Темная материя. Информация к размышлению

 

 

Всякое мнение о науке вообще, должно опираться  на накопленный наукой свод знаний об окружающем нас мире. В полном объеме этот свод знаний никому не доступен, т.к. включает в себя кроме опубликованных работ ещё неопубликованную и скрываемую информацию, а ещё не сформулированные, интуитивные догадки и мысли.

Поскольку реальный мир априори гармоничен, то свод истинных (правильных) знаний об этом мире должен отвечать жесткому требованию сбалансированности, т.е. обязательному условию внутренней непротиворечивости.

Однако, в силу объективных обстоятельств, не все усвоенные знания являются истинными, т.е. абсолютно адекватными природе. Некоторые наши представления являются ошибочными, а некоторые — заведомо приблизительными.

Индикатором наличия ошибочных знаний являются парадоксы, которые возникают в рамках моделей мира, создаваемых человечеством. В природе же парадоксов нет. Как нет в природе бесконечных значений параметров локализованных систем.

Два последних утверждения являются критериями адекватности представляемых моделей мира.

Чем больше парадоксов в учении, тем больше ошибок в нем скрыто.

 

Выборка фундаментальных первооснов, произведенная из свода знаний, формирует научную парадигму. Использование единой парадигмы обеспечивает непротиворечивость частных теорий.

 

Одной из причин возникновения ошибочных представлений, формируемых человеком, являются специфические особенности человеческого мышления.

Скорость мышления во все времена определяла, и продолжает определять,  фактор выживаемости субъекта. Это обстоятельство послужило причиной формирования у людей природного принципа экономии мышления. Человек обычно мыслит не в рамках последовательной логики, а заготовленными образами (прецедентами-стереотипами), которые он лишь незначительно трансформирует под ситуацию. Эта методика и реализует потребную скорость реакции.

Но диалектика компромисса гласит: выигрываем в скорости – проигрываем в качестве. Вот этот, совсем не обязательный, проигрыш качества и лежит в основе многих прошлых и настоящих заблуждений.

Для противодействия отрицательным следствиям принципа экономии мышления сформулирован принцип «бритвы Оккама», первичную суть которого можно выразить одним словом «не спеши». Но этот мудрый принцип не стал стереотипом.

А жизнь заставляет спешить. Конкуренция – тоже двигатель прогресса. А есть ещё и честолюбие.

 

Принцип экономии мышления действует и в организации научной деятельности. Для экономии косвенных затрат на творческое мышление, из всей научной информации формируется классифицированный свод официально апробированных знаний.

Сбалансированный свод апробированных знаний, изложенный в официальных источниках, утвержденных академиями наук, принято  называть «официальной наукой».

Современный объем знаний так велик и разнообразен, что непреложное требование его сбалансированности, отражающей гармонию природы, временно бездействует. В результате этого, в официальной науке уживаются два несовместимых учения, каждое из которых официально объявлено фундаментальным.

Это Теория относительности Эйнштейна и Квантовая Теория.

Реакция на эту несуразицу не заставила себя долго ждать. На базе несовместимых научных платформ, за счет ловкого лавирования и фальсификаций, возникла новая мистико-идеалистическая (и очень агрессивная) платформа-конгломерат от науки, на базе которой развилось и процветает производство и продажа-насаждение всевозможных эпатажных учений мистического толка.

Экспансия этого агрессивного мистицизма так велика и энергична, что захватила руководящее большинство во множестве академий наук, а также в Нобелевском комитете.

Отход официальной науки от материализма можно понять и обосновать только необычными (непостижимыми) результатами, получаемыми в экспериментах квантовой принадлежности, которые исследователи не могут объяснить ни с помощью классической физики, ни с помощью ТО, ни с помощью самой Квантовой Теории, не противоречащей здравому смыслу.

Авторитеты спасовали перед мистической видимостью результатов – и признали эту видимость реальностью.

Таким образом, в настоящий момент наукой правит мистика.

Установки Квантовой Теории, которая официально признана фундаментальной наукой, используются лишь в качестве необязательного, подсобного инструмента: если хочу — квантую, если не хочу — не квантую.

Такой подход приводит к тому, что многие явления квантового происхождения объяснены, со всевозможными натяжками, в рамках рудиментарных вне квантовых, представлений. Фактический отказ от своевременного перехода к операторному и тензорному квантовому представлению, приводит к тому, что скрываемый таким образом квантовый эффект искажается в своей сути. Когда же возможности классической и частично освоенной квантовой физики для объяснения ошибочно интерпретируемого эффекта иссякают, то этот эффект предстает перед исследователями уже в мистическом обличии. Особенно эта тенденция плодовита в условиях экспансии, так называемой спонтанности.

Спонтанность это и есть замаскированная под псевдо научный термин квантовая мистика. А материальный мир принципиально является причинным. Ничто не может случиться без причины.

