо относиться с осторожностью.

Направление спина, как его ни измеряй, будет определяться совпадением или несовпадением измеряемого спина с ориентацией сенсора измерительного прибора. Это не значит, что реальное положение спина является неопределенным или выбираемым из двух возможных направлений, хотя именно так и трактуется некоторыми теоретиками квантовой электродинамики, плодя разные парадоксы, эпатирующие общественность.

Одни исследователи постулируют, что спин не имеет свойств гироскопа, т.е. спин не имеет инерции и всегда связан с направлением движения своего носителя. Другие исследуют прецессию спина, т.е. считают, что частицы обладают спином-гироскопом.
Но есть экспериментальные данные, которые можно интерпретировать как движение спина по ленте Мёбиуса.

В экспериментах, при взаимодействии электрона с сенсором измерительного прибора, спину приписывается только одно из двух значений, или 1/2, или -1/2. Но это не исходные состояния, которые спин имел до измерения, это результат преобразования, вызванного действием сенсора.

Если в некотором эксперименте спин не является случайной величиной, то серия стандартных измерений даст конкретное соотношение фиксируемых направлений спина. Это соотношение и будет описывать угол отклонения реального направления спина от опорного.

В реальных взаимодействиях, в которых спин оказывает существенное влияние, всё происходит в соответствии с имеющимися реалиями.

Если предположить, что реальный спин всегда параллелен движению и может принимать только два значения, то для полного описания электрона необходимо знать вероятность этих двух значений, а это в используемой квантовой модели равносильно знанию волновой функции.

Однако в этом представлении возникают некоторые принципиальные трудности при описании спина частицы. Если частица неподвижна, то куда направлен её спин. Или, если известен спин неподвижной частицы, то как он поведет себя вначале движения в заданном направлении.

Если же спин является гироскопом, то для релятивистских частиц с нулевой массой покоя и нулевым зарядом, спин физически становится равным нулю, но формально сохраняется равным 1/2. Этот антинаучный подход прививается в квантовую теорию, чтобы скрыть явный парадокс и связанное с ним ошибочное представление.

Открытие спина вскрыло ещё одну проблему квантовой теории, которая пока не решена, да и не поставлена в очередь для решения. Объявив постоянную Планка квантом действия, теоретикам, после открытия спина, пришлось ввести еще один, дополнительный, квант действия, а именно, приведенную постоянную Планка, или постоянную Дирака.

Обе постоянные определяют дискретность энергии фотонов, но при этом являются несоизмеримыми. Физический смысл этой несоизмеримости теоретиков ставит в тупик. Видимо, чтобы затушевать эту проблему, постоянная Дирака перестала упоминаться. Две же постоянные Планка вопросов не вызывают.

Часть 4.1

Освежив нашу информированность в отношении элементов, составляющих атом, попробуем сделать то же самое для атома в целом.

Для начала проведем мысленный эксперимент.
Поместим электрон на достаточно большом удалении от протона, и предоставим частицам полную свободу. Посмотрим, что же может произойти. Практически, такой эксперимент не осуществим. Но схожие ситуации в природе и в других экспериментах возникают.

В публикациях нет данных, свидетельствующих даже о подозрении, чтобы свободный электрон когда-нибудь упал на протон, сформировав при этом нейтрон или нечто иное. Но, если это так, значит, неизбежно в нашем мысленном эксперименте должен образоваться атом водорода.

Наш эксперимент позволяет утверждать, что идеальная плазма, состоящая из равного количества электронов и протонов, при естественном охлаждении в заданном объеме, непременно превратится в атомарный водород. При этом результат не будет зависеть от ориентации спина протонов и электронов; значит, можно быть уверенными, что при приближении к протону электрон закручивается по расширяющейся спирали, тормозит свое движение по направлению падения, и занимает позицию орбитального электрона. При этом, в общем случае, эта орбита изначально может быть не стационарной.

Процесс падения электрона на протон напоминает движение заряженных частиц в магнитном поле, когда легкие заряженные частицы начинают двигаться по спирали. Но наша ситуация богаче нюансами, локальное магнитное поле, связанное с легким зарядом, падает в электрическом и магнитном поле относительно тяжелого, условно неподвижного протона.

Что можно сказать о магнитных свойствах и параметрах образовавшегося атома водорода? Из общих энергетических соображений следует, что суммарный магнитный момент атома должен стремиться к ближайшему энергетическому минимуму, если минимумы есть, или к нулю, если локальных минимумов нет, что не соответствует практике. Для этого, единственный переменный момент, момент орбитального движения электрона, должен компенсировать и собственный спин электрона, и собственный спин протона. А это значит, что спины протона и электрона не должны компенсировать друг друга, по крайней мере, в атоме водорода. Получается, что диаметр орбиты электрона в атоме водорода определяется минимум суммарного магнитного момента атома, т.е. его равенством нулю. Из чего следует, что орбитальный момент атома водорода должен быть близок к единице.

Всевозможные, хаотичные вариации орбитального момента в этом случае будут вызывать только увеличение внутренней энергии атома относительно его стационарного состояния. Это значит, что тепловые и прочие возмущения, испытываемые орбитальным электроном, будут поддерживать его стационарную орбиту, не исключая при этом экстремальных ситуаций, сопровождаемых возможным падением электрона на ядро, например при К-захвате.

Атом явно, квантовым образом взаимодействует со смежным пространством в масштабе постоянной Планка. Но кроме этого внутренние и внешние процессы в каждом атоме происходят в иных, более малых, квантовых масштабах. То, что мы их пока не рассматриваем, не означает, что их нет. Привлечение фононов – недостаточное подспорье.

Часть 4.2

Учебники сообщают, что все атомы нейтральны. Эта прописная истина, примененная без уточняющих оговорок, формирует коварный стереотип, прививающий механистическое видение мира, собранного из нейтральных упругих шариков.