Нет в природе спонтанных событий, а есть события, происходящие по неизвестной для нас причине. Нет в природе объекта, соответствующего волновой функции электрона или любого другого материального объекта.

Стоит это понять, и начать воспринимать волновую функцию как математический инструмент с ограниченными, специфическими возможностями — как вся мистика рухнет.

Обычно, исследователи, занимающиеся экспериментированием, очень болезненно воспринимают мистические толкования. Однако руководители от науки, т.е. академики-чиновники, не испытывают, видимо, никаких терзаний. Они целевым финансированием преодолевают сопротивление экспериментаторов.

Официальная наука, взяв на вооружение агрессивный мистицизм, проповедует учение о Большом Взрыве – детище новой философии, философии инфляции.

Для непосвященных поясним, своими словами.

Инфляция в физической философии –  это вседозволенность в моделировании природы, реализующаяся как временное (по желанию авторов) обесценивание (инфляция в обычном смысле) любых фундаментальных знаний; и временная же их замена на любые, потребные авторам, законы.

Это и есть самое страшное чудовище, порожденное сном разума.

Любознательный обыватель и активная интеллигенция уже зомбированы учением о Большом Взрыве, исходящем из недр Академии.

Казалось бы, цель мистификаторов достигнута. Однако раскрученное производство не может быть остановлено. Требуется новый продукт для эпатажа публики. И вот, возможность представилась.

Знакомьтесь, новый объект Вселенной – темная материя.

 

Темная материя формально определяется очень просто. По мнению авторов, это неведомое состояние неизвестного вида материи, характеризуемого необычным сочетанием физических качеств: «Тёмная материя в астрономии и космологии, а также в теоретической физике — гипотетическая форма материи, которая не испускает электромагнитного излучения и напрямую не взаимодействует с ним. Это свойство данной формы вещества делает невозможным её прямое наблюдение [Википедия]».

В этом достаточно лаконичном определении много лукавства.

Во-первых, исследуемый объект определяется не системой его свойств и качеств, а отрицанием качеств, присущих другим объектам. Практика определения чего бы-то ни было, посредством отрицания обычно приводит к отрицанию отрицания. Так  у Галилея исследователь не мог измерить скорость своей лаборатории, не выглянув в окно. Но это утверждение оказалось справедливым только для линейной относительности. Оказалось, что такой вселенной не существует – и этот постулат Галилея оказался ложным.

Следующий Отрицатель – Эйнштейн – вновь проповедует это отрицание, уже в криволинейном мире. И сколько верующих будет разочаровано в скором времени.

Во-вторых, приведенное лаконичное и четкое определение темной материи создает иллюзию (ожидание) простоты её представления по остаточным (не отрицаемым) свойствам обычного вещества. Однако это ожидание обманчиво. Полное устранение одного качества приводит вовсе не к уменьшению количества стандартных качеств, но вызывает ещё вынужденную трансформацию оставшихся, и возникновение совсем новых качеств. Это обстоятельство требует изучения и анализа определения на природную гармонию и допустимость. Но ничего подобного авторы идеи не сделали. Например, отсутствие излучения искажает понятие «температура вещества» неузнаваемым образом. Однако в дальнейших авторских манипуляциях свойствами темной материи, температура используется очень активно и, именно, в её традиционном понимании, т.е. явно в формате самообмана.

Попробуем уяснить некоторые свойства темной материи на основе её определения.

Итак, темная материя (ТМ) не взаимодействует с электромагнитными волнами (ЭМВ). Это значит, что ТМ не отражает и не поглощает ЭМВ, т.е. она совершенно прозрачна. И непосредственно в определении, нас уже пытаются этим удивить: смотрите, мы никогда не сможем непосредственно наблюдать объект из ТМ.

Ну и что? Магнитное поле мы тоже не видим, и не очень страдаем от этого. Зачем же понадобилось авторам удивлять читателя уже в определении? А затем, чтобы отвлечь от естественного вопроса. Если темная материя не взаимодействует с ЭМВ, то как она взаимодействует с  полями стационарными: электрическими и магнитными. Для ответа — логики здесь недостаточно. Надо исследовать варианты.

Если ТМ не взаимодействует с названными полями, то кванты ТМ (авторы их называют частицами) не будут отталкиваться от заряженного барионного вещества и придут в непосредственное соприкосновение с нуклонами и электронами, что в природе происходит только в исключительных условиях. Последствия будут непредсказуемыми, и, самое главное, массовыми. Но в быту мы ничего загадочного не наблюдаем. Значит, ТМ не вступает в непосредственный контакт с нуклонами, и свойством сверх проницаемости не обладает. Из этого следует, что ТМ каким-то образом (нам не известным) все-таки взаимодействует с магнитным веществом. Но как? Химические связи исключаются. А это целый спектр электрических и магнитных взаимодействий. Таким образом, описание электрических и магнитных свойств ТМ становится очень проблематичным.