Рассмотрим атом водорода. Поместим пробный заряд (сторонний электрон) в плоскости орбитального спина, на расстоянии, равном двум радиусам атома. Какое поле зафиксирует пробный заряд? Совершенно очевидно, что не нулевое, и не постоянное. Поле будет не только переменным, оно будет знакопеременным. Нулевым оно станет только после усреднения по времени. Из этого очевидного положения следует огромное множество нюансов поведения отдельного атома в составе взаимодействующего ансамбля атомов.

Рассмотрим теперь два соприкасающихся атома, когда их орбитальные моменты параллельны.

В зависимости от положения электронов на орбите, т.е. от их фазовых соотношений, получим огромное множество возможных состояний, а значит и различных взаимодействий данных атомов. Квантовый подход предполагает очень большое, но счетное количество состояний. Классический подход предполагает бесконечное их количество. И то и другое заставляет исследователей обращаться исключительно к статистическим методам.
Попробуем преодолеть это естественное желание.

Итак, два случайно сомкнувшихся атома предоставляют своим электронам возможность сблизиться. Но электроны на разрешенных стационарных орбитах смежных атомов будут избегать взаимного сближения, т.е. они своевременно изменят свои траектории соответствующим образом. Постулаты Бора запрещают электронам маневрировать на своей орбите. Казалось бы, тем хуже для противоестественных постулатов. Но их можно еще спасти. Ведь они сформулированы для свободного атома, а мы уже рассматриваем твердое тело, или процесс соударения атомов.

Так или иначе, это изменение траекторий электронов приводит к тому, что в точке касания геометрических границ смежных атомов поле перестает быть нейтральным даже после усреднения по времени.
Это и есть поле, создающее силы Ван-дер-Ваальса, природа которых считается неизвестной. Таким образом, силы Ван-дер-Ваальса возникают непредсказуемо, и именно в соответствии с ситуацией.

Получается, что в вещественных телах между атомами возникают силы сцепления, вызываемые специфическими конфигурациями силовых полей. Полей, которых до данного сближения атомов не было, т.е. эти силы возникают, в требуемом месте в результате взаимодействия, определяемого характером сближения атомов.

Таким образом, интегральное действие быстропеременных полей нейтральных атомов могут создавать стойкий эффект «клейкой» поверхности.

Чтобы ничего не упустить из характеристик атома водорода, вернемся еще раз к свойствам его элементов. Как известно, в процессе радиоизлучения электроны проводимости движутся в антенне ускоренно, возвратно-поступательно. Частота излучения при этом никакого отношения к величине ускоряющего потенциала не имеет. Частота излучения определяется частотой смены направления ускорения электронов. Нас учат, что увеличивая частоту радиоизлучения, мы увеличиваем энергию единичного кванта, т.е. радиофотона.

Чтобы повысить энергию излучения осциллирующих в решетке проводника электронов надо увеличить производимую им работу, которая определяется соотношением A=S•F=S•m•a. Это означает, что при равной амплитуде колеблющихся электронов, надо увеличивать силу, т.е. увеличивать их ускорение, а это приводит к уменьшению времени единичной осцилляции, что можно интерпретировать как возрастание частоты.

Таким образом, частота в формулах, выражающих энергию излучения, является только косвенным признаком главного энергетического фактора – ускорения, т.е. крутизны фронта процесса.

Приведем аналогичный пример, скорость ветра можно измерять частотой вращения метеорологического вертушка, и ввести эту частоту во все формулы и в размерности единиц измерения. Этот прием не вызовет снижения адекватности модели, но создаст сложности субъективного толка, а также ухудшит наглядность модели, т.е. в конечном счете, все-таки при этом снижается степень адекватности модели, снижается комфорт модели.

Мы уже отмечали, что фотон не может быть осциллятором. Фотон, не имея массы, тем не менее, перемещается почти как частица, а именно, не изменяя пространственную конфигурацию своей структуры. Какой же параметр фотона может обеспечивать его реальную энергию, имитируя при этом его частотное представление. Таким параметром может быть крутизна фронта фотона.

Выбрав частоту мерилом энергии, Планк, уже вынужденно, получил эфемерную физическую единицу – квант действия. С позиций частотного критерия, электрон, колеблющийся с частотой 1 Гц, будет излучать кванты радиоволн, энергия которых равна кванту действия, деленному на продолжительность действия, равной 1 с. Однако продолжительность измерения является параметром метрологическим, назначаемым наблюдателем. А что случится, если электрон будет колебаться с меньшей частотой? Или просто мы выберем другой масштаб времени? Ведь это вполне допустимо. Ясно, что в этом случае изменится величина постоянной Планка. Но это значит, что в природе постоянная Планка, как природная сущность, не существует. Однако кванты энергии, переносимые фотонами, существуют реально. Размерность постоянной Планка можно выбрать любую, какая удобнее. Например, размерность энергии, умноженной на длину. В этом случае функция-коэффициент при константе была бы 1/L, где L или длина волны фотона, или глубина фронта фотона.

Энергия в природе переносится (передается) не только фотонами. Есть и другие носители с другими энергетическими квантами. Одним из таких давно известных квантов энергии и импульса является гравитон.

Еще один, известный носитель, не имеет пока даже названия. О нем не принято даже говорить – он изгой квантовой науки. Речь о кванте электрического поля.

Квант электрического поля осуществляет взаимообмен энергией и, кроме того, обмен импульсом движения, т.е. это не фотон. Какова энергоемкость этого кванта никто не знает. Известно только, что сила кулоновского отталкивания двух электронов в 10^42 раз превышает силу их гравитационного притяжения.

Теоретики квантового описания мира смеют претендовать на полноту квантовой теории, не определив ни одного параметра гравитона, и определив всего один параметр кванта силового электрического поля – скорость его распространения, равную С. При этом, как происходит взаимодействие электромагнитных квантов с электрическими квантами ни у кого нет ни малейшего представления.

Утверждается, если к одному концу длинного металлического проводника поднести заряд электронов, то фронт потенциала будет двигаться вдоль проводника произвольной формы со скоростью света.