Кроме банальных вопросов авторам идей темной материи можно задать ещё один вопрос, пока непривычный для авторов космологических гипотез. Зачем в гармоничном мире нужна темная материя? Каково её назначение? Что будет, если такой материи во Вселенной не будет?

Для бритвы Оккама уже одного молчания на этот вопрос достаточно для отсечения, т.е.  отклонения, идеи темной материи. Но продолжим.

Получается, что единственным источником информации, к тому же косвенным, о свойствах ТМ является обнаруженная астрономами аномалия движения звезд в составе галактик.

Дело в том, что уже давно астрономы обратили внимание на странное поведение звезд в составе галактик. А именно, звезды средней и дальней области галактик движутся с почти  одинаковыми угловыми скоростями, что явно противоречит закону всемирного тяготения.

Астрономы долго сомневались в справедливости своих наблюдений, но момент истины настал, когда были проведены прецизионные исследования, которые заставили официальную науку утвердиться во мнении, что для объяснения аномального движения звезд галактик необходимо пополнить действующую парадигму новой природной сущностью – темной материей.

Действительно, аномальное движение звезд можно обосновать наличием ТМ, но для этого темная материя должна иметь вполне конкретное, устойчивое и совсем не равномерное распределение в галактике. А темная материя, все-таки напоминающая своими свойствами инертный газ, к этому не способна.

Тем не менее, официальная наука настаивает на существовании темной материи, и создается впечатление, что авторы идеи явно пытаются представить ситуацию как революционную.

Однако принцип Оккама призывает к разумному сопротивлению.

 

Обратим внимание, что Вера Рубин, один из авторов исследования, приведшего ученый мир к окончательному убеждению в существовании темной материи, предпочла в качестве причины явления, подтвержденного ею, назвать гипотезу Модифицированной ньютоновской динамики (MOND), заметив: «Если бы я выбирала, то я бы хотела открыть, что это именно ньютоновские законы должны быть изменены для правильного описания гравитационных взаимодействий на больших расстояниях. Это более привлекательно, чем Вселенная, наполненная новым типом суб-ядерных частиц».

Таким образом, Вера Рубин заявила себя противником идеи «темной материи».  И она имеет достаточно веское основание считать, что обнаруженная неполнота наших представлений скрыта именно в неполноте, заложенной в формулировку закона Ньютона. Доказательство такой неполноты у исследователей имеется.

Уже достаточно давно экспериментально установлено, что «гравитационная постоянная», либо вовсе не является постоянной, либо, что скорее всего, в закон Ньютона входит ещё неизвестная безразмерная переменная величина, которая в обычных условиях очень близка к единице. Этот факт не афишируется, но и не скрывается.

Попробуем разобраться в этом метрологическом эффекте, проявляющемся в том, что экспериментально полученные значения гравитационной постоянной различны в разных экспериментах; и при этом не совпадают на величину, которая хоть и мала, но явно превышает погрешность измерений.

Чтобы понять суть происходящего, нам придется вернуться в начало XXI века, во времена воцарения ТО Эйнштейна. Что же тогда произошло?

А произошла величайшая научная революция, философская оценка которой так и не дана до сих пор.

Дело в том, что заинтересованные силы подменили истинную революцию в науке на «бурю в стакане», вызванную учением Эйнштейна.

Проблематика оценки учения Эйнштейна в том, что стечение обстоятельств и эти самые, заинтересованные силы, сумели оттеснить от участия в этой оценке философию, а сами философы-современники это сделать позволили.

В результате этого отстранения, так и не дана достойная оценка той истинной революции в науке, в которой участвовало и учение Эйнштейна, называемое Теорией Относительности.

А случившуюся революцию вызвало вовсе не учение ТО, которое само явилось лишь следствием технического прогресса, вызвавшего накопление практических знаний, не укладывающихся в общепринятую научную парадигму.

Сформулируем кратко суть реально произошедшей революции.

Итак, до рассматриваемой революции и, значит, и до экспансии ТО, научное сообщество пребывало в уверенности, что мир космологически линеен, и описывается в рамках линейного всеобщего принципа относительности Галилея.

Однако, из математических моделей, построенных на основе этого принципа, следовало, что в природе допустимы локальные сингулярности. Многие математические решения физических задач приводили к бесконечным значениям локальных параметров. Ученые, понимая, что это не соответствует действительности, видимо, успокаивали свои сомнения по этому поводу надеждой на корректирующий принцип: математически допустимо — но в природе не реализуется. В связи с этим, в практических пособиях просто рекомендовалось не рассматривать (отбрасывать) точки сингулярности, полученные теоретически.

С философской точки зрения такой подход недопустим. Казалось бы, должна была возникнуть, хоть какая, философская дискуссия. Но не возникла. Оставим этот вопрос историкам.

Между тем, бум технического прогресса изменил представление об окружающем мире.

Оказалось, что мир, в котором мы живем, является принципиально нелинейным. Это открытие нашло свое отражение в преобразованиях Лоренца.

Физически безразмерный фактор Лоренца наводил на мысль о возможной его универсальности и фундаментальности, что и подтвердилось. Но это еще не всё.

Преобразования Лоренца продемонстрировали, что принципиальная нелинейность мира имеет удивительнейшее свойство – она в огромном диапазоне практических возможностей человека является технически не обнаружимой. Прогнозируемая  преобразованиями Лоренца, реальная величина отклонений от линейного представления — ничтожно мала. Но, все-таки, не равна нулю.

Природа, при относительно малых скоростях физических процессов, как бы имитирует свою линейность.

Вот это и есть наиважнейший философский вывод произошедшей революции. Осознание человечеством этого обстоятельства — и является сутью и движущей силой этой научной революции. Стало ясно, что для человечества характер реализуемой природой нелинейности, долгое время играл роль своего рода ловушки-обманки.

Выход из природной ловушки, её преодоление, логически должен был бы вызвать сбалансированный пересмотр представлений об устройстве мира, основанном уже на новых интерпретациях ранее накопленных знаний, и на увеличении этих знаний путем новых, целевых экспериментов. Но появился талантливый честолюбец, который решил осчастливить человечество, освободив его от кропотливого труда переосмысления.

Эйнштейн решил всё сделать сам, и лишь силой своего ума, т.е. теоретически.

Результат всем известен.

 

В философском аспекте, нелинейность природы является диалектической необходимостью. Только ипостась нелинейности в состоянии бесконфликтно исключить из модели мира локальные бесконечности.

Таким образом, принципиальная нелинейность природы вполне могла быть предсказанной. Но в условиях рыночных отношений, проникших в науку, не нашлось достойных философов, которым по силам было преодолеть математическую экспансию первого линейного приближения.

Осознав характер нелинейности физического мира, законодательно исключающий физические бесконечности, можно сформулировать очень важную лемму.

Всякий физический процесс, развивающийся в локальной системе, и на данном этапе своего развития представляющийся наблюдателю линейным, при своем дальнейшем развитии (пусть и предположительном), связанным с беспредельным увеличением задающего параметра, должен неизбежно заканчиваться эффектом (реакцией) насыщения, или разрушением системы.

Естественно, что состоянию насыщения предшествует промежуточная зона – зона нелинейного, экстремального приближения к величине параметра насыщения.

Эта лемма имеет фундаментальный статус, т.к. принципиально не может иметь исключений, и не имеет фактора погрешности.

Фундаментальность требует уважительного отношения, поэтому данной лемме необходимо дать название. Назовем её пока леммой о принципиальной невозможности неограниченных линейных зависимостей, или короче – леммой об ограниченности линейных процессов (леммой ОЛП).

Действие только что сформулированной леммы настолько естественно, что не воспринимается человеком в качестве практической рекомендации (установки) в процессе теоретических размышлений или любой практической деятельности. Это обстоятельство сформировало один из самых замаскированных стереотипов мышления, а именно: мы знаем, что любой процесс не может быть бесконечно линейным, и в постоянных напоминаниях не нуждаемся, т.к. практика решает эту проблему самостоятельно.

А если практика не предоставляет такой возможности?

В этом случае возникает ложный, лукавый стереотип практического отсутствия. Можно сказать, что именно этот стереотип, до данного момента, так и оставался не выявленным и не осознанным, что и привело к абсурдной ситуации.

Два наиважнейших закона физики: закон Кулона и закон всемирного тяготения  Ньютона, были сформулированы без учета фактора об ограниченности линейных зависимостей.

А в практической деятельности значения области нелинейности этих двух законов были технически недосягаемы, т.е. не было нужды учитывать эффект насыщения.

 

Для анализа и устранения допущенной оплошности в записи закона всемирного тяготения проведем следующий мысленный эксперимент.

Рассмотрим малое тело, скажем нейтрон, удерживаемое в гравитационном поле большого тела, сторонними  силами. Гравитационное поле непрерывно и равномерно возрастает.

Что будет происходить? Нас учат, что пробное тело (нейтрон) будет испытывать непрерывное и неограниченное увеличение силы притяжения. Таков стереотип, который навязан нам официальной наукой. Однако этот стереотип является заблуждением, как мы только что выяснили выше.

Сила этого, вышеназванного стереотипа была продемонстрирована при анализе рассчетов Джона Мичелла, который в рамках линейного принципа относительности Галилея рассчитал, что при определенных, вполне допустимых в природе условиях, вторая космическая скорость для звезд типа Солнца, может достигать и превышать скорость света. При выполнении этих условий звезда должна стать невидимой, если свет имеет  корпускулярную природу. Так зародилась идея Черных дыр. И никто не усомнился в постулатах беспредельной линейности.