Это значит, что электрический квант обладает свойствами, не свойственными ни гравитонам, ни фотонам. Гравитоны движутся сквозь вещество со скоростью много большей скорости света. И гравитоны не создают вторичных, эффективных полей, аналогичных магнитному полю. А магнитное поле — это самое сложное поле, которое нам известно.

Часть 4.3

Попытаемся уяснить роль пространства в формировании электрического и магнитного полей элементарного заряда.

Как бы ни трансформировалось поле движущегося заряда или поле заряда в составе твердого тела, его параметры для неподвижного состояния в свободном пространстве, точно воспроизводятся в любой точке пространства. Для сканирующих полей, периодически испускаемых и втягиваемых, это свойство совершенно естественно. Исходя из этого, можно утверждать, что все параметры электрона, описывающие его состояние, и скорость в том числе, содержатся в изменяющейся структуре ядра электрона. Логичное утверждение.

А теперь еще раз, об этом же, но иначе и подробнее.
Величина скорости электрона, и её направление, постоянно имеют информационное отображение во внутренней структуре электрона, которая изменяется в соответствии с параметрами его движения, и сохраняется неизменной в случае отсутствия внешних воздействий.

То же самое относится ко всем движущимся объектам Вселенной.
Оглянемся на Ньютона. По его определению, инерция – свойство тел сохранять свое состояние в отсутствие внешних воздействий.
Сохранять можно только то, что существует. Это что-то сохраняют тела. Значит, это что-то телам и принадлежит. Но где это что-то?

В атомной структуре тел ничего похожего обнаружить не удалось.

В устройстве атома – тоже ничего похожего.

Получается, что информация о состоянии тел зашифрована либо в элементарных частицах, либо в вещественных квантах.
Такое предположение, в качестве преодоления проблемной ситуации, мы можем сделать в настоящее время. А во времена Ньютона такой возможности не было. Вот и возникла мистическая инерция, и прижилась в форме фундаментального стереотипа.

Сейчас настало время вернуться к этому вопросу, потому что накоплено много новых знаний и возникли новые науки, такие как квантовая теория и информатика.

С точки зрения информатики, все природные взаимодействия являются движением информации, и процессом обмена информацией. Эта новая формулировка, соответствующая новому представлению, предоставляет новые возможности в познании окружающего мира. И первое, на что указывает новый подход это то, что первоэлемент, из которого созданы и вещество, и поле, не может быть примитивной сущностью, подобной максимально малой и абсолютно симметричной, аморфной точке. Более того, приходит понимание, что концентрированная сложность первичного элемента (материального кванта) соизмерима с распределенной сложностью Вселенной.

Так что же заставляет любое тело двигаться по инерции? Только сила инерции. Но у силы инерции в каждом теле необъятное поле реализаций. Каким образом происходит выбор и поддержание единственной, правильной силы? Ответ на этот вопрос один: структура всех материальных объектов постоянно содержит реальную информацию о параметрах своего движения. Набор этих сохраняемых параметров и есть инерция.

Законы сохранения констатируют факт недоступности параметров инерции для произвольной манипуляции ими. А это условие выполнимо только при недоступности внутренней структуры материальных объектов квантового уровня для вмешательства с верхних уровней.

Таким образом, универсальный материальный квант является объективным пределом чувственной делимости материи. У материи, организованной на основе универсальных, материальных квантов, нет средств для своего уничтожения или расщепления.

Таким образом, мы пришли к догадке (предположению), что квантовый мир реализует законы движения информации. Эта догадка не устраняет прежние наши достижения, она расширяет поле наших возможностей, оберегая нас от бесперспективных устремлений.

Законы движения информации включают в себя и математику, и геометрию, дополняя их операторным исчислением. И всё это должен знать квантовый физик.

Первопроходцы квантовой теории дошли до границ, определяемых математикой, и даже преодолели их, осознав необходимость операторного представления, но вынужденно приостановились, не владея знанием кибернетики, и не подозревая о её значимости.

С квантовых позиций совершенно очевидно, что движущийся заряд должен отличаться по своей внутренней структуре от неподвижного заряда. Движущийся заряд создает магнитное поле в первичном (неподвижном) пространстве. Это поле, как известно, невозможно измерить, двигаясь вместе с зарядом, т.к. при этом соответственно меняются характеристики чувствительных элементов (сенсоров) измерительных приборов. Этот эффект линейного принципа относительности был ошибочно абсолютизирован Галилеем.

Однако, если Галилей просто промолчал по поводу границ применимости принципа, то Эйнштейн, введя нелинейные преобразования координат Лоренца, акцентировал безграничную абсолютизацию принципа относительности, но уже для нелинейного мира.

Практически все явления природы, включающие в себя круговое движение, могут экспериментально подтвердить ошибочность абсолютизированной относительности. Однако при бытовых скоростях эффект отклонения действительных параметров от прогнозов ТО так мал, что его долгое время не могли обнаружить. В настоящее время уже можно обнаружить несоответствие природных явлений прогнозам учения ТО. Можно, но научная дискуссия уже давно перестала быть научной и перешла в сферу интриг власть имущих, где действуют совсем другие законы.

Часть 4.4

Однако продолжим. В момент столкновения атомов, при сближении орбитальных электронов произойдет изменение их орбит, в строгом соответствии с возникшей ситуацией. Эта коррекция орбит реализуется во времени малыми порциями, которые, возможно, много меньше по сравнению с постоянной Планка, т.к. фотонного излучения при малых интенсивностях столкновений, похоже, не происходит.

Исходя из того, что при свободном состоянии атома орбиты его электронов реализуют некоторую динамичную, но устойчивую конфигурацию, ответственную за химический стандарт, будем относиться к вынужденным изменениям орбит под действием сторонних сил, как к упругой деформации.