В 1796 году Лаплас включил обсуждение этой идеи в свой труд «Exposition du Systeme du Monde», однако в следующих изданиях этот раздел был опущен, видимо, как явная математическая несуразица, не стоящая внимания. Но опять же, это была только интуиция мэтра.

Наивно полагать, что наш нейтрон может развить сколь угодно большое усилие на удерживающий механизм. Никто так и не думает; но и не задумывается над ситуацией, хотя математически получается, что должна происходить именно такая несуразица.

Стоит только задуматься над этим вопросом  в нашей ситуации с нейтроном – как элементарная логика приведет к формулировке леммы об ограниченности линейных процессов. И этот вывод вовсе не является никаким открытием. Это называется «снять шоры».

При неограниченном экстенсивном возрастании напряженности внешнего поля, интенсивное воздействие этого поля на пробное тело не может расти беспредельно, и непременно достигнет сначала нелинейного участка, а затем и состояния насыщения реакции на внешнее воздействие.

В режиме насыщения сила притяжения, действующая на пробное тело, перестанет изменяться (возрастать), несмотря на продолжающееся увеличение интенсивности потока гравитонов. Это очень интересный для нас эффект, и необычный по отношению к весу пробного тела. Необычный, только потому что эффект на практике еще не обнаружен, а теоретически никем не рассматривался.

 

В случае достижения режима насыщения поле притяжения двух тел, одно из которых достаточно велико, (например, ядро галактики), можно разбить на четыре зоны.

  1. Зона полного насыщения. Здесь закон всемирного тяготения будет выглядеть так:

F = γ·Mнас·m,

где Mнас – константа насыщения, максимальная эффективная масса, способная восприниматься пробным телом; γ – гравитационная константа. Сила притяжения в зоне насыщения не зависит от расстояния между телами и от дальнейшего увеличения большого тела.

  1. Зона частичного насыщения, в которой закон всемирного тяготения не линеен и может быть описан оператором:

F = γ· Mнас ·m → γ·K(R, M0)·M·m/R → γ·M·m/R2,

где K(R, M0) – безразмерный коэффициент, аналогичный фактору Лоренца в отношении массы; M0 – инвариантная масса инерции большого тела; M – условная, переменная масса гравитации большого тела, в которую можно бы включить и коэффициент K(R, M0), но тогда математическая модель потеряет наглядность.

  1. Зона обратно квадратичной зависимости, в которой закон всемирного тяготения имеет классический вид:

F = γ·M·m/R,

где M = Мграв = М0, а R – расстояние между телами.

  1. Дальняя зона нелинейной малости напряженности, в которой закон всемирного тяготения имеет вид:

F = k·γ·M·m/R,

где  k — безразмерный коэффициент < 1, зависящий от геометрии малого тела, см. [1]. В данной статье этот вариант не рассматривается и является альтернативой гипотезы MOND.

Во всех формулах выше масса гравитации, кроме эффекта насыщения, испытывает релятивистскую зависимость, M= M0√(1-V2/C2), а  m = m0√(1-V2/C2) где   M0 и  m0  это массы инерции этих тел. Масса инерции не зависит от скорости тел относительно физического вакуума [1].

Вокруг сверхтяжелого тела (ядра галактики) облако пыли или семейство звезд будет обращаться на некотором участке удаленности подобно твердому телу; в этой области закон тяготения при частичном насыщении может быть аппроксимирован законом:

F = K(M0)·γ·M·m/R,

а такая переходная область неизбежно реализуется в зоне частичного насыщения. Исходя из расчетов Мичелла, эффект гравитационного насыщения должен начать сказываться уже для звезд с массой, превышающей 500 масс Солнца.

Параметры движения звезд, находящихся в области частичного насыщения не могут быть использованы для определения массы галактик в соответствии с законами Кеплера. А будучи примененными (по недоразумению), дадут существенно заниженный результат, что и произошло.

 

Обращаем внимание читателя на то, что в выражении массы гравитации M, выражения (1), квадратный корень, называемый иногда фактором Лоренца, стоит при M0 и m0 в числителе, а не как в ТО, где он находится в знаменателе.

Выбор Эйнштейна обоснован особенностью поведения электронов в циклотронном ускорителе, хотя эту особенность математически можно связать и с другими параметрами ускорителя, влияющими на траектории ускоряемых электронов. Однако Эйнштейн волевым решением связал эту особенность только с параметром массы электрона, и получил известный закон возрастания массы при увеличении скорости электрона относительно наблюдателя.

В [1] этот выбор произведен на основе анализа данных системы взаимосвязанных экспериментов, обозначенных ниже.

Если некоторой системе сообщить дополнительную энергию, например, методом упругого сжатия заданного количества нуклонов, то система (образовавшееся атомное ядро) реагирует на это прибавление энергии дефектом своей массы.

Таким образом, чем больше внутренняя энергия (например, атомного ядра), тем оно относительно легче, но сохраняет при этом то же количество действующего вещества. Из этого следует (пока гипотетически), что масса гравитации, определяющая эффективное притяжение, условно уменьшается в соответствии с увеличением внутренней энергии, а масса инерции, видимо, должна иметь инвариантную природу, и определяться именно  количеством собственно рассматриваемого вещества.

Если внутреннюю энергию тела (объекта) повышать за счет увеличения его линейной скорости относительно физического вакуума, то логично, чтобы вес тела тоже уменьшался, а не увеличивался, как в ТО. Причем, два тела, движущихся параллельно, т.е. с нулевой относительной скоростью, тоже должны взаимодействовать ослаблено, по сравнению с телами неподвижными относительно неподвижного пространства.

Вследствие выше сказанного, фактор Лоренца должен быть именно в числителе, где он у нас и стоит.

Исходя из этого принципа, можно сделать следующий прогноз о дефекте массы любого компактного тела переменной массы.

Накопление массы тела приводит к увеличению внутреннего напряжения между элементами тела. На это уходит примерно половина энергии пополняющего (падающего) тела в процессе природной аккреции. Вторая половина делится между остаточным импульсом движения и теплом, которое излучается. Внутренняя энергия деформации (потенциальная энергия) увеличивающегося тела вызывает его дефект массы. Таким образом, интеграл (математическая сумма) веса разрозненных элементов тела всегда больше суммарного веса компактного тела, что и является сутью дефекта массы.

Из всего выше изложенного следует, что телу с массой М0 невозможно сообщить энергию, превышающую Emax = M0C2. Это утверждение является революционным по отношению к огромному количеству исследований, проведенных на БАК и других мощных коллайдерах. Почти все интерпретации результатов экспериментов необходимо переосмыслить. Однако Стандартная Модель практически не пострадает, напротив, лишь выиграет, т.к. надуманная гипотеза о партонах окажется излишней.

 

Вернемся, однако, к эффекту, уверенно подтвержденному Верой Рубин, и послужившему поводом для идеи о темной массе.

Теоретики астрофизики дружно направили свои усилия в тупик, необоснованно объявив, что периферийные звезды галактик движутся аномально быстро. Из этого утверждения автоматически (согласно стереотипу мышления) следует, что звезды внутренних областей галактик движутся нормально. А нормально – это значит близким к классическим представлениям образом.

Вот эта, терминологическая некорректность (ошибка), вызванная небрежностью интерпретаторов, и послужила причиной начала ложной революции.

 

Как сказал мудрец: сон разума рождает чудовищ.

К этому можно только добавить: если от этих чудовищ своевременно не избавиться, то чудовища начинают плодиться.

В свете представленных выводов, становится очевидным, что экзотическая интерпретация якобы аномального движения звезд в составе галактик, как следствия существования темной материи, т.е. новой космической сущности, обладающей только свойством гравитационного притяжения, является совершенно ненужной и, скорее всего, несостоятельной.

 

Результаты проведенного анализа закона всемирного тяготения, взятые совместно с новым осмыслением дефекта массы, позволяют развить гармоничную гипотезу процесса формирования галактик.

Итак, рассмотрим процесс формирования галактик с учетом эффекта насыщения, и с учетом релятивистского эффекта уменьшения гравитационного взаимодействия при увеличении скорости тел до скорости света, а также с учетом инвариантности массы инерции.

Бесспорно, что в центре каждой галактики находится её ядро или, более корректно, её центральный объект (ЦОГ) колоссальных размеров, массу которого можно оценить величиной, получаемой по формуле Кеплера с использованием наблюдаемых параметров движения периферийных звезд. Эта величина, из общих соображений, будет являться ограничением снизу.

Предположительно, будем считать ЦОГ состоящим из нуклонной плазмы огромной плотности, близкой к плотности атомных ядер, но не превышающая её.

Вращающийся ЦОГ формирует внутри себя стационарные смерчи (по отдаленной аналогии с Юпитером и Солнцем). В стволах этих вихрей, за счет флуктуаций возникают области, характеризуемые перепадами плотности вещества ЦОГ. При благоприятных условиях, в некоторых из этих областей происходит синтез тяжелых ядер атомов всего ряда таблицы Менделеева. Реакция эндотермическая.

Вследствие того, что плотность ядер атомов выше средней плотности ЦОГ, в зоне начавшегося синтеза возрастает контраст пространственного разрежения вещества. Это позволяет  электронам занять свои места в ближних оболочках атомов, и скомпенсировать тем самым падение давления в области разрежения, сохраняя при этом минимум плотности вещества.

Сила Архимеда выталкивает вращающийся фрагмент, с наработанным тяжелым веществом, по каналу вихря из ЦОГ в ближний космос. Скорость выброса велика, но не может быть близкой к скорости света, что позволило бы выбросу покинуть ЦОГ самостоятельно.