Это, казалось бы, естественное соглашение требует осмысления.
Уберем внешнюю помеху (пробный заряд или соседний атом), т.е. уберем внешние силы, вызывавшие деформацию, — и деформация исчезнет. И что дальше? Восстановит ли атом свое прежнее состояние? Если ожидать абсолютного восстановления, то вряд ли. Атом перейдет в новое, отличное от прежнего состояние, т.е. промежуточная деформация оставит свой информационный след. Возникает философский вопрос. Какова мера идентичности атомов с одинаковым составом нуклонов? Что поддерживает существующий в природе химический стандарт атомов, т.е. какие инвариантные параметры сохраняются в атоме для поддержания химических свойств?

Мы уже обращали внимание на то, что атом бережно несет свое ядро, оберегая его от экстремальных воздействий. Кроме того, мы знаем, что атомы одного элемента, с равным числом электронов в оболочке, но с разной конфигурацией ядра, изменяют свои химические свойства. Например, искусственно полученное золото имеет зеленый цвет.

Таким образом, логично предположить, что за химический стандарт атома несет ответственность конфигурация атомного ядра.

Попытаемся мысленно сконструировать атом гелия. Для этого возьмем готовое ядро, т.е. альфа-частицу, запустим вокруг неё по произвольным траекториям два электрона, и поместим наш атом в гелиевую среду. Начнется чехарда сближений и удалений электронов, сопровождаемая всевозможными их ускорениями, в том числе и продольными относительно линейной скорости электрона. Продольные, знакопеременные ускорения будут вызывать электромагнитное излучение, которое будет отнимать энергию электронов, и те будут соответственно изменять свои траектории. Нам известно конечное состояние электронов оболочки и известен закон их поведения в составе стационарного атома, а именно: электроны обращаются вокруг ядра, излучают порциями (квантами) при скачкообразном переходе из возбужденного состояния на низшую, стационарную орбиту, и при этом, всевозможные возмущения траекторий электронов не приводят к падению электронов на ядро.

Параметры стационарных траекторий электронов реализуют энергетический минимум атомной системы. Из этого закона-предположения следует, что в результате, казалось бы, хаотического начального излучения электроны займут такие орбиты, на которых они уже не излучают, т.е. двигаются по своим стационарным орбитам с постоянной линейной скоростью. Одно такое решение для атома гелия совершенно очевидно: оба электрона перемещаются по одной круговой орбите, находясь в её противоположных точках. То, что непозволительно для притягивающихся планет в планетарной модели, совершенно естественно для отталкивающихся электронов. Однако это естественное гипотетическое решение не вписывается в запрет Паули. Необходимо дополнительно произвести фазировку спинов для электронов, а именно, чтобы спины изменялись синхронно и в противофазе.

Предположим, что линейные скорости электронов в атоме гелия равны скорости электрона в атоме водорода. В этом случае, учитывая действие поля удвоенного заряда ядра атома, ослабленное полем противоположного, постоянно удаленного электрона, каждый электрон находится в поле эффективного заряда величиной 1,75е. Получается, что радиус атома гелия несколько меньше по сравнению с атомом водорода. Это подтверждается физическими свойствами гелия, например, именно гелий, а не водород, обладает максимальной проницаемостью.

Дополним ядро гелия ещё одним протоном и нейтроном. Получим ион лития, размер которого ещё несколько уменьшится по сравнению с атомом гелия, но это еще не размер атома, а только размер иона. А теперь предоставим иону лития возможность захватить недостающий электрон. На первой оболочке мы для него места не придумали, у природы это тоже не получилось. Значит, этот электрон начинает формировать вторую электронную оболочку.

Мы совершим ошибку, если будем рассматривать движение валентного электрона лития относительно его ядра, т.к. реально он движется вокруг иона, эффективный суммарный заряд которого всё время перемещается и меняется по величине. Так, какова же динамическая конфигурация атома лития?
Исследуя атом водорода, мы уже получили следующий результат. Если вторая оболочка будет сферической, то её радиус будет отличаться от радиуса первой оболочки несущественно. При этом электронам будет сложно реагировать на конфигурацию ядра атома. Получается, что траектория электронов второй оболочки должна сместиться относительно ядра атома. Эта траектория может напоминать эллипс, а может и не напоминать, тем более, что траектория будет объемная.

Здравый смысл подсказывает естественное предположение – полностью избежать излучающих траекторий невозможно. Поэтому атомы и излучают почти непрерывно, не давая накапливаться энергии, отнимаемой от теплового движения среды, а также от поглощенной, сторонней электромагнитной энергии.

Мы получили вторую электронную оболочку с одним электроном, отличную от первой, и на этом наши возможности качественных оценок пока исчерпаны. Однако экспериментальные данные свидетельствуют о второй оболочке с восемью электронами. Нам явно не хватает дополнительных предположений.

Из решений уравнения Шрёдингера следует, что траектории электронов в атоме принципиально не могут быть ни круговыми, ни сферическими. Обращаясь вокруг ядра атома, электроны то приближаются к ядру, то удаляются.

Обстоятельство, что валентные электроны могут глубоко и регулярно проникать вглубь оболочки атома, интенсивно взаимодействуя с неоднородностями поля протонного ядра, утверждают нас в мысли о зависимости химического стандарта атома от конфигурации ядра. Это дает основание для поиска корреляции между пространственной конфигурацией ядра и динамичной структурой электронной оболочки, а в конечном счете с нюансами химических свойств данного атома, включая молекулы.

Можно из оболочки атома удалить почти все валентные электроны, но атом с гарантией восстановится, если при удалении электронов не было повреждено его ядро. Это подтверждает, что носителем химических свойств атома является ядро. При этом реализация этих свойств происходит посредством взаимодействия орбитальных электронов смежных атомов.

Чтобы корреляция конфигураций ядра и оболочки была устойчивой, необходимо постоянное и интенсивное взаимодействие электронов с ближним полем протонов ядра. Ясно, что круговые траектории электронов данных условий обеспечить не могут.

Интуиция подсказывает, что в обеспечении разнообразия химических свойств вещества симметрия электрических полей плохая помощница. Напротив, для поддержания высокого стандарта химических свойств атомов требуется устойчивая, детерминированная асимметрия. Необходимую стабильность химических свойств атома может обеспечить только устойчивая и вполне определенная конфигурация ядра атома.

А зачем, спрашивается, природе понадобилось несимметричное магнитное поле.
Всем уже ясно, что основой конструкции атомных ядер является связка протон-нейтрон, отвергающая сферическую симметрию. Это она определяет пространственную конфигурацию любого ядра. Мелочь, конечно, но атом водорода – это изотоп дейтерия, а не наоборот. Но такие мелочи часто уводят в сторону от истины.

Исходя из структурной модели ядра, в основе которой лежит связка протон-нейтрон, становятся понятными некоторые уникальные свойства гелия. Принцип минимальности энергии равновесных состояний диктует для атома гелия нитевидную конфигурацию ядра с протонами на концах. Эта упругая, способная вибрировать, конструкция обеспечивает гелию и сверхтекучесть, и осмическую сверхпроницаемость.

Кроме того, видно, что при конструировании ядер тяжелых элементов из ядер дейтерия и ядер гелия, свобода в выборе конфигураций таких ядер весьма ограничена. А это и обеспечивает высокий стандарт для структур атомов каждого элемента. При современных исследованиях, и моделировании структур атомов выпадает из внимания фактор надежности и повторяемости природных атомных конфигураций.

Ажурная конструкция ядра предоставляет природе гораздо больше возможностей. Но если это так, то плотность атомных ядер должна быть заметно меньше нуклонной плотности, т.к. конфигурация атомного ядра должна быть достаточно просторной. Вот обширное поле деятельности экспериментаторам и теоретикам по выявлению пространственных структур ядер атомов.

Кроме того, ажурная конструкция ядер менее всего противится процессу холодного синтеза элементов, происходящего в биологических и других объектах. Холодный синтез, отрицая капельную модель ядра, встречает упорное сопротивление официальных структур, проявляемое в замалчивании явления.

Чем больше нуклонных пар в тяжелом ажурном ядре, тем менее жесткой становится объемная конструкция ядра. Естественная потеря прочности восполняется дополнительными связями — нейтронными вкраплениями. Это самое естественное предположение. Из этого предположения следует, что нуклоны должны быть способны множить свои магнитные полюсы, которые обеспечивают прочность межнуклонных связей. Это принципиально новая гипотетическая информация о свойствах нуклонов. Искусственное или случайное внедрение в структуру атомного ядра лишних нейтронов приводит к формированию случайных связей, которые искажают вибрационные характеристики ядер, вызывая преждевременный разрыв нуклонных нитей, что вызывает частичный распад ядра.

Теория строения ядра с учетом его естественной радиации уже давно нуждается в ажурном ядре, эта теория фактически предрекла рыхлое атомное ядро [14]. Но творческой смелости авторов хватило только на кристаллическую решетку модели ядра.

Собственные колебания ажурной конструкции, в соответствии с распределением Максвелла, должны реализовывать (хоть и редко, но неизбежно) критические амплитуды колебаний элементов конструкции, которые и вызывают ядерный распад. Таким образом, все химические элементы, кроме водорода, можно считать радиоактивными. При этом, для значительной части элементов период полураспада запредельно велик.

Стройное, логическое построение теории ажурного ядра разбивается о постулат Стандартной Модели, предписывающий существование внутриядерных сил. Этот постулат требует, чтобы ядро было максимально компактным, т.е. оно должно иметь нуклонную плотность (капельное ядро). А еще этот постулат требует, чтобы кроме внутриядерных сил притяжения, существовали некие контактные силы отталкивания, которые согласованно противодействуют внутриядерным силам притяжения. Об этих силах говорить не принято, т.к. мысли на эту тему заводят в непролазные мистические дебри.

Чтобы прервать неизбежную цепь из притягивающих и отталкивающих сил, авторы Стандартной Модели изобрели принцип конфайнмента. В рамках этого принципа возможно существование

Чтобы прервать неизбежную цепь из притягивающих и отталкивающих сил, авторы Стандартной Модели изобрели принцип конфайнмента. В рамках этого принципа возможно существование сил с произвольной зависимостью напряженности этих сил от расстояния. Таким образом, сильное взаимодействие обеспечивает и ядерные силы притяжения, на требуемом расстоянии, и ядерные силы отталкивания на меньшем расстоянии.
При сомкнутых нуклонах в ядре атома, ядерных сил нет. Однако стоит нуклонам раздвинуться, они появляются и растут с ростом расстояния, а затем круто исчезают. Очень необычное поведение силового поля, но иначе ничего не получается.

Предположим, что такие внутриядерные силы притяжения существуют. Тогда о них кое-что можно сказать, что и сделано в Стандартной Модели. Что же это за силы.

Это силы притяжения, которые действуют на расстоянии, т.е. это силы, создающие силовое поле.

Это поле является совершенно уникальным, т.к. его напряженность увеличивается при увеличении расстояния между нуклонами.

Эти силы не зависят от знака заряда, и в этом плане аналогичны гравитации.

Эти силы почему-то не действуют на электроны и позитроны. А это, учитывая выше изложенное, означает, что внутриядерные силы не зависят не только от знака заряда, но и от величины зарядов и величины массы, и значит, зависят от чего-то иного, о чем авторы нам не сообщают.

Предполагаемая конфайнментная зависимость интенсивности поля от расстояния не укладывается в логику обменных взаимодействий.

Закон сложения конфайнментных полей неизвестен и загадочен. Этот недостаток компенсируется универсальным квантовым принципом, принятым теоретиками на вооружение, а именно: всё происходит так, как происходит в природе, как установлено экспериментом и отображено в математической модели явления.

Часть 4.5

Анализ известных и предполагаемых свойств атома, а также их обобщенный анализ усложняется тем, что пока ещё не создана удовлетворительная физическая модель силового поля. Целью философского осмысления является, либо выбор из предложенных гипотез одной модели, которая наиболее близка к истине, либо самостоятельное построение такой модели на основе предложенных гипотез, но отличной ото всех.

В настоящее время наилучшей считается модель, предложенная разработчиками так называемой Стандартной Модели. Её создавали лучшие умы академической школы.

Для экономии сил и времени доверимся выбору академической школы, и согласимся, что Стандартная Модель является лучшей из всех к этому моменту предложенных.

Стандартная Модель после того, как был обнаружен бозон Хиггса, была объявлена полностью завершенной, хотя ряд проблем в ней решены с привлечением мистики.
В природе всё естественно, и в этом смысле – всё просто. Это сентенция Ломоносова. А естественность является производным понятием от причинности. Естественно – значит, в полном соответствии с причиной.

 

В Стандартной Модели обменное взаимодействие является не сканирующим, а прицельным, хотя авторы его так не называют. Взаимодействующие частицы без промаха испускают друг в друга переносчиков энергии и импульса, обеспечивая своей меткостью законы сохранения.

Эйнштейн, еще до создания Стандартной Модели, осознавая, что напрашивающееся прицельное притяжение – это нелепость, попытался найти решение с использованием кривизны пространства-времени, не нуждающейся в прицельных характеристиках. Но в этом ключе задача оказалась тоже неразрешимой, а надуманное решение Эйнштейна получилось еще более нелепым, чем прицельное взаимодействие.

Более-менее скрываемая абсурдность и Стандартной Модели и ТО тем не менее проявляется в абсурде, который уже невозможно скрыть: в одновременной применяемости этих, якобы фундаментальных, но несовместимых моделей.

Авторы Стандартной Модели, следуя принципу наименьшего зла, при выборе из двух абсурдов (кривизна и прицельный обмен), предпочли обменное взаимодействие – и хотя оказались в тупике, но все-таки ближе к цели.

В Стандартной Модели, на первый взгляд, всё очень неплохо, кроме двух положений.
Непонятно, как удаленные объекты взаимодействия прицеливаются друг в друга специализированными частицами, например, глюонами, носителями сильного взаимодействия, или гравитонами, носителями гравитационного взаимодействия.

Если допустить, что носители полей испускаются не прицельно, то куда деваются промахнувшиеся глюоны и гравитоны, и как восполняется их убыль в структуре частиц, участвующих во взаимодействии.

Вопрос этот в Стандартной Модели не замалчивается, но решается на уровне мистических, произвольных постулатов. Постулируется, что в составе частиц собственно глюонов нет, а они черпаются из окружающего пространства в неограниченном, потребном количестве. На этом утверждении обоснование заканчивается, как бы предлагая оппонентам додумать всё остальное самостоятельно. Действительно, с этого места в обосновании явно заметна аналогия глюонов с фотонами, а фотоны никаких вопросов не вызывают.

Атом тоже производит фотоны из пространства в неограниченном количестве. Но атом ведь не берет готовые фотоны, а производит их за счет сторонней энергии, участвующей в природном кругообороте. Глюоны же черпаются беззатратно.

Для устранения явных недостатков Стандартной Модели позволим себе предложить её небольшую коррекцию, приводящую Стандартную Модель в разряд сканирующих. Авторы Стандартной Модели почему-то избегают затрагивать информационный аспект любого обмена. Устраним и этот недостаток. Расширим возможности носителей поля. Пусть и гравитоны, и глюоны, и пр. переносят не только информацию о величине энергии и импульса, но и другую необходимую информацию.

Вдумаемся. Чтобы любая частица могла изменять свое состояние (в том числе и движение) сообразно окружающей обстановке, она должна каким-то образом «знать» эту обстановку. Обменное взаимодействие вроде бы решает эту проблему, но взамен ставит новую проблему – энергетическое восполнение. А чтобы снять и эту проблему, необходимо признать и ввести в научный обиход совершенно новый вид квантовых взаимодействий, а именно, таких, которые не требуют энергетических затрат.

Таким взаимодействием является предварительный, информационно-квантовый обмен, в котором всё происходит, как и в Стандартной Модели, только носители всегда испускаются во все стороны равномерно, и все носители обязательно возвращаются к исходной частице. Эта частица после информационного обмена не изменяет состав своей структуры, а только сообразно обстановке изменяет её конфигурацию, готовясь к реализации энергичного движения. Это фундаментальное свойство квантового, информационного обмена, при котором возможное количество испускаемых носителей является инвариантной характеристикой исходной частицы.

После завершения фазы интегрального информационного обмена, материальный объект реализует соответствующее движение, которое уже имеет энергетическое представление.

Повторим. Чтобы квантовые взаимодействия сложились в логически завершенный квантовый цикл, необходимо, чтобы переносчики информации не исчезали в бесконечности, а все возвращались к своей частице-носителю. После информационного, беззатратного обмена следует сбалансированное, т.е. соответствующее физическим законам, квантовое перемещение вещества и силовых полей.

Революционная новизна информационного квантового обмена состоит именно в том, что оно не требует энергетических затрат. Это обстоятельство непривычно, и теоретически недоказуемо. Это фундаментальный квантовый постулат, подтверждаемый практикой.

Ни масса частиц, ни их заряды не меняются во времени. А самое важное, что не меняются их силовые поля в их исходном представлении.

Силовые поля частиц не изнашиваются от интенсивного употребления. И с этим свойством материи на поприще практической науки мы встречаемся впервые. Ранее все обходились философским положением о вечности материи.
Сейчас возникает философский вопрос совсем другого плана: способна ли материя развиваться на квантовом уровне?
Вечна ли структура кванта, и постоянны ли её конфигурационные возможности?

Часть 4.6

Вне Стандартной Модели, другие авторы предложили другой выход из ситуации с энергетическим обеспечением обменных взаимодействий. Но им тоже не удалось избежать обращения к мистике. По мнению этих авторов, свободный электрон (а с ним и все элементарные частицы) как локализованный вещественный объект в природе не существует. В природе есть лишь волновая функция электрона, которая в момент взаимодействия рекомбинирует и коллапсирует в частицу. Данное представление в таком откровенном виде формулировать не принято, но суть его именно такова.

Виртуальная волновая функция любой элементарной частицы энергетических затрат не требует, и при этом в пространстве не ограничена. Таким образом, в мистической модели частиц, представленных волновой функцией, проблема с источником энергии решена.

Такая интерпретация волновой функции является ярким примером того, как ранее допущенная ошибка (возможно мелкая) вынуждает придумывать вычурные, ошибочные решения, которые затем внедряются в жизнь и становятся чудовищными, вредоносными стереотипами.
После устранения из Стандартной Модели одного внутреннего противоречия, связанного с судьбой испущенных носителей поля, остается не решенной еще одна проблема, касающаяся ядерных сил; а именно, модель не увязывает сбалансированный комплекс сил и полей, с обеспечением другой официальной модели — модели термоядерной реакции, якобы позволяющей добыть дешевую энергию в практически неограниченном количестве.

Оценим ситуацию. Речь идет о термоядерной реакции синтеза гелия из атомов водорода. Представим, что необходимый комплект нуклонов для создания атома гелия, за счет всяческих ухищрений, и с огромной затратой энергии, собран на границе поля конфайнмента, т.е. границе поля ядерных сил или поля сильного взаимодействия. Но откуда эта граница возьмется, ведь на месте будущего ядра еще ничего нет. Значит, нуклоны надо сближать до границы их собственного ядерного поля, т.е. гораздо ближе, чем хотелось бы термоядерным энергетикам.

Представим, что инженерам-энергетикам удалось-таки сблизить нуклоны. Что дальше? А дальше следует термоядерная фаза синтеза гелия. Нуклоны должны получить от силового поля внутриядерных сил импульс чудовищной величины, и с огромной скоростью устремиться навстречу друг другу. А путь-то у них крошечный, а энергию нужно накопить и затем непременно отдать не малую, да еще нужно корректно остановиться, чтобы обеспечить конечный результат термоядерного сжатия, а именно, ядро гелия.

С остановкой вроде бы есть надежды. При определенной дистанции между нуклонами внутриядерные силы в угоду авторам исчезают, а кулоновские силы продолжают действовать, и всё увеличиваются. Вот они-то и остановят протоны, которые сближаются с огромной скоростью. Именно на этом участке торможения должно происходить излучение гамма- квантов с гигантской энергией. В звездах, предположительно, эта энергия гамма-квантов постепенно понижается за счет многоступенчатого переизлучения. Как это осуществить в промышленном реакторе – никто не знает, и проблему не озвучивают. Это всё относительно протонов.

А что остановит нейтроны? Получается, что нейтроны должны вступить в истинное контактное взаимодействие, и судя по конечному результату, должны либо упруго отразится, либо мягко остановиться.

Итак, протоны будут остановлены тормозным излучением, и согласно сомнительной теории тормозного излучения, излучат несколько штук (скорее всего два) гигантских гамма-кванта, освоить которые надо еще суметь.

У нейтронов судьба ни чуть не легче. Они вынуждены колебаться с гигантской частотой в воронке поля конфайнмента. Излучать при этом они не могут. В этом случае их вибрация является носителем очень высокой парциальной тепловой энергии, которая будет постепенно передаваться окружающей среде, что является положительным фактором при её освоении.

Остановимся на этом — и одумаемся. Зачем природе вся эта избыточная внутриядерная чрезмерность? Ну, преодолели ядерные силы силу кулоновского отталкивания, а зачем дальше-то ускорять и сталкивать нуклоны, да ещё с такой силой. Только затем, чтобы на ничтожном участке торможения выделилась энергия, многократно превосходящая по величине огромную кулоновскую (ядерную) энергию атома.

В рамках конфайнмента сверх избыточных сил можно избежать. И тогда, вроде бы, всё станет хорошо. А как же в этом случае с термоядерной, дешевой энергией? Про неё авторы Стандартной Модели похоже забыли.

Авторы термоядерных циклов в эволюции звезд должны доводить свои теории (гипотезы) до логического конца, которым является кругооборот вещества и энергии в природе. Добыв энергию из разрозненного водорода методом соединения его в гелий, авторы должны указать путь возвращения водорода в природу, иначе кругооборот прервется.

Вот и получается, что очень вредная эта наука – философия. Конструктивной помощи, практически, ни какой, а запретов всяких, хоть отбавляй.

Может, и нет никакого сильного взаимодействия.

Тогда, что же удерживает протоны в ядре атома?
Подсказка содержится в структуре атомного ядра. Совершенно очевидно, что ядра атомов собраны из устойчивых и прочных модулей протон-нейтрон и альфа-частиц.

Проанализируем ситуацию в этом плане.
Никто не пытается придать электрическим полям уникальное свойство гравитации, а именно: невозможность её экранирования. Однако теорий с использованием экранируемых кулоновских полей тоже никто не развивает.

Как электрические поля экранируются, и какими эффектами сопровождается экранирование – никто в квантовой теории и в электродинамике, похоже, не озабочен. Но если принять, что электрическое поле протона, экранируемое нейтроном, представляет кардиоиду вращения, то сразу становится понятным природный принцип сборки атомного ядра из стандартных модулей протон-нейтрон. Действительно, если ядра собраны из модулей n+p, которые соответственно ориентированы и соответственно размещены в пространстве, то никаких специальных ядерных сил не потребуется, похоже, что вполне достаточно сил магнитного притяжения.

Ажурная конструкция ядра, собранная из протон-нейтронных пар, которые позволяют значительно уменьшить силы контактного отталкивания пар, практически не уменьшает общего потенциала кулоновского поля. Поля протонов в ядре атома аналогичны сжатым и защелкнутым пружинам, и несут огромную потенциальную энергию, готовую выделиться при подходящих условиях.

Такая конструкция, собранная из элементов с полем в форме кардиоиды, реализует принцип арбалета. Почти всё, что необходимо для создания напряженного ядра, уже известно. Вот мнение академика А.А. Тяпкина, по поводу забытой идеи нобелевского лауреата Ю.Швингера [15].

Цитата. «…Я могу сослаться лишь на гипотезу крупного теоретика, лауреата нобелевской премии за 1965 год Юлиана Швингера. Он в 1969 г. [16] высказал весьма неожиданное предположение о том, что магнитные заряды, которые безуспешно пытались обнаружить, на самом деле в виде дипольных моментов входят в основу любого вещества; они принимаются нами за особые коротко действующие ядерные силы, необычно большие по величине. Отметим, что эта удивительно красивая и смелая гипотеза прежде всего отвечает симметрии электрического и магнитного взаимодействия, заложенной в уравнениях Дж. Максвелла, а значительная величина магнитного заряда по сравнению с электрическим зарядом, как это было показано еще в 1931 году П. Дираком, непосредственно следует из законов квантования этих зарядов. Коротко действующими же эти магнитные силы оказываются в силу того, что в веществе они существуют только в виде сильно связанных магнитных диполей. Эта почти забытая физиками идея Ю. Швингера не только красивая, но и удивительно рациональная в своей основе, поскольку сводит ядерные силы к магнитным».
Конец цитаты.

Осталось только догадаться, как в природе реализуется сжатие нуклонов в дейтерий, а затем и во все тяжелые ядра. Однако и это уже не самый большой секрет.

Выдающиеся астрофизики современности: Амбарцумян, Арп и другие, — заочно пришли к согласию, что все галактики в наблюдаемых сейчас состояниях созданы из своих центральных ядер. Амбарцумян нигде не пишет, что нет ни каких Черных Дыр в центрах галактик. Не пишет потому, что он законопослушный ученый, а критика ТО директивно запрещена АН СССР в 1964 году. Но всё, что Амбарцумян пишет о ядрах галактик, свидетельствует (кричит), что Черных Дыр там нет.

Вот там, в ядрах галактик и должна быть кузница тяжелого вещества (тяжелее водорода), которое астрофизики почему-то объединяют под названием металлы, см. [17]. Это тяжелое вещество разносится звездами по космосу, и служит источником жизни и в качестве конструктивного материала, и в качестве источника энергии.

Таким образом, с точки зрения природной целесообразности и наблюдаемой в мире гармонии – сильное взаимодействие не выдерживает ни какой критики.

Заключение.

Подведем итог.
Философский подход склоняет к мысли, что электрическое поле единичного заряда (любого типа) является импульсным и, следовательно, периодическим и сканирующим.

Ядро заряда, перемещаясь в пространстве квантовым образом, в состоянии фазовой неподвижности, изотропно испускает (генерирует) в смежное пространство определенное (достаточно большое) количество носителей поля.

Максимально возможное количество испускаемых носителей является инвариантом элементарного заряда любой природы: или электрического, или гравитационного. Эти инварианты являются фундаментальными константами мироздания.

Носители поля, заполняя собою смежное пространство, сферически или шарообразно, взаимодействуют со всеми сторонними объектами. Затем, все обязательно возвращаются к своему носителю, передавая ему информацию с характеристиками текущей окружающей обстановки. Этой информации достаточно для реализации всех законов природы.

Принцип импульсно-периодического квантового взаимодействия описан в [1] на примере гравитационного взаимодействия, которое является простейшим вариантом полевых взаимодействий.

Однако когнитивное мышление приемлет только такие взаимодействия, в которых испущенный носитель поля непременно поглощается приемником, и становится его частью. Отсюда диктат терминологии: обмен носителями, обменные взаимодействия.

Первопроходцы-открыватели закономерно оставляют после себя научный продукт, не всегда доведенный до желаемой кондиции. Задачей последователей и продолжателей является доведение первичного научного материала до требуемых стандартов.
Однако это происходит не всегда.

А причина, видимо, в чрезмерном преклонении и угодничестве чинопочитателей от науки перед научными авторитетами первопроходцев.

Если случайные ляпы авторитетов не устраняются даже после их обнаружения, то это вина научного сообщества. Это означает, что сообщество больно.
Но болезнь не вечна.
ИСТОЧНИКИ
1. Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html.
2. Теория бета-распада Ферми, Интернет, Википедия.
3. Леонович В.Н., Соотношение неопределенности, и его профанация, Интернет.
4. Леонович В.Н., Природа сверхпроводимости, Интернет.
5. Леонович В.Н., Импульс фотона, фотонный двигатель и философия; Интернет .http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/13311.html.
6. Леонович В.Н., Загадка космических аппаратов «Пионер», Интернет.
7. Багров В.Г., Открытие неклассической логики поведения квантовых объектов — одно из удивительных достижений современной физики; Интернет.
8. Филипс У.Д., Лазерное охлаждение и пленение нейтральных атомов. УФН, том 169, №3, март 1999 г.
9. Леонович В.Н., БАК и решающая проверка ТО; Интернет http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/13174.html.
10. Амбарцумян В.А., Нестационарные явления в мире звезд и галактик. Интернет.
11. Арп Хальтон, «Слабые квазары дают неопровержимые доказательства не скоростной природы красного смещения». Интернет.
12. Леонович В.Н., Интрига излучения Черенкова. Интернет.
13. Трубин Виталий, Модель ядра атома – кристалл с ромбической сингонией. Интернет.
14. Трубин Виталий, Генезис и структура ядер атомов. Интернет.
15. Тяпкин А.А., Обнаружение аномальных свойств при исследовании Черенковского излучения. ОИЯИ, Дубна.
16. Швингер Ю. Магнитная модель материи, //УФН, 1971, Т. 103, С.355.
17. Леонович В.Н., Происхождение солнечной системы на основе квантовой парадигмы. Интернет http://www.sciteclibrary.ru/eng/catalog/pages/11553.html
18. Форд К., Мир элементарных частиц, М., 1965.
19. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
Нижний Новгород, февраль 2016 г.