Вырвавшись из ЦОГ, выброс начинает стремительно расправляться в диск, и как парус принимает на себя альфа-нуклонное излучение ЦОГ (нуклонный ветер), скорость которого близка к скорости света.

Этот эффект является ключевым в обосновании механизма выброса звезд из ЦОГ на галактические орбиты.

На выброс действуют следующие силы: сила притяжения, ограниченная эффектом насыщения и фактором Лоренца; сила инерции; а также сила давления нуклонного ветра. Импульс нуклонного ветра максимален, т.к. его масса инерции релятивистскому эффекту не подвержена, а скорость частиц близка к скорости света. Таким образом, наш выброс из ЦОГ выносится в дальний космос, и пропитывается при этом нуклонами и альфа-частицами – будущими атомами водорода и гелия, которые не несут на себе первичного вращательного момента, и как следствие, сформируют потом тело звезды.

Сложный процесс формирования звездной системы из произведенного выброса описан в [4]. Не будем его повторять здесь. Нас интересует только характер движения новой, образовавшейся звезды в составе формирующейся галактической системы.

В нашу задачу не входит производство точных расчетов. Нам достаточно продемонстрировать наблюдаемый феномен движения звезд в составе галактического семейства.

В каждый конкретный момент времени дифференциальная скорость любой звезды определяется законом всемирного тяготения, действующего в данной сложившейся ситуации. С точки зрения математической модели, если её привести Закону Ньютона, эффективные ситуации непрерывно меняются. Таким образом, звезда движется как бы переходя с одной эллиптической траектории на другую.

Достигнув своего афелия, звезда, согласно нашим стереотипным представлениям, должна бы зеркально повторить свою траекторию от афелия к перигелию. Но, круто снижаясь к перигелию, звезда вновь попадет в область нуклонного ветра, который еще раз несколько скруглит её траекторию.

К тому же ЦОГ за прошедшее время несколько похудеет за счет других выбросов, что так же уменьшит крутизну снижения траектории звезды по сравнению с крутизной её восхождения. И так будет повторяться при каждом новом обороте звезды.

Таким образом, траектории всех звезд постепенно сглаживаются, приближаясь к круговым. При этом масса ЦОГ (и инерционная, и гравитационная) постоянно, за счет выбросов, уменьшается. Благодаря этому эффекту, поперечные размеры галактик по мере увеличения их звездного населения, всё время будут расширяться, что особенно будет заметно в средней и в  около центральной зоне галактики.

Каждая «старая» звезда, уже почти занявшая свою стационарную орбиту, при каждом следующем выбросе из ЦОГ, попадающем на более высокую орбиту, будет безынерционно отодвигаться от центра галактики порционным образом.

Этот эффект, по незнанию, можно принять за гипотетическое пространственное расширение, или расширение, происходящее по инерции. Однако это расширение не имеет никакого отношения ни к инерционному расширению, ни к пространственному. И всякая математическая ретроспектива, если она не учитывает физическую природу расширения, даст ложный результат.

Данное расширение галактики немедленно прекратиться, как только прекратится процесс формирования новых выбросов, или он будет скомпенсирован падением на ЦОГ старых звезд или стороннего вещества.

Перед нами пример процесса расширения условно замкнутой системы, который не связан ни с расширением пространства, ни с расширением по инерции.

Расширение Вселенной по закону Хаббла вообще не применимо к бесконечной Вселенной. Если же Вселенная конечна, то обязательно необходимо знать природу наблюдаемого эффекта, а она нам пока неизвестна.

 

Гармоничная Вселенная живет своей бесконечной жизнью, в которой нет места ни темной материи, ни Черным Дырам (тупикам природы), ни другим, выдуманным по недоразумению «чудовищам». А чтобы ничего подобного не случалось, научное сообщество должно выработать принцип моделирования природы, учитывающий переход от принципиально квантового моделирования к адекватному макро моделированию этого же мира. А для этого необходимо отказаться от официальной поддержки одновременно двух, принципиально несовместимых научных концепций. Такая политика приводит к формированию уже не двух, а множества парадигм, фактически на каждый случай. Эти парадигмы плодят так называемые гипотезы «ad hoc», гипотезы, оторванные от всеобщей гармонийй.

Частные теории, разработанные на основе таких парадигм, не складываются в гармоничную модель мира. Однако незаметно, чтобы это обстоятельство тревожило официальную науку. Честолюбие порождает чванство. Это чванство от науки навязывает всем мнение, что Квантовая Теория практически разработана. Официальная наука кокетливо называет оставшиеся (якобы ничтожные) недоработки теории «неполнотой». Однако обратите внимание на изложение Квантовой Теории – оно пестрит терминами «спонтанные события». А за каждым спонтанным событием скрыты неизвестные нам процессы и явления. Бездна неизведанного.

 

Не секрет, что кандидатом на отстранение от науки является ТО Эйнштейна.

Но судьбу этого учения нельзя решать всеобщим голосованием, слишком много зомбированных апологетов, в число которых, видимо, входит и всё правительство. В создавшейся ситуации Правительство обязано проявить мудрость в решении этой проблемы. Для чего надо организовать открытую дискуссию, но не под эгидой Академии.

Дело в том, что установившаяся практика поступления зарубежных грандов привела к фактическому управлению (посредством финансового манипулирования) российской наукой спецслужбами США. Принцип грандов – деньги вперед, располагает исполнителей к ангажируемости, с последующей трансформацией в агентов влияния.

Спецслужбы США заинтересованы в сохранении создавшейся тупиковой ситуации, и всеми доступными средствами, вплоть до ложных научных сообщений, создают видимость справедливости ТО.

Однако необходимое отстранение ТО не только откроет горизонты, но и может вызвать временный хаос «обрушений» множества действенных, практических методик и приложений, разработанных с помощью компенсирующих, но ошибочных по своей сути положений.

Отстранение ТО должно сопровождаться заменой практически используемых рекомендаций ТО, на новые адекватные рекомендации.

Приведем неполный перечень предполагаемых замен.

  1. Геометрия мира в квантовых масштабах должна описываться новой геометрией Евклида, разработанной на его первозданных аксиомах, в которых нет безразмерной точки, как физической, так и математической.

Это – еще не разработанная, удивительно-необычная геометрия.

Макромир же должен описываться классической геометрией, не посягающей на квантовые масштабы.

  1. Постулат эквивалентности массы инерции и массы гравитации заменяется на следующую операторную запись: масса инерции – инвариантна; эффективная масса гравитационного взаимодействия равна массе инерции, умноженной на фактор Лоренца. Именно, умноженной, а не разделенной, как в ТО.
  2. Формула эквивалентности массы и энергии справедлива только для дефекта эффективной (гравитационной) массы. Всякая энергетическая подпитка системы вызывает дефект суммарной, эффективной массы.
  3. Физический вакуум не является источником энергии. Добывать можно только ранее запасенную энергию. Энергия – способность совершать работу. Работу способно совершать только вещество.
  4. Постулат увеличения массы тел при увеличении их относительной скорости, заменяется на релятивистское уменьшение эффективной массы гравитации, при увеличении скорости тела относительно физического вакуума.
  5. Скорость распространения гравитации и электрического поля не равна скорости света в субъективно-эффективном макро представлении, хотя в квантовом представлении эти скорости близки к скорости света.

Субъективная скорость распространения гравитации в макромире равна отношению расстояния между наблюдаемыми телами к длительности кванта времени, т.е. не является константой, и называется мгновенной скоростью.

  1. Фотон является специализированным переносчиком энергии, и не имеет ни массы, ни продольного импульса. Эффективная энергия фотона задается крутизной его пространственной квантовой конфигурации — геометрическим параметром, который можно однозначно связать с частотой условных колебаний.

Взаимодействие фотона с веществом описывается сложным квантовым оператором, функции которого еще не все изучены, т.к. не изучали по причине неправомерного применения классической геометрии для описания краевых эффектов при прохождении фотоном щелей и отверстий.

  1. Электрические и гравитационные поля являются по своей природе импульсными и сканирующими.

Вещество может генерировать излучаемые фотоны, не теряя своей массы, но не может генерировать гравитоны, которые являются принадлежностью данной элементарной частицы. Таким образом, все излучаемые гравитоны должны возвращаться к излучившим их частицам, реализуя этим режим сканирования и, одновременно, свойство инвариантности массы инерции. Глюоны Стандартной Модели, если она выживет, должны иметь аналогичные свойства, а не рождаться в потребном количестве.

  1. Магнитного поля, как специализированной природной сущности, не существует. Магнитное поле описывает динамику электрического заряда, и имеет принципиально тензорный характер. Попытка векторного описания искажает сущность магнитного поля.

 

Все предложенные замены аргументированы в [1].

 

 

Нижний Новгород, январь 2018г.

Контакт с автором: vleonovich@yandex.ru

С другими публикациями автора можно познакомиться на странице http://www.proza.ru/avtor/vleonovich сайта ПРОЗА.РУ.

 

Источники информации

 

  1. Леонович В.Н., Концепция физической модели квантовой гравитации. Интернет, Новости Науки и Техники, http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10168.html , 2010г.
  2. Прохоров А.М., Большая Советская Энциклопедия (3 редакция).
  3. Физический энциклопедический словарь. М. Советская энциклопедия, 1983.
  4. Леонович В.Н., Формирование Солнечной системы. Интернет,

http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10304.html .

  1. Гуревич Л.Э., Чернин А.Д., Происхождение галактик и звезд. Издательство «Наука», 2005 г.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *